Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 1 декабря 2015 г. N Ф02-6431/15 по делу N А78-7155/2015

 

город Иркутск

 

1 декабря 2015 г.

Дело N А78-7155/2015

 

Резолютивная часть постановления объявлена 24 ноября 2015 года.

Полный текст постановления изготовлен 1 декабря 2015 года.

 

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Рудых А.И.,

судей: Новогородского И.Б., Сонина А.А.,

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Бобылевой М.Ю.,

при участии в судебном заседании с использованием систем видеоконференц-связи: присутствующего в Арбитражном суде Восточно-Сибирского округа представителя общества с ограниченной ответственностью "Престиж" Алабужевой И.Р. (доверенность от 01.04.2014), присутствующих в Арбитражном суде Забайкальского края представителей Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по г. Чите Норбоевой Р.Б. (доверенность от 25.12.2014), Митуповой Ч.Н. (доверенность от 19.05.2015 N 6-15),

с участием судьи Арбитражного суда Забайкальского края, осуществляющего организацию видеоконференц-связи, Ломако Н.В., при ведении протокола совершения отдельного процессуального действия секретарем судебного заседания Фомина Е.П.,

рассмотрев кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Престиж"ООО на решение Арбитражного суда Забайкальского края от 22 июля 2015 года по делу N А78-7155/2015, постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 7 октября 2015 года по тому же делу (суд первой инстанции - Новиченко О.В., суд апелляционной инстанции: Ткаченко Э.В., Никифорюк Е.О., Рылов Д.Н.),

установил:

общество с ограниченной ответственностью "Престиж" (ОГРН 1067536046797, место нахождения: г. Чита, далее - ООО "Престиж", налогоплательщик, общество) обратилось в Арбитражный суд Забайкальского края с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по г. Чите (ОГРН 1047550035400, ИНН 7536057435, место нахождения: г. Чита, (далее - инспекция, налоговый орган) о признании недействительным решения от 03.03.2015 N 14-08-11.

Решением Арбитражного суда Забайкальского края от 22 июля 2015 года заявленные требования удовлетворены частично: решение инспекции признано недействительным в части привлечения ООО "Престиж" к ответственности: по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неуплату единого налога, уплачиваемого в связи с применением упрощенной системы налогообложения (далее - единый налог) в виде штрафа в размере 208 240 рублей 50 копеек; по пункту 1 статьи 123 Налогового кодекса Российской Федерации за неправомерное неудержание, неперечисление в установленный срок сумм налога на доходы физических лиц (далее - НДФЛ) в виде штрафов в размере 23 354 рублей и 31 057 рублей 50 копеек; по пункту 1 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации за непредставление в установленный срок налоговой декларации по единому налогу в виде штрафа в размере 42 123 рублей 50 копеек, начисления пени по НДФЛ в размере 42 195 рублей 96 копеек. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

Постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 7 октября 2015 года решение суда первой инстанции в обжалуемой ООО "Престиж" части оставлено без изменения.

Общество в кассационной жалобе просит принятые решение и постановление в части отказа в удовлетворении его требований в связи с неправильным применением норм материального права (статьи 249, 251 (подпункт 9 пункта 1) Налогового кодекса Российской Федерации, статьи 136 и 248 Гражданского кодекса Российской Федерации, часть 2 статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации) и неполнотой судебного исследования отменить, принять по делу судебный акт об удовлетворении заявленных требований в полном объеме.

Заявитель кассационной жалобы полагает выводы судов: о невозможности общества (управляющей компании) быть посредником (агентом) между жильцами и ресурсоснабжающими организациями, притворности условий договоров управления многоквартирными домами, основанными на неверном толковании указанных договоров, протоколов общих собраний собственников и положений статей 249, 251 (подпункт 9 пункта 1) Налогового кодекса Российской Федерации, сделанными без всестороннего исследования и надлежащей оценки имеющихся в деле доказательств и вопроса о наличии намерения у общества получить необоснованную налоговую выгоду.

По мнению общества, вывод судов о правомерности включения в доходы денежных средств от размещения наружной рекламы и оборудования на общем имуществе многоквартирного дома основан на неверном толковании статей 136 и 248 Гражданского кодекса Российской Федерации, части 2 статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации; полагает, что денежные средства, полученные от размещения рекламы и направленные на повышение качества содержания общего имущества, не являются доходом; указывает на доказанность использования этих средств на содержание общего имущества (благоустройство домов и детских площадок).

Налогоплательщик считает, что денежные средства, выданные физическим лицам в подотчет на приобретение материальных ценностей, не относятся к доходам для целей обложения НДФЛ, поскольку отчеты обществом приняты к учету без претензий, при этом общество действовало как агент, а судами неверно оценены доказательства оприходования приобретенных товаров (авансовых отчетов, чеков и квитанций).

Налоговый орган в отзыве на кассационную жалобу против её доводов возразил, ссылаясь на их несостоятельность и законность решения и постановления в обжалуемой части.

В судебном заседании представители общества и инспекции поддержали доводы и возражения, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на неё.

Проверив в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, соответствие выводов судов установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, правильность применения судами норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемых судебных актов кассационный суд приходит к следующим выводам.

По результатам выездной налоговой проверки общества по вопросу правильности исчисления, своевременности уплаты (удержания, перечисления) единого налога за период с 01.01.2011 по 31.12.2013, НДФЛ за период с 01.01.2011 по 30.06.2014, инспекцией составлен акт N 14-08-69 дсп от 26.11.2014 и принято решение от 03.03.2015 N 14-08-11 о привлечении общества к ответственности по: пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в размере 416 481 рублей, пункту 1 статьи 126 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в размере 18 800 рублей, пункту 1 статьи 123 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафов в размере: 46 708 рублей и 62 115 рублей (с 01.01.2012 по 31.12.2013), пункту 1 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в размере 84 247 рублей.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Забайкальскому краю от 06.05.2015 N 2.14-20/133-ЮЛ/04798 решение инспекции N 14-08-11 от 03.03.2015 оставлено без изменения.

Полагая, что решение инспекции нарушает его права и законные интересы, общество обратилось в суд с настоящим заявлением.

Удовлетворяя требования налогоплательщика в части начисления пени по НДФЛ в сумме 42 195 рублей 96 копеек и снижения начисленных сумм штрафа, арбитражный суд первой инстанции, ссылаясь на установленные по результатам оценки доказательств обстоятельства, смягчающие ответственность, и обстоятельства неучёта налоговым органом при начислении пени по НДФЛ имеющейся по нему переплаты, о наличии и размере которой у сторон спора нет. При этом суд правильно истолковал и применил положения статей 24, 45, 75, 112 и 114 Налогового кодекса Российской Федерации и обоснованно исходил из оценки составленного и согласованного сторонами при рассмотрении дела единого расчета недоимки по НДФЛ и пени за период с 01.01.2012 по 03.03.2015, которая (оценка совместного расчета) не противоречит положениям статей 65, 67, 68, 70, 71, 198 и 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Отказывая в удовлетворении требований, арбитражные суды исходили из доказанности налоговым органом обстоятельств правомерности доначисления оспариваемых сумм единого налога и НДФЛ, обоснованности привлечения общества к ответственности по пункту 1 статьи 119, пункту 1 статьи 122 и пункту 1 статьи 123 Налогового кодекса Российской Федерации.

Выводы судов являются законными и обоснованными в силу следующего.

Правоотношения сторон правильно квалифицированы арбитражными судами, как возникшие в связи с проведением выездной налоговой проверки налогоплательщика по вопросам правильности исчисления, удержания и уплаты налогов, в том числе единого налога, НДФЛ, регулируемые общими положениями о налоговых органах (раздел 3 Налогового кодекса Российской Федерации), об ответственности за совершение налоговых правонарушений (раздел 4), главами 23 и 26.2 названного Кодекса, а также статьями 170, 248, 249, 290, главами 34 и 36 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 154, 162 Жилищного кодекса Российской Федерации.

Основанием доначисления оспариваемых сумм по единому налогу послужили выводы инспекции о необоснованном невключении в доходы поступивших от собственников жилых и нежилых помещений денежных средств по договорам на оказание коммунальных услуг, в том числе уплаченные ресурсоснабжающим организациям, а также от третьих лиц от сдачи в аренду общего имущества, выполнения подрядных работ.

Согласно статье 346.14 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения по единому налогу признаются доходы и доходы, уменьшенные на величину расходов. Выбор объекта налогообложения осуществляется самим налогоплательщиком и может изменяться ежегодно с соблюдением установленного данной статьей порядка.

Порядок определения доходов установлен в статье 346.15 Налогового кодекса Российской Федерации, согласно пункту 1 которой при определении объекта налогообложения налогоплательщики учитывают доходы от реализации, определяемые в соответствии со статьей 249 Кодекса, и внереализационные доходы, определяемые в соответствии со статьей 250 Кодекса.

В соответствии с положениями подпункта 1 пункта 1.1 статьи 346.15 Налогового кодекса Российской Федерации при определении объекта налогообложения не учитываются: доходы, указанные в статье 251 настоящего Кодекса.

Согласно подпункту 9 пункта 1 указанной нормы права при определении налоговой базы не учитываются доходы в виде имущества (включая денежные средства), поступившего комиссионеру, агенту и (или) иному поверенному в связи с исполнением обязательств по договору комиссии, агентскому договору или другому аналогичному договору, а также в счет возмещения затрат, произведенных комиссионером, агентом и (или) иным поверенным за комитента, принципала и (или) иного доверителя, если такие затраты не подлежат включению в состав расходов комиссионера, агента и (или) иного поверенного в соответствии с условиями заключенных договоров. К указанным доходам не относится комиссионное, агентское или иное аналогичное вознаграждение.

Оспаривая выводы инспекции о неправомерности включения в доходы денежных средств, полученных по договорам на оказание коммунальных услуг, общество сослалось на невозможность его признания исполнителем коммунальных услуг в связи с отсутствием материально-технической базы и персонала для их оказания и на условия договоров управления многоквартирными домами, протоколы общего собрания собственников помещений жилых домов, согласно которым оно являлось посредником (агентом), в связи с чем в доходы подлежало включению только агентское вознаграждение.

По результатам оценки доводов и возражений сторон и представленных в их обоснование доказательств, в том числе содержания договоров на оказание коммунальных услуг, управления многоквартирными домами, протоколов общего собрания собственников помещений жилого дома, арбитражные суды установили, что общество, применяя упрощенную систему налогообложения её объектом выбрало доходы; собственниками помещений в многоквартирных домах избран способ управления управляющей организацией, в качестве которой утверждено общество, которому предоставлены полномочия, в том числе заключать от имени собственников договоры с поставщиками коммунальных и иных услуг, утверждены тарифы за управление и эксплуатацию общего имущества, обслуживание лифтового оборудования, подогрев горячей воды, тепловой энергии, вывоз твердых бытовых отходов.

Арбитражными судами также установлено, что по условиям договоров управления общество было обязано обеспечивать управление переданных ему помещений, выполнять работы и оказывать услуги по надлежащему их содержанию, в том числе обеспечивать коммунальными услугами собственников помещений многоквартирных домов; для выполнения указанных обязательств общество заключило с поставщиками коммунальных ресурсов договоры поставки, которые, как и договоры управления условий о выплате вознаграждений обществу как агенту не содержат.

При оценке условий договоров положения статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации судами не нарушены.

Данные обстоятельства подтверждены материалами дела, обществом не оспариваются и не опровергнуты.

С учетом содержания условий договоров, положений пунктов 3, 5, 49 Правил предоставления коммунальных услуг гражданам, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 23.05.2006 N 307 и пунктов 9 и 13 Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 06.05.2011 N 354, обоснованы выводы судов о том, что управляющая организация является исполнителем коммунальных услуг, а не агентом (посредником) между ресурсоснабжающими организациями и собственниками помещений и полученные от последних денежные средства правомерно включены в состав доходов.

При этом указанные нормы права и приведенные выше положения статей 346.14, 346.15, 249 и 251 Налогового кодекса Российской Федерации, а также статей 154 и 162 Жилищного кодекса Российской Федерации арбитражными судами истолкованы и применены правильно.

Судами правомерно учтены правовая позиция Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенная в постановлении от 16.11.2010 N 1041/10, и разъяснения статьи 162 Жилищного кодекса Российской Федерации, согласно которым из положений данной нормы права следует, что на оценку взаимоотношений сторон по договору управления факт выполнения работ, оказания услуг, в том числе коммунальных, собственными силами или с привлечением других лиц, не влияет.

Оснований для иного толкования указанной нормы права применительно к установленным по данному делу обстоятельствам у кассационного суда нет.

Доводы общества о неправильном применении статей 346.14, 346.15, 249 и 251 Налогового кодекса Российской Федерации, статей 154 и 162 Жилищного кодекса Российской Федерации кассационным судом не могут быть приняты во внимание как основанные на их ошибочном толковании налогоплательщиком.

Несогласие общества с выводами о притворности условий договоров управления и отсутствии оснований для их квалификации как договоров "агентирования", несмотря на ссылку на неправильное применение норм материального права, отсутствие всестороннего исследования и надлежащей оценки имеющихся в деле доказательств, по существу направлены на переоценку условий договоров управления, других доказательств по делу и выводов судов по результатам их оценки, что невозможно в суде кассационной инстанции в силу положений статей 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Доводы общества о необоснованности выводов судов в части правомерного включения в доходы денежных средств от сдачи фасада многоквартирного дома в аренду для размещения рекламы кассационным судом не принимаются в силу следующего.

Оценив протоколы общего собрания собственников многоквартирного дома, заключенные обществом договоры об использовании общего имущества третьими лицами, суды установили, что воля собственников была направлена на передачу в пользование общего имущества с правом распоряжения арендной платой и доказательств её передачи в общую собственность материалы дела не содержат, в связи с чем правильно квалифицировали указанные договоры как договоры субаренды и применили к ним положения статей 136, 606 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым полученные от законного использования арендуемого имущества доходы принадлежит арендатору, если иное не предусмотрено условиями договоров.

Довод о неправильном применении статей 136 и 248 Гражданского кодекса Российской Федерации, части 2 статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации кассационным судом не может быть принят во внимание, поскольку несмотря на ссылку на их нарушение, выражает несогласие общества с оценкой протоколов общего собрания, условий договоров об использовании общего имущества и установленных по результатам их оценки обстоятельств (недоказанности использования арендной платы на содержание общего имущества многоквартирных домов (благоустройство домов и детских площадок, уменьшения ежемесячных платежей собственников помещений), что невозможно в суде кассационной инстанции в силу его полномочий, предусмотренных статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Довод налогоплательщика о невозможности отнесения к доходам для целей обложения НДФЛ выданных в подотчет работникам денежных средств на приобретение материальных ценностей кассационным судом не принимается исходя из следующего.

Оспаривая данный эпизод, налогоплательщик сослался на принятие к своему учету без претензий представленных работниками авансовых отчетов и первичных документов, указывая на то, что недочеты в оформлении первичных документов не являются основанием для включения указанных в них сумм в доходы работников.

Исследовав и оценив авансовые отчеты, приложенные к ним первичные документы, ведомости по счету 10, арбитражные суды установили, что в указанных документах отсутствуют сведения и реквизиты, необходимые для идентификации лиц, подписавших чеки (наименование лица, составившего документ, его должность, фамилии, инициалы); в некоторых товарных чеках наименование товара указано как "хозяйственные расходы, канцелярские товары, товары, бытовая химия, стройматериалы, расходы, детские новогодние подарки", отсутствует дата составления документов, не заполнены графы "количество", "цена товара", подпись продавца.

Данные обстоятельства соответствуют содержанию первичных документов, налогоплательщиком не оспорены и не опровергнуты.

С учетом изложенного, положений статей 24, 209, 210, 226 (подпункт 1 пункта 6), 230 Налогового кодекса Российской Федерации, статей 9 Федеральных законов от 21.11.1996 N 129-ФЗ и от 06.12.2011 N 402-ФЗ "О бухгалтерском учете" (в редакциях действовавших в проверяемый период, далее - Закон о бухгалтерском учете), пункта 4.4 Положения Банка России от 12.10.2011 N 373-П "О порядке ведения кассовых операций с банкнотами и монетой Банка России на территории Российской Федерации", являются правильными выводы судов о непредставлении обществом надлежащих доказательств, подтверждающих расходование спорных сумм на производственные нужды; невозможности принятия к учету и подтверждению несения расходов первичных документов, оформленных в нарушение требований закона и правомерности в связи с этим отнесения спорных сумм к доходам физических лиц.

Выводы судов основаны на правильном истолковании и применении положений статей 24, 209, 210, 226 (подпункт 1 пункта 6), 230 Налогового кодекса Российской Федерации, статьи 9 Закона о бухгалтерском учете

При этом суды правильно исходили из правовой позиции, изложенной в постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.03.2013 N 14376/12 и N 13510/12, о том, что при отсутствии доказательств, подтверждающих расходование подотчетных денежных средств, полученных подотчетным лицом, а также оприходование организацией товарно-материальных ценностей в установленном порядке указанные денежные средства, согласно статье 210 Налогового кодекса Российской Федерации являются доходом подотчетного лица и подлежат включению в налоговую базу по НДФЛ.

При оценке доказательств и распределении между сторонами бремени доказывания необходимых для правильного рассмотрения спора обстоятельств положения статей 65, 67, 68, 70, 71, 198 и 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судами не нарушены.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены обжалуемых судебных актов, кассационным судом не установлено.

По результатам рассмотрения кассационной жалобы Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к выводу о том, что обжалуемые судебные акты основаны на полном и всестороннем исследовании имеющихся в деле доказательств, приняты с соблюдением норм материального и процессуального права и на основании пункта 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат оставлению без изменения.

Руководствуясь статьями 274, 286-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Забайкальского края от 22 июля 2015 года по делу N А78-7155/2015 и постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 7 октября 2015 года по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

А.И. Рудых

 

Судьи

И.Б. Новогородский
А.А. Сонин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Исследовав и оценив авансовые отчеты, приложенные к ним первичные документы, ведомости по счету 10, арбитражные суды установили, что в указанных документах отсутствуют сведения и реквизиты, необходимые для идентификации лиц, подписавших чеки (наименование лица, составившего документ, его должность, фамилии, инициалы); в некоторых товарных чеках наименование товара указано как "хозяйственные расходы, канцелярские товары, товары, бытовая химия, стройматериалы, расходы, детские новогодние подарки", отсутствует дата составления документов, не заполнены графы "количество", "цена товара", подпись продавца.

Данные обстоятельства соответствуют содержанию первичных документов, налогоплательщиком не оспорены и не опровергнуты.

С учетом изложенного, положений статей 24, 209, 210, 226 (подпункт 1 пункта 6), 230 Налогового кодекса Российской Федерации, статей 9 Федеральных законов от 21.11.1996 N 129-ФЗ и от 06.12.2011 N 402-ФЗ "О бухгалтерском учете" (в редакциях действовавших в проверяемый период, далее - Закон о бухгалтерском учете), пункта 4.4 Положения Банка России от 12.10.2011 N 373-П "О порядке ведения кассовых операций с банкнотами и монетой Банка России на территории Российской Федерации", являются правильными выводы судов о непредставлении обществом надлежащих доказательств, подтверждающих расходование спорных сумм на производственные нужды; невозможности принятия к учету и подтверждению несения расходов первичных документов, оформленных в нарушение требований закона и правомерности в связи с этим отнесения спорных сумм к доходам физических лиц.

Выводы судов основаны на правильном истолковании и применении положений статей 24, 209, 210, 226 (подпункт 1 пункта 6), 230 Налогового кодекса Российской Федерации, статьи 9 Закона о бухгалтерском учете

При этом суды правильно исходили из правовой позиции, изложенной в постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.03.2013 N 14376/12 и N 13510/12, о том, что при отсутствии доказательств, подтверждающих расходование подотчетных денежных средств, полученных подотчетным лицом, а также оприходование организацией товарно-материальных ценностей в установленном порядке указанные денежные средства, согласно статье 210 Налогового кодекса Российской Федерации являются доходом подотчетного лица и подлежат включению в налоговую базу по НДФЛ."