Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 24 января 2013 г. N Ф05-15841/12 по делу N А40-50449/2012 (ключевые темы: сроки исковой давности - договор страхования - страховая премия - страховая сумма - страховой полис)

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа
от 24 января 2013 г. N Ф05-15841/12 по делу N А40-50449/2012

 

г. Москва

 

24 января 2013 г.

Дело N А40-50449/12-56-471

 

Резолютивная часть постановления объявлена 16 января 2013 года.

Полный текст постановления изготовлен 24 января 2013 года.

 

Федеральный арбитражный суд Московского округа в составе:

председательствующего-судьи Дербенева А.А.,

судей Дунаевой Н.Ю., Волкова С.В.,

при участии в заседании:

от истца - ООО "Икарина" - Акопян Х.Г., доверенность от 15.03.2012 N 8; Восканов С.Г., доверенность от 15.03.2012 N 7;

от ответчика - ОСАО "ИНГОССТРАХ" - не явился, надлежаще извещен;

рассмотрев в судебном заседании 16 января 2013 года

кассационную жалобу ОСАО "ИНГОССТРАХ"

на решение от 30 июля 2012 года

Арбитражного суда города Москвы,

принятое судьей Пономаревой Т.В.,

на постановление от 19 октября 2012 года

Девятого арбитражного апелляционного суда,

принятое судьями Цымбаренко И.Б., Захаровым С.Л., Москвиной Л.А.,

по иску ООО "Икарина" (ОГРН 1047796832390)

к ОСАО "Ингосстрах" (ОГРН 1027739362474)

о взыскании страхового возмещения и страховой премии

УСТАНОВИЛ:

ООО "Икарина" (далее по тексту - истец) предъявило иск в арбитражный суд к ОСАО "Ингосстрах" (далее по тексту - ответчик) о взыскании денежной суммы в общем размере, эквивалентном 72.271,06 долларов США в рублях по курсу Центрального банка Российской Федерации на день платежа.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 30 июля 2012 года, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 19 октября 2012 года, иск удовлетворен частично: взысканы с ОСАО "Ингосстрах" в пользу ООО "Икарина" сумма страхового возмещения в размере 57.318,36 долларов США с начисленными процентами в размере 1.324,69 долларов США, сумма страховой премии в размере 6.124 долларов США с начисленными процентами в размере 1.343,20 долларов США, а всего 66.110,25 долларов США по курсу, установленному Центральным банком Российской Федерации на день оплаты, а также 30.733 руб. 81 коп. расходов по уплате государственной пошлины; в удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, ответчик подал в Федеральный арбитражный суд Московского округа кассационную жалобу, в которой просит обжалуемые судебные акты отменить и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Как указывает заявитель кассационной жалобы, суд первой инстанции не применил закон, подлежащий применению, необоснованно отклонил заявление ответчика о пропуске истцом срока исковой давности. Специальный срок исковой давности установлен статьей 966 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с пунктом 1 которой срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора имущественного страхования, за исключением договора страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, составляет два года. По мнению заявителя кассационной жалобы, поскольку правоотношения сторон основаны на договоре страхования, то в соответствии с положениями статьи 929 Гражданского кодекса Российской Федерации обязанность страховщика возместить страхователю причиненный ущерб и, следовательно, право последнего требовать выплаты страхового возмещения возникают с момента наступления страхового случая. Следовательно, моментом начала течения срока исковой давности для предъявления требования о выплате страхового возмещения является день наступления события, имеющего признаки страхового случая (по настоящему спору дата угона транспортного средства - 06 июля 2009 года (риск - "Угон"), 30 июля 2009 года транспортное средство обнаружено в поврежденном состоянии (риск - "Ущерб")). Переход права требования к другому лицу не является основанием для прерывания течения срока исковой давности. Только письмом от 29 ноября 2011 года за исх. N ИН 29/11-2011/2 ООО "Икарина" просило ОСАО "Ингосстрах" выплатить страховое возмещение по событию, имеющему признаки страхового случая: конструктивная гибель транспортного средства - риск "Ущерб", имевшее место 30 июля 2009 года. ОСАО "Ингосстрах" письмом от 19 декабря 2011 года за исх. N 71-156751/09 отказало истцу в выплате страхового возмещения. Истец предъявил в арбитражный суд исковое требование о признании события страховым и выплате страхового возмещения 03 апреля 2012 года, т.е. по истечении двух лет с момента наступления страхового случая. В соответствии со статьей 199 Гражданского кодекса Российской Федерации истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске. Истцом не представлено доказательств, свидетельствующих о признании ответчиком долга. Отказ судов в применении срока исковой давности противоречит действующему законодательству и установленным судами фактическим обстоятельствам дела. Также заявитель кассационной жалобы не согласен с судебными актами о взыскании с ОСАО "Ингосстрах" страховой премии с начисленными процентами. Как указывает заявитель кассационной жалобы, письма истца с требованием возвратить страховую премию ответчику не поступали. Претензия истца от 07 февраля 2012 года N 2 о возврате страховой премии поступила в адрес ОСАО "Ингосстрах" 13 февраля 2012 года, т.е. после истечения срока действия договора страхования, который действовал с 25 июля 2007 года по 24 сентября 2010 года). Исходя из изложенного, по мнению заявителя кассационной жалобы, у ОСАО "Ингосстрах" отсутствует обязанность по возврату страховой премии по договору страхования.

Ответчик, подавший кассационную жалобу, надлежаще извещен о времени и месте судебного заседания суда кассационной инстанции, в судебное заседание не явился, в связи с чем суд рассматривает дело в его отсутствие в порядке части 3 статьи 284 АПК РФ.

Отзыв на кассационную жалобу в порядке статьи 279 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации истцом не представлен.

В судебном заседании арбитражного суда кассационной инстанции истец в лице своего представителя возражал относительно удовлетворения кассационной жалобы, полагая состоявшиеся по делу судебные акты законными и обоснованными.

Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, проверив в порядке статей 284, 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения арбитражными судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых решении и постановлении, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, приходит к выводу о том, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене в связи со следующим.

Как следует из материалов дела и установлено судами, 10 июля 2007 года между ЗАО "Европлан" (лизингодатель) и ООО "Икарина" (лизингополучатель) заключен договор лизинга N 80153-ФЛ/МСК-07 (далее - договор лизинга).

По условиям данного договора лизинга лизингодатель обязался приобрести в собственность у продавца указанное лизингополучателем имущество - автомобиль Лексус (далее - предмет лизинга) и предоставить его лизингополучателю за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей на срок 36 месяцев. Общая сумма сделки эквивалентна 101.819,63 доллара США в рублях по курсу Центрального банка Российской Федерации, что составило 2.825.269,39 руб.

Согласно разделу 6 договора лизинга страховщиком предмета лизинга является ОСАО "Ингосстрах"; плательщиком страховой премии по страхованию рисков утраты (хищения, угона), уничтожения (невозможности восстановления за счет страховщика) и повреждения предмета лизинга является ООО "Икарина".

Ранее, а именно,- 08 июля 2007 года между ООО "СП БИЗНЕС КАР" (продавец) и ЗАО "Европлан" (покупатель) заключен договор купли-продажи N 80153/HN00869-КП/МСК-07 на основании которого покупатель приобрел автомобиль Лексус, который во исполнение договора лизинга передан ООО "Икарина" (лизингополучатель) 10 июля 2007 года.

15 сентября 2005 года между ОСАО "Ингосстрах" (страховщик) и ЗАО "Европлан" (страхователь) заключен генеральный договор страхования транспортных средств.

Полисом AI 6295353-1 подтверждается, что ЗАО "Европлан" в рамках исполнения договора лизинга застраховал данный автомобиль в ОСАО "Ингосстрах". Период страхования: с 00.00 час. 25 июля 2007 года по 24.00 час. 24 сентября 2010 года.

06 июля 2009 года, т.е. в период действия договора лизинга и договора страхования, предмет лизинга угнан у лизингополучателя неустановленными лицами.

28 июля 2009 года предмет лизинга обнаружен работниками правоохранительных органов с механическими повреждениями.

17 ноября 2011 года в связи с уплатой всех лизинговых платежей и выкупной цены право собственности на предмет лизинга перешло к лизингополучателю, что установлено дополнительным соглашением к договору лизинга о переходе права собственности на предмет лизинга.

Как установлено судами, 29 ноября 2011 года истец обратился к страховщику (ответчику) с заявлением о выплате страхового возмещения и возврате страховой премии.

19 декабря 2011 года ОСАО "Ингосстрах" отказал ООО "Икарина" в указанном заявлении, что послужило основанием для предъявления последним иска в арбитражный суд; иск в арбитражный суд предъявлен 03 апреля 2012 года.

Как следует из материалов дела, ответчик в судебном разбирательстве суда первой инстанции представил письменное заявление о пропуске истцом срока исковой давности, установленного пунктом 1 статьи 966 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Суд первой инстанции, отказывая в применении исковой давности, указал, что страховой случай произошел в 2009 году и страховщик обещал произвести страховое возмещение после возврата застрахованного транспортного средства с хранения в уголовном деле, что свидетельствует о признании факта наступления страхового случая, а транспортное средство было возвращено в 2011 году, срок исковой давности по требованию, вытекающему из договора страхования, установленный статьей 966 Гражданского кодекса Российской Федерации в два года, не истек.

В то же время, судом первой инстанции не учтено следующее.

Согласно статье 200 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. По обязательствам, срок исполнения которых не определен либо определен моментом востребования, течение срока исковой давности начинается с момента, когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства.

Поскольку правоотношения сторон основаны на договоре страхования, то в соответствии с положениями статьи 929 Гражданского кодекса Российской Федерации обязанность страховщика возместить страхователю причиненный ущерб и, следовательно, право последнего требовать выплаты страхового возмещения возникают с момента наступления страхового случая.

Страховой случай имел место в июле 2009 года, следовательно, с указанного времени начинается течение срока исковой давности.

Окончание срока исковой давности, установленного пунктом 1 статьи 966 Гражданского кодекса Российской Федерации, в настоящем деле приходится на июль 2011 года.

Иск в Арбитражный суд города Москвы ООО "Икарина" предъявлен 03 апреля 2012 года, т.е. с пропуском срока исковой давности, установленного пунктом 1 статьи 966 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Исходя из норм главы 12 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что замена лица в правоотношении не влияет на течение срока исковой давности.

Из статьи 203 Гражданского кодекса Российской Федерации с учетом практики применения данной нормы, определенной в Пленуме Верховного Суда Российской Федерации, Пленуме Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности" (пункты 19, 20, 22 постановлений от 12 ноября 2011 года N 15 и от 15 ноября 2001 года N 18 соответственно) следует, что действия обязанного лица, свидетельствующие о признании долга, и на основании которых может быть сделан вывод о перерыве течения срока исковой давности, должны иметь место лишь в пределах срока исковой давности, а не после его истечения. При этом течение срока исковой давности прерывается именно действиями обязанного лица, свидетельствующими о признании долга. Исковая давность не может прерываться посредством бездействия обязанного лица.

Вывод суда первой инстанции о том, что ответчик обещал выплатить истцу сумму страхового возмещения, не соответствует имеющимся в деле доказательствам, свидетельствующим о том, что ответчик сумму долга не признавал.

Так, из возражений ответчика относительно исковых требований и представленных им доказательств следует, что ответчик (страховщик) с учетом конкретных фактических обстоятельств страхового случая и условий договора страхования отказал страхователю в выплате страхового возмещения и долг не признавал. Доказательств обратного истцом в материалы дела не представлено.

Исходя из изложенного, выводы суда первой инстанции в решении о наличии перерыва течения срока исковой давности не соответствуют материальному праву; норма материального права - статья 203 Гражданского кодекса Российской Федерации судом первой инстанции применена неправильно.

Суд апелляционной инстанции в обжалуемом постановлении пришел к выводу о том, что с учетом правил страхования ОСАО "Ингосстрах" и условий вышеприведенного договора страхования, а также с учетом того обстоятельства, что предмет лизинга до 23 сентября 2011 года находился в правоохранительном органе в качестве вещественного доказательства по делу, истец и ответчик были лишены возможности оценить окончательный объем суммы страхового возмещения по указанному автомобилю.

Исходя из этого, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что предъявлению иска препятствовало чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (непреодолимая сила), что в соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 202 Гражданского кодекса Российской Федерации приостанавливает течение срока исковой давности.

В то же время, судом апелляционной инстанции не учтено, что к действиям правоохранительных органов не подлежит применению понятие "непреодолимая сила".

Кроме того, как следует из искового заявления и приложенных к нему документов, истец при определении суммы страхового возмещения, подлежащей взысканию с ответчика, не проводил оценки стоимости автомобиля с учетом полученных повреждений, а определил его исходя из условий договора страхования,- страховые суммы указаны в страховом полисе.

Таким образом, само по себе признание предмета лизинга вещественным доказательством в уголовном деле не являлось обстоятельством, препятствующим предъявлению иска в суд.

Исходя из изложенного, выводы судов о том, что исковая давность в настоящем деле не подлежит применению вследствие приостановления течения срока исковой давности и перерыва течения срока исковой давности основаны на неправильном применении статей 200, 202, 203 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также пункта 1 статьи 966 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходя из которых истец предъявил иск в арбитражный суд по истечении срока исковой давности, установленного пунктом 1 статьи 966 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Кроме того, суд первой инстанции удовлетворил исковое требование истца о взыскании с ответчика части страховой премии, мотивируя тем, что договор страхования досрочно прекратил свое действие.

Суд апелляционной инстанции согласился с указанными выводами суда первой инстанции.

В то же время, судами не учтено следующее.

Вопрос о возврате страховой премии при досрочном прекращении договора страхования статья 958 Гражданского кодекса Российской Федерации относит к договорному урегулированию.

Данная норма материального права судами применена неправильно.

Генеральным договором страхования предусмотрено, что страховой полис прекращает свое действие в случаях истечения срока, на который он был выдан; исполнения страховщиком обязательства по страховой выплате в размере страховой суммы, установленной в страховом полисе; отказа страхователя от страхового полиса; прекращения страхового полиса по соглашению между страхователем и страховщиком; прекращения страхового полиса в иных случаях, предусмотренных Гражданским кодексом Российской Федерации; утраты (гибели) застрахованного транспортного средства по причинам иным, чем наступление страхового случая.

Также условиями генерального договора страхования предусмотрено, что возврат страховой премии страховщиком страхователю производится пропорционально за неиспользованный период действия страхового полиса.

Суд первой инстанции не указал, какой именно случай прекращения договора страхования имеет место в настоящем деле.

Следовательно, вывод суда первой инстанции в решении о досрочном прекращении договора страхования не основан на оценке имеющихся в деле доказательств, в том числе не соответствует объяснениям ответчика и представленным им доказательствам, согласно которым договор страхования продолжал действовать до 24 сентября 2010 года.

Также выводы суда не соответствуют возражениям ответчика относительно того, что письма истца от 20 мая 2010 года и 02 ноября 2010 года с требованием возвратить страховую премию в его адрес не поступали; доказательств направления ответчику указанных писем истец не представил.

При таких обстоятельствах, решение суда первой инстанции, оставленное без изменения судом апелляционной инстанции, о взыскании с ответчика в пользу истца страховой премии не соответствует имеющимся в деле доказательствам, опровергающим обстоятельство досрочного прекращения договора и возникновение у страхователя права на возврат части страховой премии.

Также выводы суды не соответствуют тому обстоятельству, что страхователем по договору страхования являлся не истец - ООО "Икарина", а ЗАО "Европлан".

При этом ООО "Икарина" являлось на период действия договора страхования только лицом, на которое страхователь - ЗАО "Европлан" в порядке статьи 313 Гражданского кодекса Российской Федерации возложил обязанность страхователя по уплате страховой премии.

Следовательно, до перехода права собственности на предмет лизинга от лизингодателя - ЗАО "Европлан" к лизингополучателю - ООО "Икарина" истец не являлся субъектом правоотношений по договору страхования.

Доказательств отказа ЗАО "Европлан" от договора страхования (страхового полиса) и предъявления требования к ОСАО "Ингосстрах" о возврате страховой премии истец не представил.

Исходя из изложенного, выводы судов о том, что у истца возникло право на возврат суммы страховой премии, не соответствуют имеющимся в деле доказательствам.

На основании изложенного, суды ошибочно не применили для разрешения настоящего спора пункт 1 статьи 966 Гражданского кодекса Российской Федерации в корреспонденции с пунктом 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации, подлежащие применению. Кроме того, судами неправильно применены статьи 200, 202, 203, 958 Гражданского кодекса Российской Федерации

Поскольку фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, но судами неправильно применена норма права, суд кассационной инстанции считает возможным, не передавая дела на новое рассмотрение, принять новый судебный акт.

На основании вышеизложенного, кассационная коллегия отменяет решение Арбитражного суда города Москвы от 30 июля 2012 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 19 октября 2012 года, и отказывает в удовлетворении исковых требований ООО "Икарина" полностью.

В соответствии с частью 3 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в постановлении арбитражного суда кассационной инстанции указывается на распределение между сторонами судебных расходов, понесенных в связи с подачей кассационной жалобы.

Согласно части 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

Из материалов дела следует, что заявитель кассационной жалобы - ОСАО "Ингосстрах", являющийся ответчиком по делу, при подаче кассационной жалобы платежным поручением от 25.10.2012 N 1061732 уплатил в федеральный бюджет государственную пошлину в размере, установленном подпунктом 12 пункта 1 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации, а именно,- 2.000 руб.

Поскольку арбитражным судом кассационной инстанции принято постановление в пользу ответчика, государственная пошлина в размере 2.000 руб., уплаченная ответчиком - ОСАО "Ингосстрах" при подаче кассационной жалобы, подлежит взысканию в его пользу с истца - ООО "Икарина".

Руководствуясь ст. ст. 284 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

Решение Арбитражного суда города Москвы от 30 июля 2012 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 19 октября 2012 года по делу N А40-50449/12-56-471,- отменить.

В удовлетворении исковых требований ООО "Икарина",- отказать полностью.

Взыскать с ООО "Икарина" в пользу ОСАО "Ингосстрах" государственную пошлину в размере 2.000 руб.

 

Председательствующий судья

А.А. Дербенев

 

Судьи

Н.Ю. Дунаева
С.В. Волков

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.