Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 16 октября 2015 г. N Ф07-7/15 по делу N А21-8941/2013

 

16 октября 2015 г.

Дело N А21-8941/2013

 

Арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Яковца А.В., судей Бычковой Е.Н., Кирилловой И.И.,

рассмотрев 12.10.2015 в открытом судебном заседании кассационную жалобу Игнатьева Александра Анатольевича на определение Арбитражного суда Калининградской области от 17.02.2015 (судья Лузанова З.Б.) и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.06.2015 (судьи Зайцева Е.К., Бурденков Д.В., Масенкова И.В.) по делу N А21-8941/2013,

установил:

Определением Арбитражного суда Калининградской области от 03.02.2014 в отношении общества с ограниченной ответственностью "ЕвроМех", место нахождения: 238450, Калининградская обл., г. Мамоново, ул. Жабинского, д. 2, ИНН 3915447079, ОГРН 1063915003107 (далее - Общество, должник), введена процедура наблюдения, временным управляющим утвержден Крейзо Анатолий Михайлович.

Решением суда от 05.06.2014 Общество признано несостоятельным (банкротом), в отношении должника открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден Крейзо А.М.

Конкурсный управляющий Крейзо А.М. 25.11.2014 обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении бывшего генерального директора Общества Игнатьева Александра Анатольевича к субсидиарной ответственности по обязательствам должника путем взыскания с него 6 916 948,02 руб.

Определением суда первой инстанции от 17.02.2015 заявление конкурсного управляющего удовлетворено частично - с Игнатьева А.А. в пользу Общества взыскано 6 609 744,01 руб. Суд также взыскал с Игнатьева А.А. в доход федерального бюджета 56 048,72 руб. государственной пошлины.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.06.2015 указанное определение в части взыскания с Игнатьевой А.А. в доход федерального бюджета 56 048,72 руб. государственной пошлины отменено, в остальной части - оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Игнатьев А.А. просит отменить определение от 17.02.2015 и постановление от 30.06.2015, принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявления конкурсного управляющего Крейзо А.М.

По мнению подателя жалобы, вывод судов первой и апелляционной инстанций о том, что конкурсный управляющий не смог сформировать конкурсную массу должника из-за отсутствия документов о финансовой и хозяйственной деятельности Общества, не переданных бывшим руководителем, противоречит фактическим обстоятельствам дела.

Как считает Игнатьев А.А., непередача руководителем должника конкурсному управляющему документов бухгалтерского учета и отчетности сама по себе не является основанием для удовлетворения заявленных требований о привлечении к субсидиарной ответственности, в том числе, ввиду отсутствия доказательств виновности бывшего руководителя должника и причинно-следственной связи между его противоправными действиями и невозможностью формирования конкурсной массы.

Податель жалобы указывает, что Общество не вело хозяйственную деятельность с июля 2012 года, какие-либо активы у должника отсутствуют, а все имевшиеся у него документы и печать Общества переданы конкурсному управляющему 23.01.2015.

Кроме того, по мнению Игнатьева А.А., в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие принятие конкурсным управляющим надлежащих мер по выявлению и взысканию дебиторской задолженности, либо невозможности ее взыскания по причине отсутствия документов или искажения содержащихся в них сведений.

Отзыв на кассационную жалобу не представлен.

Участвующие в деле лица надлежащим образом извещены о месте и времени проведения судебного заседания, однако своих представителей для участия в нем не направили, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в их отсутствие.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.

Как следует из материалов дела, обращаясь в арбитражный суд с настоящим заявлением, конкурсный управляющий Крейзо А.М. сослался на то, что общий размер требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов Общества, составляет 6 609 744,01 руб., расходы по проведению в отношении должника процедуры наблюдения, включая вознаграждение временного управляющего, составляют 307 203,92 руб.; по сведениям регистрирующих органов движимое и недвижимое имущество у Общества отсутствует.

Заявитель указал, что генеральным директором Общества на дату вынесения судом определения от 03.02.2014, обязывающего руководителя должника представить временному управляющему учредительные и финансово-хозяйственные документы, и до даты открытия в отношении должника конкурсного производства являлся Игнатьев А.А., которому конкурсным управляющим направлялись требования о передаче документов, оставшиеся неисполненными.

Конкурсный управляющий Крейзо А.М. сообщил, что документы, переданные ему Игнатьевым А.А. после принятия арбитражным судом к производству заявления о привлечении к субсидиарной ответственности, не являются документами бухгалтерского учета и отчетности Общества и не подтверждают его права на имущество.

Ссылку Игнатьева А.А. на отсутствие доступа в помещение, где находятся документы Общества, по мнению заявителя, следует рассматривать как признание ответчиком своей вины в неисполнении обязанностей руководителя должника по ведению бухгалтерского учета и хранению документов бухгалтерского учета и отчетности.

Возражая против удовлетворения заявленных требований, Игнатьев А.А. сослался на то, что не знал о возбуждении производства по делу о банкротстве Общества и только 23.01.2015 получил уведомление о необходимости передачи документов конкурсному управляющему, после чего передал имеющиеся у него документы конкурсному управляющему; документы бухгалтерского учета и отчетности Общества находятся в ранее арендованном им офисе, в настоящее время должник его уже не арендует и собственник офиса не допускает в помещение посторонних лиц, в том числе Игнатьева А.А.

Игнатьев А.А. также указал, что конкурсный управляющий имел возможность самостоятельно получить необходимые сведения о деятельности должника путем направления запросов в налоговый орган и не представил доказательств, подтверждающих, что банкротство Общества было вызвано действиями ответчика, а также наличия вины в действиях ответчика и причинно-следственной связи между действиями ответчика и невозможностью удовлетворения требований кредиторов Общества.

Суд первой инстанции пришел к выводу о наличии оснований для привлечения Игнатьева А.А. к субсидиарной ответственности по обязательствам должника в размере 6 609 744,01 руб., в связи с чем определением от 17.02.2015 взыскал указанную сумму с Игнатьева А.А. в пользу Общества. Кроме того, суд взыскал с Игнатьева А.А. в доход федерального бюджета 56 048,72 руб. государственной пошлины.

Апелляционный суд, проверив законность и обоснованность указанного определения по апелляционной жалобе Игнатьева А.А., пришел к выводу об отсутствии оснований для взыскания с ответчика государственной пошлины, в связи с чем постановлением от 30.06.2015 отменил определение от 17.02.2015 в указанной части, в остальной части оставил его без изменения.

Проверив законность обжалуемых судебных актов и обоснованность доводов, приведенных в кассационной жалобе, Арбитражный суд Северо-Западного округа пришел к следующим выводам.

Основания и порядок привлечения должностных лиц должника к субсидиарной ответственности по его обязательствам определены в статье 10 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве).

Федеральными законами от 28.04.2009 N 73-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Закон N 73-ФЗ) и от 28.06.2013 N 134-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным финансовым операциям" (далее - Закон N 134-ФЗ) в указанную статью внесены изменения.

Согласно пункту 2 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.04.2010 N 137 "О некоторых вопросах, связанных с переходными положениями Федерального закона от 28.04.2009 N 73-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" положения Закона о банкротстве в редакции Закона N 73-ФЗ (в частности, статья 10) о субсидиарной ответственности соответствующих лиц по обязательствам должника применяются, если обстоятельства, являющиеся основанием для их привлечения к такой ответственности (например, дача контролирующим лицом указаний должнику, одобрение контролирующим лицом или совершение им от имени должника сделки), имели место после дня вступления в силу Закона N 73-ФЗ.

Закон N 73-ФЗ вступил в силу 05.06.2009, Закон N 134-ФЗ - 01.07.2013.

Как видно из материалов дела, обстоятельства, с которыми конкурсный управляющий Крейзо А.М. связывает наличие оснований для привлечения Игнатьева А.А. к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, имели место после вступления в силу Закона N 134-ФЗ. Следовательно, к спорным правоотношениям в указанной части подлежат применению нормы Закона о банкротстве в редакции Закона N 134-ФЗ.

В соответствии с пунктом 4 статьи 10 Закона о банкротстве в применяемой к спорным отношениям редакции если должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия контролирующих должника лиц, такие лица в случае недостаточности имущества должника несут субсидиарную ответственность по его обязательствам.

Пока не доказано иное, предполагается, что должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия контролирующих должника лиц при наличии одного из следующих обстоятельств:

причинен вред имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом или в пользу этого лица либо одобрения этим лицом одной или нескольких сделок должника, включая сделки, указанные в статьях 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве;

документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по ведению (составлению) и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту вынесения определения о введении наблюдения (либо ко дню назначения временной администрации финансовой организации) или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об объектах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, формирование которой является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо указанная информация искажена, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы.

Положения абзаца четвертого данного пункта применяются в отношении лиц, на которых возложена обязанность организации ведения бухгалтерского учета и хранения документов бухгалтерского учета и (или) бухгалтерской (финансовой) отчетности должника.

Пунктом 3.2 статьи 64 Закона о банкротстве установлено, что не позднее пятнадцати дней с даты утверждения временного управляющего руководитель должника обязан предоставить временному управляющему и направить в арбитражный суд перечень имущества должника, в том числе имущественных прав, а также бухгалтерские и иные документы, отражающие экономическую деятельность должника за три года до введения наблюдения.

В соответствии с пунктом 2 статьи 126 Закона о банкротстве руководитель должника, а также временный управляющий, административный управляющий, внешний управляющий в течение трех дней с даты утверждения конкурсного управляющего обязаны обеспечить передачу бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей конкурсному управляющему.

Как установлено судами первой и апелляционной инстанций, Игнатьев А.А. надлежащим образом не исполнил предусмотренную пунктом 3.2 статьи 64 и пунктом 2 статьи 126 Закона о банкротстве обязанность по передаче временному и конкурсному управляющим Общества бухгалтерской и иной документации должника - документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по ведению (составлению) и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту принятия решения о признании должника банкротом отсутствовали.

Документы, переданные Игнатьевым А.А. конкурсному управляющему Крейзо А.М. после принятия арбитражным судом к производству заявления о привлечении к субсидиарной ответственности, не являются документами бухгалтерского учета и отчетности Общества и не подтверждают его права на имущество.

Суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что ответственность, предусмотренная абзацем четвертым пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве, соотносится с нормами об ответственности руководителя за организацию бухгалтерского учета, соблюдение законодательства при выполнении хозяйственных операций, организацию хранения учетных документов, регистров бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности и обязанностью руководителя должника в установленных Законом о банкротстве случаях предоставить арбитражному управляющему бухгалтерскую документацию. Данная ответственность направлена на защиту прав и законных интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве, через реализацию возможности сформировать конкурсную массу должника, в том числе путем предъявления к третьим лицам требований о взыскании долга, исполнении обязательств, возврате имущества должника из чужого незаконного владения и оспаривания сделок должника.

Признавая частично обоснованным заявленное конкурсным управляющим Крейзо А.М. требование о привлечении Игнатьева А.А. к субсидиарной ответственности по обязательствам должника и взыскивая с него в пользу Общества 6 609 744,01 руб., суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что конкурсная масса должника не сформирована, документы бухгалтерского учета и отчетности отсутствуют, а Игнатьев А.А., на которого как на руководителя должника возлагалась обязанность по ведению (составлению) и хранению названных документов, не представил доказательств надлежащего исполнения данной обязанности.

По мнению суда кассационной инстанции, указанный вывод соответствует фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам.

Приведенные в кассационной жалобе Игнатьева А.А. доводы об отсутствии доказательств его виновности и причинно-следственной связи между его противоправными действиями и невозможностью формирования конкурсной массы, а также доказательств принятия конкурсным управляющим надлежащих мер по выявлению и взысканию дебиторской задолженности либо невозможности ее взыскания по причине отсутствия документов или искажения содержащихся в них сведений не принимаются.

Предусмотренная абзацем четвертым пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве ответственность является гражданско-правовой и при ее применении должны учитываться общие положения глав 25 и 59 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) об ответственности за нарушения обязательств и об обязательствах вследствие причинения вреда в части, не противоречащей специальным нормам Закона о банкротстве. Помимо объективной стороны правонарушения, связанной с установлением факта неисполнения обязательства по передаче документации либо отсутствия в ней соответствующей информации, необходимо установить вину субъекта ответственности исходя из того, приняло ли это лицо все меры для надлежащего исполнения обязательств по ведению и передаче документации при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота (пункт 1 статьи 401 ГК РФ).

В силу пункта 2 статьи 401 и пункта 2 статьи 1064 ГК РФ отсутствие вины должно доказываться лицом, привлекаемым к субсидиарной ответственности.

Таким образом, именно Игнатьев А.А. должен представить доказательства того, что обязанности по хранению бухгалтерской документации и отражению в бухгалтерской отчетности достоверной информации исполнялись им надлежащим образом.

С учетом изложенного основания для удовлетворения кассационной жалобы отсутствуют.

Поскольку постановлением от 30.06.2015 апелляционный суд отменил определение суда первой инстанции от 17.02.2015 в части взыскания с Игнатьева А.А. в доход федерального бюджета 56 048,72 руб. государственной пошлины, оставив указанное определение в остальной части без изменения и правомерно указав, что уплата государственной пошлины при подаче рассматриваемого в деле о банкротстве заявления о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности положениями статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации не предусмотрена, в силе следует оставить постановление от 30.06.2015.

Руководствуясь статьями 286, 287, 289 и 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Западного округа

постановил:

постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.06.2015 по делу N А21-8941/2013 оставить без изменения, а кассационную жалобу Игнатьева Александра Анатольевича - без удовлетворения.

 

Председательствующий

А.В. Яковец

 

Судьи

Е.Н. Бычкова
И.И. Кириллова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Предусмотренная абзацем четвертым пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве ответственность является гражданско-правовой и при ее применении должны учитываться общие положения глав 25 и 59 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) об ответственности за нарушения обязательств и об обязательствах вследствие причинения вреда в части, не противоречащей специальным нормам Закона о банкротстве. Помимо объективной стороны правонарушения, связанной с установлением факта неисполнения обязательства по передаче документации либо отсутствия в ней соответствующей информации, необходимо установить вину субъекта ответственности исходя из того, приняло ли это лицо все меры для надлежащего исполнения обязательств по ведению и передаче документации при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота (пункт 1 статьи 401 ГК РФ).

В силу пункта 2 статьи 401 и пункта 2 статьи 1064 ГК РФ отсутствие вины должно доказываться лицом, привлекаемым к субсидиарной ответственности.

...

Поскольку постановлением от 30.06.2015 апелляционный суд отменил определение суда первой инстанции от 17.02.2015 в части взыскания с Игнатьева А.А. в доход федерального бюджета 56 048,72 руб. государственной пошлины, оставив указанное определение в остальной части без изменения и правомерно указав, что уплата государственной пошлины при подаче рассматриваемого в деле о банкротстве заявления о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности положениями статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации не предусмотрена, в силе следует оставить постановление от 30.06.2015."