Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 27 августа 2013 г. N Ф04-3759/13 по делу N А27-19013/2012

 

г. Тюмень

 

27 августа 2013 г.

Дело N А27-19013/2012

 

Резолютивная часть постановления объявлена 20 августа 2013 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 27 августа 2013 года.

 

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Перминовой И.В.

судей Кокшарова А.А.

Чапаевой Г.В.

при ведении протокола помощником судьи Кропочевой Л.В.

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 2 по Кемеровской области на решение от 02.04.2013 Арбитражного суда Кемеровской области (судья Дворовенко И.В.) по делу N А27-19013/2012 по заявлению общества с ограниченной ответственностью "СГМК-Вторресурс" (654041, Кемеровская область, г.Новокузнецк, ул.Кутузова, 37 "А", ОГРН 1064217065791, ИНН 4217086970) к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N2 по Кемеровской области (654041, Кемеровская область, г.Новокузнецк, ул.Кутузова, 35, ОГРН 1044217029834, ИНН 4216003097) о признании недействительным решения.

Путем использования систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Кемеровской области (судья Душинский А.В.) в судебном заседании участвовали представители:

от общества с ограниченной ответственностью "СГМК-Вторресурс" - Баканова О.В. по доверенности от 27.11.2012 N 27/12/В, Чегодаев В.Н. по доверенности от 27.11.2012 N 28/12/В, Красникова И.А. по доверенности от 15.10.2010 (срок действия по 14.10.2013);

от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 2 по Кемеровской области - Круппа О.М. по доверенности от 29.12.2012 N 03-08/06478, Константинова И.Л. по доверенности от 19.08.2013 N 03-16/04103,

Суд установил:

общество с ограниченной ответственностью "СГМК - Вторресурс" (далее - Общество) обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 2 по Кемеровской области (далее - Инспекция, налоговый орган) о признании недействительным решения от 22.08.2012 N 11 в части дополнительного начисления налога на прибыль в размере 416 780 руб., налога на добавленную стоимость в размере 485 104 руб., соответствующих сумм пени и штрафных санкций, а также штрафных санкций по статье 122 Налогового кодекса Российской Федерации (с учетом положений статей 112, 114 Налогового кодекса Российской Федерации).

Решением от 02.04.2013 Арбитражного суда Кемеровской области (с учетом определения от 12.04.2013) заявленные требования удовлетворены.

Законность и обоснованность решения суда в апелляционной инстанции не проверялись.

Инспекция обратилась с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на нарушение судом первой инстанции норм материального и процессуального права, просит отменить состоявшееся по делу решение суда. Подробно доводы Инспекции изложены в кассационной жалобе.

В отзыве на кассационную жалобу Общество считает доводы Инспекции несостоятельными, а решение суда - законным и обоснованным, в связи с чем просит оставить его без изменения.

В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

Проверив законность судебных актов в порядке статей 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, изучив доводы жалобы, отзыва на нее, заслушав представителей сторон, кассационная инстанция не находит оснований для ее удовлетворения.

Судами установлено и подтверждено материалами дела, что, Инспекцией проведена выездная проверка в отношении Общества по вопросам правильности исчисления, своевременности уплаты налогов в бюджет за период 2010 и 2011 годов, о чем составлен акт проверки от 24.07.2012 N 58.

По результатам рассмотрения материалов выездной налоговой проверки Инспекцией принято решение от 22.08.2012 N 11, в соответствии с которым Общество привлечено к налоговой ответственности, предусмотренной статьями 122 и 123 Налогового кодекса Российской Федерации, в общей сумме 1 643 244, 60 руб. Данным решением налоговый орган дополнительно начислил суммы налога на прибыль в размере 416 780 руб. и налог на добавленную стоимость в размере 485 104 руб., а также начислил суммы пени за неуплату налога на прибыль, налога на добавленную стоимость и налога на доходы физических лиц. Обществу как налоговому агенту предложено удержать и перечислить в бюджет сумму налога на доходы физических лиц 12 662 руб.

Решением от 10.10.2012 N 599 Управления Федеральной налоговой службы по Кемеровской области решение Инспекции оставлено без изменения.

Не согласившись с решением Инспекции в части, Общество оспорило его в судебном порядке.

Основанием для доначисления налога на прибыль послужил вывод налогового органа о неправомерном отнесении налогоплательщиком в полном объеме, без распределения на остаток готовой продукции, расходов на оплату труда персонала цеха шлакопереработки N 1, расходов в виде сумм на обязательное пенсионное страхование, начисленные на суммы заработной платы, в состав косвенных расходов и учете их в полном объеме в текущем отчетном (налоговом) периоде в соответствии с абзацем 1 пункта 2 статьи 318 Налогового кодекса Российской Федерации. Инспекция посчитала данные расходы прямыми и распределила их с учетом реализации готовой продукции в соответствии с абзацем 2 пункта 2 статьи 318 Налогового кодекса Российской Федерации.

Удовлетворяя требования заявителя о признании недействительным оспариваемого решения Инспекции в данной части, арбитражный суд пришел к выводу, что действия Общества по отнесению в полном объеме спорных расходов на уменьшение налоговой базы не повлекли ее занижения.

Данный вывод суда соответствует фактическим обстоятельствам, установленным по делу, имеющимся в материалах дела доказательствам, и основан на положениях статьи 318 Налогового кодекса Российской Федерации.

Судом установлено, что согласно договору от 01.12.2007 N 7141001, заключенному с ОАО "ЗСМК", Общество в проверяемый период оказывало услуги по обработке шлаковых ковшей путем очистки от остатков перевозимого в них огненно-жидкого шлака.

Исследовав и оценив в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела оборотно-сальдовые ведомости по счету 20.01.1, калькуляции себестоимости за 2010 и 2011 годы, в которых конкретно по каждому месяцу указаны затраты на услуги по очистке ковшей отдельно от затрат на производство готовой продукции, суд установил, что спорные затраты связаны с оказанием услуг по очистке ковшей.

Учитывая, что спорные расходы связаны с оказанием услуг, порядок признания данных расходов вне зависимости от признания их прямыми или косвенными в налоговом учете одинаков, а именно, данные расходы относятся в полном объеме на уменьшение доходов от производства и реализации данного отчетного (налогового) периода, без какого - либо распределения (абзац 1 и 3 пункта 2 статьи 318 Налогового кодекса Российской Федерации).

С учетом изложенных обстоятельств вывод суда о том, что действия Общества по отнесению в полном объеме расходов по услугам на уменьшение налоговой базы не повлекли ее занижения, является правильным.

Ссылка Инспекции на то, что у заявителя в учетной политике дополнительно не закреплено положение о раздельном учете, не опровергает вывод суда о том, что спорные расходы налогоплательщика связаны с оказанием услуг. Отсутствие закрепленной в учетной политике методики ведения раздельного учета при фактическом его ведении не является основанием для исключения спорных затрат из состава расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу по налогу на прибыль.

Кроме того, суд, отклоняя довод Инспекции о том, что правило абзаца 3 пункта 2 статьи 318 Налогового кодекса Российской Федерации должно быть дополнительно закреплено в учетной политике Общества, обоснованно указал, что право налогоплательщика относить сумму связанных с оказанием таких услуг расходов в полном объеме на уменьшение доходов от производства и реализации данного отчетного (налогового) периода (без распределения на остатки незавершенного производства) возникает в силу закона (абз.3 п.2 статьи 318 Налогового кодекса Российской Федерации), поэтому не зависит от факта закрепления такого положения в учетной политике налогопллатаельщика.

Довод Инспекции об отсутствии разделения на счете 25 расходов по производству продукции и по услугам также не влияет на правильность вывода суда, поскольку судом установлено, что на счете 20.01.1 заявителем учтены только услуги по договору 01.12.2007 N 7141001, заключенному с ОАО "ЗСМК", т.е. имеется возможность определить размер оказанных услуг.

Ссылка Инспекции на то, что калькуляции, представленные Обществом, не являются документами, подтверждающими правильность определения спорных расходов, кассационной инстанцией также отклоняется. Согласно статье 252 Налогового кодекса Российской Федерации расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. При этом Налоговый кодекс Российской Федерации не содержит обязательного перечня документов, которыми могут подтверждаться указанные выше затраты.

Учитывая, что Инспекцией не опровергнуты данные, указанные в представленных калькуляциях, довод налогового органа о том, что калькуляции составлены по предполагаемым данным, необоснован.

Технические отчеты по цеху шлакопереработки N 1, на которые ссылается Инспекция, были предметом оценки арбитражного суда, который обоснованно указал, что данные отчеты отражают показатели работы цеха шлакопереработки N 1 за месяц в натуральном выражении, в том числе, сколько поступило сырья, сколько обработано ковшей, сколько произведено продукции, энергетические затраты, сколько продукции отгружено. Вместе с тем, суд правильно отметил, что независимо от того, сколько переработано шлака, затраты по услугам на очистку ковшей не включаются в затраты на производство готовой продукции; Налоговый кодекс Российской Федерации разделяет затраты на услуги и затраты на производство готовой продукции и разделяет порядок учета данных затрат (абзацы 2 и 3 пункта 2 статьи 318 Налогового кодекса Российской Федерации).

Учитывая, что технические отчеты по цеху шлакопереработки N 1 отражают затраты на производство готовой продукции, а калькуляции отражают затраты на услуги по очистке ковшей, ссылка Инспекции на их противоречивость несостоятельна, поскольку они составлены по разным видам деятельности (производство и реализация продукции из сырья, и оказание услуг) и не могут быть идентичными.

Довод Инспекции о том, что весь полученный в результате очистки ковшей шлак перерабатывается, и из него производится готовая продукция, которая в дальнейшем реализуется, также был предметом рассмотрения суда первой инстанции, который обоснованно отклонил его исходя из того, что огненно-жидкий шлак (сырье), из которого в дальнейшем получается готовая продукция, приобретается Обществом по отдельному договору поставки от 01.08.2007 N 7128/38, затраты на покупку которого включаются в себестоимость готовой продукции.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что распределение Инспекцией расходов по услугам по мере реализации готовой продукции не соответствует абзацу З пункта 2 статьи 318 Налогового кодекса Российской Федерации, является правильным.

Довод Инспекции о том, что работники цеха шлакопереработки N 1 принимают непосредственное участие в производственном процессе по изготовлению шлака и щебня на оборудовании, которое участвует в производственном процессе данного цеха, был предметом оценки арбитражного суда.

Исследовав Своды по заработной плате, суд установил, что работники по участку грануляционного бассейна, участку кранового хозяйства, участку по ремонту электрооборудования грануляционного бассейна и шлакового отвала, участку по ремонту и обслуживанию металлургического оборудования, участку спецтехники принимают непосредственное участие по оказанию услуг по очистке ковшей.

Инспекция данное обстоятельство не опровергла. Показания свидетелей, на которые ссылается Инспекция, не опровергают вывод суда, поскольку, как правильно отметил суд, заданные вопросы касаются лишь одного производственного процесса - производства готовой продукции - и не подтверждают неправомерность действий Общества по отнесению расходов по оказанию услуг за 2010 и 2011 годы с учетом абзаца 3 пункта 2 статьи 318 Налогового кодекса Российской Федерации в полном объёме на уменьшение доходов от производства и реализации данного отчетного (налогового) периода (без распределения по мере реализации готовой продукции).

Убедительных доводов, основанных на доказательственной базе, и опровергающих вывод суда, кассационная жалоба по данному эпизоду не содержит.

Основанием для доначисления налога на прибыль послужило также неправомерное, по мнению Инспекции, неотнесение налогоплательщиком к прямым расходам на производство и реализацию 2010 и 2011 годов расходов по заработной плате (страховым взносам, амортизационным отчислениям) управленческого персонала.

Удовлетворяя требования заявителя в указанной части, арбитражный суд, руководствуясь положениями пункта 1 статьи 318 Налогового кодекса Российской Федерации, во взаимосвязи с установленными по делу обстоятельствами, имеющимися в деле доказательствами, исходил из того, что управленческий персонал осуществляет руководство не только производственным процессом, но и процессом оказания услуг, определить процентное соотношение которых не представляется возможным.

Кассационная инстанция, оставляя решение суда без изменения, исходит из следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 318 Налогового кодекса Российской Федерации к прямым расходам могут быть отнесены, в частности, расходы на оплату труда персонала, участвующего в производстве товаров, выполнения работ, оказания услуг, а также расходы на обязательное пенсионное страхование, идущие на финансирование страховой и накопительной части трудовой пенсии на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, обязательное медицинское страхование, обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, начисленные на указанные суммы расходов на оплату труда; суммы начисленной амортизации по основным средствам, используемым при производстве товаров, работ, услуг.

К косвенным расходам относятся все иные суммы расходов, за исключением внереализационных расходов, определяемых в соответствии со статьей 265 настоящего Кодекса, осуществляемых налогоплательщиком в течение отчетного (налогового) периода.

Поскольку управленческий персонал (начальник цеха, секретарь-инспектор по кадрам, заместитель начальника цеха по оборудованию, заместитель начальника цеха по технологии производства, электрик цеха, механик цеха, инженер по оборудованию, начальник смены и др.) не участвует в производстве продукции, вывод суда о том, что оплата труда, сумма страховых взносов управленческого персонала признаются косвенными расходами, является правильным.

Довод Инспекции о том, что управление цеха шлакопереработки не выделено ни в организационной структуре цеха, ни в штатном расписании, ни в расчетной ведомости организации по заработной плате цеха необоснован.

Как установлено судом, в организационной структуре, штатном расписании имеются должности начальника цеха, секретаря-инспектора по кадрам, заместителя начальника цеха по оборудованию, заместителя начальника цеха по технологии производства, электрика цеха, механика цеха, инженера по оборудованию, начальника смены и др., которые представляют собой управленческий персонал цеха.

Оснований для отмены судебного акта по данному эпизоду не имеется.

Основанием для доначисления налога на добавленную стоимость послужил вывод Инспекции о неправомерном невосстановлении налогоплательщиком в нарушение подпункта 1 пункта 2, подпункта 2 пункта 3 статьи 170 Налогового кодекса Российской Федерации ранее принятых налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость в сумме 485 104 руб. при списании (ликвидации) основных средств до окончания срока их амортизации и в связи с дальнейшей реализацией остатков основных средств в виде лома и отходов черных и цветных металлов.

Удовлетворяя требования заявителя о признании недействительным оспариваемого решения Инспекции в указанной части, арбитражный суд, руководствуясь положениями пунктов 2 и 3 статьи 170 Налогового кодекса Российской Федерации, во взаимосвязи с представленными в материалы дела доказательствами, пришел к выводу о неправомерном доначислении Обществу налога на добавленную стоимость (пени, штрафа).

Кассационная инстанция, поддерживая вывод суда, исходит из положений норм материального права, указанных в судебном акте, и обстоятельств, установленных судом.

Судом установлено, что цистерна без колесных пар N 1, цистерна без колесных пар N 2 приняты к учету в качестве основных средств 16.02.2010, авиадвигатель РД-ЗМ-500 - 02.03.2011; на основании приказов от 11.03.2011 N 36, от 28.11.2011 N 146, от 29.11.2011 N 148 (заключений от 27.01.2011, 26.11.2011, 29.11.2011) осуществлено списание указанных основных средств в связи с физическим износом и нецелесообразностью их ремонта. После списания остатки цистерн и авиадвигателя были оприходованы как металлолом.

Учитывая, что пункт 3 статьи 170 Налогового кодекса Российской Федерации содержит исчерпывающий перечень случаев, когда принятые к вычету налогоплательщиком по товарам (работам, услугам), в том числе по основным средствам и нематериальным активам, имущественным правам, суммы налога подлежат восстановлению; такого основания для восстановления ранее принятого к вычету налога на добавленную стоимость по основным средствам как их списание (ликвидация) до истечения срока амортизации не предусмотрено указанной нормой права, суд пришел к правильному выводу об отсутствии у Общества правового основания для восстановления и уплате налога на добавленную стоимость в сумме 485 104 руб. при списании основных средств до истечения срока их амортизации в связи с физическим износом.

Ссылка Инспекции на то, что указанные объекты не будут в дальнейшем использоваться налогоплательщиком в операциях, облагаемых налогом на добавленную стоимость, поскольку их остатки были оприходованы в качестве лома черных и цветных металлов, реализация которого не подлежит налогообложению в силу подпункта 25 пункта 2 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации, не свидетельствует о наличии у налогоплательщика обязанности по восстановлению налога на добавленную стоимость, ранее принятого к вычету по таким объектам. Дальнейшая реализация данного металлолома не свидетельствует о том, что цистерны и авиадвигатель как основные средства были приобретены для осуществления операций, не облагаемых налогом на добавленную стоимость.

Суд кассационной инстанции считает, что выводы суда подтверждены материалами дела и основаны на установленных по делу фактических обстоятельствах, получивших надлежащую оценку в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, нормы материального права применены правильно, нарушений процессуального закона, которые могли повлечь принятие незаконного судебного акта, не установлено.

В кассационной жалобе налоговый орган просит отменить решение суда полностью, однако доводов, касающихся выводов суда о правомерности отнесения Обществом на затраты расходов по участку готовой продукции (весовому комплексу), жалоба не содержит.

При таких обстоятельствах оснований для отмены судебного акта и удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

Учитывая изложенное, руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа

постановил:

решение от 02.04.2013 Арбитражного суда Кемеровской области (с учетом определения от 12.04.2013) по делу N А27-19013/2012 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий

И.В. Перминова

 

Судьи

А.А. Кокшаров
Г.В. Чапаева

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Учитывая, что пункт 3 статьи 170 Налогового кодекса Российской Федерации содержит исчерпывающий перечень случаев, когда принятые к вычету налогоплательщиком по товарам (работам, услугам), в том числе по основным средствам и нематериальным активам, имущественным правам, суммы налога подлежат восстановлению; такого основания для восстановления ранее принятого к вычету налога на добавленную стоимость по основным средствам как их списание (ликвидация) до истечения срока амортизации не предусмотрено указанной нормой права, суд пришел к правильному выводу об отсутствии у Общества правового основания для восстановления и уплате налога на добавленную стоимость в сумме 485 104 руб. при списании основных средств до истечения срока их амортизации в связи с физическим износом.

Ссылка Инспекции на то, что указанные объекты не будут в дальнейшем использоваться налогоплательщиком в операциях, облагаемых налогом на добавленную стоимость, поскольку их остатки были оприходованы в качестве лома черных и цветных металлов, реализация которого не подлежит налогообложению в силу подпункта 25 пункта 2 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации, не свидетельствует о наличии у налогоплательщика обязанности по восстановлению налога на добавленную стоимость, ранее принятого к вычету по таким объектам. Дальнейшая реализация данного металлолома не свидетельствует о том, что цистерны и авиадвигатель как основные средства были приобретены для осуществления операций, не облагаемых налогом на добавленную стоимость."