Постановление Арбитражного суда Московского округа от 24 мая 2016 г. N Ф05-6056/16 по делу N А40-110908/2015

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 24 мая 2016 г. N Ф05-6056/16 по делу N А40-110908/2015

 

г. Москва

 

24 мая 2016 г.

Дело N А40-110908/15

 

Резолютивная часть постановления объявлена 17.05.2016.

Полный текст постановления изготовлен 24.05.2016.

 

Арбитражный суд Московского округа

в составе: председательствующего-судьи Дунаевой Н.Ю.,

судей Комаровой О.И., Нечаева С.В.,

при участии в заседании:

от ООО "ИнтерБизнесГрупп" - Яровой А.С. доверен. от 01.12.2015

от Мирошниченко Александра Николаевича - не явился, извещен

от ООО "СтройБизнесКонсалтинг" - не явился, извещен

от Компании УБЕРАБА ХОЛДИНГ С.А. - Яровой А.С. доверен. от 19.05.2015

рассмотрев 17.05.2016 в судебном заседании кассационную жалобу Мирошниченко Александра Николаевича

на постановление от 05.02.2016

Девятого арбитражного апелляционного суда,

принятое судьями Гариповым В.С., Григорьевым А.Н., Кузнецовой И.И.,

по делу N А40-110908/15 по иску ООО "ИнтерБизнесГрупп"

к Мирошниченко Александру Николаевичу

третье лицо: ООО "СтройБизнесКонсалтинг"

о взыскании убытков с бывшего генерального директора общества

УСТАНОВИЛ:

ООО "ИнтерБизнесГрупп" в лице своего участника - КОМПАНИИ УБЕРАБА ХОЛДИНГ С.А., действующего как представитель общества, обратилось в арбитражный суд с иском к Мирошниченко А.Н. о взыскании в пользу общества убытков с бывшего генерального директора общества в размере 98 991 000 рублей.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 16.10.2015 в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 05.02.2016 решение Арбитражного суда города Москвы от 16.10.2015 по делу N А40-110908/2015 отменено. С Мирошниченко Александра Николаевича в пользу ООО "ИнтерБизнесГрупп" взыскано 98 991 000 руб. убытков, а также 203 000 руб. расходов по госпошлине по иску и апелляционной жалобе.

Не согласившись с принятым апелляционной инстанцией судебным актом, ответчик обратился с кассационной жалобой в Арбитражный суд Московского округа, в которой просит постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 05.02.2016 по делу N А40-110908/2015 отменить, оставить в силе решение Арбитражного суда г.Москвы от 16.10.2015.

В качестве оснований обоснованности жалобы заявитель ссылается на нарушение норм права, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в материалах дела доказательствам, суд не выяснил обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, посчитал установленными обстоятельства, которые были недоказанными, сделка не являлась для общества крупной и не требовала согласования(одобрения), суд не учел, что договор был заключен в процессе обычной хозяйственной деятельности общества, истцом не представлен в материалы дела расчет убытков, истец договоры займов не оспаривал, требования истца заявлены за пределами срока исковой давности, поэтому постановление суда апелляционной инстанции подлежит отмене.

В судебном заседании суда кассационной инстанции ООО "ИнтерБизнесГрупп" в лице своего участника - КОМПАНИИ УБЕРАБА ХОЛДИНГ С.А., действующего как представитель общества, доводы кассационной жалобы отклонило, просило постановление суда апелляционной инстанции оставить в силе.

Ответчик и третье лицо, надлежащим образом извещенные о дате и месте судебного разбирательства не явились. Кассационная жалоба рассмотрена в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Изучив доводы кассационной жалобы, заслушав истца и его представителя, проверив в порядке статей 284, 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом норм материального права и соблюдение норм процессуального права при принятии обжалуемого судебного акта, суд кассационной инстанции приходит к выводу о том, что отсутствуют основания, предусмотренные статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены или изменения оспариваемого судебного акта, а именно:

Из материалов дела следует и установлено судом, Убераба Холдинг С.А. является участником ООО "ИнтерБизнесГрупп" с 99 долей от уставного капитала общества, генеральным директором которого до 02.03.2015 являлся Мирошниченко А.Н.

02.03.2015 полномочия генерального директора Мирошниченко А.Н. прекращены на основании решения внеочередного общего собрания участников общества, избран новый генеральный директор - Малых Р.К.

При приемке финансовой документации новым генеральным директором общества установлено, что между обществом в лице генерального директора Мирошниченко А.Н. и ООО "СтройБизнесКонсалтинг" заключен договор целевого займа от 06.12.2010 N 0612-10/2.

По условиям вышеуказанного договора ООО "ИнтерБизнесГрупп" предоставило ООО "СтройБизнесКонсалтинг" беспроцентный целевой заем в размере 53 986 500 рублей на приобретение обыкновенных именных акций ЗАО "ОборонЦемент" за государственным регистрационным номером выпуска 1-01-648807-J-001D.

Срок возврата займа установлен сторонами 5 лет с момента перечисления денежных средств на расчетный счет общества.

На основании дополнительного соглашения к договору от 25.02.2011 N 1 срок возврата займа продлен на 49 лет.

03.02.2011 между обществом в лице генерального директора Мирошниченко А.Н. и ООО "СтройБизнесКонсалтинг" заключен договор целевого займа N 0302-11/1.

По условиям вышеуказанного договора ООО "ИнтерБизнесГрупп" предоставило ООО "СтройБизнесКонсалтинг" беспроцентный заем в размере 45 004 500 рублей на приобретение обыкновенных именных бездокументарных акций дополнительного выпуска ЗАО "ОборонЦемент" с государственным регистрационным номером выпуска 1-01-64807-J-001D.

Срок предоставления займа установлен сторонами 5 лет с момента перечисления денежных средств на расчетный счет общества.

На основании дополнительного соглашения к договору от 25.02.2011 N 1 срок возврата займа продлен на 49 лет.

Полагая, что вышеуказанные договоры причинили убытки обществу тем, поскольку договоры фактически являются безвозмездными, крупными сделками, которые не прошли соответствующую процедуру одобрения, а также являются сделками с заинтересованностью, истец обратился в суд с настоящим иском о взыскании убытков с бывшего генерального директора общества.

Гражданско-правовая ответственность органов управления юридического лица, включая ответственность единоличного исполнительного органа, перед самим юридическим лицом предусмотрена статьей 53 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также статьей 44 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью".

В частности единоличный исполнительный орган, обязан возместить обществу убытки, причиненные его виновными действиями (бездействием).

В соответствии с толкованием правовых норм, приведенном в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.02.2011 N 12771/10, при рассмотрении споров о возмещении причиненных обществу единоличным исполнительным органом убытков подлежат оценке действия (бездействие) ответчика с точки зрения добросовестного и разумного осуществления им прав и исполнения возложенных на него обязанностей.

При этом в гражданском законодательстве закреплена презумпция добросовестности участников гражданских правоотношений (пункт 3 статьи 10 Гражданского кодекса РФ). Данное правило распространяется и на руководителей хозяйственных обществ, членов органов его управления, то есть предполагается, что они при принятии деловых решений, в том числе рискованных, действуют в интересах общества и его акционеров (участников).

Убытки подлежат взысканию по правилам статьи 15 Гражданского кодекса РФ, согласно которой лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права.

Лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать противоправность поведения ответчика, наличие и размер понесенных убытков, а также причинную связь между противоправностью поведения ответчика и наступившими убытками.

Таким образом, при обращении с иском о взыскании убытков, причиненных противоправными действиями единоличного исполнительного органа, истец обязан доказать сам факт причинения ему убытков и наличие причинной связи между действиями причинителя вреда и наступившими последствиями, в то время как обязанность по доказыванию отсутствия вины в причинении убытков лежит на привлекаемом к гражданско-правовой ответственности единоличном исполнительном органе.

В соответствии с п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор:

1) действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами аффилированных лиц директора) и интересами юридического лица, в том числе при наличии фактической заинтересованности директора в совершении юридическим лицом сделки, за исключением случаев, когда информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия директора были одобрены в установленном законодательством порядке;

2) скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица (в частности, если сведения о такой сделке в нарушение закона, устава или внутренних документов юридического лица не были включены в отчетность юридического лица) либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки;

3) совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица;

4) после прекращения своих полномочий удерживает и уклоняется от передачи юридическому лицу документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица;

5) знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например, совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом ("фирмой-однодневкой" и т.п.).

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что заключенные договоры являются договорами займа, по условиям которых предусмотрены сроки возврата денежных средств, а также досрочного возврата денежных средств с согласия заимодавца либо по требованию заимодавца при невыполнении заемщиком условий указанных в пунктах 6.2.2 и 6.2.3 (п. 6.3 и п. 6.4 договора). Активы компании (денежные средства) выбыли на возвратных условиях. Рассматриваемые договоры займа и дополнительные соглашения к нему не могут рассматриваться договором дарения, поскольку по истечении срока займа денежные средства подлежат возврату. То есть в случае удовлетворения настоящего иска у общества возникает двойное исполнение (возврат займа и сумма убытков), что будет являться неосновательным обогащением (ст. 1102 ГК РФ).

Удовлетворяя исковые требования, суд апелляционной инстанции исходил из наличия доказательств причинения действиями ответчика убытков обществу, поскольку передача заемных средств на срок 49 (сорок девять) лет с прямым запретом досрочного истребования суммы займа, без уплаты процентов за пользование заемными средствами и без какого-либо обеспечения исполнения обязательств фактически лишило общество значительного имущества (98 991 000 рублей), выведенного из его оборота без всякой коммерческой составляющей, что свидетельствует о безвозмездности сделки.

Кассационная коллегия соглашается с выводами суда апелляционной инстанции по следующим основаниям.

Согласно разъяснениям, данным в абзаце 7 пункта 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица" под сделкой на невыгодных условиях понимается сделка, цена и (или) иные условия которой существенно в худшую для юридического лица сторону отличаются от цены и (или) иных условий, на которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (например, если предоставление, полученное по сделке юридическим лицом, в два или более раза ниже стоимости предоставления, совершенного юридическим лицом в пользу контрагента). Невыгодность сделки определяется на момент ее совершения; если же невыгодность сделки обнаружилась впоследствии по причине нарушения возникших из нее обязательств, то директор отвечает за соответствующие убытки, если будет доказано, что сделка изначально заключалась с целью ее неисполнения либо ненадлежащего исполнения.

В соответствии с подпунктом 5 пункта 2 вышеуказанного постановления недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например, совершил сделку на заведомо невыгодных для юридического лица условиях

В силу пункта 7 вышеуказанного постановления не является основанием для отказа в удовлетворении требования о взыскании с директора убытков сам по себе тот факт, что действие директора, повлекшее для юридического лица негативные последствия, в том числе совершение сделки, было одобрено решением коллегиальных органов юридического лица, а равно его учредителей (участников), либо директор действовал во исполнение указаний таких лиц, поскольку директор несет самостоятельную обязанность действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно (пункт 3 статьи 53 ГК РФ).

Согласно разъяснениям, данным в пункте 8 вышеуказанного постановления удовлетворение требования о взыскании с директора убытков не зависит от того, имелась ли возможность возмещения имущественных потерь юридического лица с помощью иных способов защиты гражданских прав, например, путем применения последствий недействительности сделки, истребования имущества юридического лица из чужого незаконного владения, взыскания неосновательного обогащения, а также от того, была ли признана недействительной сделка, повлекшая причинение убытков юридическому лицу. Однако в случае, если юридическое лицо уже получило возмещение своих имущественных потерь посредством иных мер защиты, в том числе путем взыскания убытков с непосредственного причинителя вреда (например, работника или контрагента), в удовлетворении требования к директору о возмещении убытков должно быть отказано.

В соответствии с пунктом 1 статьи 50 Гражданского кодекса Российской Федерации, основной целью коммерческой организации является извлечение прибыли.

Таким образом, продление срока договора займа на срок 49 лет без одобрения участников общества на основании самостоятельного решения прямо свидетельствует о недобросовестности Мирошниченко А.Н.

Исследовав и оценив в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела доказательства и доводы сторон, суд апелляционной инстанции пришел к правомерному выводу об удовлетворении исковых требований.

Доводы заявителя о возникновении на стороне общества неосновательного обогащения за счет суммы убытков и суммы возврата займа, были предметом рассмотрения апелляционного суда и правомерно отклонены, поскольку взыскание убытков с ответчика как с бывшего генерального директора и восстановление тем самым нарушенных прав общества означает, что в дальнейшем (в том числе через 49 лет) общество будет лишено возможности повторно требовать средства, что означает отсутствие у общества неосновательного обогащения.

Доводы заявителя о том, что договор был заключен в процессе обычной хозяйственной деятельности общества кассационная коллегия считает несостоятельными, поскольку при заключении оспариваемых договоров истец не получил прибыли.

Доводы заявителя о неприменении судом апелляционной инстанции к требованиям истца срока исковой давности, кассационная коллегия считает несостоятельными.

Согласно статье 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года.

В соответствии со статьей 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

В силу части 1 статьи 200 ГК РФ и абзаца 2 пункта 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов управления юридического лица" в случаях, когда соответствующее требование о возмещении убытков предъявлено самим юридическим лицом, срок исковой давности исчисляется не с момента нарушения, а с момента, когда юридическое лицо, например, в лице нового директора, получило реальную возможность узнать о нарушении, либо когда о нарушении узнал или должен был узнать контролирующий участник, имевший возможность прекратить полномочия директора, за исключением случая, когда он был аффилирован с указанным директором.

Учитывая, что полномочия генерального директора Мирошниченко Александра Николаевича прекращены 02.03.2015, а исковое заявление направлено в суд 16.06.2015, кассационная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что истцом не пропущен срок исковой давности.

Доводы заявителя, изложенные в кассационной жалобе, полно и всесторонне исследованы судебной коллегией и в соответствии со статьями 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отклонению, поскольку основаны на ошибочном толковании закона, не опровергают обстоятельств, установленных судом при рассмотрении настоящего дела, не влияют на законность обжалуемого судебного акта и не подтверждены надлежащими доказательствами.

Согласно ч. 3 ст. 15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, принимаемые арбитражным судом решения, постановления, определения должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Основаниями для изменения или отмены решения, постановления арбитражного суда первой и апелляционной инстанций согласно ч. 1 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации являются несоответствие выводов суда, содержащихся в решении, постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, и имеющимся в деле доказательствам, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таким образом, фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом апелляционной инстанции на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, а окончательные выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.

Доводы заявителя кассационной жалобы, по которым он не согласен с оспариваемым судебным актом, направлены на переоценку обстоятельств, установленных судом апелляционной инстанции, что недопустимо при рассмотрении дела в суде кассационной инстанции, исходя из положений главы 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При указанных обстоятельствах, суд кассационной инстанции не установил оснований для изменения или отмены постановления апелляционной инстанции, предусмотренных в ч. 1 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 284-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации

ПОСТАНОВИЛ:

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 05.02.2016 по делу N А40-110908/15 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий судья

Н.Ю. Дунаева

 

Судьи

О.И. Комарова
С.В. Нечаев

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"В соответствии со статьей 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

В силу части 1 статьи 200 ГК РФ и абзаца 2 пункта 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов управления юридического лица" в случаях, когда соответствующее требование о возмещении убытков предъявлено самим юридическим лицом, срок исковой давности исчисляется не с момента нарушения, а с момента, когда юридическое лицо, например, в лице нового директора, получило реальную возможность узнать о нарушении, либо когда о нарушении узнал или должен был узнать контролирующий участник, имевший возможность прекратить полномочия директора, за исключением случая, когда он был аффилирован с указанным директором."