Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 14 декабря 2018 г. по делу N 33-51564/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего судьи Грибова Д.В.

и судей Фроловой Л.А, Матлахова А.С,

при секретаре Леоничевой Е.А,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Матлахова А.С. гражданское дело по апелляционной жалобе истцов фио, фио, фио на решение Измайловского районного суда адрес от дата, которым постановлено:

в удовлетворении исковых требований фио, фио, фио к ГБУЗ адрес "Городская клиническая больница имени фио" Департамента здравоохранения адрес о компенсации морального вреда отказать,

установила:

фио, фио и фио обратились в суд с иском к ГБУЗ адрес "Городская клиническая больница имени фио" Департамента здравоохранения адрес о компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных требований истцы указали, что дата фио, приходившаяся фио и фио матерью, а фио женой, была экстренно госпитализирована в ГБУЗ адрес "Городская клиническая больница имени фио" Департамента здравоохранения адрес с подозрением на острый тромбоз глубоких вен левой нижней конечности с переходом на наружную подвздошную вену слева на фоне прохождения курса химиотерапии.

Специализированная медицинская помощь фио, несмотря на факт ее экстренной госпитализации, до дата в отделении сосудистой хирургии ГБУЗ адрес "Городская клиническая больница имени фио" Департамента здравоохранения адрес не оказывалась.

Только дата, приблизительно в время, в разговоре заведующий отделением сосудистой хирургии фио указал фио на необходимость безотлагательной имплантации фио кава-фильтра во избежание тромбоэмболии легочной артерии и на необходимость приобретения данного медицинского изделия родственниками. После оперативной оплаты кава-фильтра по договору со сторонней организацией приблизительно в время началась подготовка фио к его установке.

Операция была проведена в время. Около время сиделка, находившаяся с фио, повезла ее на назначенное рентгенографическое исследование. После возвращения в палату фио пожаловалась на затрудненное дыхание. Сиделка безрезультатно пыталась вызвать медицинскую сестру и врача, однако никто из медицинского персонала не уделил ей внимания. Сиделка сообщила о происходящем истцам. Приблизительно в время фио была переведена в отделение анестезиологии и реанимации после того, как дежурный врач отделения сосудистой хирургии изучил результаты рентгенографического исследования и выявил, что хирургические манипуляции привели к возникновению у пациентки пневмоторакса.

Примерно в время дежурный врач отделения анестезиологии и реанимации сообщила истцам о тяжелом состоянии фио, обусловленном истощением организма и прогрессированием основного заболевания, и о том, что она находится в сознании. Допустить истцов в реанимацию дежурный врач отказался, обосновав это отсутствием условий для нахождения в отделении родственников пациентов. Подавать фио препараты и питание, назначенные врачом-онкологом, врач также отказался, несмотря на предложение истцами предоставить данные препараты и питание, использовавшиеся в домашних условиях.

В первой половине дня дата заведующий отделением анестезиологии и реанимации сообщил фио о крайне тяжелом состоянии фио и о том, что она находится в сознании. При этом он сделал негативный прогноз ее состояния и указал на то, что если родственники хотели попрощаться с ней дома, им не следовало привозить ее в больницу. На просьбу допустить фио к матери заведующий отделением ответил отказом, так как, по его словам, отделение переполнено, и в случае допуска родственников ему придется приостановить процесс оказания помощи другим пациентам.

Около время фио и фио вновь говорили с заведующим отделением и предложили за свой счет организовать перевод фио в другую клинику. Врач сообщил, что фио нетранспортабельна, находится без сознания, и вскоре должно было начаться ее подключение к аппарату искусственной вентиляции легких. Тоже самое по телефону он сообщил врачу клиники, в которую предполагалось транспортировать фио по просьбе фио

Около время фио говорила с дежурным врачом отделения, который сообщил, что фио находится в сознании, дышит самостоятельно. При этом врач отметил, что, скорее всего, в течение дня наступит ее смерть. фио еще раз донесла до него просьбу допустить родственников в отделение, обосновав ее ссылкой на письмо Минздрава России от дата N... "О правилах посещения родственниками пациентов в отделении реанимации и интенсивной терапии". Истцы предложили врачу самостоятельно обеспечить себя необходимой одноразовой медицинской одеждой, однако дежурный врач ответил отказом.

дата в время была констатирована смерть фио, о чем приблизительно в время было сообщено фио по телефону. После рассмотрения обращения фио по вопросу недопуска истцов в отделение анестезиологии и реанимации дата ей был направлен ответ, из которого следовало, что отказ в посещении фио ее родственниками в отделении анестезиологии и реанимации не обоснован и противоречит законодательству, в связи с чем заведующему отделением фио объявлено дисциплинарное взыскание, а также указано на строгое соблюдение правил посещения пациентов, находящихся в отделениях реанимации и интенсивной терапии родственниками. Кроме того, фио был лишен всех премиальных выплат в дата.

Недопуск истцов в отделение анестезиологии и реанимации ГБУЗ адрес "Городская клиническая больница имени фио" Департамента здравоохранения адрес для посещения их матери и жены в период с дата по дата, по их мнению, противоречил закону и причинил им нравственные страдания в связи с нарушением их права на уважение семейной жизни, так как врачи учреждения лишили истцов возможности увидеть фио перед смертью и попрощаться с ней.

Также истцами было указано, что они были лишены возможности получить достоверные сведения о текущем состоянии фио, так как их не пускали к ней, а поступающая информация от сотрудников учреждения являлась противоречивой.

Кроме того, указанные обстоятельства происходили накануне и в день рождения фио, дата, что причиняло истцам дополнительные эмоциональные мучения.

На основании изложенного истцы просили суд взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 173 000 руб. в пользу каждого.

Суд первой инстанции постановилвышеназванное решение, об отмене которого просят истцы по доводам апелляционной жалобы.

Изучив материалы дела, выслушав истца фио, действующую в своих интересах и интересах истцов фио и фио на основании выданной доверенности, представителя ответчика ГБУЗ адрес "Городская клиническая больница имени фио" Департамента здравоохранения адрес по доверенности фио и обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч.1 ст.327.1 ГПК РФ, суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Согласно ст.330 ГПК РФ, основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются:

неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела;

недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела;

несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела;

нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

При рассмотрении данного дела требования норм действующего законодательства судом первой инстанции соблюдены не были.

Фактические обстоятельства по делу, изложенные в исковом заявлении и установленные судом первой инстанции, с достаточной полнотой отраженные в описательной части обжалуемого решения, сторонами по делу не оспариваются.

Отказывая в удовлетворении заявленных исковых требований, суд первой инстанции в оспариваемом решении исходил из того, что в настоящее время отсутствует правовое регулирование по вопросам посещения родственниками пациентов, находящихся в реанимационных отделениях, а также пришел к выводу, что недопуск истцов к фио в период нахождения ее в отделении анестезиологии и реанимации в период дата дата был обусловлен объективными причинами, связанными с непрерывными инвазивными манипуляциями в отношении других пациентов, находившихся вместе с фио в одной палате в критическом состоянии.

Вместе с тем, судебная коллегия не находит оснований согласиться с данными выводами суда.

В соответствии со ст.151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

По смыслу закона, под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

В соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом (ст.1100 ГК РФ).

Согласно правовой позиции Верховного Суда РФ, нашедшей свое отражение в абз.3 п.4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от дата N 10 (ред. от дата) "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий по конкретным правоотношениям не всегда означает, что потерпевший не имеет права на возмещение морального вреда.

В силу п.2 ст.1101 ГК РФ, размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

В соответствии с подп.1, 6 ч.1 ст.6 Федерального закона от дата N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", приоритет интересов пациента при оказании медицинской помощи реализуется, в том числе, путем соблюдения этических и моральных норм, а также уважительного и гуманного отношения со стороны медицинских работников и иных работников медицинской организации; создания условий, обеспечивающих возможность посещения пациента и пребывания родственников с ним в медицинской организации с учетом состояния пациента, соблюдения противоэпидемического режима и интересов иных лиц, работающих и (или) находящихся в медицинской организации.

В письме Минздрава России от дата N... содержатся указания на правила посещения родственниками пациентов в отделениях реанимации и интенсивной терапии.

Из приведенных норм действующего законодательства следует, что родственники имеют право на посещение пациента, находящегося в отделениях реанимации и интенсивной терапии, при соблюдении соответствующих условий и интересов всех пациентов.

Согласно ст.8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Рим, дата), каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

В соответствии со ст.46 Конвенции, ст.1 Федерального закона от дата N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней", правовые позиции Европейского Суда по правам человека, которые содержатся в окончательных постановлениях Суда, принятых в отношении Российской Федерации, являются обязательными для судов Российской Федерации.

С целью эффективной защиты прав и свобод человека судами учитываются правовые позиции Европейского Суда, изложенные в ставших окончательными постановлениях, которые приняты в отношении других государств - участников Конвенции. При этом правовая позиция учитывается судом, если обстоятельства рассматриваемого им дела являются аналогичными обстоятельствам, ставшим предметом анализа и выводов Европейского Суда (пункт 1 постановление Пленума Верховного Суда РФ от дата N 21 "О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от дата и Протоколов к ней").

Правовая позиция Европейского Суда по правам человека констатирует, что посещение умирающего родственника является элементом права на уважение семейной жизни ("Гищак (Giszczak) против Польши" (жалоба N...

Статья 38 Конституции РФ, отнесенная законодателем в разряд основ правового статуса личности в Российской Федерации, устанавливает, что семья находится под защитой государства.

С учетом этого судебная коллегия приходит к выводу о том, что отсутствие государственного правового регулирования по вопросам посещения родственниками пациентов, находящихся в реанимационных отделениях, само по себе не может умалять основные права человека и гражданина, являющиеся общепризнанными, а также эффективность механизма их государственной защиты.

Возражая относительно заявленных исковых требований, ответчик ссылался на то, что врачи реанимационного отделения ГБУЗ адрес "Городская клиническая больница имени фио" Департамента здравоохранения адрес посчитали невозможным посещение фио родственниками в период дата дата, исходя из интересов других пациентов, получавших интенсивную медицинскую помощь в данном отделении.

Кроме того, ответчик сослался на то, что посещение посетителями больных в ГБУЗ адрес "Городская клиническая больница имени фио" Департамента здравоохранения адрес разрешено с время по время в летнее и с время по время в зимнее время.

Вместе с тем, из конкретных обстоятельств дела с очевидностью следует, что намерение истцов посетить фио было продиктовано исключительными обстоятельствами, обусловленными ее наступающей смертью, желанием проститься с близким человеком до ее кончины, ввиду чего их недопуск к фио в ситуации, когда родственники и без того испытывают серьезные нравственные страдания, также должен быть обусловлен исключительными обстоятельствами, которые не могли быть преодолены даже после принятия всех необходимых мер.

Ввиду этого формальное указание ответчика на невозможность обеспечения доступа родственников к фио со ссылкой на интересы других пациентов без предоставления доказательств того, что сотрудниками ГБУЗ адрес "Городская клиническая больница имени фио" Департамента здравоохранения адрес были предприняты все возможные действия, направленные на реализацию права истцов на прощание с умирающим родственником, которые не могли возыметь своего действия по независящим от них обстоятельствам, по мнению суда апелляционной инстанции, не может служить основанием для освобождения адрес Москвы "Городская клиническая больница имени фио" Департамента здравоохранения адрес от ответственности по компенсации морального вреда.

В связи с этим решение Измайловского районного суда адрес от дата подлежит отмене с постановлением по делу нового решения.

Удовлетворяя исковые требования фио, фио и фио, судебная коллегия принимает во внимание всю совокупность фактических обстоятельств по делу, учитывает степень перенесенных истцами нравственных страданий, в связи с чем полагает возможным определить размер подлежащей взысканию в пользу каждого из них компенсации морального вреда в сумме 30 000 руб.

Кроме того, в соответствии со ст.98 ГПК РФ, с ГБУЗ адрес "Городская клиническая больница имени фио" Департамента здравоохранения адрес в пользу фио надлежит взыскать судебные издержки, понесенные ею в связи с уплатой государственной пошлины, в размере 300 руб.

На основании изложенного, руководствуясь ст.328- 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Измайловского районного суда адрес от дата отменить.

Постановить по делу новое решение, которым исковые требования фио, фио и фио к ГБУЗ адрес "Городская клиническая больница имени фио" Департамента здравоохранения адрес о компенсации морального вреда удовлетворить частично.

Взыскать с ГБУЗ адрес "Городская клиническая больница имени фио" Департамента здравоохранения адрес в пользу фио, фио и фио компенсацию морального вреда в размере 30 000 (тридцати тысяч) руб. в пользу каждого.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказать.

Взыскать с ГБУЗ адрес "Городская клиническая больница имени фио" Департамента здравоохранения адрес в пользу фио судебные издержки, связанные с уплатой государственной пошлины, в размере 300 (трехсот) руб.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.