Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 25 ноября 2014 г. N Ф02-5063/14 по делу N А19-3171/2012

 

г. Иркутск

 

25 ноября 2014 г.

N А19-3171/2012

 

Резолютивная часть постановления объявлена 19 ноября 2014 года.

Полный текст постановления изготовлен 25 ноября 2014 года.

 

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе

председательствующего Тютриной Н.Н.,

судей: Белоножко Т.В., Соколовой Л.М.,

при участии от Федеральной службы судебных приставов России Забельниковой Натальи Юрьевны (доверенность от 10.01.2014 N 38/Д-09-69АВ), от Управления Федеральной службы судебных приставов по Иркутской области Забельниковой Натальи Юрьевны (доверенность 09.01.2014 N 38/Д-6АВ), от открытого акционерного общества "ПАВА" Балабина Михаила Анатольевича (доверенность от 30.07.2013),

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Федеральной службы судебных приставов России на постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 16 сентября 2014 года по делу N А19-3171/2012 Арбитражного суда Иркутской области (апелляционный суд: Доржиев Э.П., Макарцев А.В., Капустина Л.В.),

установил:

открытое акционерное общество "ПАВА" (ОГРН 1022200864729, место нахождения: г. Барнаул; далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с иском к Российской Федерации в лице Федеральной службы судебных приставов (ОГРН 1047796859791, место нахождения: г. Москва) о взыскании 764 330 рублей 91 копейки убытков.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены: Управление Федеральной службы судебных приставов по Иркутской области (ОГРН 1043801066781, место нахождения:

г. Иркутск), открытое акционерное общество "Мельник" (ОГРН 1022200804900, место нахождения: 658220, Алтайский Край, г. Рубцовск), индивидуальный предприниматель Алексеев Петр Геннадьевич (ОГРН 30438012700012, место нахождения: Иркутская область, г. Ангарск), индивидуальный предприниматель Боридько Александр Николаевич (ИНН 3801126799207, место нахождения: Иркутская область, г. Ангарск), Кочкина Татьяна Сергеевна (место нахождения: Иркутская область, г. Усолье-Сибирское) и Бобкова Анна Владимировна (место нахождения: Иркутская область, г. Ангарск).

Решением Арбитражного суда Иркутской области от 4 марта 2014 года в удовлетворении иска отказано.

Постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 16 сентября 2014 года решение суда первой инстанции отменено, иск удовлетворен частично. С ответчика в пользу истца взыскано 699 325 рублей убытков. В удовлетворении остальной части иска отказано, поскольку условия заключенного сторонами договора поставки от 23.03.2011 не предполагают несения покупателем каких-либо затрат дополнительно к цене товара.

В кассационной жалобе заявитель просит проверить законность принятого по делу судебного акта в связи с неправильным применением апелляционным судом норм материального и процессуального права (статей 15, 223, 224, 424, 432, 458 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), несоответствием выводов установленным обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

Податель кассационной жалобы указывает на ошибочность выводов апелляционного суда о доказанности наличия у истца на момент обращения в суд с иском права собственности на товар, указанный в товарной накладной от 14.07.2011 N 408 (товар, изъятый и реализованный судебным приставом-исполнителем) и о доказанности совокупности условий, необходимых для привлечения ответчика к гражданско-правовой ответственности.

Истец отклонил доводы кассационной жалобы, указав на их несостоятельность.

Управление Федеральной службы судебных приставов по Иркутской области поддержало доводы кассационной жалобы.

Иные лица, участвующие в деле, отзывы на кассационную жалобу не представили, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, однако своих представителей в судебное заседание не направили, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие.

Судом кассационной инстанции в соответствии со статьей 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в судебном заседании 17 ноября 2014 года объявлялся перерыв до 9 часов 45 минут 19 ноября 2014 года, о чем сделано публичное извещение в сети Интернет на официальном сайте Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа http://www.fasvso.arbitr.ru.

Проверив в порядке, предусмотренном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения апелляционным судом норм материального права и норм процессуального права, соответствие выводов суда о применении норм права установленным им по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, а также с учетом доводов, содержащихся в кассационной жалобе, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к следующим выводам.

Иск заявлен о взыскании убытков в размере стоимости поставленного товара.

Основанием иска указаны незаконные действия судебного пристава-исполнителя по наложению ареста и реализации имущества (мука пшеничная в количестве 66 900 кг), не принадлежащего должнику по исполнительному производству (индивидуальному предпринимателю Алексееву П.Г.).

По мнению истца, спорный груз получен Алексеевым П.Г. во исполнение обязательств по агентскому договору от 18.07.2011, заключенному с обществом "ПАВА", в соответствии с условиями которого агент (индивидуальный предприниматель) обязуется за вознаграждение оказать услуги по принятию груза, поступившего в адрес агента от принципала, разгрузке вагона и передаче груза покупателю - индивидуальному предпринимателю Боридько А.Н. Действительным получателем и покупателем груза в соответствии с условиями договора поставки N 11/23-ф от 23.03.2011 является индивидуальный предприниматель Боридько А.Н., указание в квитанции о приеме груза перевозчиком и транспортной железнодорожной накладной грузополучателем индивидуального предпринимателя Алексеева П.Г. ошибочно.

В качестве правового обоснования иска указана часть 4 статьи 69 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве", статьи 15, 16, 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно статье 3, пункту 3 статьи 19 Федерального закона от 21.07.1997 N 118-ФЗ "О судебных приставах" вред, причиненный действиями судебного пристава-исполнителя, подлежит возмещению на основании статей 15, 16 и 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Аналогичная норма содержится и в пункте 12 совместного постановления Пленумов Верховного и Высшего Арбитражного Судов Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации".

Ответственность государства за действия должностных лиц, предусмотренная статьями 16, 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, наступает только при совокупности таких условий, как противоправность действий (бездействия) должностного лица, наличие вреда и доказанность его размера, причинно-следственная связь между действиями причинителя вреда и наступившими у истца неблагоприятными последствиями. Недоказанность одного из названных условий влечет за собой отказ в удовлетворении исковых требований.

Пунктом 1 статьи 11 Гражданского кодекса Российской Федерации, частью 1 статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что судебной защите подлежат нарушенные или оспариваемые законные права и интересы заинтересованного лица.

Следовательно, условием предоставления судебной защиты лицу, обратившемуся в суд с настоящим требованием, является установление наличия у истца принадлежащего ему субъективного материального права.

При наличии доказательств передачи перевозчику товара, являющегося предметом договора поставки N 11/23-ф от 23.03.2011, суды обоснованно включили в предмет судебного исследования вопрос о наличии у истца права на судебную защиту (обстоятельства, связанные с наличием у истца права собственности на спорный товар на момент обращения в суд с настоящим иском) (статьи 1, 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статья 11 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции руководствовался статьями 223, 458 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходил из того, что у истца отсутствует право, которое подлежит защите в судебном порядке, поскольку общество утратило право собственности на товар с момента его передачи перевозчику (обществу "РЖД").

Удовлетворяя исковые требования, апелляционный суд признал истца собственником товара. При этом суд указал на следующее: в силу пункта 2.8. договора поставки N 11/23-ф от 23.03.2011 право собственности на спорный товар от истца к покупателю Боридько А.Н. не перешло, поскольку никаких отметок о получении товара покупателем и переходе к нему права собственности на товар в товарной накладной N 408 от 14.07.2011 не имеется; вывод суда первой инстанции о том, что обязанность истца передать груз покупателю считается исполненной с момента передачи товара перевозчику, противоречит пунктам 2.8 и 3.18 договора поставки (обязанность по доставке товара возложена на продавца) и положениям пункта 2 статьи 458 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Апелляционный суд пришел к выводу о противоправности действий судебного пристава-исполнителя, выразившихся в несовершении им всех необходимых действий, направленных на установление фактического владельца груза, и реализации не принадлежащего должнику имущества. Данный вывод мотивирован тем, что, во-первых, доказательства о принадлежности груза истребованы судебным приставом-исполнителем у ненадлежащих лиц (пояснения начальника ЛАФТО Нижнеудинск Гришиной И.В., документы, полученные от ДЦФТО Восточно-Сибирская железная дорога и руководителя ТЕХПД, основаны на правоотношениях, вытекающих из перевозки грузов железнодорожным транспортом, а у перевозчика - ОАО "РЖД" - отсутствует обязанность по установлению собственника или иного законного владельца перевозимого груза путем получения от грузоотправителя соответствующих документов). Во-вторых, обладая на момент наложения ареста на имущество (20.07.2011) информацией о грузоотправителе, содержащейся в полученных от ОАО "Мельник" (взыскателя по исполнительному производству) перевозочных документах, судебный пристав-исполнитель не истребовал у надлежащего лица - общества "ПАВА" документы, на основании которых осуществлена отправка груза предпринимателю Алексееву П.Г., и подтверждающие наличие (отсутствие) у него права собственности (иного вещного права) на груз. В-третьих, обладая (05.08.2011) на момент передачи имущества на реализацию (12.09.2011) информацией о наличии в производстве Нижнеудинского городского суда искового заявления Боридько А.Н. об освобождении имущества от ареста и исключении его из описи, судебный пристав-исполнитель не истребовал из суда соответствующие документы с целью установления фактического правообладателя товара.

Между тем вывод апелляционного суда о принадлежности истцу права собственности на спорный товар не соответствует нормам материального права и противоречит имеющимся в деле доказательствам.

В соответствии с пунктом 1 статьи 223 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором.

В силу статьи 224 Гражданского кодекса Российской Федерации передачей признается вручение вещи приобретателю, а равно сдача перевозчику для отправки приобретателю или сдача в организацию связи для пересылки приобретателю вещей, отчужденных без обязательства доставки.

Согласно пункту 2 статьи 458 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, когда из договора купли-продажи не вытекает обязанность продавца по доставке товара или передаче товара в месте его нахождения покупателю, обязанность продавца передать товар покупателю считается исполненной в момент сдачи товара перевозчику или организации связи для доставки покупателю.

Как видно из положений договора поставки N 11/23-ф от 23.03.2011, он не содержит условия о том, что товар подлежал передаче покупателю на условиях обязательства доставки. В данном случае на истца (продавца) лишь возлагалась обязанность передать товар транспортной организации, услуги которой должен был оплатить сам покупатель (пункты 2.4, 2.6, 2.7, 3.1 договора).

В этой связи в соответствии со статьями 223, 224 и пунктом 2 статьи 458 Гражданского кодекса Российской Федерации при отчуждении вещи без обязательства доставки право собственности на товар переходит к покупателю с момента его сдачи перевозчику.

Из материалов дела следует (квитанция о приеме груза на повагонную отправку N ЭЫ944523 от 14.07.2011) и сторонами не оспаривается, что товар передан продавцом (обществом "ПАВА") перевозчику (обществу "РЖД").

Следовательно, с данного момента (момент исполнения обществом "ПАВА" обязанности передать груз покупателю) истец утратил право собственности на товар.

Данный вывод не противоречит пунктам 2.8 и 3.1 договора поставки N 11/23-ф от 23.03.2011, поскольку в первом случае речь идет о моменте перехода права собственности покупателю, а во-втором, о составляющих цены товара. Условия пункта 2.8 упомянутого договора не вступают также в противоречия с положениями пункта 2 статьи 458 Гражданского кодекса Российской Федерации, которая является специальной нормой при определении перехода права при доставке товара покупателю железнодорожным транспортом.

Поскольку общество не доказало наличие у него на момент обращения в суд с иском права собственности на товар, указанный в товарной накладной от 14.07.2011 N 408, следовательно, отсутствуют основания для применения избранного истцом способа защиты нарушенного права.

Отсутствие у истца права на обращение в суд с настоящим иском является достаточным основанием для отказа в удовлетворении иска.

При недоказанности истцом права собственности на товар у апелляционного суда не имелось правовых оснований для включения в предмет судебного исследования обстоятельств наличия (отсутствия) в действиях ответчика совокупности условий, необходимых для привлечения его к гражданско-правовой ответственности.

Неправильное применение апелляционным судом норм материального права является основанием для отмены обжалуемого судебного акта на основании частей 1, 2 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Поскольку фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены Арбитражным судом Иркутской области на основании полного и всестороннего исследования всех доказательств по правилам главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции с учетом отсутствия оснований, предусмотренных пунктом 3 части 1 статьи 287 названного Кодекса для направления дела на новое рассмотрение, и исходя из полномочий, установленных пунктом 5 части 1 статьи 287 того же Кодекса, считает решение суда первой инстанции подлежащим оставлению в силе.

В связи с принятием судом кассационной инстанции постановления по результатам рассмотрения кассационной жалобы приостановление исполнения обжалуемого судебного акта отменяется на основании части 4 статьи 283 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 274, 283, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

ПОСТАНОВИЛ:

постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 16 сентября 2014 года по делу N А19-3171/2012 Арбитражного суда Иркутской области отменить.

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 4 марта 2014 года по тому же делу оставить в силе.

Отменить меры по приостановлению исполнения постановления Четвертого арбитражного апелляционного суда от 16 сентября 2014 года, установленные определением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 2 октября 2014 года.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

Н.Н. Тютрина

 

Судьи

Т.В. Белоножко
Л.М. Соколова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Продавец просил взыскать с Российской Федерации в лице ФССП России убытки в размере стоимости поставленного товара. Это обосновывалось тем, что судебный пристав незаконно арестовал и реализовал имущество, не принадлежащее должнику по исполнительному производству.

Апелляционная инстанция частично удовлетворила иск. Она исходила из того, что продавец являлся собственником товара, изъятого и реализованного приставом.

Но суд округа не согласился с таким выводом.

В соответствии с ГК РФ право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором. Передачей признается вручение вещи приобретателю, а равно сдача перевозчику для отправки приобретателю или сдача в организацию связи для пересылки приобретателю вещей, отчужденных без обязательства доставки.

В случаях, когда из договора купли-продажи не вытекает обязанность продавца по доставке товара или передаче товара в месте его нахождения покупателю, обязанность продавца передать товар покупателю считается исполненной в момент сдачи товара перевозчику или организации связи для доставки покупателю.

В договоре поставки нет условия о том, что товар подлежит передаче покупателю на условиях обязательства доставки. В данном случае на продавца лишь возлагалась обязанность передать товар транспортной организации, услуги которой должен был оплатить сам покупатель.

В связи с этим при отчуждении вещи без обязательства доставки право собственности на товар переходит к покупателю с момента его сдачи перевозчику.

Из материалов дела следует, что товар передан продавцом перевозчику.

Следовательно, с данного момента истец утратил право собственности на товар.