Справка по результатам изучения судебной практики по материалам апелляционной инстанции по гражданским делам, рассмотренным Саратовским областным судом за первый квартал 2016 г.

Справка
по результатам изучения судебной практики по материалам апелляционной инстанции по гражданским делам, рассмотренным Саратовским областным судом за первый квартал 2016 г.

 

В первом квартале 2016 года на рассмотрение судебной коллегии по гражданским делам поступило 2126 гражданских дел, из них по апелляционным жалобам - 1552, по частным жалобам - 574 гражданских дела.

Гражданской коллегией было окончено 1813 гражданских дел (1323 дела по апелляционным жалобам (представлениям) и 490 дел по частным жалобам (представлениям)), из них оставлены без изменения решения судов первой инстанции по 1005 делам, изменены по 63 делам, отменены по 188 делам, оставлены без изменения определения судов первой инстанции по 344 делам, отменены по 130 делам.

По правилам суда первой инстанции за указанный период рассмотрено 24 гражданских дела, из которых по апелляционным жалобам - 21 дело, по частным - 3 дела.

Основанием для отмены судебных постановлений являлись:

- неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела - 12 дел;

- недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела - 3 дела;

- несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела - 52 дела;

- нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права - 205 дел.

 

1. Судебная практика рассмотрения дел по спорам, возникающим из гражданских правоотношений

 

1. Согласно правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 24.04.2003 года N 7-П, прекращение уголовного дела вследствие применения акта амнистии не лишает лиц, потерпевших от преступлений, права требовать компенсации причиненного ущерба.

Прокурор Фрунзенского района г. Саратова в интересах Российской Федерации обратился в суд с исковым заявлением, в котором указал, что в результате проведенной ИФНС по Фрунзенскому району г. Саратова проверки предприятия были выявлены нарушения налогового законодательства, заключающиеся в том, что ОАО "САП", будучи налоговым агентом, не перечисляло в бюджет налог на доходы физических лиц. Директором ОАО "САП" являлся П.В.С. По факту выявленных нарушений налогового законодательства материал был направлен для проведения проверки в СУ СК России по Саратовской области, после было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.1 УК РФ, в отношении директора ОАО "САП" П.В.С. по факту неисполнения в личных интересах обязанностей налогового агента по перечислению в бюджет налога на доходы физических лиц. Постановлением СУ СК России по Саратовской области уголовное дело в отношении П.В.С. по ч. 1 ст. 199.1 УК РФ прекращено на основании п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ вследствие акта об амнистии. Названным постановлением установлен факт неисполнения директором ОАО "САП" П.В.С. за указанный период обязанностей налогового агента по перечислению в бюджет исчисленного и удержанного налога на доходы физических лиц в общей сумме 2802236 руб. 39 коп. при наличии денежных средств на расчетных счетах и в кассе предприятия. Ссылаясь на то, что действиями П.В.С. были нарушены права Российской Федерации и государству причинен ущерб, прокурор просил взыскать с П.В.С. в пользу Российской Федерации в лице ИНФС России по Фрунзенскому району г. Саратова 2802236 руб. 39 коп.

Решением Ленинского районного суда г. Саратова исковые требования прокурора Фрунзенского района г. Саратова, действующего в интересах Российской Федерации, оставлены без удовлетворения.

Проверив законность и обоснованность решения, судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции по следующим основаниям.

Так, принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований прокурора, обратившегося в интересах Российской Федерации, суд первой инстанции исходил из того, что обязанность по уплате налога на доходы физических лиц (далее по тексту - НДФЛ) возлагается на ОАО "САП", поэтому требование о взыскании заявленного ущерба с ответчика, как физического лица, в отношении которого отсутствует приговор суда, не основано на законе.

По смыслу ст. 1064 ГК РФ вред рассматривается как всякое умаление охраняемого законом материального или нематериального блага, любые неблагоприятные изменения в охраняемом законом благе, которое может быть как имущественным, так и неимущественным (нематериальным).

Причинение имущественного вреда порождает обязательство между причинителем вреда и потерпевшим, вследствие которого на основании ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Как следует из разъяснений, данных в п. 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.12.2006 года N 64 "О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления", общественная опасность уклонения от уплаты налогов и сборов, то есть умышленное невыполнение конституционной обязанности каждого платить законно установленные налоги и сборы, заключается в непоступлении денежных средств в бюджетную систему Российской Федерации.

Таким образом, неисполнение обязанности лицом уплатить законно установленные налоги и сборы влечет ущерб Российской Федерации в виде неполученных бюджетной системой денежных средств.

Как установлено судом и следует из материалов дела, ОАО "САП" зарегистрировано в качестве юридического лица и состоит на налоговом учете в ИФНС России по Фрунзенскому району г. Саратова.

ОАО "САП" в соответствии с п. 1 ст. 24 НК РФ признавалось налоговым агентом, на которого возложены обязанности по начислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в бюджетную систему Российской Федерации налога на доходы физических лиц. В указанный период ОАО "САП" осуществляло деятельность, связанную с организацией транспортных пассажирских перевозок по установленным маршрутам, подчиняющихся расписанию, для производства расчетов безналичным путем в указанный период общество имело расчетные счета.

06.11.2013 года ИФНС России по Фрунзенскому району г. Саратова проведена выездная налоговая проверка ОАО "САП", по результатам которой были выявлены нарушения налогового законодательства. Решением заместителя начальника ИФНС России по Фрунзенскому району г. Саратова N 07/02 от 23.01.2014 года ОАО "САП" привлечено к налоговой ответственности по ст. 123 НК РФ за неправомерное неперечисление в установленный НК РФ срок сумм уплаты НДФЛ с назначением наказания в виде штрафа. По факту выявленных нарушений налогового законодательства материал был направлен для проведения проверки в СУ СК России по Саратовской области.

Судом установлено, что П.В.С., обладая полномочиями единоличного исполнительного органа - генерального директора, осуществлял руководство текущей деятельностью ОАО "САП" и в его должностные обязанности входило осуществление оперативного руководства финансовой, производственной, хозяйственной деятельностью общества, и также контроль за надлежащим ведением бухгалтерского учета, соблюдением налогового законодательства, правильностью начисления, полнотой и своевременностью уплаты налогов в бюджет (ст. 15 Устава ОАО "САП").

Из п. 1 ст. 27 НК РФ следует, что законными представителями налогоплательщика - организации признаются лица, уполномоченные представлять указанную организацию на основании закона или ее учредительных документов.

Следовательно, лицо, которое в силу закона, иного правого акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, по смыслу гражданского законодательства несет ответственность, если при осуществлении своих прав и исполнении своих обязанностей оно действовало недобросовестно или неразумно, в том числе, если его действия (бездействия) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску.

Таким образом, в соответствии со ст. 53 ГК РФ, ст. 40 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", ст.ст. 26, 28 НК РФ П.В.С. являлся единоличным исполнительным органом, через которого общество приобретало гражданские права и гражданские обязанности, действия (бездействие) которого признаются действиями (бездействием) общества.

В силу ст.ст. 23, 45 НК РФ, гл. 21 НК РФ, и также в связи с осуществляемой обществом деятельностью, на П.В.С., как на руководителя организации-налогоплательщика, были возложены следующие обязанности: своевременно и в полном объеме уплачивать законно установленные налоги; вести в установленном порядке учет своих доходов (расходов) и объектов налогообложения; представлять в налоговый орган по месту учета в установленном порядке налоговые декларации, а также бухгалтерскую отчетность в соответствии с Федеральным законом от 06.12.2011 года N 402-ФЗ "О бухгалтерском учете".

Постановлением следователя по особо важным делам отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по Саратовской области от 27.08.2014 года в отношении директора ОАО "САП" П.В.С. возбуждено уголовное дело N 90029 по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.1 УК РФ, по факту неисполнения в личных интересах обязанностей налогового агента по перечислению в бюджет НДФЛ за период с 30.08.2010 года по 01.08.2015 года.

В рамках данного уголовного дела ИФНС России по Фрунзенскому району г. Саратова признана потерпевшей по делу.

В ходе проведенного расследования было установлено, что в спорный налоговый период сотрудниками бухгалтерии ОАО "САП" регулярно начислялась и выплачивалась заработная плата сотрудникам, с нее исчислялся и удерживался НДФЛ, который в соответствии с п. 6 ст. 226 НК РФ по решению генерального директора П.В.С. в бюджет РФ не перечислялся. Согласно заключению судебной бухгалтерской экспертизы, проведенной в рамках уголовного дела, ОАО "САП" не перечислены в бюджет денежные средства в сумме 2802236 руб. 39 коп.

Таким образом, в рамках уголовного дела было установлено, что генеральный директор ОАО "САП" П.В.С., являясь распорядителем финансов общества, игнорируя выполнение обязанностей налогового агента ОАО "САП", причинил имущественный ущерб бюджету РФ в сумме 2802236 руб. 39 коп. Постановлением следователя по особо важным делам отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по Саратовской области с согласия обвиняемого и по его ходатайству уголовное преследование по ч. 1 ст. 199.1 УК РФ в отношении П.В.С. прекращено на основании п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ в связи с применением постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 24.04.2015 года N 6576-6 ГД "Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945".

Согласно правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 24.04.2003 года N 7-П, прекращение уголовного дела вследствие применения акта амнистии не лишает лиц, потерпевших от преступлений, права требовать компенсации причиненного ущерба. Реализация акта об амнистии в отношении лиц, которые обвиняются в совершении преступлений или осуждены за деяния, подпадающие под действие амнистии, не должна быть связана с лишением тех, кто пострадал от преступлений, их конституционного права на судебную защиту и восстановление в нарушенных правах и интересах, - ни объем, ни степень гарантированности потерпевшим указанных прав не могут зависеть от того, было ли государством реализовано его правомочие по осуществлению уголовного преследования или же оно отказалось от этого, издав акт об амнистии.

Следовательно, несмотря на то, что постановление суда о прекращении уголовного дела по такому нереабилитирующему основанию, как объявление амнистии, по своему содержанию и правовым последствиям не является актом, которым устанавливается виновность обвиняемого в том смысле, как это предусмотрено ст. 49 Конституции РФ, но постановление суда о прекращении уголовного дела предполагает основанную на материалах расследования констатацию того, что лицо совершило деяние, содержащее все признаки состава преступления. Именно поэтому прекращение уголовного преследования вследствие акта об амнистии не допускается, если обвиняемый против этого возражает, поскольку в таком случае производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке.

Как следует из постановления о прекращении уголовного дела, П.В.С. ходатайствовал о прекращении уголовного преследования по уголовному делу вследствие акта об амнистии, согласившись с фактами и обстоятельствами причинения имущественного ущерба.

В связи с тем, что противоправность действий ответчика по причинению ущерба Российской Федерации установлена в рамках уголовного дела, и обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии вины ответчика в причинении ущерба государству, не имеется, вывод суда первой инстанции об освобождении П.В.С. от гражданско-правовой ответственности в связи с тем, что отсутствует приговор суда по уголовному делу, постановлен при неправильном применении приведенных норм действующего законодательства. Размер заявленного ущерба в сумме 2802236 руб. 39 коп. ответчиком в установленном законом порядке не оспорен ни в рамках уголовного дела, ни по настоящему гражданскому делу.

В связи с тем, что решение суда первой инстанции постановлено при неправильном применении приведенных норм материального права и несоответствии выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела, судебной коллегией оно было отменено с принятием по делу нового решения об удовлетворении исковых требований и взыскании с П.В.С. 2802236 руб. 39 коп. в пользу Российской Федерации в лице ИФНС России по Фрунзенскому району г. Саратова.

2. Для возложения обязанности на ответчика по выплате истцу страховой суммы в порядке прямого возмещения ущерба в соответствии с п.п. "б" п. 1 ст. 14.1 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" устанавливается обязательное условие, согласно которому гражданская ответственность владельцев двух транспортных средств должна быть застрахована в соответствии с настоящим законом.

П.Л.А. обратилась в суд с иском к АО "СГ "УС" о взыскании страховой выплаты в порядке прямого возмещения ущерба, указав, что в июне 2015 года в г. Саратове произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля В. под управлением собственника Ч.Д.П. и автомобиля S.O. под управлением водителя И.А.Ю., принадлежащего П.Л.А. Виновником дорожно-транспортного происшествия является Ч.Д.П., ответственность которого застрахована в ОАО СК "Р". Поскольку гражданская ответственность П.Л.А. застрахована по полису ОСАГО в АО "СГ "УС", она обратилась к ответчику с заявлением о выплате страховой суммы по прямому возмещению ущерба. Однако получила отказ в связи с тем, что страховщик причинителя вреда не подтвердил возможность урегулировать заявленное событие в рамках прямого возмещения убытков. На направленную П.Л.А. претензию АО "СГ "УС" не отреагировало, выплату не произвело, что послужило поводом для обращения в суд. На основании изложенного П.Л.А. просила взыскать в свою пользу с АО "СГ "УС" стоимость восстановительного ремонта в размере 76499 руб. 58 коп., штраф, компенсацию морального вреда, неустойки, судебные расходы.

Решением Ленинского районного суда г. Саратова взыскано с АО "СГ "УС" в пользу П.Л.А. стоимость восстановительного ремонта в размере 76499 руб. 58 коп., штраф - 38249 руб. 79 коп., компенсация морального вреда, неустойки, судебные расходы.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции, судебная коллегия не согласилась с судебным постановлением.

Риск гражданской ответственности, причиненный источником повышенной опасности, в силу ст. 935 ГК РФ и ст. 4 Федерального закона от 25.04.2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" подлежит обязательному страхованию.

Согласно ст. 1 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" страховым случаем признается наступление гражданской ответственности страхователя, иных лиц, риск ответственности которых застрахован по договору обязательного страхования, за причинение вреда - жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства, которое влечет за собой обязанность страховщика произвести страховую выплату.

В соответствии с п. 1 ст. 14.1 указанного закона потерпевший предъявляет требование о возмещении вреда, причиненного его имуществу, страховщику, который застраховал гражданскую ответственность потерпевшего, в случае наличия одновременно следующих обстоятельств: а) в результате дорожно-транспортного происшествия вред причинен только транспортным средствам, указанным в подп. "б" настоящего пункта; б) дорожно-транспортное происшествие произошло в результате взаимодействия (столкновения) двух транспортных средств (включая транспортные средства с прицепами к ним), гражданская ответственность владельцев которых застрахована в соответствии с настоящим Федеральным законом.

Как следовало из материалов дела, 19.06.2015 года произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля В. под управлением собственника Ч.Д.П. и автомобиля S.O. под управлением водителя И.А.Ю., принадлежащего на праве собственности П.Л.А.

Согласно постановлению по делу об административном правонарушении дорожно-транспортное происшествие произошло в результате нарушения Ч.Д.П. п. 6.2 Правил дорожного движения РФ. Гражданская ответственность П.Л.А. застрахована в АО "СГ "УС".

П.Л.А. обратилась в АО "СГ "УС" с заявлением на получение страховой выплаты, но страховой компанией было отказано в страховой выплате в порядке прямого возмещения убытков, поскольку для подтверждения соответствия установленным требованиям условий договора ОСАГО второго участника дорожно-транспортного происшествия и выяснения возможности урегулирования заявленного события в рамках прямого возмещения убытков АО "СГ "УС" был направлен запрос страховщику причинителя вреда АО "СК "Р", который не подтвердил возможность урегулировать заявленное событие в рамках прямого возмещения убытков.

Рассматривая спор и удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции пришел к выводу, что соблюдены необходимые условия для взыскания страховой выплаты в порядке прямого возмещения ущерба.

С данным выводом судебная коллегия согласиться не может, поскольку установлено несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела.

Для возложения обязанности на ответчика по выплате истцу страховой суммы в порядке прямого возмещения ущерба в соответствии с п.п. "б" п. 1 ст. 14.1 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" устанавливается обязательное условие, согласно которому гражданская ответственность владельцев двух транспортных средств должна быть застрахована в соответствии с настоящим законом.

В материалах дела имеются доказательства исполнения данной обязанности только одним владельцем - П.Л.А. Поскольку юридически значимые обстоятельства судом первой инстанции определены были не в полном объеме, то судебной коллегией в адрес ОАО "СК "Р" был направлен запрос о предоставлении сведений о заключении договора страхования гражданской ответственности Ч.Д.П.

Согласно поступившему ответу из ОАО "СК "Р", который принят в качестве нового доказательства по делу, гражданская ответственность Ч.Д.П. в отношении транспортного средства В. на момент дорожно-транспортного происшествия застрахована не была. Других доказательств, подтверждающих наличие застрахованной ответственности владельца Ч.Д.П., материалы дела не содержат.

В связи с тем, что на момент дорожно-транспортного происшествия ответственность причинителя вреда Ч.Д.П. не была застрахована в соответствии с требованиями закона, у ответчика АО "СГ "УС" отсутствовали правовые основания для выплаты страхового возмещения в порядке прямого возмещения ущерба.

На основании вышеизложенного решение суда первой инстанции было отменено с принятием нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований.

2. Судебная практика рассмотрения дел по спорам, возникающим из жилищных правоотношений

 

1. Согласно ч. 1 ст. 103 ЖК РФ в случаях расторжения или прекращения договоров найма специализированных жилых помещений граждане должны освободить жилые помещения, которые они занимали по данным договорам. В случае отказа освободить такие жилые помещения указанные граждане подлежат выселению в судебном порядке без предоставления других жилых помещений, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 102 настоящего Кодекса и ч. 2 настоящей статьи.

У.А.В. обратился в суд с иском к У.И.А., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетних детей У.И.А., У.Е.А., о выселении без предоставления другого жилого помещения. Свои требования истец мотивировал тем, что ему и членам его семьи: супруге У.И.А. и их несовершеннолетней дочери У.Е.А. во временное пользование на период прохождения военной службы по договору найма было предоставлено служебное жилое помещение, расположенное в закрытом военном городке. Затем у них родился сын У.Е.А., который также стал проживать в указанном жилом помещении. В 2014 году брак между супругами был расторгнут. В апреле 2014 года истец был переведен для дальнейшего прохождения службы в войсковую часть в Свердловскую область. Вместе с тем получить по новому месту службы жилое помещение он не имеет возможности в связи с тем, что не может предоставить справку о сдаче прежнего жилья, в котором проживают и зарегистрированы его бывшая супруга и их дети, которые, по мнению истца, перестали быть членами его семьи, поэтому должны быть выселены из жилого помещения без предоставления другого жилого помещения.

Решением Энгельсского районного суда Саратовской области в удовлетворении исковых требований отказано.

Судебная коллегия, проверив законность и обоснованность судебного постановления, с выводами суда первой инстанции не согласилась по следующим основаниям.

Разрешая заявленный спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что договор найма служебного жилого помещения до настоящего времени не изменен, не расторгнут, действие его не прекращено. У.А.В. не прекратил трудовые отношения с Министерством обороны РФ, которое не требует расторжения договора найма жилого помещения. К тому же У.А.В. обладает субъективным правом на получение жилья от Министерства обороны РФ, в связи с чем отсутствуют основания для вывода о прекращении договора найма служебного жилого помещения.

Между тем данные выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на неправильном толковании норм материального права.

Согласно п. 1 ст. 15 Федерального закона от 27.05.1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" военнослужащим - гражданам, проходящим военную службу по контракту, и совместно проживающим с ними членам их семей предоставляются не позднее трехмесячного срока со дня прибытия на новое место военной службы жилые помещения по нормам и в порядке, которые предусмотрены федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, с учетом права на дополнительную жилую площадь за счет государственного или муниципального жилищного фонда, закрепляемого за Министерством обороны РФ (иным федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба). Жилые помещения предоставляются в населенных пунктах, в которых располагаются воинские части, а при отсутствии возможности предоставить жилые помещения в указанных населенных пунктах - в других близлежащих населенных пунктах.

Из содержания ст. 93 ЖК РФ следует, что служебные жилые помещения предназначены для проживания граждан в связи с характером их трудовых отношений с органом государственной власти, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным унитарным предприятием, государственным или муниципальным учреждением, в связи с прохождением службы, в связи с назначением на государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации либо в связи с избранием на выборные должности в органы государственной власти или органы местного самоуправления.

Судом первой инстанции установлено, что У.А.В. проходил военную службу в Вооруженных Силах РФ с 13.06.1995 года по 16.06.1997 года и проходит ее по контракту с 30.11.2001 года по настоящее время, в том числе с 2002 года по 2014 год - в войсковой части Саратовской области, предоставившей спорное жилое помещение, а со 02.04.2014 года - в войсковой части Свердловской области. В период военной службы в войсковой части Саратовской области У.А.В. на состав семьи, включая супругу У.И.А. и дочь У.Е.А., во временное пользование на период прохождения военной службы по договору найма служебного жилого помещения была предоставлена квартира, расположенная в закрытом военном городке. Данное жилое помещение предоставлено на основании решения жилищной комиссии войсковой части.

Таким образом, спорное служебное жилое помещение было предоставлено военнослужащему У.А.В. и членам его семьи на период военной службы в войсковой части Саратовской области. В указанное жилое помещение с момента рождения был также вселен сын супругов - У.И.А. 04.03.2014 года брак между супругами прекращен.

В соответствии с п. 5 ст. 2 Федерального закона от 27.05.1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" супруга (супруг) и несовершеннолетние дети относятся к членам семей военнослужащих.

В силу ч. 5 ст. 31 ЖК РФ по истечении установленного судом срока пользования жилым помещением право пользования за бывшим членом семьи собственника прекращается. Члены семьи нанимателя служебного жилого помещения в соответствии с ч. 5 ст. 100 и ч.ч. 2-4 ст. 31 ЖК РФ имеют равное с нанимателем право пользования жилым помещением, если иное не установлено соглашением между ними. В случае прекращения семейных отношений нанимателем служебного жилого помещения и членом его семьи право пользования служебным жилым помещением за бывшим членом семьи нанимателя, по общему правилу, не сохраняется (ч. 4 ст. 31 ЖК РФ). Однако может быть сохранено за бывшим членом семьи нанимателя служебного помещения по решению суда на определенный срок по основаниям, предусмотренным данной нормой ЖК РФ.

Указанная правовая позиция изложена в подп. "е" п. 41 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 года N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации".

Таким образом, из приведенных законоположений и обстоятельств дела следует, что в результате расторжения брака между У.А.В. и У.И.А. последняя перестала быть членом семьи нанимателя, вследствие чего право пользования спорным жилым помещением за ней не сохраняется и подлежит прекращению.

На основании ч. 3 ст. 104 ЖК РФ договор найма служебного жилого помещения заключается на период трудовых отношений, прохождения службы либо нахождения на государственной должности Российской Федерации, государственной должности субъекта Российской Федерации или на выборной должности. Прекращение трудовых отношений либо пребывания на государственной должности Российской Федерации, государственной должности субъекта Российской Федерации или на выборной должности, а также увольнение со службы является основанием прекращения договора найма служебного жилого помещения.

Пунктом 12 договора найма спорного служебного жилого помещения предусмотрено, что прекращение трудовых отношений с войсковой частью, предоставившей служебное жилое помещение, является основанием прекращения договора найма служебного жилого помещения (за исключением военнослужащих граждан, имеющих право на получение жилья от Министерства обороны РФ).

Вопреки выводам суда первой инстанции прекращение У.А.В. трудовых отношений с войсковой частью Саратовской области, предоставившей жилое помещение, влечет прекращение договора найма служебного жилого помещения, заключенного с указанным нанимателем.

Согласно ч. 1 ст. 103 ЖК РФ в случаях расторжения или прекращения договоров найма специализированных жилых помещений граждане должны освободить жилые помещения, которые они занимали по данным договорам. В случае отказа освободить такие жилые помещения указанные граждане подлежат выселению в судебном порядке без предоставления других жилых помещений, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 102 настоящего Кодекса и ч. 2 настоящей статьи.

Аналогичные положения изложены в п. 14 договора найма служебного жилого помещения от 09.11.2006 года, заключенного с У.А.В.

Как следует из материалов дела, в настоящее время в спорном жилом помещении проживают и зарегистрированы У.И.А. (которая не связана трудовыми отношениями с войсковой частью Саратовской области и Министерством обороны РФ), а также несовершеннолетние дети У.Е.А. и У.И.А.

У.А.В. в связи с прохождением военной службы в Свердловской области в спорном жилом помещении не проживает, снят с регистрационного учета по адресу названной квартиры. Для получения служебного жилого помещения по новому месту службы в соответствии с п. 2 Инструкции "О предоставлении военнослужащим - гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, служебных жилых помещений", утвержденной приказом Министра обороны РФ от 30.09.2010 года N 1280, требуется предоставление справки о сдаче служебного жилого помещения (необеспеченности служебным жилым помещением) по прежнему месту военной службы.

Между тем У.А.В. не имеет возможности получить указанную справку в связи с тем, что в настоящее время в спорном жилом помещении проживают его бывшая супруга и дети, что свидетельствует о нарушении права истца на получение служебного жилого помещения по новому месту службы.

Поскольку У.И.А. и несовершеннолетние дети сторон были вселены в спорное жилое помещение как члены семьи военнослужащего, получившего это жилье на период и в связи с прохождением им военной службы в войсковой части Саратовской области, то право пользования названной квартирой у ответчиков носило производный характер от прав на жилое помещение у У.А.В. Самостоятельного права на проживание в этой квартире у ответчиков не возникло.

Войсковая часть Саратовской области возражает против проживания ответчиков в спорном жилом помещении. Обстоятельств, которые бы свидетельствовали о том, что ответчики не могут быть выселены из служебного жилого помещения по основаниям, предусмотренным ч. 2 ст. 103 ЖК РФ, не установлено.

В соответствии с п. 2 ст. 20 ГК РФ местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, или граждан, находящихся под опекой, признается место жительства их законных представителей - родителей, усыновителей или опекунов.

Принимая во внимание обстоятельства прекращения договора найма служебного жилого помещения, непроживание У.А.В. по адресу спорного жилого помещения, и также прекращение права пользования жилым помещением у У.И.А. по основаниям ч. 4 ст. 31 ЖК РФ, свидетельствующих о прекращении у У.А.В. и У.И.А. права пользования жилым помещением, судебная коллегия пришла к выводу, что производное от прав родителей право пользования спорным жилым помещением у детей также не сохраняется и они совместно с У.И.А. подлежат выселению из жилого помещения без предоставления иного жилого помещения.

Нарушений прав несовершеннолетних детей в связи с их выселением из жилого помещения судебная коллегия не усматривает, поскольку они приобретают право пользования жилым помещением по месту жительства их родителей, в том числе по месту жительства военнослужащего У.А.В., поскольку являются членами его семьи, что нашло отражение в личном деле указанного лица, выписка из которого от 03.12.2015 года принята судебной коллегией в качестве нового доказательства в целях проверки доводов жалобы и представления.

Вместе с тем судебная коллегия в соответствии с ч. 4 ст. 31 ЖК РФ пришла к выводу о необходимости сохранить за У.И.А. и, как производное от нее, у несовершеннолетних детей право пользования жилым помещением на срок до 01.06.2016 года.

При таких обстоятельствах судебная коллегия решение суда первой инстанции отменила с принятием нового решения об удовлетворении заявленных исковых требований о выселении ответчиков с сохранением за ними права пользования жилым помещением на определенный срок.

2. Юридически значимым по спорам о признании нанимателя, члена семьи нанимателя или бывшего члена семьи нанимателя жилого помещения утратившими право пользования жилым помещением по договору социального найма вследствие их постоянного отсутствия в жилом помещении по причине выезда из него является установление того, по какой причине и как долго ответчик отсутствует в жилом помещении, носит ли его выезд из жилого помещения вынужденный характер или добровольный, временный или постоянный, не чинились ли ему препятствия в пользовании жилым помещением со стороны других лиц, проживающих в нем, приобрел ли ответчик право пользования другим жилым помещением в новом месте жительства, исполняет ли он обязанности по договору по оплате жилого помещения и коммунальных услуг и др.

Б.А.Ф. обратилась с иском к В.В.В., в котором просила признать ответчика утратившим право пользования жилым помещением и снять его с регистрационного учета по указанному адресу. Требования мотивированы тем, что истец является нанимателем квартиры, в которой, кроме нее, зарегистрированы: дочь - Б.Н.А., правнук - В.В.В. Право пользования квартирой В.В.В. приобрел в несовершеннолетнем возрасте. Однако фактически ответчик в спорную квартиру не вселялся, в ней не проживал, обязанности по содержанию жилого помещения и оплате коммунальных услуг не выполнял. По мнению истца, В.В.В. утратил право пользования жилым помещением, поскольку на протяжении длительного времени не использует его для проживания, добровольно выбрал иное место жительства.

Заочным решением Энгельсского районного суда Саратовской области исковые требования удовлетворены.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции, судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции.

Так, судом было установлено, что Б.А.Ф. является нанимателем жилого помещения на основании ордера на вселение от 10.06.1976 года. Определением Энгельсского городского суда Саратовской области от 16.09.2003 года по гражданскому делу по иску Б.А.Ф. к Б.Л.В. об отсутствии права пользования жилым помещением, по иску Б.Л.В. к Б.А.Ф. о признании права пользования жилым помещением, вселении было утверждено мировое соглашение, в соответствии с которым Б.А.Ф. признала право пользования спорной квартирой за несовершеннолетним В.В.В., в результате чего последний подлежал вселению в спорную квартиру, а обязанности по оплате за пользование жилой площадью и коммунальными услугами до его совершеннолетия несет Б.Л.В.

В указанной квартире в настоящее время зарегистрированы: Б.А.Ф. - с 1976 года, В.В.В. - с 1991 года и Р.А.В. - с 2009 года.

Принимая решение об удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из доводов истца о непроживании ответчика по адресу спорной квартиры.

Между тем в жилищных отношениях, возникших до введения в действие акта жилищного законодательства, данный акт применяется к жилищным правам и обязанностям, возникшим после введения его в действие (ч. 3 ст. 6 ЖК РФ).

Из положений ст.ст. 53, 54 ЖК РСФСР следует, что к членам семьи нанимателя относятся супруг нанимателя, их дети и родители. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, а в исключительных случаях и иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя, если они проживают совместно с нанимателем и ведут с ним общее хозяйство. Наниматель вправе в установленном порядке вселить в занимаемое им жилое помещение своего супруга, детей, родителей, других родственников, нетрудоспособных иждивенцев и иных лиц, получив на это письменное согласие всех совершеннолетних членов своей семьи. На вселение к родителям их детей, не достигших совершеннолетия, не требуется согласия остальных членов семьи.

Статьей 71 ЖК РФ предусмотрено, что временное отсутствие нанимателя жилого помещения по договору социального найма, кого-либо из проживающих совместно с ним членов его семьи или всех этих граждан не влечет за собой изменение их прав и обязанностей по договору социального найма.

В соответствии с ч. 3 ст. 83 ЖК РФ в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма жилого помещения считается расторгнутым со дня выезда, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Согласно п. 32 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.06.2009 года N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации" при временном отсутствии нанимателя жилого помещения и (или) членов его семьи, включая бывших членов семьи, за ними сохраняются все права и обязанности по договору социального найма жилого помещения (ст. 71 ЖК РФ). Если отсутствие в жилом помещении указанных лиц не носит временного характера, то заинтересованные лица (наймодатель, наниматель, члены семьи нанимателя) вправе потребовать в судебном порядке признания их утратившими право на жилое помещение на основании ч. 3 ст. 83 ЖК РФ в связи с выездом в другое место жительства и расторжения тем самым договора социального найма. Юридически значимым по спорам о признании нанимателя, члена семьи нанимателя или бывшего члена семьи нанимателя жилого помещения утратившими право пользования жилым помещением по договору социального найма вследствие их постоянного отсутствия в жилом помещении по причине выезда из него является установление того, по какой причине и как долго ответчик отсутствует в жилом помещении, носит ли его выезд из жилого помещения вынужденный характер (конфликтные отношения в семье, расторжение брака) или добровольный, временный (работа, обучение, лечение и т.п.) или постоянный (вывез свои вещи, переехал в другой населенный пункт, вступил в новый брак и проживает с новой семьей в другом жилом помещении и т.п.), не чинились ли ему препятствия в пользовании жилым помещением со стороны других лиц, проживающих в нем, приобрел ли ответчик право пользования другим жилым помещением в новом месте жительства, исполняет ли он обязанности по договору по оплате жилого помещения и коммунальных услуг и др. При установлении судом обстоятельств, свидетельствующих о добровольном выезде ответчика из жилого помещения в другое место жительства и об отсутствии препятствий в пользовании жилым помещением, а также о его отказе в одностороннем порядке от прав и обязанностей по договору социального найма, иск о признании его утратившим право на жилое помещение подлежит удовлетворению на основании ч. 3 ст. 83 ЖК РФ в связи с расторжением ответчиком в отношении себя договора социального найма.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Дату постановления Пленума Верховного Суда РФ следует читать как "от 02.07.2009 г."

Как следовало из материалов дела, В.В.В. приобрел право пользования спорным жилым помещением в несовершеннолетнем возрасте и в установленном законом порядке. Совершеннолетия В.В.В. достиг в 2009 году.

Для установления юридически значимых по делу обстоятельств, которые не были определены и исследованы судом первой инстанции, судебной коллегии были приняты новые письменные доказательства и допрошены свидетели.

Исследовав представленные доказательства и оценив их по правилам ст. 67 ГПК РФ, судебная коллегия пришла к выводу о том, что В.В.В. не отказывался от права пользования спорной квартирой, производил оплату жилищно-коммунальных услуг, его выезд из квартиры носил временный характер, связанный с выездом на работу в г. Москва, жилого помещения в собственности ответчик не имеет.

Данные обстоятельства подтверждаются объяснениями представителя В.В.В. - Н.Л.О., показаниями свидетелей Б.Л.В. (матери ответчика), Б.О.П. (бабушки ответчика и дочери истца), подтвердивших факт временного выезда ответчика из спорного жилого помещения и пользовавшегося им во время нахождения в г. Энгельс; договором подряда от 27.04.2010 года, трудовой книжкой ответчика, из которых видно, что он работал в г. Москва; договорами аренды жилых помещений в г. Москва, заключенными с арендатором В.В.В.; счетами-квитанциями о внесении В.В.В. платы за жилье и коммунальные услуги за спорную квартиру, уведомлением об отсутствии в ЕГРП сведений о праве собственности В.В.В. на жилое помещение.

Незначительность сумм, оплаченных ответчиком за жилищно-коммунальные услуги, а также внесение платы от его имени другим лицом (в период его отсутствия в г. Энгельс) не свидетельствуют об отказе ответчика от права пользования спорным жилым помещением и утрате им соответствующего права. Показания свидетелей Ш.Н.А. (дочери истца) и свидетеля З.В.И. (соседки) о непроживании В.В.В. в спорном жилом помещении не подтверждают отказ ответчика от права пользования квартирой и постоянный характер его выезда из жилого помещения.

Доказательств, свидетельствующих о том, что В.В.В. приобрел право пользования другим жилым помещением в новом месте жительства, истцом не представлено.

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу об отсутствии у суда первой инстанции правовых оснований для удовлетворения исковых требований. Доводы апелляционной жалобы о необходимости прекращения производства по делу в связи с тем, что истец ранее обращалась с данными исковыми требованиями, являются необоснованными, поскольку настоящий иск заявлен по иным основаниям и к другому ответчику.

На основании изложенного решение суда первой инстанции было отменено с принятием нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований.

3. В силу ст. 87 ЖК РФ, если жилое помещение, занимаемое по договору социального найма, подлежит переводу в нежилое помещение или признано непригодным для проживания, выселяемым из такого жилого помещения гражданам, наймодателем предоставляется другое благоустроенное жилое помещение по договору социального найма.

Первый заместитель прокурора Кировского района г. Саратова в интересах З.А.И. обратился с иском к администрации муниципального образования "Город Саратов" (далее - администрация МО "Город Саратов"), администрации Кировского района муниципального образования "Город Саратов" (далее - администрация Кировского района) о предоставлении жилого помещения по договору социального найма взамен непригодного для проживания жилого помещения. Требования мотивированы тем, что жилой дом, в котором на условиях социального найма проживает З.А.И. совместно со своей семьей, заключением межведомственной комиссии от 28.03.2013 года признан аварийным и подлежащим сносу. До настоящего времени вопрос об отселении жильцов дома не разрешен, техническое состояние дома создает реальную угрозу жизни и здоровью граждан.

Решением Кировского районного суда г. Саратова с учетом определения об исправлении описки признано незаконным бездействие администрации Кировского района и администрации МО "Город Саратов", выразившееся в неосуществлении мероприятий по предоставлению гражданам, проживающим в многоквартирном доме на условиях социального найма, жилых помещений. На администрацию МО "Город Саратов" возложена обязанность по предоставлению вне очереди по договору социального найма З.А.И. на состав семьи из четырех человек (З.А.И., З.Т.И., З.А.А., З.А.А.) благоустроенного жилого помещения общей площадью не менее 22,4 кв.м, состоящего не менее чем из двух комнат, в черте города Саратова.

Судебная коллегия, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции, не согласилась с выводом суда первой инстанции в части признания незаконным бездействия администрации Кировского района по следующим основаниям.

Согласно п. 1 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются гражданам, жилые помещения которых признаны в установленном законом порядке непригодными для проживания и ремонту и реконструкции не подлежат.

В силу ст. 87 ЖК РФ, если жилое помещение, занимаемое по договору социального найма, подлежит переводу в нежилое помещение или признано непригодным для проживания, выселяемым из такого жилого помещения гражданам, наймодателем предоставляется другое благоустроенное жилое помещение по договору социального найма.

Исходя из ч. 1 ст. 89 ЖК РФ, предоставляемое гражданам в связи с выселением по основаниям, которые предусмотрены ст.ст. 86-88 настоящего Кодекса, другое жилое помещение по договору социального найма должно быть благоустроенным применительно к условиям соответствующего населенного пункта, равнозначным по общей площади, ранее занимаемому жилому помещению, отвечать установленным требованиям и находиться в черте данного населенного пункта.

Положением о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу, утвержденным постановлением Правительства РФ от 28.01.2006 года N 47, определено, что признание помещения жилым помещением, пригодным (непригодным) для проживания граждан, а также многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции осуществляется межведомственной комиссией, создаваемой в этих целях, на основании оценки соответствия указанных помещения и дома установленным в настоящем Положении требованиям. Комиссия на основании заявления собственника помещения или заявления гражданина (нанимателя) либо на основании заключения органов государственного надзора (контроля) по вопросам, отнесенным к их компетенции, проводит оценку соответствия помещения установленным в настоящем Положении требованиям и признает жилое помещение пригодным (непригодным) для проживания, а также признает многоквартирный дом аварийным и подлежащим сносу или реконструкции (п.п. 7, 42).

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, З.А.И. на основании ордера от 18.10.1995 года, договора социального найма от 23.06.2015 года совместно с членами своей семьи З.Т.И., З.А.А., З.А.А. зарегистрированы и проживают в квартире общей площадью 22,4 кв.м, состоящей из двух комнат. Заключением межведомственной комиссии по признанию помещений жилыми помещениями, жилых помещений пригодными (непригодными) для проживания и многоквартирных домов аварийными и подлежащими сносу или реконструкции от 28.03.2013 года принято решение о признании многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу.

29.04.2013 года администрацией МО "Город Саратов" издано распоряжение о признании вышеназванного дома аварийным и подлежащим сносу, на администрацию Кировского района и комитет по управлению имуществом г. Саратова возложена обязанность по проведению мероприятий по предоставлению гражданам, проживающим в вышеуказанном жилом доме на условиях социального найма, жилых помещений в соответствии со ст. 89 ЖК РФ.

Таким образом, процедура признания жилого дома аварийным и подлежащим сносу соблюдена.

Согласно вышеприведенным документам снос указанного жилого дома запланирован до 01.05.2014 года, отселение жильцов из занимаемых помещений - в течение трех месяцев со дня издания вышеназванного распоряжения. Между тем до настоящего времени вопрос об отселении семьи З.А.И. из указанного жилого помещения не разрешен.

В соответствии со ст. 86 ЖК РФ, если дом, в котором находится жилое помещение, занимаемое по договору социального найма, подлежит сносу, выселяемым из него гражданам органом государственной власти или органом местного самоуправления, принявшими решение о сносе такого дома, предоставляются другие благоустроенные жилые помещения по договорам социального найма.

В силу п.п. 1.1, 1.2 постановления главы администрации МО "Город Саратов" N 319 от 10.05.2007 года "О вопросах предоставления жилых помещений муниципального жилищного фонда, учета, контроля и сохранности освобождаемого муниципального жилищного фонда" решение о предоставлении гражданам жилых помещений по договорам социального найма муниципального жилищного фонда принимает глава администрации города. Подготовку проектов постановлений о предоставлении жилых помещений по договорам социального найма муниципального жилищного фонда гражданам, состоящим на учете в администрации города в качестве нуждающихся в жилых помещениях и гражданам, жилые помещения которым предоставляются администрацией города по решению суда, осуществляет отдел по учету и распределению жилой площади администрации города.

Исходя из изложенного, суд первой инстанции правильно пришел к выводу о признании незаконным бездействия администрации МО "Город Саратов" в неосуществлении мероприятий по предоставлению истцу жилого помещения на условиях социального найма и понуждении к предоставлению благоустроенного жилого помещения во внеочередном порядке на основании ч. 2 ст. 57 ЖК РФ.

Судебная коллегия согласилась с данными выводами суда, поскольку они соответствуют обстоятельствам дела и требованиям закона.

Согласно сведениям из ЕГРП истец иного жилого помещения, кроме спорной квартиры, для проживания не имеет, что свидетельствует об его объективной нуждаемости в пригодном жилом помещении. Доказательств, подтверждающих наличие у истца возможности для приобретения жилого помещения, ответчиками не представлено.

Между тем судебная коллегия посчитала обоснованными доводы апелляционной жалобы в части незаконности решения суда о признании незаконным бездействия администрации Кировского района в неосуществлении мероприятий по предоставлению гражданам жилых помещений на условиях социального найма по следующим основаниям.

Так, разрешая исковые требования и принимая решение о признании незаконным бездействия администрации Кировского района в неосуществлении мероприятий по предоставлению гражданам жилых помещений на условиях социального найма, суд первой инстанции исходил из того, что в соответствии с п.п. 2.1.5, 3.1.5 Положения об администрации Кировского района, утвержденного решением Саратовской городской Думы от 29.01.2009 года N 36-398 "О Положениях об администрациях районов муниципального образования "Город Саратов", одной из задач администрации района является участие в обеспечении малоимущих граждан, проживающих в районе и нуждающихся в улучшении жилищных условий, жилыми помещениями в соответствии с жилищным законодательством; в полномочия администрации района, в том числе входит заключение с гражданами договоров социального найма жилого помещения.

Однако суд первой инстанции не учел то обстоятельство, что администрация Кировского района заключает договоры социального найма на основании постановления главы администрации МО "Город Саратов" о предоставлении жилого помещения.

Как следует из материалов дела, решение о предоставлении истцу жилого помещения взамен непригодного администрацией МО "Город Саратов" не принималось, соответственно, не имелось оснований считать незаконным бездействие администрации Кировского района в неосуществлении мероприятий по предоставлению З.А.И. жилого помещения на условиях социального найма.

На основании изложенного судебная коллегия пришла к выводу, что неправильное применение норм материального права и несоответствие выводов суда, изложенных в решении, фактическим обстоятельствам дела привело к незаконному решению суда об удовлетворении исковых требований в части признания незаконным бездействия администрации Кировского района в неосуществлении мероприятий по предоставлению гражданам жилых помещений на условиях социального найма, в связи с чем в указанной части решение было отменено с принятием нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований в указанной части.

3. Судебная практика рассмотрения дел по спорам, возникающим из земельных правоотношений

 

1. В соответствии с п. 2.8 ст. 3 Федерального закона от 25.10.2001 года N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" в случае, предусмотренном пунктом 2.7 настоящей статьи, предоставление земельного участка в собственность гражданина осуществляется на основании решения исполнительного органа государственной власти или органа местного самоуправления, предусмотренных ст. 39.2 ЗК РФ, на основании заявления гражданина или его представителя. К указанному заявлению прилагается, в том числе схема расположения земельного участка на кадастровом плане территории, подготовленная гражданином.

С.О.С. обратился в суд с исковым заявлением к КУИ г. Саратова о признании недействительным распоряжения об отказе в предоставлении в собственность земельного участка и возложении обязанности принять решение о предоставлении земельного участка в собственность для ведения садоводства. В обоснование требований истец указал, что он с 03.06.2010 года является членом СНТ "Р" и в его пользовании находится земельный участок, общей площадью 1233 кв.м, расположенный на территории СНТ. В 2015 году истец обратился к ответчику с заявлением о предоставлении ему в собственность как члену СНТ земельного участка для ведения садоводства. Распоряжением КУИ г. Саратова С.О.С. отказано в предоставлении в собственность испрашиваемого земельного участка, поскольку не представлены документы, подтверждающие образование испрашиваемого земельного участка и участка, предоставленного СНТ до 29.10.2001 года. СНТ создано 19.01.2010 года, сведения о правопредшественниках СНТ отсутствуют. Истец, полагая отказ органа местного самоуправления нарушающим его права, просил суд признать незаконным распоряжение комитета по распоряжению имуществом г. Саратова об отказе в предоставлении в собственность земельного участка в СНТ "Р", возложить на ответчика обязанность предоставить в собственность испрашиваемый им земельный участок.

Решением Ленинского районного суда г. Саратова исковые требования удовлетворены, признано незаконным распоряжение органа местного самоуправления об отказе в предоставлении в собственность земельного участка, на ответчика возложена обязанность в течение 14 дней со дня вступления решения суда в законную силу принять по заявлению С.О.С. решение о предоставлении земельного участка в собственность для ведения садоводства.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции, судебная коллегия пришла к выводу об отмене решения суда по следующим основаниям.

Согласно п. 2 ст. 15 ЗК РФ граждане и юридические лица имеют право на равный доступ к приобретению земельных участков в собственность. Земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, могут быть предоставлены в собственность граждан и юридических лиц, за исключением земельных участков, которые в соответствии с настоящим Кодексом, федеральными законами не могут находиться в частной собственности.

Правоотношения, возникающие по поводу использования и приобретения прав на земельные участки, расположенные на территории садоводческих некоммерческих объединений, регулируются Федеральным законом от 15.04.1998 года N 66-ФЗ "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан".

В соответствии с п. 1 ст. 18 Федерального закона "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан" членами садоводческого, огороднического или дачного некоммерческого товарищества (садоводческого, огороднического или дачного некоммерческого партнерства) могут быть граждане Российской Федерации, достигшие возраста восемнадцати лет и имеющие земельные участки в границах такого товарищества (партнерства).

В п.п. 1, 3 ст. 14 указанного закона закреплено, что предоставление земельных участков для ведения садоводства, огородничества и дачного хозяйства осуществляется в соответствии с Земельным кодексом Российской Федерации с учетом особенностей, установленных настоящей статьей. Земельные участки, образованные в соответствии с проектом межевания территории из земельного участка, предоставленного садоводческому, огородническому или дачному некоммерческому объединению, предоставляются членам такого объединения в соответствии с распределением образованных или образуемых земельных участков в собственность или аренду без проведения торгов в порядке, установленном Земельным кодексом Российской Федерации. Садовые, огородные или дачные земельные участки предоставляются в собственность бесплатно в случаях, установленных федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации.

В силу абз. 1 п. 2.7 ст. 3 Федерального закона от 25.10.2001 года N 37-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" до 31.12.2020 года члены садоводческого, огороднического или дачного некоммерческого объединения граждан имеют право независимо от даты вступления в члены указанного объединения приобрести земельный участок, предназначенный для ведения садоводства, огородничества или дачного хозяйства, без проведения торгов в собственность бесплатно, если такой земельный участок соответствует в совокупности следующим условиям: земельный участок образован из земельного участка, предоставленного до дня вступления в силу настоящего Федерального закона для ведения садоводства, огородничества или дачного хозяйства указанному объединению либо иной организации, при которой было создано или организовано указанное объединение; по решению общего собрания членов указанного объединения (собрания уполномоченных) о распределении земельных участков между членами указанного объединения либо на основании другого устанавливающего распределение земельных участков в указанном объединении документа земельный участок распределен данному члену указанного объединения; земельный участок не является изъятым из оборота, ограниченным в обороте и в отношении земельного участка не принято решение о резервировании для государственных или муниципальных нужд.

В соответствии с п. 2.8 ст. 3 Федерального закона "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" в случае, предусмотренном пунктом 2.7 настоящей статьи, предоставление земельного участка в собственность гражданина осуществляется на основании решения исполнительного органа государственной власти или органа местного самоуправления, предусмотренных ст. 39.2 ЗК РФ, на основании заявления гражданина или его представителя. К указанному заявлению прилагается, в том числе схема расположения земельного участка на кадастровом плане территории, подготовленная гражданином. Представление данной схемы не требуется при наличии утвержденного проекта межевания территории, в границах которой расположен земельный участок, проекта организации и застройки территории некоммерческого объединения граждан либо при наличии описания местоположения границ такого земельного участка в государственном кадастре недвижимости; протокол общего собрания членов садоводческого, огороднического или дачного некоммерческого объединения граждан (собрания уполномоченных) о распределении земельных участков между членами указанного объединения, иной устанавливающий распределение земельных участков в этом объединении документ или выписка из указанного протокола или указанного документа.

В силу п. 2.10 ст. 3 указанного Федерального закона исполнительный орган государственной власти или орган местного самоуправления, предусмотренные ст. 39.2 ЗК РФ, в течение четырнадцати дней с даты получения указанных в п. 2.8 или 2.9 настоящей статьи заявления и документов обязан принять решение о предоставлении в собственность указанного в п. 2.7 настоящей статьи земельного участка либо об отказе в его предоставлении.

Основанием для отказа в предоставлении в собственность земельного участка является установленный федеральным законом запрет на предоставление земельного участка в частную собственность.

Как следует из материалов дела, С.О.С., являясь членом СНТ "Р", обратился в КУИ г. Саратова с заявлением о предоставлении ему в собственность бесплатно земельного участка площадью 1233 кв.м, находящегося в границах садоводческого товарищества. Решением исполнительного комитета Саратовского городского Совета депутатов трудящихся от 13.09.1965 года N 271-20 ремонтно-строительному управлению был отведен для ведения коллективного садоводства рабочих и служащих земельный участок площадью 2,5 га. Материалы отвода земельного участка, позволяющие определить местонахождение и границы земельного участка, предоставленного ремонтно-строительному управлению, отсутствуют. Судебной коллегией предлагалось предоставить истцу и СНТ "Р" данные документы в ходе апелляционного производства, однако они представлены не были.

В деле имеется устав СТ "Р", утвержденный на общем собрании садоводов 15.03.1989 года, который зарегистрирован в Ленинском райисполкоме 22.03.1989 года. В уставе указано, что СТ "Р" создано из числа рабочих и служащих ремонтно-строительного управления "Т" для организации коллективного садоводства. Сведения о правопреемстве ремонтно-строительного управления и ремонтно-строительного управления "Т" отсутствуют. В настоящее время в Едином государственном реестре юридических лиц с 19.01.2010 года зарегистрировано СНТ "Р", в представленной выписке из Единого государственного реестра юридических лиц сведения о правопреемстве СТ "Р" отсутствуют. В уставе СНТ, утвержденном на общем собрании членов товарищества, проведенном 01.05.2011 года, указано, что СНТ является правопреемником СТ "Р", организованного по решению исполнительного комитета Саратовского городского Совета депутатов трудящихся от 13.09.1965 года N 271-20 (протокол N 14).

Утвержденный органом местного самоуправления в установленном порядке проект организации и застройки СНТ "Р" также отсутствует. СНТ "Р" в КУИ г. Саратова в 2011 году был представлен план СНТ, согласно которому общая площадь земельного участка, занимаемого СНТ, составляет 28044 кв.м или 2,8 га (на 0,3 га больше площади, предоставленной по решению исполнительного комитета Саратовского городского Совета депутатов трудящихся от 13.09.1965 года), из которых земли общего пользования составляют 1822 кв.м, площадь под участками - 26222 кв.м. Документов, подтверждающих дополнительное предоставление органом местного самоуправления земельного участка площадью 0,3 га, в СНТ и в КУИ г. Саратова не имеется, что отражено в ответах на запросы судебной коллегии. Указанное превышение площади составляет более 10%, что не соответствует положениям ст. 27 Федерального закона от 24.07.2007 года N 221-ФЗ "О государственном кадастре недвижимости". Данное превышение площади не может быть объяснено присоединением к территории СНТ дорог общего пользования, поскольку не подтверждено какими-либо допустимыми доказательствами. В этой связи судебная коллегия критически относится к выводам специалистов о нахождении участка истца в границах отвода 1965 года, содержащимся в техническом заключении, подготовленном ООО "БзТИ".

Земельный участок, занимаемый членами СНТ "Р", не поставлен на кадастровый учет, его границы не определены и не согласованы в установленном законом порядке.

Истец является членом СНТ с июня 2010 года. В единой книжке садовода указано, что прежним владельцем участка N являлся М.В.Н., площадь участка составляет 7,6 соток (760 кв.м), данное обстоятельство истец подтвердил в суде апелляционной инстанции. 01.05.2015 года состоялось общее собрание членов СНТ "Р", на котором решался вопрос о распределении земельных участков, истцу распределен земельный участок N (площадь участка в протоколе не указана).

По данным, предоставленным комитетом по градостроительной политике, архитектуре и капитальному строительству администрации муниципального образования "Город Саратов", границы земельного участка выходят за сложившиеся границы садовых участков как по состоянию на конец 1970-х, так и по состоянию на начало 1990-х годов, что подтверждается фрагментами топографического плана города с изображением земельного участка, исходя из геоданных.

Принимая во внимание совокупность исследованных доказательств, судебная коллегия признала необоснованным вывод суда первой инстанции об удовлетворении исковых требований. С.О.С. не представлены документы, подтверждающие отвод земельного участка по решению исполнительного комитета Саратовского городского Совета депутатов трудящихся от 13.09.1965 года N 271-20 (местоположение и границы земельного участка), проект организации и застройки СНТ "Р" либо СТ "Р", утвержденный органом местного самоуправления, отсутствует, земельный участок не поставлен на кадастровый учет, его границы со смежными землепользователями и с собственником участка не согласованы. Площадь фактически занимаемого членами СНТ участка превышает на 0,3 га площадь предоставленного в 1965 году участка. Границы испрашиваемого истцом земельного участка выходят за сложившиеся границы садовых участков, отображенные в топографических планах города как по состоянию на конец 1970-х, так и по состоянию на начало 1990-х годов, площадь земельного участка превышает площадь, указанную в членской книжке садовода, на 473 кв.м.

С учетом изложенного у органа местного самоуправления отсутствовали основания, предусмотренные п. 2.7 ст. 3 Федерального закона от 25.10.2001 года N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации", для предоставления истцу земельного участка в собственность.

Суд первой инстанции при рассмотрении дела нарушил приведенные нормы материального права, неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, не принял во внимание исследованные в ходе судебного разбирательства доказательства, не дал им надлежащей правовой оценки, что послужило основанием для отмены решения суда. В силу п. 2 ст. 328 ГПК РФ судебная коллегия решение суда отменила с принятием нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований.

2. Согласно ст. 14 Федерального закона от 24.07.2002 года N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" владение, пользование и распоряжение земельным участком из земель сельскохозяйственного назначения, находящимся в долевой собственности более чем пяти лиц, осуществляются в соответствии с решением участников долевой собственности, которое принимается на общем собрании участников долевой собственности.

Истцы обратились в суд с исковым заявлением к ООО "Л" о расторжении договора аренды земельного участка, указав, что являются участниками долевой собственности на земельный участок площадью 4750 га. В отношении данного земельного участка 30.10.2009 года был заключен договор аренды с ООО "Л", по условиям которого арендатор обязан был выплачивать арендную плату в сумме 5000 руб. в год за одну долю или в виде натуральной оплаты на сумму 5000 руб. По утверждению истцов, в период действия договора арендатором ненадлежащим образом исполнялись обязательства по договору, истцам не была произведена оплата за 2009 - 2012 годы. Осенью 2013 года истцы обратились к ответчику с заявлениями о расторжении договора, на что от арендатора было получено согласие. В марте 2015 года истцы выделили принадлежащие им земельные доли, образовав земельный участок с кадастровым номером, площадью 5500000 кв.м. В сентябре 2015 года истцы обратились к арендатору с заявлением о расторжении договора в связи с невнесением арендной платы более двух раз подряд, однако ответчик в добровольном порядке не желает расторгать договор аренды земельного участка в части, соответствующей правам истцов на вновь образованный земельный участок, поэтому просили досрочно расторгнуть договор аренды земельного участка в части, соответствующей их правам на вновь образованный земельный участок площадью 5500000 кв.м.

Решением суда исковые требования удовлетворены, расторгнут договор аренды земельного участка от 30.10.2009 года в части, соответствующей правам истцов, а именно на многоконтурный земельный участок площадью 5500000 кв.м. С ответчика в пользу истцов взысканы судебные расходы по оплате государственной пошлины.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции, судебная коллегия не согласилась с решением суда по следующим основаниям.

Статья 606 ГК РФ предусматривает, что по договору аренды (имущественного найма) арендодатель (наймодатель) обязуется предоставить арендатору (нанимателю) имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование. Право сдачи имущества в аренду принадлежит его собственнику (ст. 608 ГК РФ).

Пунктом 1 ст. 614 ГК РФ предусмотрено, что арендатор обязан своевременно вносить плату за пользование имуществом (арендную плату). Порядок, условия и сроки внесения арендной платы определяются договором аренды. В случае, когда договором они не определены, считается, что установлены порядок, условия и сроки, обычно применяемые при аренде аналогичного имущества при сравнимых обстоятельствах.

В соответствии со ст. 619 ГК РФ по требованию арендодателя договор аренды может быть досрочно расторгнут судом в случаях, когда арендатор более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа не вносит арендную плату. Арендодатель вправе требовать досрочного расторжения договора только после направления арендатору письменного предупреждения о необходимости исполнения им обязательства в разумный срок.

Пункт 2 ст. 450 ГК РФ устанавливает, что по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только: 1) при существенном нарушении договора другой стороной; 2) в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или договором. Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

В силу п. 2 ст. 452 ГК РФ требование об изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии - в тридцатидневный срок.

Как следует из материалов дела, 30.10.2009 года между истцами, другими участниками долевой собственности на земельный участок площадью 4750 га был заключен договор аренды земельного участка сроком до 30.10.2058 года. Число арендодателей на момент заключения договора составляло 187 человек. По условиям договора арендная плата могла выплачиваться либо в денежном выражении в сумме 5000 руб. в год за одну долю либо в виде натуральной оплаты (сельскохозяйственной продукцией) на сумму 5000 руб. Арендная плата должна была вноситься арендатором ежегодно до 31 декабря текущего года. Арендодатель вправе был требовать досрочного расторжения договора в случае невнесения арендной платы более 2-х раз по истечении установленного договором срока оплаты. Расторжение договора по взаимному согласию сторон возможно путем заключения соглашения в письменной форме, в одностороннем порядке - по решению суда. Договор аренды зарегистрирован в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее ЕГРП), что не отрицалось обеими сторонами.

10.03.2015 года истцы зарегистрировали право общей долевой собственности на земельный участок с кадастровым номером площадью 5500000 кв.м. Данный участок был образован путем выделения принадлежащих истцам земельных долей в едином землепользовании. Согласно свидетельствам о государственной регистрации права, выданным на имя истцов, в отношении данного земельного участка в ЕГРП зарегистрировано обременение в виде аренды.

15.06.2015 года представитель истцов обратился к ответчику с заявлением о подписании соглашения о расторжении договора аренды с истцами в связи с ненадлежащим исполнением обязанности по внесению арендной платы. Письмо вручено представителю ответчика, но ответ на обращение истцами не получен. 19.09.2015 года представителем истцов в адрес ответчика было направлено повторно предложение о расторжении договора аренды с истцами в срок до 04.10.2015 года в связи с наличием задолженности по выплате арендной платы. Данное предложение было получено арендатором 03.10.2015 года, ответ на обращение ООО "Л" не направлен.

Суд первой инстанции, удовлетворяя исковые требования, пришел к выводу, что истцами соблюден досудебный порядок урегулирования спора, ответчиком не было представлено доказательств выплаты арендной платы истцам за спорный период, в связи с чем договор аренды подлежит расторжению в части принадлежащих истцам земельных долей.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда, поскольку они основаны на неправильном применении норм материального права.

В соответствии с п. 1 ст. 247 ГК РФ владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия - в порядке, устанавливаемом судом. Положения ст. 247 ГК РФ в отношении земельных участков сельскохозяйственного назначения должны применяться с учетом положений Федерального закона от 24.07.2002 года N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения".

Статья 12 указанного закона устанавливает, что к сделкам, совершаемым с долями в праве общей собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения, применяются правила Гражданского кодекса Российской Федерации. В случае, если число участников долевой собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения превышает пять, правила Гражданского кодекса Российской Федерации применяются с учетом особенностей, установленных настоящей статьей, а также ст.ст. 13 и 14 настоящего Федерального закон

Согласно ст. 14 приведенного закона (п.п. 1, 3, 4) владение, пользование и распоряжение земельным участком из земель сельскохозяйственного назначения, находящимся в долевой собственности более чем пяти лиц, осуществляются в соответствии с решением участников долевой собственности, которое принимается на общем собрании участников долевой собственности. Участники долевой собственности на общем собрании могут принять решения, в том числе, о лице, уполномоченном от имени участников долевой собственности без доверенности заключать договоры аренды данного земельного участка, соглашения об установлении частного сервитута в отношении данного земельного участка или соглашения об изъятии недвижимого имущества для государственных или муниципальных нужд, об объеме и о сроках таких полномочий; об условиях договора аренды земельного участка, находящегося в долевой собственности. Уполномоченное общим собранием лицо подтверждает свои полномочия выпиской из протокола общего собрания участников долевой собственности, содержащего сведения о данном лице (фамилия, имя, отчество, паспортные данные), о видах действий, на совершение которых уполномочено данное лицо, и указание на срок, в течение которого данное лицо осуществляет переданные ему полномочия, или копией такого протокола, заверенными уполномоченным должностным лицом органа местного самоуправления поселения или городского округа по месту расположения земельного участка, находящегося в общей долевой собственности. При этом срок осуществления полномочий не может быть более чем три года и данному лицу не может быть передано осуществление полномочий по вопросам, которые в соответствии с настоящей статьей не могут быть решены на общем собрании участников долевой собственности. Уполномоченное общим собранием лицо обязано информировать участников долевой собственности об осуществлении переданных ему общим собранием участников долевой собственности полномочий.

Поскольку вопрос о расторжении договора аренды относится к вопросам распоряжения общей долевой собственностью, то он должен был решаться на общем собрании собственников земельных долей, заключивших договор аренды земельного участка от 30.10.2009 года.

Такое решение общего собрания участников долевой собственности в деле отсутствует и стороной истца не представлено, действие договора аренды в настоящее время не прекращено, что подтверждается записью об обременении вновь образованного земельного участка в ЕГРП. Действующее законодательство не предусматривает возможность расторжения договора аренды в части (с учетом образованного в счет выдела долей земельного участка), за исключением случая прекращения действия договора, предусмотренного п. 5 ст. 14 Федерального закона от 24.07.2002 года N 101-ФЗ, к каковым рассматриваемая ситуация не относится. Арендодатели свое согласие на расторжение договора аренды иным образом не выражали.

Суд первой инстанции при рассмотрении дела не применил нормы закона, регулирующие порядок распоряжения объектом общей долевой собственности, в нарушение ст.ст. 56, 148, 67 ГПК РФ неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы суда не соответствуют установленным при рассмотрении дела обстоятельствам, что является основанием для отмены решения суда. Исходя из изложенного, судебная коллегия признала решение суда подлежащим отмене с принятием нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований.

4. Судебная практика рассмотрения дел по спорам, возникающим из кредитных правоотношений

 

1. Согласно ст. 33 АПК РФ арбитражные суды рассматривают дела, возникающие при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности, в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Агентство по страхованию вкладов конкурсный управляющий ОАО Банк "З" обратилось в суд с иском к Д.Д.В. о взыскании задолженности по кредитному договору, обращении взыскания на заложенное имущество.

Д.Д.В. обратился в суд со встречным иском к агентству по страхованию вкладов конкурсному управляющему ОАО Банк "З" о возложении обязанности составить новый график погашения кредита, взыскании штрафа в порядке п. 6 ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей", также просил суд обязать ответчика исполнять кредитный договор на прежних условиях и составить новый график погашения кредита.

Решением Фрунзенского районного суда г. Саратова исковые требования агентства по страхованию вкладов конкурсного управляющего ОАО Банк "З" удовлетворены, в удовлетворении встречных исковых требований Д.Д.В. отказано.

Судебная коллегия, проверив решение суда первой инстанции в полном объеме, пришла к выводу об отмене решения суда и прекращении производства по делу по следующим основаниям.

Согласно ч. 3 ст. 22 ГПК РФ суды общей юрисдикции рассматривают и разрешают дела, предусмотренные ч.ч. 1 и 2 настоящей статьи, за исключением экономических споров и других дел, отнесенных федеральным конституционным законом и федеральным законом к ведению арбитражных судов.

В соответствии со ст. 4 Федерального Конституционного закона от 28.04.1995 года N 1-ФКЗ "Об арбитражных судах в РФ" арбитражные суды в Российской Федерации осуществляют правосудие путем разрешения экономических споров и рассмотрения иных дел, отнесенных к их компетенции Конституцией РФ, данным Федеральным конституционным законом, Арбитражным процессуальным кодексом РФ и принимаемыми в соответствии с ними другими федеральными законами.

В силу ч. 1 ст. 27 АПК РФ арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности. Арбитражные суды разрешают экономические споры и рассматривают иные дела с участием организаций, являющихся юридическими лицами, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке (далее - индивидуальные предприниматели), а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, с участием Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, образований, не имеющих статуса юридического лица, и граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя (ч. 2 ст. 27 АПК РФ).

Таким образом, к критериям подведомственности дел арбитражным судам относятся субъектный состав участников спора и характер правоотношения.

Согласно ст. 33 АПК РФ арбитражные суды рассматривают дела, возникающие при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности, в случаях, предусмотренных федеральным законом. Указанные в ч. 1 данной статьи дела рассматриваются арбитражным судом независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор и требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации, граждане.

Экономический характер спора отражает содержание спорного правоотношения и характеризует взаимоотношения спорящих сторон, спор которых возник из предпринимательской и (или) иной экономической деятельности, о чем дано разъяснение в п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18.08.1992 года N 12/12 "О некоторых вопросах подведомственности дел судам и арбитражным судам", в котором подчеркивается необходимость исходить из существа взаимоотношений спорящих сторон.

Из материалов дела следовало, что 03.07.2012 года между ОАО Банк "З" и Д.Д.В. был заключен кредитный договор, по условия которого заемщику предоставлены денежные средства в размере 2300000 руб. на приобретение транспортных средств: 222708 автобуса класса А (на 22 пассажирских места), 2012 года выпуска, 222708 автобуса класса А (на 22 пассажирских места), 2012 года выпуска. В соответствии с выпиской из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей по состоянию на 25.01.2016 года Д.Д.В. с 25.08.1997 года является индивидуальным предпринимателем.

Согласно данным в суде апелляционной инстанции объяснениям Д.Д.В. указанные автобусы приобретены заемщиком с целью извлечения прибыли, использования в коммерческих целях, и заключение им кредитного договора как физическим лицом связано с упрощенной процедурой оформления движимого имущества.

Проанализировав представленные сторонами доказательства, судебная коллегия, учитывая, что исковые требования предъявлены банком к ответчику, являющемуся на момент подачи иска индивидуальным предпринимателем, а сведения о прекращении статуса отсутствуют, приобретенные на заемные денежные средства автобусы используются для извлечения прибыли и могут использоваться только в предпринимательской деятельности, приходит к выводу о том, что возникший спор и по субъектному составу и по характеру спорного правоотношения подведомственен арбитражному суду.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции не учел вышеприведенные обстоятельства, что повлекло за собой рассмотрение дела с нарушением правил подведомственности.

В соответствии с абз. 2 ст. 220 ГПК РФ суд прекращает производство по делу, если дело не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 134 настоящего Кодекса (заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке).

По указанным основаниям решение суда первой инстанции не может быть признано законным, так как постановлено с существенным нарушением указанных норм процессуального права, подлежало отмене, а производство по делу -прекращению в связи с неподведомственностью спора суду общей юрисдикции.

2. В соответствии со ст. 5 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" открытие и ведение банковского счета физических лиц является самостоятельной банковской операцией, в связи с чем открытие банковского счета истцу не может считаться услугой, обуславливающей предоставление кредита, поскольку представляет собой самостоятельную банковскую услугу по расчетному обслуживанию.

СРОО "ЦЗПП Саратовской области" обратилось в суд с иском в интересах С.С.В. к ОАО НБ "Т" о признании незаконными действия банка, взыскании комиссии, неустойки, компенсации морального вреда.

Решением Балаковского районного суда Саратовкой области признаны недействительными условие кредитного договора от марта 2011 года, заключенного между С.С.В. и ОАО НБ "Т", устанавливающее обязанность заемщика по уплате комиссии за расчетное обслуживание ежемесячно в размере 3965 руб. 15 коп., и условие кредитного договора от августа 2011 года, заключенного между С.С.В. и ОАО "НБ "Т", устанавливающее обязанность заемщика по уплате комиссии за расчетное обслуживание ежемесячно в размере 1607 руб. 20 коп. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции, судебная коллегия пришла к выводу об отмене принятого по делу судебного постановления в части удовлетворенных требований.

Так, принимая решение об удовлетворении исковых требований СРОО "ЦЗПП Саратовской области" в интересах С.С.В. о признании недействительными условий кредитных договоров, устанавливающих обязанность заемщика по уплате комиссии за расчетное обслуживание, суд первой инстанции исходил из того, что открытие и ведение ссудного счета являются действиями, которые банк обязан совершить для создания условий предоставления и погашения кредита, ссудный счет не предназначен для совершения расчетных операций, в связи с чем оспариваемые условия кредитных договоров ущемляют права потребителя.

Судебная коллегия не согласилась с указанным выводом суда первой инстанции по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 и п. 3 ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

В силу п. 1 ст. 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Согласно ч. 1 ст. 16 Закона РФ "О защите прав потребителей" условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

На основании п. 1 ст. 845 ГК РФ по договору банковского счета банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту (владельцу счета), денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету.

В силу ч. 1 ст. 851 ГК РФ в случаях, предусмотренных договором банковского счета, клиент оплачивает услуги банка по совершению операций с денежными средствами, находящимися на счете.

В соответствии с ч. 1 ст. 29 Федерального закона от 02.12.1990 года N 395-1 "О банках и банковской деятельности" (в редакции, действовавшей на момент заключения кредитного договора) процентные ставки по кредитам и (или) порядок их определения, в том числе определение величины процентной ставки по кредиту в зависимости от изменения условий, предусмотренных в кредитном договоре, процентные ставки по вкладам (депозитам) и комиссионное вознаграждение по операциям устанавливаются кредитной организацией по соглашению с клиентами, если иное не предусмотрено федеральным законом.

К банковским операциям, за которые кредитной организацией по соглашению с клиентами устанавливается комиссионное вознаграждение ст. 5 названного Федерального закона отнесены: привлечение денежных средств физических и юридических лиц во вклады (до востребования и на определенный срок); размещение указанных в п. 1 части первой настоящей статьи привлеченных средств от своего имени и за свой счет; открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц; осуществление переводов денежных средств по поручению физических и юридических лиц, в том числе банков-корреспондентов, по их банковским счетам; инкассация денежных средств, векселей, платежных и расчетных документов и кассовое обслуживание физических и юридических лиц; купля-продажа иностранной валюты в наличной и безналичной формах; привлечение во вклады и размещение драгоценных металлов; выдача банковских гарантий; осуществление переводов денежных средств без открытия банковских счетов, в том числе электронных денежных средств (за исключением почтовых переводов).

Исходя из положений ст. 37 Закона РФ "О защите прав потребителей", потребитель обязан оплатить оказанные ему услуги в порядке и в сроки, установленные договором с исполнителем.

Как следует из материалов дела, в марте 2011 года С.С.В. обратился в ОАО НБ "Т" с заявлением, в котором просил заключить с ним смешанный договор, содержащий элементы: договора об открытии банковского счета, в рамках которого открыть ему текущий счет; договора об открытии специального карточного счета и предоставлении банковской карты, в рамках которого открыть специальный карточный счет и предоставить в использование банковскую карту; кредитного договора, в рамках которого предоставить кредит на условиях, указанных в настоящем заявлении о предоставлении кредита на неотложные нужды.

В заявлении С.С.В. выразил согласие с тем, что акцептом его оферты о заключении договора являются действия кредитора по открытию ему текущего счета и специального карточного счета, и указал, что ему известны условия предоставления и обслуживания кредитов на неотложные нужды, с тарифами по кредитам на неотложные нужды и по операциям с использованием банковских карт.

В соответствии с тарифами ОАО НБ "Т" по продукту "Ваши деньги" комиссия за расчетное обслуживание составила 1,59% от суммы зачисленного на текущий счет кредита, комиссия за зачисление кредитных средств на текущий счет клиента составила 590 руб.

Банк акцептовал оферту С.С.В., открыл ему текущий счет, куда была зачислена сумма кредита в размере 112391 руб. 40 коп.

Следовательно, между ОАО НБ "Т" и С.С.В. был заключен смешанный кредитный договор, в котором помимо условия о предоставлении кредита стороны пришли к соглашению об открытии и обслуживании банковского счета - текущего счета, предназначенного для совершения расчетных операций.

В августе 2011 года между ОАО НБ "Т" и С.С.В. также в офертно-акцептной форме был заключен кредитный договор и договор банковского счета, по условиям которого С.С.В. был открыт текущий счет, на который была перечислена сумма кредита в размере 249380 руб. 60 коп. По условиям указанного кредитного договора комиссия за расчетное обслуживание составила 1,43% от суммы зачисленного на текущий счет кредита, комиссия за зачисление кредитных средств на текущий счет клиента составила 590 руб.

Согласно Положению о правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации, утвержденному Банком России 26.03.2007 года N 302-П, для учета денежных средств физических лиц, не связанных с осуществлением ими предпринимательской деятельности, открывается счет N 40817 "Физические лица". Заключение договора банковского счета с лицом, обратившимся за открытием счета, является обязанностью банка, который не вправе отказать клиенту в заключении договора банковского счета.

В соответствии со ст. 5 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" открытие и ведение банковского счета физических лиц является самостоятельной банковской операцией, в связи с чем открытие банковского счета истцу не может считаться услугой, обуславливающей предоставление кредита, поскольку представляет собой самостоятельную банковскую услугу по расчетному обслуживанию.

Таким образом, право банка по соглашению с клиентом устанавливать комиссионное вознаграждение за совершение банковской операции прямо предусмотрено ст. 851 ГК РФ, ст.ст. 29, 30 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" и не противоречит ст. 16 Закона РФ "О защите прав потребителей".

Учитывая, что обслуживание текущего счета является иной операцией банка, об уплате комиссии за зачисление денежных средств на текущий счет и об уплате комиссии за обслуживание текущего счета стороны договорились при заключении договора (ст. 421 ГК РФ), уплата комиссии осуществлялась истцом во исполнение условий этого договора, вывод суда о том, что обслуживание текущего счета нельзя квалифицировать как самостоятельную банковскую услугу, не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Поскольку суд первой инстанции неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, неправильно применил нормы материального права, то решение суда в части признания недействительными условий кредитных договоров, устанавливающих обязанность по уплате комиссии за расчетное обслуживание, и в части взыскания с ОАО НБ "Т" государственной пошлины судебной коллегией было отменено с принятием нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований.

Учитывая, что взимание комиссии за зачисление кредитных средств на текущий счет и комиссии за расчетное облуживание предусмотрено в рамках договора об открытии текущего счета, предназначенного для совершения клиентом различных приходно-расходных операций, оснований для признания незаконными действия банка по списанию сумм указанных комиссий, о взыскании уплаченных С.С.В. денежных средств, неустойки и компенсации морального вреда у суда первой инстанции не имелось.

3. Согласно ст. 200 ГК РФ, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права. По обязательствам с определенным сроком исполнения течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения. По обязательствам, срок исполнения которых не определен или определен моментом востребования, срок исковой давности начинает течь со дня предъявления кредитором требования об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется срок для исполнения такого требования, исчисление срока исковой давности начинается по окончании срока, предоставляемого для исполнения такого требования.

Х.А.Б. обратился суд с иском к К.О.Н., К.Д.Н. в лице законного представителя Г.Х.С., ссылаясь на то, что 07.09.2010 года К.Н.В. взял у истца по расписке денежные средства в размере 300000 руб. на развитие производства и обязался выплачивать ежемесячно 10% от указанной суммы. До 31.07.2012 года К.Н.В. не исполнял обязательства, его задолженность перед истцом составила 2000441 руб. 80 коп. 31.07.2012 года К.Н.В. вернул истцу денежные средства в размере 270000 руб., сославшись на тяжелое финансовое положение в фирме. В результате за ответчиком осталась задолженность перед истцом в размере 300000 руб., а начисленные проценты истец заемщику простил на основании ст. 415 ГК РФ.

30.06.2014 года К.Н.В. умер. Наследниками К.Н.В. являются дети К.О.Н. и К.Д.Н., которые вступили в права наследства. Истец просил взыскать с К.О.Н. и К.Д.Н. задолженность в размере 300000 руб., проценты в размере 870000 руб. и судебные расходы.

Решением Энгельсского районного суда Саратовской области в удовлетворении заявленных исковых требований отказано по причине пропуска срока исковой давности.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции, судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Согласно ст.ст. 808, 809 ГК РФ договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда. В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющий передачу ему заимодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей. Если иное не предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.

Частью 1 ст. 810 ГК РФ установлена обязанность заемщика возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа. В случаях, когда срок возврата договором не установлен или определен моментом востребования, сумма займа должна быть возвращена заемщиком в течение тридцати дней со дня предъявления заимодавцем требования об этом, если иное не предусмотрено договором.

Пунктом 1 ст. 196 ГК РФ определено, что общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса.

Согласно ст. 200 ГК РФ, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права. По обязательствам с определенным сроком исполнения течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения. По обязательствам, срок исполнения которых не определен или определен моментом востребования, срок исковой давности начинает течь со дня предъявления кредитором требования об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется срок для исполнения такого требования, исчисление срока исковой давности начинается по окончании срока, предоставляемого для исполнения такого требования.

Как установлено судом первой инстанции и следовало из материалов дела, К.Н.В. взял деньги в сумме 300000 руб. у Х.А.Б. на развитие производства, обязался выплатить ежемесячно 10% за пользование деньгами. В расписке момент возврата суммы займа не указан. К.Н.В. умер 30.07.2014 года, после чего его дети - К.О.Н. и К.Д.Н. приняли наследство.

Исходя из пояснений истца, момент передачи денег и момент написания расписки не совпадали. Денежные средства действительно были переданы 07.09.2010 года, а расписка выдана 16.11.2010 года.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что истцом пропущен срок исковой давности. Дату написания расписки (16.11.2010 года) суд посчитал моментом востребования долга. Кроме того, имеющаяся в материалах дела расписка от 31.07.2012 года, согласно которой Х.А.Б. к К.Н.В. претензий не имеет, судом расценена как доказательство исполнения обязательств.

Судебная коллегия с такими выводами суда не согласилась по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 415 ГК РФ обязательство прекращается освобождением кредитора должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

Заимодавец может освободить заемщика от исполнения обязательства. Одним из способов прекращения обязательств, предусмотренных гл. 26 ГК РФ, является прощение долга, и согласно ст. 415 ГК РФ заключается оно в том, что обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

Гражданское законодательство под прощением долга подразумевает одностороннее действие кредитора по отмене лежащих на должнике обязанностей без каких-либо условий и ответных действий с его стороны. Принятие кредитором решения о прощении долга влечет за собой изменение изначально принятых условий договора, с исполнением которого возникли обязательства, поэтому в этом случае необходимо заключение соглашения между сторонами или должнику должно быть направлено уведомление о прощении долга (односторонняя сделка). В любом случае в этом соглашении или в уведомлении четко указывается конкретный долг, долговое обязательство, из которого он возник, а также должна быть приведена сумма прощаемого долга.

Из смысла ст.ст. 415 и 432 ГК РФ следует, что прощение долга считается состоявшимся при определении предмета сделки, то есть размера прощаемой задолженности, если предмет сделки определяется в денежном выражении.

Как видно из материалов дела, такого соглашения между истцом и К.Н.В. заключено не было. Между тем бремя доказывания данного обстоятельства, исходя из положений ст. 56 ГПК РФ, должно быть возложено на ответчиков.

Срок возврата займа в расписке, написанной К.Н.В. 16.11.2010 года, установлен не был, следовательно, срок исполнения обязательства по его возврату должен определяться моментом востребования. Сам факт написания расписки не может свидетельствовать о востребовании долга. Текст расписки свидетельствует о заключении договора займа на неопределенный срок.

Из объяснений истца не следует, что 16.11.2010 года он потребовал от К.Н.В. возвратить долг. Какими-либо иными доказательствами факт востребования долга 16.11.2010 года не подтверждается.

Таким образом, судебная коллегия считает ошибочным вывод суда о пропуске истцом срока исковой давности.

В связи с неправильным применением норм материального права, учитывая установленные по делу обстоятельства, судебная коллегия решение суда отменила. С учетом положений абз. 2 ч. 1 ст. 327 ГПК РФ гражданское дело было направлено в суд первой инстанции для его рассмотрения по существу заявленных требований, поскольку обжалуемое решение суда было вынесено без исследования и установления фактических обстоятельств дела, входящих в предмет доказывания.

5. Судебная практика рассмотрения дел по спорам, возникающим из пенсионных правоотношений

 

1. Постановлением Правительства РФ от 08.07.1997 года N 828 утверждено Положение о паспорте гражданина Российской Федерации, согласно п. 1 которого паспорт гражданина Российской Федерации является основным документом, удостоверяющим личность гражданина Российской Федерации на территории Российской Федерации.

Р.Л.В. обратилась в суд с исковым заявлением, указав, что в связи с наступлением пенсионного возраста она подала в УПФ заявление о назначении страховой пенсии по старости, но решением ответчика ей было отказано в назначении такой пенсии, поскольку в соответствии с п. 2 Перечня документов, необходимых для установления страховой пенсии, к заявлению гражданина, обратившегося за назначением страховой пенсии по старости, должны быть приложены документы, удостоверяющие личность, возраст, место жительства, гражданство, регистрацию в системе обязательного пенсионного страхования гражданина. Между тем Р.Л.В. не представила документ, удостоверяющий ее личность, а представленный паспорт гражданина СССР является недействительным, поскольку в нем отсутствует фотографическая карточка истца в 45-летнем возрасте. Истец, ссылаясь на то, что у нее отсутствует паспорт гражданина Российской Федерации по религиозным убеждениям и ее личность можно установить на основании свидетельства об удостоверении тождественности личности гражданина с лицом, изображенным на фотографической карточке, просила признать ее конституционное право на получение социального обеспечения по возрасту и возложить на УПФ обязанность принять у нее документы для назначения и начисления страховой пенсии по старости.

Энгельсский районный суд Саратовской области требования Р.Л.В. удовлетворил в полном объеме.

Проверив законность и обоснованность решения районного суда, судебная коллегия посчитала его подлежащим отмене в части.

В соответствии с ч. 1 и ч. 2 ст. 39 Конституции РФ каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом. Государственные пенсии и социальные пособия устанавливаются законом.

Такая государственная периодическая денежная выплата, как страховая пенсия, устанавливается в соответствии со ст. ст. 4, 8 Федерального закона от 28.12.2013 года N 400-ФЗ "О страховых пенсиях".

Согласно ст. 4 указанного Федерального закона право на страховую пенсию имеют граждане Российской Федерации, застрахованные в соответствии с Федеральным законом от 15.12.2001 года N 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", при соблюдении ими условий, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

Статьей 8 Федерального закона "О страховых пенсиях" установлено, что право на страховую пенсию по старости имеют мужчины, достигшие возраста 60 лет, и женщины, достигшие возраста 55 лет. Страховая пенсия по старости назначается при наличии не менее 15 лет страхового стажа и при наличии величины индивидуального пенсионного коэффициента в размере не менее 30.

Из материалов дела следует и установлено судом, что 12.01.2015 года Р.Л.В. обратилась в УПФ с заявлением о назначении страховой пенсии по старости. Решением ответчика N 425 от 12.04.2015 года Р.Л.В. отказано в назначении данной пенсии на том основании, что ею не представлен документ, удостоверяющий ее личность. Приложенное к заявлению о назначении пенсии свидетельство об удостоверении тождественности лица, изображенного на фотографии, с представившим ее гражданином, не может служить документом, удостоверяющим личность гражданина, поскольку не названо в качестве такового законодательством и имеет иное целевое назначение. Представленный Р.Л.В. паспорт гражданина СССР образца 1974 года с фотографической карточкой истца, соответствующей 25-летнему возрасту, не был принят УПФ, поскольку согласно п. 5 Положения о паспортной системе в СССР, утвержденного постановлением Совета Министров СССР от 28.08.1974 года N 677, паспорт СССР признается недействительным в случае отсутствия в нем фотографических карточек, которые вклеиваются по достижении гражданином 25-летнего и 45-летнего возраста.

29.09.2015 года Р.Л.В. вновь обратилась в УПФ с заявлением, в котором просила при назначении пенсии рассмотреть наличие у нее военного билета как удостоверение личности.

На основании решения ответчика от 02.10.2015 года Р.Л.В. отказано в назначении страховой пенсии по старости на том основании, что в соответствии с пунктом 53 Перечня документов, необходимых для установления страховой пенсии, военный билет, выданный военным комиссариатом, не относится к документам, удостоверяющим личность, возраст и наличие гражданства Российской Федерации.

Удовлетворяя исковые требования Р.Л.В. о признании конституционного права на получение социального обеспечения по возрасту и возложении на УПФ обязанности принять представленные истцом документы для назначения и начисления страховой пенсии по старости, суд первой инстанции руководствовался приведенными выше положениями законодательства, приказом Минтруда РФ N 958н от 28.11.2014 года "Об утверждении Перечня документов, необходимых для установления страховой пенсии, установления и перерасчета размера фиксированной выплаты к страховой пенсии с учетом повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии, назначения накопительной пенсии, установления пенсии по государственному пенсионному обеспечению", Указом Президента РФ от 13.03.1997 года N 232 "Об основном документе, удостоверяющем личность гражданина Российской Федерации на территории Российской Федерации", постановлением Правительства РФ от 08.07.1997 года N 828 "Об утверждении Положения о паспорте гражданина Российской Федерации, образца бланка и описания паспорта гражданина Российской Федерации", Законом РСФСР от 28.11.1991 года N 1948-1 "О гражданстве РСФСР", Положением о порядке рассмотрения вопросов гражданства Российской Федерации, утвержденным Указом Президента Российской Федерации от 14.11.2002 года N 1325, Федеральным законом "О гражданстве в Российской Федерации" от 31.05.2002 года N 62-ФЗ, Положением о Федеральной миграционной службе, утвержденным постановлением Правительства РФ от 13.07.2012 года N 711, на основании чего пришел к правомерному выводу о том, что паспорт гражданина СССР, удостоверяющий личность гражданина Российской Федерации, является действительным до даты фактической замены его на паспорт гражданина Российской Федерации, поскольку в законодательстве не содержится каких-либо положений о прекращении действия паспортов образца 1974 года, о конкретных сроках действия паспорта гражданина СССР. Учитывая, что Федеральной миграционной службе не предоставлено право вклеивать в паспорт гражданина СССР образца 1974 года новые фотографические карточки по достижении гражданином 25, 45 лет, а истец Р.Л.В. не может пользоваться паспортом гражданина РФ, который является основным, но не единственным документом, удостоверяющим личность гражданина на территории Российской Федерации, предъявленные ею в УПФ паспорт гражданина СССР, свидетельство о рождении, свидетельство о заключении брака, военный билет являются допустимыми документами, удостоверяющими личность истца. Справка с места жительства подтверждает факт проживания истца на территории г. Энгельса. Страховое свидетельство указывает на ее регистрацию в системе государственного пенсионного страхования. Трудовая книжка является документом, подтверждающим трудовую деятельность истца. Данные доказательства свидетельствуют о наличии у Р.Л.В. права на получение социального обеспечения по старости, а потому у ответчика отсутствовали основания для отказа в назначении пенсии.

Судебная коллегия согласилась с данными выводами суда и оценкой исследованных им доказательств, поскольку при разрешении спора суд правильно определил характер спорных правоотношений, закон, которым следует руководствоваться при разрешении спора, и обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы суда мотивированы, соответствуют требованиям материального закона и установленным обстоятельствам дела.

Вместе с тем судебная коллегия считает решение суда подлежащим отмене в части возложения на УПФ обязанности принять у Р.Л.В. для назначения и начисления страховой пенсии по старости в качестве документа, удостоверяющего личность истца, свидетельство об удостоверении тождественности личности гражданина с лицом, изображенным на фотографической карточке, в связи со следующим.

Судом первой инстанции не было учтено, что согласно ст. 10 Федерального закона от 31.05.2002 года N 62-ФЗ "О гражданстве Российской Федерации" документом, удостоверяющим гражданство Российской Федерации, является паспорт гражданина Российской Федерации или иной основной документ, содержащий указание на гражданство лица. Виды основных документов, удостоверяющих личность гражданина Российской Федерации, определяются федеральным законом.

До настоящего времени такой федеральный закон не принят.

В целях создания необходимых условий для обеспечения конституционных прав и свобод граждан Указом Президента РФ от 13.03.1997 года N 232 "Об основном документе, удостоверяющем личность гражданина Российской Федерации на территории Российской Федерации" был введен в действие паспорт гражданина Российской Федерации, являющийся основным документом, удостоверяющим личность гражданина Российской Федерации.

Пунктом 2 данного Указа Президента Российской Федерации Правительству Российской Федерации поручено утвердить образец бланка и описание паспорта гражданина Российской Федерации, а также положение о паспорте гражданина Российской Федерации.

На основании ч. 1 ст. 23 Федерального конституционного закона от 17.12.1997 года N 2-ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации" Правительство Российской Федерации на основании и во исполнение Конституции РФ, федеральных законов, нормативных указов Президента РФ издает постановления и распоряжения, обеспечивает их исполнение.

Постановлением Правительства РФ от 08.07.1997 года N 828 утверждено Положение о паспорте гражданина Российской Федерации, согласно п. 1 которого паспорт гражданина Российской Федерации является основным документом, удостоверяющим личность гражданина Российской Федерации на территории Российской Федерации. Паспорт обязаны иметь все граждане Российской Федерации, достигшие 14-летнего возраста и проживающие на территории Российской Федерации.

В соответствии со ст. 84 Основ законодательства РФ о нотариате от 11.02.1993 года N 4462-1 нотариус удостоверяет тождественность личности гражданина с лицом, изображенным на представленной этим гражданином фотографии.

Частью 1 ст. 42 названных Основ определено, что при совершении нотариального действия нотариус устанавливает личность обратившегося за совершением нотариального действия гражданина.

Установление личности должно производиться на основании паспорта или других документов, исключающих любые сомнения относительно личности гражданина, обратившегося за совершением нотариального действия, за исключением случая, предусмотренного ч. 3 настоящей статьи (ч. 2 ст. 42 Основ).

В соответствии со ст. 42 Основ законодательства РФ о нотариате нотариус при принятии заявления о совершении нотариального действия по выдаче свидетельства выясняет причины, по которым возникла необходимость получения свидетельства об установлении тождественности личности с лицом, изображенным на фотографической карточке. Целью выдачи такого свидетельства не может быть удостоверение личности, поскольку это не предусмотрено действующим федеральным законодательством.

Таким образом, законодательство о нотариате не относит нотариуса к числу органов государственной власти Российской Федерации либо должностных лиц, наделенных в установленном порядке полномочиями по выдаче документа, удостоверяющего личность гражданина и гражданство лица, что дает основание для вывода о том, что выданное нотариусом свидетельство об установлении тождественности личности с лицом, изображенным на фотографической карточке, не обладает юридическими признаками документа, удостоверяющего личность. Тем самым выдаваемое в соответствии со ст. 84 Основ законодательства РФ о нотариате свидетельство об удостоверении тождественности личности с лицом, изображенным на фотографической карточке, не может служить документом, удостоверяющим личность гражданина исходя из требований, предъявляемых к такому документу пенсионным законодательством, поскольку не удостоверяет личность гражданина, не подтверждает его гражданство, а лишь удостоверяет факт тождественности личности с лицом, изображенным на фотографической карточке, и не содержит юридически значимой информации, необходимой для целей пенсионного обеспечения.

При таких обстоятельствах вывод суда первой инстанции, что представленное Р.Л.В. свидетельство об установлении тождественности личности с лицом, изображенным на фотографической карточке, выданное нотариусом, является допустимым документом для удостоверения личности лица, обратившегося за назначением пенсии по старости, является ошибочным, основанным на неправильном применении норм материального права.

С учетом изложенного решение суда в части возложения обязанности на УПФ принять у Р.Л.В. для назначения и начисления страховой пенсии по старости в качестве документа, удостоверяющего личность истца, свидетельство об удостоверении тождественности личности гражданина с лицом, изображенным на фотографической карточке, судебной коллегией было признано незаконным, в этой части оно было отменено с принятием решения об отказе Р.Л.В. в удовлетворении данного требования.

6. Судебная практика по применению гражданского процессуального законодательства

 

1. Исходя из положений п. 2 ч. 2 ст. 1 Кодекса административного судопроизводства РФ, дела об оспаривании действий (бездействия) органов местного самоуправления могут рассматриваться в порядке административного судопроизводства, если рассмотрение дела не связано с разрешением спора о гражданских правах участников правоотношений.

Б.Р.И. обратилась в суд с заявлением к администрации П-ого муниципального района Саратовской области, в котором просила суд признать постановление первого заместителя главы администрации П-ого муниципального района Саратовской области "О предоставлении земельного участка в аренду К.С.Н. сроком на 49 лет" незаконным; признать недействительным (ничтожным) договор аренды земельного участка, заключенный между администрацией муниципального района Саратовской области и К.С.Н.; признать недействительным зарегистрированное право аренды К.С.Н. на земельный участок; возложить на Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Саратовской области обязанность внести соответствующие изменения в ЕГРП.

В обоснование требований Б.Р.И. указала, что она вместе со своими сестрами на основании свидетельства о праве на наследство по закону являлась собственником жилого дома с хозяйственными постройками, расположенного на земельном участке площадью 1186 кв.м. В октябре 2006 года между истцом, ее сестрами и администрацией П-ого муниципального района Саратовской области был заключен договор аренды земельного участка сроком на 49 лет. В апреле 2007 года указанный жилой дом с хозяйственными постройками на основании договора купли-продажи передан в собственность К.С.Н. В 2014 году при рассмотрении другого гражданского дела истцу стало известно, что между К.С.Н. и администрацией П-ого муниципального района Саратовской области заключен договор аренды земельного участка площадью 1186 кв.м во исполнение постановления главы администрации муниципального района от 26.04.2007 года. Истец полагает предоставление К.С.Н. в аренду земельного участка незаконным, так как на момент принятия постановления земельный участок был обременен правами третьих лиц, а договор аренды земельного участка от 11.10.2006 года не был расторгнут.

Определением судьи Б.Р.И. отказано в принятии заявления в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, поскольку в связи с введением в действие Кодекса административного судопроизводства РФ (далее - КАС РФ) требование об оспаривании постановления о предоставлении земельного участка в аренду не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, а также совместному рассмотрению с требованиями о признании недействительными договора аренды и зарегистрированного права аренды, о возложении обязанности на Управление Росреестра по Саратовской области по внесению изменений в ЕГРП.

Проверив законность и обоснованность определения суда первой инстанции, судебная коллегия пришла к выводу о незаконности судебного постановления.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.

В соответствии с ч. 1 ст. 1 КАС РФ настоящий Кодекс регулирует порядок осуществления административного судопроизводства при рассмотрении и разрешении Верховным Судом Российской Федерации, судами общей юрисдикции административных дел о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, прав и законных интересов организаций, а также других административных дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений и связанных с осуществлением судебного контроля за законностью и обоснованностью осуществления государственных или иных публичных полномочий.

В п. 2 ч. 2 ст. 1 КАС РФ указано, что суды в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, рассматривают и разрешают подведомственные им административные дела о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, прав и законных интересов организаций, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, в том числе административные дела об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, иных государственных органов, органов военного управления, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих.

По смыслу приведенных положений закона дела об оспаривании действий (бездействия) органов местного самоуправления могут рассматриваться в порядке административного судопроизводства, если рассмотрение дела не связано с разрешением спора о гражданских правах участников правоотношений.

Как следует из текста заявления, Б.Р.И. оспаривает возникшее у К.С.Н. право аренды на земельный участок, полагая, что ее ранее возникшее право аренды на данный земельный участок не прекращено, в связи с чем орган местного самоуправления не мог распоряжаться земельным участком и передавать его в аренду другому лицу.

Таким образом, между сторонами возник гражданско-правовой спор, который должен быть рассмотрен в исковом порядке.

Требования о признании постановления незаконным неразрывно связаны с требованиями о признании недействительными договора аренды и права аренды, зарегистрированного в ЕГРП за К.С.Н., поскольку постановление послужило основанием для заключения договора аренды между К.С.Н. и администрацией П-ого муниципального района Саратовской области.

С учетом изложенного определение судьи было отменено с возвращением материала в суд первой инстанции.

2. Согласно ст. 136 ГПК РФ судья, установив, что исковое заявление подано в суд без соблюдения требований, установленных в статьях 131 и 132 настоящего Кодекса, выносит определение об оставлении заявления без движения, о чем извещает лицо, подавшее заявление, и предоставляет ему разумный срок для исправления недостатков.

Истцы обратились в суд с исковым заявлением к ответчику о признании недействительным договора купли-продажи недвижимого имущества.

Определением судьи исковое заявление оставлено без движения, предоставлен срок для устранения недостатков. Впоследствии определением судьи исковое заявление возвращено в соответствии с ч. 2 ст. 136 ГПК РФ (в связи с неустранением в установленный судьей срок недостатков искового заявления, перечисленных в определении об оставлении искового заявления без движения).

Проверив материалы дела по доводам частной жалобы на определение судьи о возврате искового заявления, судебная коллегия признала его подлежащим отмене по следующим основаниям.

Статья 131 ГПК РФ содержит требования, предъявляемые к содержанию искового заявления. В исковом заявлении должно быть указано, в чем заключается нарушение либо угроза нарушения прав, свобод или законных интересов истца и его требования; обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства.

В соответствии со ст. 132 ГПК РФ к исковому заявлению прилагается документ, подтверждающий уплату государственной пошлины.

Согласно ст. 136 ГПК РФ судья, установив, что исковое заявление подано в суд без соблюдения требований, установленных в статьях 131 и 132 настоящего Кодекса, выносит определение об оставлении заявления без движения, о чем извещает лицо, подавшее заявление, и предоставляет ему разумный срок для исправления недостатков. В случае, если заявитель в установленный срок выполнит указания судьи, перечисленные в определении, заявление считается поданным в день первоначального представления его в суд. В противном случае заявление считается неподанным и возвращается заявителю со всеми приложенными к нему документами.

Как видно из представленных документов, истцы обратились в суд с требованиями о признании недействительным договора купли-продажи, заключенного между К-З "Б" и ООО "БН". В обоснование требований они указали, что в результате раздела предприятия СХПК "Р-БЛ" в феврале 2001 года их имущественные паи перешли в К-З "Б" в соответствии с разделительным балансом. К-З "Б" на основании решения учредителей ликвидировано в апреле 2006 года, запись в государственном реестре юридических лиц о регистрации кооператива аннулирована по заявлению председателя кооператива. В сентябре 2015 года истцам стало известно о том, что имущество, находившееся на балансе К-З "Б", продано в августе 2005 года председателем С.А.П. ООО "БН". Истцы полагают, что председателем кооператива при отчуждении имущества были нарушены требования закона, поскольку он заключил сделку при отсутствии решения общего собрания пайщиков кооператива о продаже имущества. В иске указано, что поскольку имущество продано без волеизъявления пайщиков, то сделка купли-продажи является недействительной. По факту незаконного отчуждения имущества, принадлежащего кооперативу, истцы обращались в органы полиции, в возбуждении уголовного дела в отношении С.А.П. было отказано в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

К исковому заявлению приложены квитанции об оплате государственной пошлины и копии следующих документов: постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, акта приема-передачи имущественных паев от СХПК "Р-БЛ" в к/х "Б", договора купли-продажи недвижимого имущества от августа 2005 года, акта приема-передачи векселей, разделительного баланса от февраля 2001 года, разделительного баланса СХПК "Р-БЛ".

Исковое заявление определением судьи от 15.12.2015 года оставлено без движения. Основанием для оставления искового заявления без движения послужили отсутствие в исковом заявлении ссылки истцов на нарушение либо угрозу нарушения их прав, свобод или законных интересов, а также оплата государственной пошлины не в полном объеме. Истцам предоставлен срок для исправления недостатков до 28.12.2015 года.

Во исполнение определения от 15.12.2015 года истцами 22.12.2015 года в суд подано исковое заявление, к которому приложены квитанции об уплате государственной пошлины из расчета цены иска 1300000 руб. (исходя из стоимости имущества, указанной в оспариваемом договоре купли-продажи).

В определении от 29.12.2015 года о возвращении искового заявления судьей указано, что истцами не устранены недостатки, послужившие основанием для оставления искового заявления без движения.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции.

Истцами в исковом заявлении указано, что оспариваемой сделкой нарушены их имущественные права, поскольку распоряжение имуществом кооператива имело место без решения общего собрания пайщиков.

Согласно п. 1 ст. 9 ГК РФ граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. Выбор способа защиты права из числа способов, приведенных в ст. 12 ГК РФ, предоставлен законом истцам. Способ защиты права определяется истцами при обращении в суд самостоятельно, что относится к диспозитивным правам стороны в гражданском процессе. Вопросы, касающиеся предмета и оснований заявленных требований, подлежат выяснению судом в порядке подготовки дела к судебному разбирательству.

В соответствии с п. 9 ч. 1 ст. 91 ГПК РФ по искам о праве собственности на объект недвижимого имущества, принадлежащий гражданину на праве собственности, цена иска определяется, исходя из стоимости объекта, но не ниже его инвентаризационной оценки или при отсутствии ее - не ниже оценки стоимости объекта по договору страхования, на объект недвижимого имущества, принадлежащего организации, - не ниже балансовой оценки объекта.

В силу п.п. 9 п. 1 ст. 333.20 НК РФ при затруднительности определения цены иска в момент его предъявления размер государственной пошлины предварительно устанавливается судьей с последующей доплатой недостающей суммы государственной пошлины на основании цены иска, определенной судом при разрешении дела, в срок, установленный подп. 2 п. 1 ст. 333.18 настоящего Кодекса.

Истцы оплатили государственную пошлину исходя из стоимости проданного имущества, указанной в договоре купли-продажи, сведения о балансовой стоимости имущества у них отсутствуют, поскольку кооператив исключен из реестра юридических лиц, иными данными о стоимости имущества истцы не располагают.

С учетом изложенного судебная коллегия пришла к выводу, что истцами были устранены недостатки искового заявления, указанные в определении об оставлении искового заявления без движения, у суда отсутствовали основания для возвращения искового заявления истцам.

В связи с допущенными судом нарушениями норм процессуального права судебная коллегия определение суда отменила с направлением материала в суд первой инстанции.

 

Судебная коллегия по гражданским делам
Саратовского областного суд

 

 

Апрель 2016 г.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Справка по результатам изучения судебной практики по материалам апелляционной инстанции по гражданским делам, рассмотренным Саратовским областным судом за первый квартал 2016 г.


Текст справки опубликован на сайте Саратовского областного суда (http://oblsud.sar.sudrf)