Энциклопедия судебной практики. Недопустимость лишения и ограничения правоспособности и дееспособности гражданина (Ст. 22 ГК)

Энциклопедия судебной практики
Недопустимость лишения и ограничения правоспособности и дееспособности гражданина
(Ст. 22 ГК)


1. Закон исходит из презумпции полной право- и дееспособности любого гражданина, если он не ограничен в них в установленном законом порядке


Апелляционное определение СК по гражданским делам Брянского областного суда от 30 августа 2016 г. по делу N 33-3905/2016

Закон исходит из презумпции полной право- и дееспособности любого гражданина, если он не ограничен в них в установленном законом порядке. В связи с чем бремя доказывания того, что лицо не отдавало отчета своим действиям и не могло руководить ими в момент совершения сделки лежит на истце. Ответчик не должен доказывать обратного, так как это проистекает из требований ст.ст. 17, 21, 22 ГК РФ.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Самарского областного суда от 8 августа 2016 г. по делу N 33-9571/2016

В соответствии со ст. 22 ГК РФ никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности, иначе как в случаях и в порядке, установленных законом, т.е., закон исходит из презумпции полной право и дееспособности любого гражданина, если он не ограничен в них в установленном законом порядке.


Апелляционное определение Московского городского суда от 26 июля 2016 г. N 33-27914/16

Закон исходит из презумпции полной право- и дееспособности любого гражданина, если он не ограничен в них в установленном законом порядке. В связи с этим бремя доказывания того, что лицо не отдавало отчета своим действиям и не могло руководить ими в момент совершения сделки, лежит на истце. Ответчик не должен доказывать обратное, т.к. это следует из требований ст.ст. 17, 21, 22 ГК РФ.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Липецкого областного суда от 23 марта 2016 г. по делу N 33-734/2016

Согласно ст. 22 ГК РФ никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, установленных законом.

Таким образом, закон исходит из презумпции полной право- и дееспособности любого гражданина, если он не ограничен в них в установленном законом порядке.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Томского областного суда от 5 февраля 2016 г. по делу N 33-375/2016

Закон исходит из презумпции полной право- и дееспособности любого гражданина, если он не ограничен в них в установленном законом порядке.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 27 августа 2015 г. по делу N 33-14608/2015

Согласно ст. 22 ГК РФ никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, установленных законом.

Таким образом, закон исходит из презумпции полной право- и дееспособности любого гражданина, если он не ограничен в них в установленном законом порядке.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Орловского областного суда от 10 июня 2015 г. по делу N 33-1388/2015

Никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, установленных законом. (ст. 22 ГК РФ).

Таким образом, закон исходит из презумпции полной право- и дееспособности любого гражданина, если он не ограничен в них в установленном законом порядке.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Волгоградского областного суда от 14 мая 2015 г. по делу N 33-5212/2015

Судебная коллегия отклоняет доводы апеллянта относительно того, что К. на момент совершения юридически значимого действия в силу своего болезненного состояния не мог в полном мере понимать значение своих действий и руководить ими, и обращает внимание на то обстоятельство, что согласно ст. 17 ГК РФ способность иметь гражданские права и нести обязанности (гражданская правоспособность) признается в равной мере за всеми гражданами. Правоспособность гражданина возникает в момент его рождения и прекращается смертью. В силу ст. 21 ГК РФ способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (гражданская дееспособность) возникает в полном объеме с наступлением совершеннолетия, то есть по достижении восемнадцатилетнего возраста. Никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, установленных законом (ст. 22 ГК РФ).

Таким образом, закон исходит из презумпции полной право- и дееспособности любого гражданина, если он не ограничен в них в установленном законом порядке.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 22 апреля 2015 г. по делу N 33-1688/2015

Закон (ст.ст. 17, 21, 22 ГК РФ) исходит из презумпции полной правоспособности и дееспособности любого гражданина, если он не ограничен в них в установленном законом порядке.


2. Условие кредитного договора, запрещающее заемщику осуществлять связанные с предпринимательской деятельностью операции за счет денежных средств, находящихся на его ссудном счете, ограничивает его правоспособность и право на распоряжение денежными средствами


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 10 марта 2011 г. N Ф07-1330/2011 по делу N А66-9099/2010

Согласно пунктам 1 и 3 статьи 22 ГК РФ никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, установленных законом. Полный или частичный отказ гражданина от правоспособности или дееспособности и другие сделки, направленные на ограничение правоспособности или дееспособности, ничтожны, за исключением случаев, когда такие сделки допускаются законом. Ограничение прав клиента на распоряжение денежными средствами, находящимися на счете, не допускается, за исключением наложения ареста на денежные средства, находящиеся на счете, или приостановления операций по счету в случаях, предусмотренных законом (статья 858 ГК РФ).

Таким образом, условие кредитного договора, запрещающее заемщику осуществлять связанные с предпринимательской деятельностью операции за счет денежных средств, находящихся на его ссудном счете, ограничивает правоспособность потребителя и его право на распоряжение денежными средствами, что влечет ущемление его прав.


3. В силу статей 18 и 22 ГК РФ требование о том, что директором может стать только акционер, являющийся работником общества, носит ограничительный характер и нарушает право акционера быть избранным в коллегиальный орган управления


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 16 сентября 2004 г. N Ф08-3303/04

В силу пункта 1 статьи 22 ГК РФ никто не может быть ограничен в правоспособности иначе, как в случаях и в порядке, установленном законом. Возможность иметь имущественные права, в частности быть избранным в члены совета директоров акционерного общества, в соответствии со статьей 18 ГК РФ относится к содержанию правоспособности гражданина.

Однако пункт 10.6 устава АОЗТ, принятый решением общего собрания, содержит обязательные требования к членам совета директоров, в силу которых директором может стать только акционер, являющийся работником общества. Данное требование носит ограничительный характер и нарушает права акционера быть избранным в коллегиальный орган управления и участвовать таким способом в управлении обществом.


4. Не являются недействительными условия кредитного договора, временно ограничивающие заемщика от совершения ряда сделок


Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 сентября 2011 г. N 147 Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре (пункт 9)

Суд, рассмотрев требования сторон, пришел к следующему выводу. Условия кредитного договора, которые, по мнению ответчика, являются ничтожными, устанавливают обязанность заёмщика воздерживаться от совершения определённых действий, в том числе от совершения некоторых видов сделок. При этом действия, которые обязался не совершать заёмщик, в достаточной степени конкретизированы, а обязанность не совершать их - ограничена временными рамками. Кроме того, принятие заёмщиком на себя такого рода обязанностей было связано с получением им имущественного блага - кредита, причём без предоставления какого-либо обеспечения. В связи с этим суд счёл, что включение в кредитный договор подобных условий не было направлено на ограничение правоспособности или дееспособности ответчика.

Поскольку эффективный контроль кредитора за соблюдением заёмщиком принятых на себя обязанностей, равно как и оспаривание сделок, совершённых в нарушение данного условия договора, невозможны, надлежащим способом защиты интересов кредитора является предъявление им требования о досрочном возврате кредита. Условие об этом стороны согласовали в кредитном договоре как последствие несоблюдения оспариваемого заёмщиком положения кредитного договора. Руководствуясь изложенными соображениями, суд удовлетворил требование о досрочном возврате кредита и взыскании процентов по кредитному договору и отказал в удовлетворении встречного иска.


Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 10 февраля 2015 г. N Ф09-14300/13 по делу N А07-7565/2013

Не являются недействительными условия кредитного договора, временно ограничивающие заемщика от совершения ряда сделок. Условия кредитного договора, в соответствии с которыми заемщик обязуется в течение срока пользования кредитом не получать кредиты в других кредитных организациях, не давать поручительство по обязательствам третьих лиц и не предоставлять имущество в залог, иные обязательства заемщика воздерживаться от совершения определенных действий, если они в достаточной степени конкретизировано по кругу сделок и по времени не могут рассматриваться как ограничивающее правоспособность заемщика и не противоречат ст. 22 ГК РФ.


5. Признание лица безвестно отсутствующим не прекращает его правоспособности


Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 12 сентября 2016 г. по делу N 33-12940/2016

Субъективные права гражданина, признанного безвестно отсутствующим, фактически реализуются им, поскольку правоспособность иметь права и нести обязанности сохраняется в полном объеме.

При отмене решения о признании пенсионера безвестно отсутствующим и обращении пенсионера за пенсией его пенсионное дело приводится в актуальное состояние.

С учетом вышеизложенного судебная коллегия находит, что на основании решения о восстановлении выплаты пенсии истцу, у военного комиссариата имелись основания осуществить начисление сумм пенсии истцу за прошедшее время по правилам, предусматривающим расчет сумм, которые полагались бы ежемесячно к выплате пенсионеру при наличии права на пенсию, как если бы решения о прекращении выплаты по данному основанию не было.

В ином случае ограничиваются пенсионные права истца, в отношении которого было принято решение о признании безвестно отсутствующим, так как в рассматриваемой ситуации пенсионер фактически приравнен к лицам, чья правоспособность прекращена либо к лицам, которые в установленном законом порядке утратили право на назначенную пенсию, с чем нельзя согласиться, поскольку такая правовая позиция ответчика нарушает гарантированное истцу конституционное право на пенсионное обеспечение.


Апелляционное определение Московского городского суда от 28 июля 2016 г. N 33-29479/16

Снятие [третьих лиц] с регистрационного учета по месту жительства было произведено на основании решения суда о признании их безвестно отсутствующим.

При этом указанные лица не признавались утратившими право пользования на жилое помещение, их правоспособность, не прекращена, а следовательно, они не утратили право на участие в приватизации. При отсутствии согласия [третьих лиц] на приватизацию спорного жилого помещения заключение договора передачи этого помещения в индивидуальную собственность истцов без согласия указанных лиц, невозможно.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Нижегородского областного суда от 10 мая 2016 г. по делу N 33-5426/2016

По смыслу ст.ст. 42, 43 ГК Российской Федерации признание гражданина безвестно отсутствующим не влечет прекращение его имущественных прав, в том числе и наследственных. Вместе с тем установление факта безвестного отсутствия в установленном законом порядке не освобождает такого гражданина для решения вопроса об установлении прав на наследственное имущество от необходимости совершения предусмотренных ст.ст. 1152, 1153 ГК Российской Федерации действий по принятию наследства. Правоспособность и дееспособность такого гражданина не ограничена, следовательно, безвестное отсутствие не является основанием для сохранения за ним в отсутствие его волеизъявления доли в наследственном имуществе.


Решение Верховного Суда Республики Марий Эл от 17 февраля 2016 г. по делу N 3а-3/2016

В силу пункта 2 статьи 17 ГК РФ правоспособность гражданина, под которой согласно пункту 1 той же статьи понимается способность иметь гражданские права и нести обязанности, возникает в момент его рождения и прекращается смертью. Никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, установленных законом (пункт 1 статьи 22 ГК РФ).

Таким образом, признание лица безвестно отсутствующим не прекращает его правоспособность, а случаи и порядок ограничения в правоспособности такого лица могут быть закреплены только в законе.


Апелляционное определение СК по гражданским делам Новосибирского областного суда от 5 мая 2015 г. по делу N 33-3252/2015

Субъективные права гражданина, признанного безвестно отсутствующим, фактически реализуются им, поскольку правоспособность иметь права и нести обязанности сохраняется в полном объеме.

При отмене решения о признании пенсионера безвестно отсутствующим и обращении пенсионера за пенсией его пенсионное дело приводится в актуальное состояние.

С учетом изложенного, судебная коллегия находит, что на основании решения о восстановлении выплаты пенсии истцу у Управления ПФ имелось основание осуществить начисление сумм пенсии истцу за прошедшее время по правилам, предусматривающим расчет сумм, которые полагались бы ежемесячно к выплате пенсионеру при наличии права на пенсию, как если бы решения о прекращении выплаты по данному основанию не было.

В ином случае ограничиваются пенсионные права истца, в отношении которой было принято решение о признании безвестно отсутствующей, объявлении умершей, так как в рассматриваемой ситуации пенсионер фактически приравнен к лицам, чья правоспособность прекращена либо к лицам, которые в установленном законом порядке утратили право на назначенную пенсию, с чем нельзя согласиться, поскольку такая правовая позиция ответчика нарушает гарантированное истцу конституционное право на пенсионное обеспечение.


6. Недопустим частичный отказ гражданина от правоспособности путем закрепления соответствующего положения в мировом соглашении


Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 16 июня 2015 г. по делу N 33-10050/2015

Основанием встречного иска о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности сделки истцы указали положения мирового соглашения, утвержденного определением районного народного суда, которым предусмотрен частичный отказ собственника жилого помещения от правоспособности путем установления неправомерного запрета на реализацию полномочий собственника жилого помещения.

Вместе с тем, согласило ранее приведенным положениям ст.ст. 18, 22 ГК Российской Федерации, полный или частичный отказ от правоспособности не допускается, собственник жилого помещения не лишен возможности по собственному усмотрению распоряжаться принадлежащим ему имуществом.

Таким образом, третье лицо, в том числе при наличии мирового соглашения, не может быть лишена гарантированного Конституцией Российской Федерации права собственности и правомочий собственника по отчуждению своей доли в имуществе.


7. Недопустимо ограничение правоспособности гражданина путем установления запрета на предоставление ему земельных участков в качестве обеспечительной меры


Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Тыва от 22 апреля 2015 г. по делу N 33-578/2015

Запрет на предоставление ответчику каких бы то ни было земельных участков приведет к несоразмерному ограничению гражданской право- и дееспособности ответчика, что запрещено законом (пункт 1 статьи 22 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Ссылок на какие-либо обстоятельства, свидетельствующие о необходимости применения заявленных обеспечительных мер и невозможности в будущем исполнить судебное решение в заявлении прокурора не содержится.

Доводы частного представления о том, что ответчик может оформить земельные участки общего пользования в личное пользование с согласия владельцев соседних земельных участков, что может затруднить в будущем исполнение решения суда, не могут быть приняты во внимание, поскольку основаны на предположении, не подкрепленном какими-либо конкретными данными.


8. Выдача доверенности на распоряжение имуществом, которого не было на момент ее составления, но которое может быть получено в будущем, не противоречит ст. 22 ГК РФ


Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 9 октября 2013 г. по делу N 33-2444

Согласно п. 1 ст. 22 ГК РФ никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, установленных законом.

Суд первой инстанции правильно указал, что доводы истца о том, что он не мог передать полномочия на распоряжение имуществом, которыми не обладал на момент оформления доверенности являются несостоятельными, поскольку в действующем законодательстве не содержится запрета на передачу полномочий по распоряжению имуществом, которое может быть получено гражданином в будущем.


9. Установление законом субъекта РФ лицензирования нотариальной деятельности является ограничением правоспособности гражданина


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15 августа 2002 г. N 75-Г02-14

С учетом того, что ч. 1 статьи 9 Закона РК устанавливает, что нотариальной деятельностью в Республике Карелия вправе заниматься гражданин РФ, получивший лицензию на право этой деятельности, то суд пришел к выводу о том, что лицензирование нотариальной деятельности является ограничением граждан в правоспособности, а согласно пункту 1 статьи 22 ГК РФ никто не может быть ограничен в правоспособности иначе, как в случаях и в порядке, установленных законом. Поскольку установить лицензирование нотариальной деятельности возможно только федеральным законом, то субъект РФ не вправе устанавливать подобные ограничения в своих нормативных правовых актах и суд правильно указал в решении, что ч. 1 ст. 9 республиканского закона также принята с нарушением компетенции органов власти республики.


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


В "Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ" собраны и систематизированы правовые позиции судов по вопросам применения статей Гражданского кодекса Российской Федерации.


Каждый материал содержит краткую характеристику позиции суда, наиболее значимые фрагменты судебных актов, а также гиперссылки для перехода к полным текстам.


Материал приводится по состоянию на август 2019 г.


См. информацию об обновлениях Энциклопедии судебной практики

См. Содержание материалов Энциклопедии судебной практики


При подготовке "Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ" использованы авторские материалы, предоставленные творческим коллективом под руководством доктора юридических наук, профессора Ю. В. Романца, а также М. Крымкиной, О. Являнской (Части первая и вторая ГК РФ), Ю. Безверховой, А. Вавиловым, А. Горбуновым, А. Грешновым, Р. Давлетовым, Е. Ефимовой, М. Зацепиной, Н. Иночкиной, А. Исаковой, Н. Королевой, Е. Костиковой, Ю. Красновой, Д. Крымкиным, А. Куликовой, А. Кусмарцевой, А. Кустовой, О. Лаушкиной, И. Лопуховой, А. Мигелем, А. Назаровой, Т. Самсоновой, О. Слюсаревой, Я. Солостовской, Е. Псаревой, Е. Филипповой, Т. Эльгиной (Часть первая ГК РФ), Н. Даниловой, О. Коротиной, В. Куличенко, Е. Хохловой, А.Чернышевой (Часть вторая ГК РФ), Ю. Раченковой (Часть третья ГК РФ), Д. Доротенко (Часть четвертая ГК РФ), а также кандидатом юридических наук С. Хаванским, А. Ефременковым, С. Кошелевым, М. Михайлевской.