Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Определение Свердловского областного суда от 12 января 2012 г. N 33-422/2012 (ключевые темы: компенсация морального вреда - увольнение - оплата отпуска - премия - отзыв из отпуска)

Определение Свердловского областного суда
от 12 января 2012 г. N 33-422/2012

 

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе: председательствующего Плотниковой Е.И.,

судей Чумак Г.Н., Карпинской А.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 12.01.2012 гражданское дело по иску Ефремовой Т.В. к индивидуальному предпринимателю Рыжковой Е.И., индивидуальному предпринимателю Радченко О.Н. о восстановлении на работе, оплате времени вынужденного прогула, взыскании недополученной заработной платы и компенсации морального вреда

по кассационной жалобе Ефремовой Т.В. на решение Красноуфимского районного суда Свердловской области от 30.11.2011.

Заслушав доклад судьи Чумак Г.Н., судебная коллегия

установила:

Ефремова Т.В. обратилась в суд с иском к ИП Рыжковой Е.И., ИП Радченко О.Н. о восстановлении на работе, оплате времени вынужденного прогула, взыскании недополученной заработной платы и компенсации морального вреда

В обоснование своих требований указала, что с 16.07.2010 (а фактически с 28.06.2010) по 15.09.2011 состояла в трудовых отношениях с ИП Рыжковой Е.И. (до смены фамилии на основании свидетельства о расторжении брака - с Кондаковой Е.И.), но фактически руководство осуществлял ИП Радченко О.Н., который состоит в фактических брачных отношениях с Рыжковой Е.И.

С 08.08.2011 по 04.09.2011 ей был предоставлен очередной отпуск (приказ /.../ от /.../).

Однако, как указала истец, 05.08.2011 за пять минут до окончания рабочего времени в офис пришли ИП Рыжкова Е.И. и ИП Радченко О.Н., которые пояснили ей, что отпуск ей предоставлен будет, дали ей указание составить приказ об отзыве из отпуска. Ее объяснения о том, что у нее уже имеются планы на отпуск, ее ждут в г. Екатеринбурге, ответчики никак не отреагировали. На её замечание, что отзыв из отпуска согласно ст. 125 Трудового кодекса Российской Федерации допускается только с согласия работника, Радченко О.Н. также никак не отреагировал. После этого он сказал Рыжковой Е.И., чтобы она выдала ей (истцу) трудовую книжку, что он ее уволит за несоответствие занимаемой должности.

Как указала истец, в связи со сложившейся ситуацией, она была вынуждена выйти 08.08.2011 на работу (приказ /.../ от /.../). В указанном приказе она прямо указала, что с приказом не согласна. Никакой производственной необходимости в отзыве не было. В этот день были обычные текущие дела.

Считает приказ /.../ от /.../ (об отзыве из отпуска) неправомерным, противоречащим действующему законодательству. Своими незаконными действиями ИП Рыжкова Е.И. нарушила её конституционное право на отдых.

Также истец указала, что ей не были своевременно выплачены отпускные. Согласно ст. 136 Трудового кодекса Российской Федерации оплата отпуска производится не позднее чем за три дня до его начала. Однако она получила отпускные 08.08.2011 в 17 ч. 50 мин. после окончания рабочего дня, о чём сделала соответствующую отметку в расходном кассовом ордере. Согласно п. 11 трудового договора /.../ от /.../ время окончания работы 17 ч. 30 мин., то есть имеет место работа за пределами нормальной продолжительности рабочего времени (20 мин.), которую ИП Рыжкова должна оплатить ей как сверхурочную работу в сумме /.../ руб. /.../ коп.

Как указала истец, своими неправомерными действиями, а именно отзывом из отпуска, несвоевременной оплатой отпуска, ИП Рыжкова Е.И. нанесла ей моральный вред: испортила отпуск, не дала осуществить запланированные дела, в связи с чем она испытала нравственные страдания; было нарушено ее психическое благополучие, душевное равновесие. Моральный вред истец оценила в /.../ руб.

Также истец полагала, что из-за неправомерных действий ИП Рыжковой Е.И. недополучила отпускные. /.../ ИП Рыжковой Е.И. был издан приказ /.../ о премировании, а через четыре дня после того, как она напомнила о деньгах, последовал приказ /.../ от /.../ о депремировании. Позже /.../ ИП Рыжковой Е.И. издан приказ /.../ об отмене приказа /.../ от /.../, тем самым ИП Рыжкова Е.И. признала неправомерность своих действий. Из-за неправомерных действий ИП Рыжковой Е.И. сумма /.../ руб. не была учтена при расчете средней заработной платы для выплаты отпускных. За расчетный период с августа 2010 года по июль 2011 года по расчетам истца ей начислена заработная плата в сумме /.../ руб., средний дневной заработок составит /.../ руб. - 13% (подоходный налог) = /.../ руб.

Однако, как указала истец, она получила /.../ руб., то есть ей не было доплачено /.../ руб., что является нарушением ее права на получение своевременно и в полном объеме заработной платы.

Также истец просила применить положения ст. 236 Трудового кодекса Российской Федерации за нарушение работодателем установленного срока выплаты заработной платы, причитающейся работнику.

Таким образом, за задержку выплаты ей суммы /.../ руб. за период с 06.08.2011 года по 20.09.2011 (46 дней) ей должно быть выплачено /.../ руб.

Недополученную премию вместо 05.08.2011 она получила 15.09.2011, следовательно, исходя из суммы /.../ руб. за период с 06.09.2011 по 15.09.2011 (41 день просрочки) ей должно быть выплачено /.../ руб.

Также в связи с незаконным лишением премиального вознаграждения испытала нравственные страдания, ей было не приятно, что ее незаслуженно лишили премии, испытала дискомфорт, что была лишена того, на что вправе была рассчитывать, испытывала чувство стыда, унижения. Моральный вред, нанесенный незаконными действиями ИП Рыжковой Е.И. в связи с неправомерным изданием приказа /.../ от /.../ (о депремировании) оценивает в /.../ руб.

Кроме того, как указала истец, с 07.09.2011 по 09.09.2011 она находилась на больничном. 12.09.2011, после окончания временной нетрудоспособности, вышла на работу, отдала листок нетрудоспособности ИП Рыжковой Е.И., которая взяла его, но после беседы с ИП Радченко О.Н. вернула ей листок нетрудоспособности и заявила, что не будет его оплачивать. После этого ею было написано заявление о предоставлении ИП Рыжковой Е.И. для оплаты листа временной нетрудоспособности, принять которое ИП Рыжкова Е.И. отказалась, в связи с чем 14.09.2011 она вынуждена была обратиться за защитой своего нарушенного права в Красноуфимскую межрайонную прокуратуру, после чего Рыжкова Е.И. взяла у нее листок нетрудоспособности.

Поскольку при временной нетрудоспособности работодатель выплачивает работнику пособие в силу прямого указания закона, ей непонятно, почему работник должен упрашивать, уговаривать, что-то доказывать работодателю. В связи с отказом ИП Рыжковой Е.И. выплатить пособие по временной нетрудоспособности, она испытала нравственные переживания Моральный вред, нанесенный ИП Рыжковой Е.И., оценила в /.../ руб.

На основании изложенного, просила суд взыскать с ответчика в свою пользу оплату сверхурочной работы в сумме /.../ руб., компенсацию морального вреда в связи с незаконным отзывом из отпуска и несвоевременной оплатой отпускных в сумме /.../ руб., недополученные отпускные в сумме /.../ руб., компенсацию в соответствии со ст. 236 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с несвоевременной и не в полном объеме выплатой отпускных в сумме /.../ руб. и в связи с несвоевременной и не в полном объеме выплатой премиального вознаграждения в сумме /.../ руб., компенсацию морального вреда в связи с незаконным лишением премиального вознаграждения в сумме /.../ руб., компенсацию морального вреда в связи с отказом принять для оплаты листок нетрудоспособности, в сумме /.../ руб.

Также Ефремова Т.В. обратилась в суд с иском к ИП Рыжковой Е.И. и ИП Радченко О.Н. о восстановлении на работе, оплате времени вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

В обоснование своих требований указала, что согласно приказа /.../ от /.../ уволена по собственному желанию (п. 3 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации). Полагает, что после того, как ею были заявлены обоснованные требования о выплате причитающихся ей сумм, она сразу же попала в разряд неугодных работников, после чего на нее стало оказываться психологическое давление, чтобы она написала заявление об увольнении. Радченко О.Н. неоднократно заявлял ей о том, что уволит ее за несоответствие занимаемой должности.

Всеми своими действиями, поведением Радченко О.Н. и Рыжкова Е.И. создавали обстановку, чтобы вынудить ее уволиться. 05.09.2011 после выхода из отпуска она узнала, что Рыжкова Е.И. спешила ознакомить ее с приказом /.../ от /.../ о сокращении штата. Приказ о сокращении штата возник сразу после ее ухода в отпуск, ни раньше, ни позже необходимости в этом не возникало, такая необходимость возникла после того, как она спросила про деньги и отказалась писать заявление об увольнении.

Полагает, что указанные обстоятельства также свидетельствуют о желании ответчиков избавиться от не угодившего сотрудника, при этом Рыжковой Е.И. нарушена процедура увольнения работника в связи с сокращением численности или штата работников.

Как указала истец, выйдя из отпуска, она узнала также о том, что ИП Рыжкова Е.И. и ИП Радченко О.Н. заключили договор простого товарищества и что директором агентства является Радченко О.Н., с которым она должна была решать все вопросы, связанные с исполнением трудовых обязанностей; с этим была не согласна и неоднократно пыталась объяснить Рыжковой Е.И., что состоит в трудовых отношениях с ней, а не с Радченко О.Н.

После выхода из отпуска обнаружила также, что не работает компьютер, нет канцелярских принадлежностей, о чем уведомила Радченко О.Н.

/.../ издан приказ /.../-/.../, согласно которому все сотрудники агентства должны были отмечаться в журнале учета рабочего времени и ежедневно предоставлять письменный отчет о проделанной работе, что исполняла только она, в связи с чем расценила эти факты как дискриминацию в сфере труда.

/.../ Радченко О.Н. издал распоряжение о разработке документов в количестве 12 штук, которое она получила 05.09.2011 в 17:21, а документы необходимо подготовить к 08.09.2011, при этом, не имея компьютера, правовой базы.

Вышеописанная психологическая обстановка на работе сказалась на ее здоровье, она находилась в психотравмирующей ситуации, на нее постоянно оказывалось психологическое давление, она подвергалась шантажу, угрозам, что ее уволят "по статье"; весь ее рабочий день проходил в написании отчетов о проделанной работе и бесконечных объяснительных.

Считая, что состояние ее здоровья для нее важнее, 12.09.2011 она обратилась к ИП Рыжковой Е.И. с заявлением о согласии расторжения трудового договора по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации до истечения двухмесячного срока, так как за это время будет возможность заняться поисками работы. 13.09.2011 года ИП Рыжкова Е.И. сказала ей, чтобы она переписала заявление на заявление по собственному желанию, что с такой формулировкой они не примут ее заявление и что ей лучше уволиться по-хорошему, иначе они уволят ее по-плохому.

Таким образом, истец настаивала на том, что подача заявления на увольнение была совершена под воздействием неблагоприятных эмоциональных факторов: она находилась в депрессии, в подавленном психологическом состоянии и в полном отчаянии.

Полагала, что ИП Радченко О.Н. и ИП Рыжкова Е.И. специально создали психологическую ситуацию с целью вынудить ее написать заявление по собственному желанию, так как заявление от 13.09.2011 не соответствовало ее волеизъявлению: выйдя из отпуска, испытывала финансовые трудности, надеяться кроме самой себя не на кого, поэтому лишение работы, заработной платы, средств к существованию не соответствовало ее волеизъявлению.

Последующее поведение Радченко О.Н. и Рыжковой Е.И. также свидетельствует об их стремлении побыстрее избавиться от нее. /.../ издан приказ /.../ об увольнении и ей выдана трудовая книжка, после чего Радченко О.Н. неоднократно заявлял ей о том, чтобы она не находилась в офисе, а шла домой. Она же считает, что последним днем работы является 15.09.2011 года, поскольку именно эта дата была указана в трудовой книжке, кроме того с нею не были произведены расчеты в соответствии со ст. 140 Трудового кодекса Российской Федерации, последний день работы 15.09.2011 не был ей оплачен своевременно.

Также считает, что приказ /.../ от /.../ об увольнении издан не уполномоченным лицом: согласно трудового договора /.../ от /.../ заключила трудовой договор с ИП Рыжковой Е.И., в соответствии с п.2 раздела 1 должностной инструкции от /.../ юрист принимается на должность и увольняется на основании приказа работодателя; работодателем по отношению к ней является Рыжкова Е.И., так как именно с ней вступила в трудовые отношения; тот факт, что ИП Рыжкова Е.И. и ИП Радченко О.Н. заключили договор простого товарищества, который она не видела, ничего не меняет, так как указанный договор регулирует внутренние взаимоотношения между ИП Рыжковой Е.И. и ИП Радченко О.Н., а к ней никакого отношения не имеет, поскольку она его не заключала.

Считает свое увольнение незаконным, так как написание заявления об увольнении по собственному желанию не соответствовало ее волеизъявлению, а было написано под влиянием психологического давления, угроз, шантажа со стороны ИП Рыжковой Е.И. и ИП Радченко О.Н.; приказ об увольнении издан не уполномоченным лицом.

Незаконным увольнением, как указал истец, ей причинены физические и нравственные страдания, испытала душевные страдания, дискомфорт, что потеряла работу, что не может обеспечивать себе достойное существование, так как была лишена заработной платы. Это сказалось на ее здоровье: повышенное давление, головная боль, бессонница, снижение аппетита. Моральный вред оценивает в /.../ руб.

Кроме того, будучи уволенной, ей пришлось доделывать документы по договору с клиентом Ранченко О.Н. - /.../, в частности, получать 12.10.2011 документы из Росреестра и передавать их /.../, а основной пакет документов ей пришлось делать, находясь в отпуске. Свой труд, связанный с выполнением договора между ИП Радченко О.Н. и /.../ оценивает в /.../ руб.

На основании изложенного, просила суд восстановить ее на работе в агентстве недвижимости "Большая медведица" (ИП Рыжкова Е.И.) в должности юриста с 16.09.2011; взыскать в свою пользу среднюю заработную плату за время вынужденного прогула; компенсацию морального вреда в сумме /.../ руб., за выполнение договора с /.../ взыскать /.../ руб.

Определением суда от 14.10.2011 исковые требования Ефремовой Т.В. соединены в одно производство.

В судебном заседании истец Ефремова Т.В. уточнила свои исковые требования: отказалась от требования о восстановлении на работе в агентстве недвижимости "Большая Медведица" в должности юриста с 16.09.2011 в связи со своим трудоустройством, при этом новое место работы назвать отказалась, подтверждающих трудоустройство документов не представила; просит взыскать с ответчика в свою пользу компенсацию по ст. 236 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с несвоевременной и не в полном объеме выплатой отпускных по день рассмотрения дела в суде в сумме /.../ руб. /.../ коп.; на удовлетворении остальных исковых требований настаивает, также уточнила размер подлежащих взысканию с ИП Рыжковой Е.И. процентов в порядке ст. 236 Трудового кодекса Российской Федерации: за период с 06.08.2011 по 15.09.2011 (40 дней) исходя из суммы /.../ руб. и ставки рефинансирования ЦБ РФ 8,25% - /.../ руб. /.../ коп.

Ответчики ИП Рыжкова Е.И., ИП Радченко О.Н. и их представитель заявленные Ефремовой Т.В. исковые требования не признали в полном объеме.

Суд постановил решение, которым заявленные Ефремовой Т.В. исковые требования удовлетворил в части.

Взыскал с ИП Рыжковой Е.И. в пользу Ефремовой Т.В. компенсацию морального вреда в связи с несвоевременной и не в полном объеме выплатой отпускных в сумме /.../ руб., недополученные отпускные в сумме /.../ руб. /.../ коп., проценты (денежную компенсацию) в порядке ст. 236 Трудового кодекса Российской Федерации за несвоевременную выплату отпускных в сумме /.../ руб. /.../ коп. и за несвоевременную и не в полном объеме выплату премии в сумме /.../ руб. /.../ коп.; компенсацию морального вреда за незаконное лишение премии в сумме /.../ руб.; компенсацию морального вреда за отказ принять к оплате листок нетрудоспособности в сумме /.../ руб., а всего взыскал /.../ руб. /.../ коп.

В удовлетворении требования об оплате сверхурочной работы 08.08.2011 в сумме /.../ руб. /.../ коп., взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда в сумме /.../ руб. за незаконное увольнение и взыскании /.../ руб. за выполнение договора с /.../ отказал.

ИП Радченко О.Н. от ответственности по иску освободил.

Взыскал с ИП Рыжковой Е.И. госпошлину в доход государства в сумме /.../ руб.

Взыскал с Ефремовой Т.В. в пользу ИП Рыжковой Е.И. судебные расходы, понесенные на оплату услуг представителя, в сумме /.../ руб.

Взыскал с Ефремовой Т.В. в пользу ИП Радченко О.Н. судебные расходы, понесенные на оплату услуг представителя, в сумме /.../ руб.

С решением не согласилась истец, и в кассационной жалобе просит решение суда отменить как незаконное, указывая на нарушение судом норм материального и процессуального права, настаивая на том, что суд необоснованно отказал в удовлетворении требований о взыскании морального вреда в связи с незаконным отзывом ее из отпуска, судом неверно рассчитан сумма недополученных ею отпускных, суд необоснованно снизил размер компенсации морального вреда в связи с незаконным отказом работодателя в оплате пособия по временной нетрудоспособности, также истец настаивает на том, что несмотря на то, что она отказалась от требований в восстановлении ее на работе, она имеет право на возмещение ей заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, суд не разъяснил ей надлежащим образом последствия отказа от исковых требований, также суд незаконно отказал в удовлетворении требований о взыскании оплаты за выполнение договора с /.../, поскольку ответчиком не представлено доказательств того, что она получала премиальные выплаты именно за исполнение данного договора, также истец считает, что суд незаконно взыскал с нее в пользу ответчиков судебные расходы на оплату услуг представителя, поскольку она освобождена от оплаты судебных расходов в виду того, что ее требования вытекают из трудовых отношений.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражений прокурора, судебная коллегия приходит к следующему.

Материалами дела установлено, что с 16.07.2010 по 15.09.2011 истец состояла в трудовых отношениях с ИП Рыжковой Е.И. на основании срочных трудовых договоров, а /.../ с ней был заключен трудовой договор /.../ на неопределенный срок.

Согласно приказа /.../ от /.../ истец уволена по собственному желанию (п. 3 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации).

Как следует из содержания решения, в связи с тем, что истец отказалась от требований о восстановлении на работе, оснований и для обсуждения последствий признания увольнения незаконным в виде выплаты заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда не имелось и суд не давал оценки законности увольнения истца.

Между тем, проанализировав требования истца, судебная коллегия находит, что истец отказалась лишь от требований о восстановлении на работе, однако само увольнение по п. 3 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации она все же считает незаконным и полагает, что она имеет право на выплату ей заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального.

При этом из пояснений истца явно следует, что увольнение по п. 3 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации она считает незаконным в виду того, что заявление об увольнении по собственному желанию написано ею под давлением работодателя, а Приказ об увольнении издан не уполномоченным лицом.

В том случае, если истец не просит восстановить ее на работе, однако настаивает на признании увольнения незаконным, суду надлежит руководствоваться ч. 3 ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой по заявлению работника орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, может ограничиться вынесением решения о взыскании в его пользу указанных выше компенсаций.

При этом судебная коллегия отмечает, что заявление об увольнении по собственному желанию должно быть добровольным волеизъявлением, а не результатом принуждения со стороны администрации. Иначе суд признает увольнение незаконным.

Таким образом, если истец не настаивает на восстановлении ее на работе, однако утверждает, что ее увольнение по собственному желанию все же было незаконно в виду оказания на нее давления со стороны работодателя, а также в виду издания Приказа об увольнении неуполномоченным лицом, суд в этом случае может войти в обсуждение вопроса законности увольнения истца по собственному желанию и если суд приходит к выводу о незаконности увольнения, то суд вправе ограничиться взысканием заработной платы за дни вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

В судебном заседании по настоящему спору истец от своих требований в части восстановления ее на работе отказалась, указывая, что устроилась на другое место работы и не намерена возвращаться на работу к ответчику. В то же время истец просила признать свое увольнение незаконным. В кассационной жалобе истец также продолжает настаивать не незаконности увольнения.

В связи с изложенным, утверждение суда о том, что поскольку истец отказалась от требований в восстановлении на работе, то и не имеется оснований для обсуждения законности ее увольнения является неправильным.

Более того, сам отказ от требований в восстановлении судом принят с нарушением норм процессуального права.

Согласно ст. 173 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заявление истца об отказе от иска, признание иска ответчиком и условия мирового соглашения сторон заносятся в протокол судебного заседания и подписываются истцом, ответчиком или обеими сторонами. В случае, если отказ от иска, признание иска или мировое соглашение сторон выражены в адресованных суду заявлениях в письменной форме, эти заявления приобщаются к делу, на что указывается в протоколе судебного заседания.

Суд разъясняет истцу, ответчику или сторонам последствия отказа от иска, признания иска или заключения мирового соглашения сторон.

При отказе истца от иска и принятии его судом или утверждении мирового соглашения сторон суд выносит определение, которым одновременно прекращается производство по делу. В определении суда должны быть указаны условия утверждаемого судом мирового соглашения сторон. При признании ответчиком иска и принятии его судом принимается решение об удовлетворении заявленных истцом требований.

В случае непринятия судом отказа истца от иска, признания иска ответчиком или неутверждения мирового соглашения сторон суд выносит об этом определение и продолжает рассмотрение дела по существу.

Из представленных материалов дела не усматривается, что суд разъяснял истцу, ответчику или сторонам последствия отказа от иска, что при отказе истца от части исковых требований суд вынес определение, которым прекратил производство по делу в части требований о восстановлении на работе.

Таким образом, поскольку требования о восстановлении на работе истца, оплате времени вынужденного прогула и компенсации морального вреда не были рассмотрены судом в виду нарушения норм материального и процессуального права, так как судебная коллегия не может устранить нарушений, допущенных судом первой инстанции, в силу ч. 3 ст. 361 Гражданского процессуального Кодекса Российской Федерации, решение суда в данной части подлежит отмене с направлением дела в тот же суд на новое рассмотрение.

При этом суду следует учесть, что согласно пп. а п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда от 17.03.2004 при рассмотрении споров о расторжении по инициативе работника трудового договора, заключенного на неопределенный срок, а также срочного трудового договора (п. 3 части первой ст. 77, ст. 80 Трудового кодекса Российской Федерации) судам необходимо иметь в виду следующее:

а) расторжение трудового договора по инициативе работника допустимо в случае, когда подача заявления об увольнении являлась добровольным его волеизъявлением. Если истец утверждает, что работодатель вынудил его подать заявление об увольнении по собственному желанию, то это обстоятельство подлежит проверке и обязанность доказать его возлагается на работника.

Также следует проанализировать положения Главы 55 Гражданского кодекса Российской Федерации с целью установления правомерности издания Приказа об увольнении не ИП Рыжковой Е.И., с которой истец заключил трудовой договор, а ИП Радченко О.Н., который на момент издания Приказа об увольнении истца являлся товарищем по договору простого товарищества (совместной деятельности) от /.../, заключенного между ним и ИП Рыжковой Е.И.

При таких обстоятельствах решение в части взыскания заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда подлежит отмене вс направлением вопроса на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении суду следует устранить указанные недостатки, правильно определить обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, определить лиц, на которых может быть возложена обязанность по предоставлению дополнительных доказательств. Добытым доказательствам дать оценку по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и в зависимости от установленного разрешить заявление в строгом соответствии с нормами материального и процессуального права.

Также материалами дела установлено, что с 08.08.2011 по 04.09.2011 истцу был предоставлен очередной отпуск на основании приказа /.../ от /.../.

/.../ был издан приказ /.../ о премировании Ефремовой Т.В. по итогам работы за июль 2011 года в сумме /.../ руб.

Между тем, отпускные работнику были рассчитаны исходя из того, что работодателем не была учтена сумма премии в размере /.../ руб. в связи с наличием приказа о депремировании /.../ от /.../.

В последующем, Приказ /.../ от /.../ отменен приказом /.../ от /.../, которым приказано выплатить юристу агентства недвижимости "Большая Медведица" Ефремовой Т.В. премиальное вознаграждение по итогам работы за июль 2011 года в размере /.../ руб.

При таких обстоятельствах, суд верно указал, что истец вправе была рассчитывать на эту сумму и при начислении отпускных, поскольку приказ о депремировании был отмене и истец считается премированной за июль 2011 в полном объеме.

При этом суд исследовал представленные сторонами расчеты и пришел к выводу о том, что разница между размером отпускных, выплаченных без учета премии в /.../ руб. и размером отпускных, которые должны были быть выплачены с учетом премии в /.../ руб. составляет /.../ руб. /.../ коп.

Вычисляя размер вышеуказанной разницы, суд принял во внимание записку-расчет /.../ от /.../ (л.д. 22, т. 2, оборот), в соответствии с которой при начислении Ефремовой Т.В. отпускных с учетом премии /.../ руб. ей должно быть начислено /.../ руб. /.../ коп.Между тем, указанная записка-расчет не является расчетом отпускных в чистом виде, в данном документе произведен расчет всех сумм, причитающихся работнику при увольнении. Таким образом, суд фактически из всей суммы данных выплат вычитает сумму выплаченных истцу отпускных, начисленных без премии в размере /.../ руб. согласно расчету от /.../ и получает соответствующую разницу в /.../ руб. /.../ коп., которую и взыскивает с работодателя в пользу ответчика.

Судебная коллегия находит такой расчет неправильным. Для правильного расчета указанной разницы суду надлежит у работодателя истребовать расчет только отпускных без учета премии за июль /.../ руб., также надлежит истребовать расчет только отпускных с учетом премии и только в этом случае можно будет рассчитать разницу и взыскать ее, а затем и применить ст. 236 Трудового кодекса Российской Федерации, как того требует истец.

При этом, как видно из доводов истца, она оспаривает размер отпускных не только в виду не включения в него премии за июль 2011 года в размере /.../ руб., но и сам порядок произведенного работодателем расчета, в связи с чем суду надлежит данное требование истца уточнить и обязать истца также представить суду расчеты отпускных по вышеуказанной схеме.

Таким образом, так как судебная коллегия не может устранить нарушений, допущенных судом первой инстанции, в силу ч. 3 ст. 361 Гражданского процессуального Кодекса Российской Федерации, решение суда в данной части подлежит также отмене с направлением дела в тот же суд на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении суду следует устранить указанные недостатки, правильно определить обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, определить лиц, на которых может быть возложена обязанность по предоставлению дополнительных доказательств. Добытым доказательствам дать оценку по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и в зависимости от установленного разрешить заявление в строгом соответствии с нормами материального и процессуального права.

Кроме того, материалами дела установлено, что работодателем был издан приказ об отзыве из отпуска истца /.../ от /.../ на один день - 08.08.2011, который истец оспаривает, считает незаконным и просит в связи с этим взыскать в ее пользу компенсацию морального вреда.

Разрешая указанное требование истца, суд указал, что истец не оспаривает приказ о ее незаконном отзыве из отпуска на один день - 08.08.2011, следовательно, нет оснований для взыскания морального вреда.

Однако данный вывод суда противоречит материалам дела. Действительно, в требованиях истца не содержится просьбы об отмене Приказа об отзыве из отпуска, однако она последовательно на протяжении всех судебных заседаний, а также в исковом заявлении, в кассационной жалобе приводит подробные доводы о том, почему данный приказ является незаконным, а в связи с его незаконностью просит применить правовые последствия, что исходя из общих принципов Трудового законодательства возможно.

Поскольку истец не просит отменить Приказ об отзыве из отпуска, поскольку истец все же вышла на работу 08.08.2011, а просит лишь взыскать компенсацию морального вреда в связи с его незаконностью и нарушением ее трудовых прав в виду того, что приказ был издан без ее согласия, и работодатель не предоставил ей день отдыха в последующим, суду надлежало данное требование рассмотреть.

Между тем, судебная коллегия считает данное требование обоснованным по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 2 ст. 125 Трудового кодекса Российской Федерации отзыв работника из отпуска допускается с момента возникновения исключительных обстоятельств, причем неиспользованная часть отпуска должна быть предоставлена по выбору работника в удобное для него время в течение текущего рабочего года или присоединена к отпуску за следующий рабочий год. Перечень данных обстоятельств законодательно не установлен. Таким образом, основания для отзыва из отпуска работодатель вправе определить самостоятельно. Однако независимо от исключительности обстоятельств отзыв работника из отпуска возможен только с согласия работника (п. 37 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2).

Из материалов дела очевидно следует, что согласие работника на отзыв из отпуска получено не было, о чем истец сама написала в Приказе об отзыве из отпуска. Действительно, она все же вышла на работу 08.08.2011. Однако данное обстоятельно не означает, что Приказ об отзыве работника из отпуска без ее согласия является законным.

Согласно ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия приходит к выводу о том, что Приказ об отзыве истца из отпуска от /.../ является незаконным и ее трудовые права были нарушены, следовательно, имеются основания для взыскания компенсации морального вреда.

При том судебная коллегия с учетом конкретных обстоятельств дела, с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных и физических страданий, степени вины работодателя, а также требований разумности и справедливости считает возможным определить размер компенсации морального вреда в /.../ руб.

Поскольку установления юридически значимых обстоятельств по делу и их доказывания для правильного разрешения дела не требуется, судебная коллегия считает возможным, не передавая дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, принять в части отказа во взыскании компенсации морального вреда в связи с изданием незаконного Приказа об отзыве работника из отпуска, новое решение, которым требование Ефремовой Т.В. к ИП Рыжковой Е.И. о взыскании морального вреда в связи с изданием незаконного Приказа об отзыве работника из отпуска удовлетворить, взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере /.../ руб.

Материалами дела также установлено, что ИП Радченко О.Н. и /.../ заключили договор /.../ от /.../ о совершении от имени и за счет клиента юридических действий по открытию и ведению наследственного дела, получении необходимых документов и справок, выполнение других действий, необходимых для исполнения обязанностей по договору. Пунктом 5.4 названного договора определено, что агентом, отвечающим за выполнение договора, является Ефремова Т.В.

Также судом установлено, что Ефремовой Т.В. данный договор действительно выполнен.

Вместе с тем, истец утверждает, что работа по данному договору не была ей оплачена в полном объеме, поскольку она по данной сделке осуществляла работу во время своего отпуска, а также после увольнения. В связи с изложенным, истец полагала, что работодатель должен доплатить ей еще /.../ руб.

Разрешая указанное требование истца, суд исходил из пояснительной записки, представленной ИП Рыжковой Е.И., согласно которой в размер премиального вознаграждения Ефремовой Т.В. за июнь 2011 года вошла сумма /.../ руб., при этом указано, что /.../ сумма /.../ руб. оплачена ей "/.../" (адрес недвижимого имущества, которое являлось предметом исполненной истцом сделки). Всего за июнь 2011 года начислена премия в сумме /.../ руб. (л.д. 142-143).

Также, в соответствии с копией приказа о премировании /.../ от /.../ Ефремова Т.В., юрист агентства недвижимости "Большая Медведица", по итогам работы за июнь 2011 года премирована суммой /.../ руб. Основание: докладная записка Рыжковой Е.И..

На основании трудового договора /.../ от /.../ и дополнительного соглашения к нему от /.../ премиальное вознаграждение по каждой сделке устанавливается работнику Ефремовой Т.В. в зависимости от объема проделанной работы, в том числе уральский коэффициент.Проанализировав вышеизложенные доказательства, суд пришел к выводу о том, что оплата работ по выполнению условий договора с /.../ работодателем произведена, предусмотренных законом оснований для взыскания в пользу Ефремовой Т.В. суммы /.../ руб. не имеется.

Между тем, судебная коллегия не может согласиться с выводом суда о доказанности оплаты работ истца по выполнению условий договора с /.../ работодателем, поскольку одним из доказательств, которое суд положил в основу своих выводов является пояснительной записки, представленной ИП Рыжковой Е.И.

Между тем, данная пояснительная записка составлена самим работодателем, подписи истца об ознакомлении с ней не имеется, данное доказательство не соответствует требованиям относимости, допустимости и достоверности, истец порочит данную пояснительную записку, при этом в самих приказах о премировании вообще не расшифровано за что работник премируется.

Таким образом, так как судебная коллегия не может устранить нарушений, допущенных судом первой инстанции, в силу ч. 3 ст. 361 Гражданского процессуального Кодекса Российской Федерации, решение суда в данной части подлежит также отмене с направлением дела в тот же суд на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении суду следует устранить указанные недостатки, правильно определить обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, принять во внимание, что договор с /.../ заключен ИП Радченко О.Н., истец же, как она утверждает, работала у ИП Рыжковой Е.И., определить лиц, на которых может быть возложена обязанность по предоставлению дополнительных доказательств. Добытым доказательствам дать оценку по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и в зависимости от установленного разрешить заявление в строгом соответствии с нормами материального и процессуального права.

Кроме того, как видно из оспариваемого решения, суд взыскал в пользу ответчиков с истца судебные расходы на оплату услуг представителя пропорционально удовлетворенным требованиям.

Однако судом не учтены положения ст. 393 Трудового кодекса Российской Федерации, согласно которой при обращении в суд с иском по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, работники освобождаются от оплаты пошлин и судебных расходов, к которым относятся расходы ответчиков на оплату услуг представителя.

Поскольку установления юридически значимых обстоятельств по делу и их доказывания для правильного разрешения дела не требуется, судебная коллегия считает возможным, не передавая дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, решение в части взыскания с истца в пользу ответчиков расходов на оплату услуг представителя всего в размере /.../ руб. отменить.

Доводы кассационной жалобы о том, что суд необоснованно снизил размер компенсации морального вреда в связи с незаконным отказом работодателя в оплате пособия по временной нетрудоспособности, судебная коллегия отклоняет, поскольку как видно из обжалуемого решения размер компенсации морального вреда в /.../ руб. определен судом с учетом конкретных обстоятельств, степени вины работодателя, тяжести допущенного нарушения, характера причиненных Ефремовой Т.В. нравственных страданий, также суд учел то обстоятельство, что нарушение трудовых прав истца со стороны работодателя приняло систематический характер, и соответствует требованиям разумности и справедливости.

В остальной части решения суда сторонами не оспаривается.

Руководствуясь ст. 361, 362, 366 Гражданского процессуального Кодекса Российской Федерации, судебная коллегия,

определила:

решение Красноуфимского районного суда Свердловской области от 30.11.2011 в части требования Ефремовой Т.В. о восстановлении ее на работе, оплате времени вынужденного прогула и компенсации морального вреда, требований о взыскании недополученных отпускных и компенсации за их несвоевременную выплату, требований о взыскании в ее пользу оплаты работы по выполнению договора с клиентом /.../ отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд

Решение Красноуфимского районного суда Свердловской области от 30.11.2011 в части отказа во взыскании морального вреда за незаконный отзыв Ефремовой Т.В. из отпуска на основании Приказа /.../ от /.../ отменить.

Вынести в указанной части новое решение, которым:

Взыскать в пользу Ефремовой Т.В. с Индивидуального предпринимателя Рыжковой Е.И. компенсацию морального вреда за незаконный отзыв Ефремовой Т.В. из отпуска на основании Приказа /.../ от /.../ в размере /.../ руб.

Решение Красноуфимского районного суда Свердловской области от 30.11.2011 в части взыскания с Ефремовой Т.В. в пользу Индивидуального предпринимателя Рыжковой Е.И. судебных расходов, понесенные на оплату услуг представителя, в сумме /.../ руб. и в пользу индивидуального предпринимателя Радченко О.Н. судебных расходов, понесенные на оплату услуг представителя, в сумме /.../ руб. - отменить.

В остальной части решение Красноуфимского районного суда Свердловской области от 30.11.2011 оставить без изменения.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Определение Свердловского областного суда от 12 января 2012 г. N 33-422/2012


Текст определения размещен на сайте Свердловского областного суда в сети Интернет http://www.ekboblsud.ru