Постановление Арбитражного суда Московского округа от 22 декабря 2014 г. N Ф05-14291/14 по делу N А40-154281/2013

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 22 декабря 2014 г. N Ф05-14291/14 по делу N А40-154281/2013

 

город Москва

 

22 декабря 2014 г.

Дело N А40-154281/13

 

Резолютивная часть постановления объявлена 15 декабря 2014 года.

Полный текст постановления изготовлен 22 декабря 2014 года.

 

Арбитражный суд Московского округа

в составе:

председательствующего-судьи Кобылянского В.В.,

судей Кузнецова В.В., Стрельникова А.И.,

при участии в заседании:

от истца: закрытого акционерного общества "Спецуправление N 51" - Большакова И.И. по дов. от 19.06.2013, Ухтин Н.Б. по дов. от 23.07.2013,

от ответчика: закрытого акционерного общества "Мосэлектромонтаж-2" - Азизбекян И.А. по дов. от 10.09.2014,

от третьих лиц: Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Москве - неявка, извещено,

общества с ограниченной ответственностью "Фрутлайн" - Азизбекян И.А. по дов. от 10.01.2014,

рассмотрев 15 декабря 2014 года в судебном заседании кассационную жалобу ответчика - закрытого акционерного общества "Мосэлектромонтаж-2"

на решение от 30 апреля 2014 года

Арбитражного суда города Москвы,

принятое судьей Козловым В.Ф.,

и постановление от 01 августа 2014 года

Девятого арбитражного апелляционного суда,

принятое судьями Солоповой А.А., Расторгуевым Е.Б., Садиковой Д.Н.,

по иску закрытого акционерного общества "Спецуправление N 51"

к закрытому акционерному обществу "Мосэлектромонтаж-2"

о признании права собственности, признании права собственности отсутствующим,

третьи лица: Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Москве, общество с ограниченной ответственностью "Фрутлайн"

УСТАНОВИЛ: закрытое акционерное общество "Спецуправление N 51" (далее - истец, ЗАО "Спецуправление N 51") обратилось в Арбитражный суд города Москвы к закрытому акционерному обществу "Мосэлектромонтаж-2" (далее - ответчик, "Мосэлектромонтаж-2") с иском:

- о признании права собственности на нежилые помещения N N 22, 38, 38а, 38б, 38в, 38г общей площадью 455,1 кв.м., расположенные в двухэтажном здании общей площадью 3120,5 кв.м. по адресу: город Москва, Ступинский проезд, владение 8;

- о признании доли в праве собственности на общее имущество здания (несущие конструкции здания, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование за пределами и внутри помещений здания) пропорционально размеру занимаемых помещений;

- о признании отсутствующим права собственности ответчика на помещения N N 22, 38, 38а, 38б, 38в, 38г общей площадью 455,1 кв.м., расположенные в двух этажном здании общей площадью 3105,1 кв.м. (площадь с летними помещениями 3120,5 кв.м.) по адресу: город Москва, Ступинский проезд, владение 8.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Москве, общество с ограниченной ответственностью "Фрутлайн" (далее - ООО "Фрутлайн").

Решением Арбитражного суда города Москвы от 30.04.2014, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 01 августа 2014 года, исковые требования удовлетворены частично: признано право собственности ЗАО "Спецуправление N 51" на нежилые помещения общей площадью 455,1 кв.м. (этаж 1 пом. I ком. 22, 38, 38а, 38б, 38в, 38 г) по адресу: г. Москва, Ступинский проезд, вл. 8.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, ответчик обратился в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указывая на неправильное применение судами норм материального права, нарушение норм процессуального права, несоответствие выводов судов, изложенных в решении и постановлении, фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения спора.

В обоснование приведенных в кассационной жалобе доводов ответчик указывает, что судами не рассмотрено ходатайство о назначении по делу графологической экспертизы в связи с заявлением о фальсификации актов приемки выполненных работ по завершению строительства объекта в рамках исполнения пункта 7 мирового соглашения от 01.07.2003, чем нарушены положения статей 2, 6, 7, 8, 9, 10 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. По мнению ответчика, представленные истцом договоры являются отдельными гражданско-правовыми договорами, работы по которым были заказаны ответчиком истцу лишь в силу наличия у последнего специальных разрешений, позволяющих ему проводить определенные виды работ, и могли быть заказаны и иным лицам, кроме того, указанные договоры были заключены после завершения строительства, ввода объекта в эксплуатацию и реализации проекта строительства, что, как указывает ответчик, вопреки выводам судов об обратном, свидетельствуют о том, что данные работы не могли быть направлены на строительство объекта, на которое направляются вклады товарищей. Судами не приняты во внимание разъяснения, изложенные в пункте 11 совместного постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" (далее - Постановление от 29.04.2010 N 10/22), не учтено, что право собственности истца на долю 15/100 в объекте незавершенного строительства не было зарегистрировано по воле самого истца в результате его бездействия, и в силу положений пункта 2 статьи 8 Гражданского кодекса Российской Федерации не считается не возникшим. При этом, по мнению ответчика, препятствия для регистрации права собственности на весь объект после окончания его строительства у истца отсутствовали, судами также не учтено, что доля в объекте незавершенного строительства не имеет индивидуально определенной вещи в смысле статьи 218 Кодекса, доля неравнозначна отдельному помещению, последнее невозможно выделить до ввода здания в эксплуатацию по объективным причинам, что подтверждается судебно-арбитражной практикой. По мнению ответчика, требования истца направлены на признание права собственности на помещения в законченном строительством объекте, в строительстве которого, истец не принимал никакого участия. При этом мировое соглашение, которое истец указывает в качестве основания возникновения права, не содержит условий об отчуждении ответчиком истцу помещений в объекте, завершенном строительством полностью за счет ответчика и сданном в эксплуатацию последним, в связи с чем, судами применены не подлежащие применению, по мнению ответчика, статьи 219, 1043 Гражданского кодекса Российской Федерации. Судами не учтено, что земельный участок под цели строительства был предоставлен ответчику, разрешение на строительство было получено ответчиком, само строительство осуществлялось также ответчиком и за счет его средств, объект сдавался в эксплуатацию ответчиком, истцом не представлены доказательства несения бремени содержания имущества, оплаты коммунальных услуг по нежилым помещениям.

От истца поступил отзыв на кассационную жалобу, в котором истец просит оставить ее без удовлетворения, обжалуемые судебные акты - без изменения как законные и обоснованные.

Как указывает истец, выводы суда о возникновении у него права собственности на спорные помещения в силу пункта 2 статьи 218 Гражданского кодекса Российской Федерации правомерны, суды в рамках настоящего дела не обязаны рассматривать вопрос исполнения /неисполнения истцом обязательств по финансированию объекта строительства, поскольку такое требование может предъявлено в рамках отдельного иска. Согласно пункту 7 мирового соглашения истец обязался оплачивать 15 % затрат ответчика, связанных с необходимостью завершения строительства объекта, а не с начала его строительства, истец не претендует на выдел доли от результата инвестиционной деятельности и перехода права собственности на нее, требования о выделе доли истец не предъявлял, а затраты ответчика непосредственно связаны с постройкой новых нежилых помещений в ходе завершения строительства объекта, а не со спорными нежилыми помещениями, переданными истцу до возникновения обязательств истца, установленных пунктом 7 мирового соглашения. Спорные нежилые помещения не реконструировались и не изменены в результате инвестиционной деятельности. По мнению истца, в нарушение пункта 12 мирового соглашения, пункта 2.3. договора об определении порядка пользования объектом незавершенного строительства, пункта 2.7. договора о взаимном сотрудничестве ответчик произвел государственную регистрацию права собственности на объект недвижимости, в том числе, и доли истца (15/100) в свою собственность без участия истца. За государственной регистрацией перехода права собственности по сделке к истцу в порядке, предусмотренном статьей 16 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", ответчик не обращался. Обязательства истца по возмещению затрат ответчика, связанных с завершением строительства объекта, прекращались зачетом по договорам между истцом и ответчиком (статья 410 Гражданского кодекса Российской Федерации), о чем свидетельствует ведомость погашения долга перед ответчиком по мировому соглашению и акты о зачете встречных однородных требований на сумму 667 906,81 руб. Как полагает истец, действия ответчика по вменению истцу обязанности по возмещению затрат в размере 1 685 034 руб., сверх ранее зачтенных 667 906,81 руб., свидетельствует о злоупотреблении правом (статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации). Ответчиком договоры аренды спорных помещений с истцом после 20.12.2004 не заключались, счета на оплату коммунальных услуг за пользование спорными нежилыми помещениями, за исключением счетов на оплату электроэнергии, не выставлялись, что расценено истцом как уклонение кредитора от принятия исполнения или иной просрочки с его стороны (пункт 4 статьи 327 Кодекса).

В судебном заседании суда кассационной инстанции представитель ответчика и третьего лица - ООО "Фрутлайн" поддержал доводы и требования кассационной жалобы.

Представители истца возражали против доводов кассационной жалобы, ссылаясь на законность и обоснованность обжалуемых судебных актов.

Третье лицо - Управление Росреестра по Москве, несмотря на надлежащее извещение о месте и времени рассмотрения кассационной жалобы, явку своего представителя в судебное заседание суда кассационной инстанции не обеспечило.

Обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела, заслушав явившихся в судебное заседание представителей лиц, участвующих в деле, проверив в порядке статей 284, 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов в обжалуемых судебных актах установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, судебная коллегия приходит к выводу, что принятые по делу решение и постановление подлежат отмене с передачей дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в связи со следующим

Как усматривается из материалов дела и установлено судами, Постановлением Правительства Москвы от 30.07.1992 N 581 организации арендаторов "Мосэлектромонтаж-2" предоставлен земельный участок площадью 2 га в промзоне N 28А Бирюлево под строительство базы комплектации.

На основании плана приватизации, утвержденного 26 октября 1992, 30 декабря 2002 произведена государственная регистрация права собственности АООТ "Мосэлектромонтаж-2" на незавершенный строительством объект по адресу: г. Москва, Ступинский проезд, вл. 10 (условный номер 181223), что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права от 30.12.2002 (запись от 30.12.2002 N 77-01/30-691/2002-802).

Определением Арбитражного суда города Москвы от 01.07.2003 по делу N А40-18123/03-22-162 утверждено мировое соглашение, заключенное между АОЗТ "Спецуправление N 51" и АООТ "Мосэлектромонтаж-2", по условиям пункта 5 которого, общество "Мосэлектромонтаж-2", в счет возмещения стоимости непереданного при разделе имущества на сумму 164 000,00 руб., передает в собственность обществу "Спецуправление N 51" долю 15/100 в объекте незавершенного строительства по адресу: г. Москва, Ступинский проезд, вл. 10 стр. 1, находящегося в собственности общества "Мосэлектромонтаж-2". Доля передана в виде помещений N 22, 38 общей площадью 459,3 кв.м. согласно техническому паспорту ТБТИ ЮАО г. Москвы, поэтажному плану и экспликации.

С момента подписания мирового соглашения обществу "Спецуправление N 51" предоставлено право пользования помещениями в порядке и на условиях, определенных договором об определении порядка пользования объектом незавершенного строительства.

В свою очередь общество "Спецуправление N 51", обязалось оплачивать обществу "Мосэлектромонтаж-2" 15% затрат, связанных с необходимостью завершения строительства и сдачи объекта в эксплуатацию, либо компенсировать затраты застройщика иным образом (пункты 6, 7 мирового соглашения).

Согласно договору об определении порядка пользования объектом незавершенного строительства от 26.06.2003 N 1/03-БК стороны пришли к соглашению, что незавершенное строительством нежилое производственное административно-складское здание общей площадью 2 664 кв.м. по адресу: г. Москва, Ступинский проезд, д. 10 стр. 1 принадлежит сторонам на праве общей долевой собственности, при этом обществу "Мосэлектромонтаж-2" принадлежит доля 85/100, а обществу "Спецуправление N 51" принадлежит доля 15/100.

Стороны договорились, что нежилые помещения N 22, 38 согласно техническому паспорту ТБТИ ЮАО г. Москвы общей площадью 459,3 кв.м. на первом этаже объекта передаются в пользование общества "Спецуправление N 51", все остальные помещения объекта общей площадью 2 204,7 кв.м. находятся в пользовании общества "Мосэлектромонтаж-2", общее имущество объекта находится в совместном пользовании сторон.

По окончании строительства и сдачи объекта в эксплуатацию общество "Спецуправление N 51" приобретает право собственности на нежилые помещения N 22, 38 на первом этаже объекта примерной общей площадью 459,3 кв.м., также общество "Спецуправление N 51" получает долю в размере 15% в праве собственности на общее имущество объекта.

В свою очередь общество "Мосэлектромонтаж-2" приобретает право собственности на все нежилые помещения объекта примерной общей площадью 2 204,7 кв.м., за исключением помещений, причитающихся обществу "Спецуправление N 51", а также долю в размере 85/100 на общее имущество объекта.

Стороны договорились, что расходы на содержание объекта несет общество "Мосэлектромонтаж-2", а общество "Спецуправление N 51" компенсирует их в части 15% от объема.

Фактическая передача помещений N 22, 38 общей площадью 459,3 кв.м. на первом этаже объекта по адресу: г. Москва, Ступинский проезд, вл. 10 стр. 1 произведена по акту приема-передачи 26 июня 2003 года.

Стороны 30 июня 2003 года заключили договор N 2/03-БК о взаимном сотрудничестве, в котором подтвердили права собственности на доли в объекте незавершенного строительства и приняли обязательства направить объединенные усилия на завершение строительства объекта пропорционально долям в объекте, согласовали перечень работ и размер затрат на завершение строительства объекта 87 000 долларов США, установили, что при необходимости увеличение объема финансирования должно происходить путем согласования дополнительной сметы.

По окончании строительства и ввода объекта в эксплуатацию, общество "Спецуправление N 51" получает право собственности на нежилые помещения NN 22, 38 объекта согласно техническому паспорту БТИ примерной общей площадью 459,3 кв.м., а также долю 15% в праве собственности на общее имущество, общество "Мосэлектромонтаж-2" получает право собственности на все нежилые помещения объекта примерной общей площадью 2 204,7 кв.м. за исключением помещений, причитающихся обществу "Спецуправление N 51", а также долю в размере 85% на общее имущество объекта.

Земельно-правовые отношения оформлены с обществом "Мосэлектромонтаж-2" по договору аренды от 31.08.2001 N М-05-504351 на земельный участок площадью 18 431,0 кв.м. по адресу: г. Москва, Ступинский проезд, вл. 10, для завершения строительства и последующей эксплуатации существующих зданий и строений базы комплектации на срок 2 года, а затем по договору аренды от 26.06.2013 N М-05-042233 с ЗАО "Мосэлектромонтаж-2" и ООО "Фрутлайн" на земельный участок площадью 18 191 кв.м. по адресу: г. Москва, Ступинский проезд, вл. 8, стр. 3, 4 для эксплуатации помещений в здании на срок до 12 февраля 2061 года.

Строительно-монтажные работы завершены в июне 2004 года, объект "база комплектации и монтажно-заготовительный участок" общей площадью 3 174,8 кв.м., включающий производственный корпус площадью 3 120,5 кв.м, склад ацетилена площадью 24,5 кв.м, склад лакокрасок площадью 29,8 кв.м, по адресу: Ступинский пр., вл. 10, принят в эксплуатацию от застройщика АООТ "Мосэлектромонтаж-2" по акту приемки законченного строительством объекта от 30.06.2004 N 6572 и введен в эксплуатацию распоряжением префекта Южного административного округа города Москвы от 25.08.2005 N 01-41-2378.

В соответствии со справкой БТИ объект по адресу: Ступинский пр., вл. 10, стр. 1. имеет официальный адрес: Ступинский пр., вл. 8, зарегистрированный на основании распоряжения префекта от 10.11.2004 N 01-41-2946.

В 2005 году произведена государственная регистрация права собственности АООТ "Мосэлектромонтаж-2" на здание площадью 3 120,5 кв.м. по адресу: г. Москва, Ступинский пр-д, вл. 8.

После ряда отчуждений помещений обществу "Фрутлайн" общая площадь принадлежащих ответчику помещений составляла 3 006,8 кв.м. в 2009 г. (запись от 19.02.2009 N 77-77-05/027/2009-134), 2 603,9 кв.м. в 2010 г. (запись от 15.06.2010 N 77-77-05/044/2010-631), 2 042,0 кв.м. в 2011 г. (запись от 20.01.2011 N 77-77-05/085/2010-641), включая спорные комнаты.

В соответствии с кадастровым паспортом по состоянию на 16 января 2009 года, спорные помещения имеют площадь 455,1 кв.м. и состав: эт. 1 пом. I ком. 22, 38, 38а, 38б, 38в, 38 г. По состоянию на 13 апреля 2004 года спорные помещения состояли из комнат 22, 38, 38а, 38б, общей площадью 456,3 кв.м. По состоянию на 1 октября 2002 года спорные помещения состояли из комнат 22, 38 общей площадью 459,3 кв.м., что подтверждается поэтажными планами и экспликациями БТИ. Изменения происходили в результате деления комнаты 38 изначально имевшей площадь 318,3 кв.м. на ряд комнат. Комната N 22 площадью 141,0 кв.м. изменениям с 1 октября 2002 года не подвергалась.

Наименование ответчика АООТ "Мосэлектромонтаж-2" изменено на ЗАО "Мосэлектромонтаж-2" 3 сентября 2012 года, наименование истца АООТ "Спецуправление N 51" изменено на ЗАО "Спецуправление N 51" 9 июня 2004 года.

Исковые требования мотивированы тем, что истец лишен возможности зарегистрировать право собственности на спорные нежилые помещения в установленном законом порядке в связи с тем, что в настоящее время право собственности на них зарегистрировано за ответчиком, ответчик уклоняется от регистрации перехода права собственности к истцу на спорные нежилые помещения.

Удовлетворяя иск в части признания права собственности истца на нежилые помещения N N 22, 38, 38а, 38б, 38в, 38г общей площадью 455,1 кв.м., расположенные в двух этажном здании общей площадью 3 3120,5 кв.м. по адресу: город Москва, Ступинский проезд, владение 8, суд первой инстанции со ссылкой пункт 2 статьи 8, пункт 2, статьи 218, 219, 1043 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 7 постановления пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.07.2011 N 54 "О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем", исходил из следующего.

Из буквального толкования п. 2.7 договора о взаимном сотрудничестве от 30.06.2003 N 2/03-БК следует, что право собственности общества "Спецуправление N 51" возникает вследствие завершения строительства и сдачи объекта в эксплуатацию, при этом для выдела доли и перехода права собственности на нее подписания акта о реализации не требуется, и такой акт договором не предусмотрен.

В связи с этим, суд пришел к выводу, что право собственности на результат совместной деятельности в виде конкретных помещений, указанных в п. 2.7 договора, возникло у сторон договора после завершения строительства и ввода объекта в эксплуатацию, и оснований для государственной регистрации права собственности ответчика на все здание не имелось.

Владение истца спорным имуществом подтверждается актом приема-передачи, при этом доказательства владения истцом помещениями на основании договора аренды ответчиком не представлены; возникновение права собственности, в данном случае на основании пункта 1 статьи 218 Гражданского кодекса, подтверждается вводом объекта в эксплуатацию.

Поддерживая решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции указал, что в соответствии с договорами, заключенными сторонами от 06.08.2003 N 3/03-БК, от 22.04.2004 N 1/4, от 26.11.2004 N 7/4, от 10.08.2006 N 4 с дополнительными соглашениями, часть работ на общую сумму 667 906,81 руб. выполнены обществом "Спецуправление N 51", работы приняты по актам, стоимость работ зачтена в счет возмещения затрат ответчика, связанных с завершением строительства объекта, по актам о зачете встречных однородных требований, заявление о фальсификации доказательств в суде первой инстанции ответчик не сделал. При этом к предмету доказывания по настоящему спору не относятся вопросы, связанные с исполнением/неисполнением истцом обязательств по финансированию объекта строительства, поскольку истец не претендует на выдел доли от результата инвестиционной деятельности и переход права собственности на нее, спорные нежилые помещения не реконструировались и не изменены в результате инвестиционной деятельности. Вопрос о надлежащем исполнении обязательств по финансированию строительства может быть разрешен путем предъявления соответствующего иска об исполнении обязательства. Ответчик не обосновал обязанность истца осуществить финансирование завершения строительства в размере 15% от затрат ответчика, тогда как доля истца после завершения строительства уменьшилась соразмерно увеличению площади здания. В соответствии с п. 2.6 договора от 30.06.2003 N 2/03-БК увеличение объема финансирования происходит путем согласования сторонами дополнительной сметы, однако, такая смета ответчиком не представлена.

Между тем, судами обеих инстанций не учтено следующее.

Право собственности является вещным правом, которое защищается путем подачи вещных исков. При этом условием предъявления такого иска является отсутствие обязательственных отношений между истцом и ответчиком.

Между теми, из текста искового заявления следует, что исковые требования по настоящему делу мотивированы ненадлежащим исполнением ответчиком условий заключенного сторонами мирового соглашения, утвержденного судом, условий договора об определении порядка пользования объектом незавершенного строительства от 26.06.2003 N 1/03-БК, договора от 30.06.2003 N 2/03-БК о взаимном сотрудничестве.

Следовательно, требования истца вытекают из обязательственных отношений и не могут быть удовлетворены путем подачи вещного иска о признании права собственности.

В случае, когда между сторонами имеют место обязательственные отношения, законом предусмотрены другие способы защиты прав обеих сторон, тогда как, использование вещно-правового способа защиты права возможно только при внедоговорных отношениях, когда стороны спора не имеют иной связи, кроме самой вещи.

Учитывая изложенное, в части предъявления требований о признании права собственности на спорные нежилые помещения истцом избран ненадлежащий способ защиты права.

Судами установлено, что договор от 30.06.2003 N 2/03-БК о взаимном сотрудничестве по своей правовой природе является договором простого товарищества.

В соответствии с Законом РСФСР от 26.06.1991 N 1488-1 "Об инвестиционной деятельности в РСФСР" и Федеральным законом от 25.02.1999 N 39-ФЗ "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных инвестиций", инвестиционная деятельность предполагает вложение инвестором в объект предпринимательской или иной деятельности на условиях, предусмотренных инвестиционным контрактом, денежных средств, ценных бумаг, иного имущества или практических действий и возникновение у инвестора прав на результаты таких вложений. В отношении строительства правовым последствием осуществления инвестиционной деятельности является возникновение у инвесторов права общей долевой собственности на объект инвестиций, раздел объекта инвестиционной деятельности в натуре осуществляется только после ввода его в эксплуатацию, при этом в силу требований статьи 1043 Гражданского кодекса распределение результатов совместной деятельности осуществляется по соглашению между ее участниками. Согласно пункту 1 указанной статьи, имущество, внесенное товарищами в качестве вклада, а также произведенное в результате совместной деятельности, признается их общей долевой собственностью, если иное не предусмотрено законом, договором либо не вытекает из существа обязательства.

Как разъяснено в пункте 7 Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 54 "О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем", в случаях, когда из условий договора усматривается, что каждая из сторон вносит вклады (передает земельный участок, вносит денежные средства, выполняет работы, поставляет строительные материалы и т.д.) с целью достижения общей цели, а именно создания объекта недвижимости, соответствующий договор должен быть квалифицирован как договор простого товарищества. При разрешении споров, вытекающих из таких договоров, судам надлежит исходить из следующего.

В силу пункта 2 статьи 8, статьи 131 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 25 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" право собственности на вновь создаваемое недвижимое имущество (здание или сооружение) на основании статьи 219 Кодекса возникает у лица, имеющего в собственности либо на ином праве земельный участок, на котором оно возведено, с момента государственной регистрации данного права в ЕГРП. Согласно пункту 1 статьи 1043 Гражданского кодекса Российской Федерации имущество, внесенное товарищами в качестве вклада, а также произведенное в результате совместной деятельности, признается их общей долевой собственностью, если иное не предусмотрено законом, договором либо не вытекает из существа обязательства. В соответствии с пунктом 2 статьи 8, статьей 131 Гражданского кодекса Российской Федерации и применительно к статье 24 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" право общей долевой собственности товарищей на недвижимое имущество, внесенное ими в качестве вклада, возникает с момента его государственной регистрации.

Следовательно, в том случае, если объект недвижимости возведен на земельном участке, не оформленном в общую долевую собственность товарищей (или в аренду с множественностью лиц на стороне арендатора), право собственности на вновь созданное недвижимое имущество на основании статьи 219 Гражданского кодекса Российской Федерации может возникнуть только у товарища, имеющего права на названный земельный участок.

В ситуации, когда вопреки условиям договора товарищ, обязанный внести вклад в общее дело в виде права аренды или посредством передачи земельного участка в общую собственность товарищей, уклоняется от совершения необходимых для этого действий, другие участники договора простого товарищества вправе в судебном порядке требовать исполнения указанного договора применительно к пункту 3 статьи 551 Гражданского кодекса Российской Федерации. Аналогичным образом судам следует квалифицировать иски товарищей, сформулированные как требования о признании права собственности на долю в созданном недвижимом имуществе, возведение которого являлось общей целью.

Во всех таких случаях судам надлежит исходить из того, что право собственности товарища, предъявившего соответствующее требование, возникает не ранее момента государственной регистрации данного права на основании судебного акта об удовлетворении этого требования (пункт 2 статьи 8, статья 131 Гражданского кодекса Российской Федерации, статья 28 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним"). Участник договора простого товарищества вправе" также потребовать возмещения убытков, причиненных неисполнением договора.

Пунктом 3 статьи 551 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в случае, когда одна из сторон уклоняется от государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость, суд вправе по требованию другой стороны, а в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации об исполнительном производстве, также по требованию судебного пристава-исполнителя вынести решение о государственной регистрации перехода права собственности. Сторона, необоснованно уклоняющаяся от государственной регистрации перехода права собственности, должна возместить другой стороне убытки, вызванные задержкой регистрации.

В соответствии со статьей 6 Федерального закона от 25.02.1999 N 39-ФЗ "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений" инвесторы имеют равные права на осуществление инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений, самостоятельное определение объемов и направлений капитальных вложений, а также заключение договоров с другими субъектами инвестиционной деятельности, владение, пользование и распоряжение объектами капитальных вложений и результатами осуществленных капитальных вложений.

При этом юридически значимым обстоятельством для предъявления требований по пункту 3 статьи 551 Гражданского кодекса Российской Федерации являются, в том числе факты надлежащего исполнения товарищем своих обязательств по договору, осуществления совместного завершения строительства объекта участниками договора, несения общих расходов по завершению строительства объекта и необоснованное уклонение ответчика от государственной регистрации права собственности истца.

Принимая во внимание наличие между сторонами обязательственных отношений, в проверке нуждались доводы ответчика о том, что истцом вклады в виде денежных средств, имущества или имущественных прав в строительство здания по адресу: Ступинский пр-д, вл. 8, не вносились; предусмотренная пунктом 2.5 договора N 1/03-БК от 26.06.2003 об определении порядка пользования объектом незавершенного строительства обязанность в 7-ми дневный срок компенсировать ответчику затраты по строительству объекта в размере 15% от их объема, не исполнена, строительство объекта завершено исключительно за счет ответчика.

Кроме того, судами достоверно не установлено, в чем конкретно заключались обязанности истца (финансирование всего объема работ, связанных со строительством объекта, или же финансирование работ, связанных исключительно с завершением строительства объекта и сдачи объекта в эксплуатацию), стоимость соответствующих работ, исполнены ли истцом обязанности по договорам N 1/03-БК от 26.06.2003, N 2/03-БК от 30.06.2003, утвержденному судом мировому соглашению, возникло ли в связи с этим право требования к ответчику в отношении спорных помещений, вытекающее из указанных договоров и условий мирового соглашения.

Таким образом, выводы судов о наличии вклада истца как стороны договора простого товарищества в создание общего имущества, и как следствие, о наличии права на оконченный результат строительства, нельзя признать обоснованными.

Как следует из материалов дела, при рассмотрении дела в суде первой инстанции ответчиком было заявлено о фальсификации представленных истцом доказательств - актов выполненных работ и ходатайство о проведении экспертизы по делу, оставленное судом без удовлетворения по мотиву того, что данные обстоятельства не входят в предмет рассматриваемого спора.

В соответствии с частью 1 статьи 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случае, если лицо, участвующее в деле, обратится в арбитражный суд с заявлением в письменной форме о фальсификации доказательства, представленного другим лицом, участвующим в деле, суд: разъясняет уголовно-правовые последствия такого заявления; исключает оспариваемое доказательство с согласия лица, его представившего, из числа доказательств по делу; проверяет обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу.

В этом случае арбитражный суд принимает предусмотренные федеральным законом меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, в том числе назначает экспертизу, истребует другие доказательства или принимает иные меры.

Применительно к рассматриваемому делу это означает, что при отказе истца от исключения спорных документов из числа доказательств по делу суд должен был осуществить проверку достоверности заявления о фальсификации, в ходе которой был вправе, в том числе, назначить экспертизу спорных документов, о проведении которой также ходатайствовал ответчик; истребовать у лиц, участвующих в деле, дополнительные доказательства, подтверждающие либо достоверность оспариваемых доказательств, либо наличие (отсутствие) фактов, в подтверждение (отрицание) которых они были представлены.

В нарушение статьи 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судом первой инстанции надлежащие действия не произведены, а также необоснованно отклонено, как заявление ответчика о фальсификации доказательств, так и его ходатайство о проведении соответствующей экспертизы.

При этом суд апелляционной инстанции указал на то, что заявление о фальсификации не было сделано при рассмотрении дела в суде первой инстанции и пришел к выводу о том, что часть работ на общую сумму 667 906,81 руб. выполнены обществом "Спецуправление N 51", работы приняты по актам, стоимость работ зачтена в счет возмещения затрат ответчика, связанных с завершением строительства объекта, по актам о зачете встречных однородных требований, сославшись на спорные документы без проверки заявления о фальсификации этих доказательств.

По мнению кассационной коллегии, суды обеих инстанций не создали условий для установления всех фактических обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного разрешения спора. При этом вышеизложенное позволяет сделать вывод о принятии судами решения и постановления по неисследованным и неполным материалам дела с нарушением положений процессуального законодательства, что могло привести к принятию неправильных судебных актов.

Аналогичная правовая позиция изложена в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.06.2013 N 1095/13.

При указанных обстоятельствах суд кассационной инстанции приходит к выводу, что судами не установлены все обстоятельства дела, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора и необходимые для принятия законного и обоснованного судебного акта, нарушены нормы материального и процессуального права, в связи с чем, обжалуемые решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции силу пункта 3 части 1 статьи 287, части 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.

При новом рассмотрении суду следует учесть изложенное, предложить истцу уточнить исковые требования, определить предмет доказывания по делу, распределить бремя доказывания между сторонами, установить все обстоятельства, входящие в предмет доказывания по делу, в том числе, установить, в чем конкретно заключались обязанности истца (финансирование всего объема работ, связанных со строительством объекта, или же финансирование работ, связанных исключительно с завершением строительства объекта и вводом его в эксплуатацию), стоимость соответствующих работ, исполнены ли истцом обязанности по договорам N 1/03-БК от 26.06.2003, N 2/03-БК от 30.06.2003, утвержденному судом мировому соглашению, возникло ли в связи с этим право требования к ответчику в отношении спорных помещений, вытекающее из указанных договоров и мирового соглашения; рассмотреть заявление ответчика о фальсификации представленных истцом доказательств, а также вопрос о необходимости и возможности проведения по делу судебной экспертизы с учетом разъяснений, изложенных в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российский Федерации от 04.04.2014 N 23 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе".

Исследовать и оценить по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относимость и допустимость всех представленных по делу доказательств в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Результаты оценки доказательств отразить в судебном акте, указав мотивы принятия или отказа в принятии доказательств.

Руководствуясь статьями 176, 284-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда города Москвы от 30 апреля 2014 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 01 августа 2014 года по делу N А40-154281/13 отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

 

Председательствующий судья

В.В. Кобылянский

 

Судьи

В.В. Кузнецов
А.И. Стрельников

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"При новом рассмотрении суду следует учесть изложенное, предложить истцу уточнить исковые требования, определить предмет доказывания по делу, распределить бремя доказывания между сторонами, установить все обстоятельства, входящие в предмет доказывания по делу, в том числе, установить, в чем конкретно заключались обязанности истца (финансирование всего объема работ, связанных со строительством объекта, или же финансирование работ, связанных исключительно с завершением строительства объекта и вводом его в эксплуатацию), стоимость соответствующих работ, исполнены ли истцом обязанности по договорам N 1/03-БК от 26.06.2003, N 2/03-БК от 30.06.2003, утвержденному судом мировому соглашению, возникло ли в связи с этим право требования к ответчику в отношении спорных помещений, вытекающее из указанных договоров и мирового соглашения; рассмотреть заявление ответчика о фальсификации представленных истцом доказательств, а также вопрос о необходимости и возможности проведения по делу судебной экспертизы с учетом разъяснений, изложенных в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российский Федерации от 04.04.2014 N 23 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе"."