Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 9 июля 2014 г. N 07АП-1043/14

 

г. Томск

 

09 июля 2014 г.

Дело N А27-14596/2013

 

Резолютивная часть постановления объявлена 04 июля 2014 года.

Полный текст постановления изготовлен 09 июля 2014 года.

 

Седьмой Арбитражный апелляционный суд в составе

председательствующего Усаниной Н.А.

судей: Бородулиной И.И., Журавлевой В.А.

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Лачиновой К.А. с использованием средств аудиозаписи

при участии:

от заявителя: Валеев Р.Р. по доверенности от 01.04.2014 г. (на три года)

от заинтересованного лица: Летягин А.В. по доверенности от 02.09.2013 г. (на один год); Лезина Н.Н. по доверенности от 30.10.2013 г. (на один год); Подрябинкина О.Л. по доверенности от 19.08.2013 г. (на один год); Суховеев Е.М. по доверенности от 01.07.2014 г. (на один год); Коптелова И.П. по доверенности от 17.12.2013 г. (на один год)

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу Общества с ограниченной ответственностью "Объединение "Прокопьевскуголь"

на решение Арбитражного суда Кемеровской области

от 08 апреля 2014 года по делу N А27-14596/2013 (судья Новожилова И.А.)

по заявлению Общества с ограниченной ответственностью "Объединение "Прокопьевскуголь", г. Прокопьевск (ОГРН 1044223025307, ИНН 4223008709)

к Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы N 11 по Кемеровской области

о признании недействительным решения от 27.06.2013 г. N 11-26/192

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью "Объединение "Прокопьевскуголь" (далее - ООО "Объединение "Прокопьевскуголь", Общество, заявитель, налогоплательщик) обратилось в арбитражный суд Кемеровской области с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы N 11 по Кемеровской области (далее- Инспекций, налоговый орган) от 27.06.2013 N 11-26/192, с учетом уточненных требований, в части доначисления налога на прибыль организаций в сумме 124 559 328 рублей, начисления пени в сумме 50 430 994 рубля, привлечения к ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, в виде штрафа, в сумме 24 911 865,60 рублей, предложения уменьшить убытки по налогу на прибыль организаций за 2009 г. в сумме 66 445 963 рублей, привлечения к ответственности по статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации, в виде штрафа в сумме 2 610 341,80 рублей.

Решением Арбитражного суда Кемеровской области от 08.04.2014 г. требования Общества с ограниченной ответственностью "Объединение оставлены без удовлетворения.

Не согласившись с принятым судебным актом, ООО "Объединение "Прокопьевскуголь" в поданной в Седьмой арбитражный апелляционный суд апелляционной жалобе, ссылаясь на нарушение судом статьи 71 Арбитражного процессуального Кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) в части не исследования аудиозаписи, представленной налогоплательщиком в обоснования допущения налоговым органом существенных нарушений процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки; по эпизодам занижения налогоплательщиком внереализационных доходов за счет не включения в их состав стоимости имущества безвозмездно полученного Обществом в соответствии с соглашением об отступном от 30.06.2009 г., о неправомерном включении в состав косвенных расходов необоснованных и экономически неоправданных затрат по уплате агентского вознаграждения ИП Круглову О.В. по агентскому соглашению от 16.04.2009 г., выводы суда не соответствуют фактически установленным обстоятельствам по делу; в части отказа в применении смягчающих ответственность обстоятельств по статье 123 НК РФ, судом не соблюдены принципы соразмерности наказания степени общественной опасности деяния, просит решение суда отменить и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных Обществом требований в полном объеме.

Инспекция в представленном отзыве просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

До дня судебного разбирательства, от ООО "Объединение "Прокопьевскуголь" поступило ходатайство о приостановлении производства по настоящему делу до рассмотрения Арбитражным судом Кемеровской области заявления ООО "Инской Уголь", поданного в рамках дела N А27-3383/2014 о включении в реестр требований кредиторов требований в размере 1 208 638 109 руб. задолженности, возникшей в результате неисполнения денежных обязательств по простым векселям, которые переданы в адрес Компании "Transimpex Holding Inc." в счет оплаты задолженности по договорам уступки требования, в связи с чем, в рамках дела N А27-3383/2014 арбитражный суд в любом случае будет проверять обоснованность требований кредитора - ООО "Инской уголь" и установленные по нему обстоятельства будут иметь преюдициальное значение для рассмотрения настоящего спора.

Инспекция возражает по заявленному ходатайству, поскольку отсутствует объективная невозможность разрешения данного дела до принятия и вступления в законную силу судебного акта по другому делу N А27-3383/2014.

Согласно пункту 1 части 1 статьи 143 АПК РФ арбитражный суд обязан приостановить производство по делу в случае невозможности рассмотрения данного дела до разрешения другого дела, рассматриваемого Конституционным Судом Российской Федерации, конституционным (уставным) судом субъекта Российской Федерации, судом общей юрисдикции, арбитражным судом.

По смыслу названной нормы одним из обязательных оснований для приостановления производства по делу является объективная невозможность разрешения дела до принятия и вступления судебного акта в законную силу по другому делу.

Принимая во внимание различные предмет и основания заявленных требований по настоящему делу и по делу N А27-3383/2014, заявление ООО "Инской Уголь" принято к производству арбитражного суда в рамках дела N А27-3383/2014 после того, как состоялся судебный акт по настоящему делу, оспариваемое решение Инспекции не принято в отношении прав и законных интересов ООО "Инской Уголь" и не влечет для него никаких правовых последствий, на момент рассмотрения дела N А27-14596/2013 отсутствовали препятствия для его рассмотрения, в том числе, и заявляемые Обществом в ходатайстве о приостановлении производства по делу, в связи с чем, не могли повлиять на выводы суда в рамках данного дела, суд апелляционной инстанции приходит к выводу об отсутствии препятствий для рассмотрения настоящего дела.

Кроме того, после вступления в законную силу судебного акта, принятого по результатам рассмотрения дела N А27-3383/2014, не исключена возможность пересмотра судебных актов по настоящему делу по новым или вновь открывшимся обстоятельствам, при наличии оснований, предусмотренных положениями статьи 311 АПК РФ.

В связи с чем, в удовлетворении ходатайства заявителя о приостановлении производства по настоящему делу, судом апелляционной инстанции отказано.

Заявителем также заявлено ходатайство о приобщении к материалам дела диска с аудиозаписью рассмотрения материалов налоговой проверки Инспекцией, в обоснование доводов о рассмотрение не всех эпизодов по вмененным нарушениям и отложении судебного заседания для обеспечения технической возможности прослушивания диска аудиозаписи.

Инспекция возражает относительно заявленного ходатайства, как ненадлежащего доказательства по делу.

Суд апелляционной инстанции в порядке статьей 158, 268 АПК РФ в удовлетворении заявленного ходатайств отказал, поскольку заявителем не представлены доказательства, подтверждающие ведение аудиозаписи именно в день рассмотрения материалов налоговой проверки, следуя пояснениям представителя заявителя, аудиозапись велась им без расположения устройства в доступном и явно видном месте, лицам, рассматривающим материалы выездной налоговой проверки не было известно о ведении аудиозаписи; без уведомления налогового органа, заявитель полагает, что нормы Налогового Кодекса РФ не содержат запрета на ведение аудиозаписи и обязанности уведомления об этом налоговый орган, в связи с чем, не соответствуют требованиям относимости и допустимости доказательств.

Кроме того, в соответствии с частью 2 статьи 89 АПК РФ к иным документам и материалам относятся материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи иные носители информации, полученные, истребованные и представленные в порядке, установленном АПК РФ.

В данном случае, заявитель просит приобщить к материалам дела, прослушать и исследовать аудиозапись, в том числе, не соответствующую требованиям статьи 89 АПК РФ.

Проверив законность и обоснованность решения арбитражного суда первой инстанции в порядке статей 266, 268 АПК РФ, изучив доводы апелляционной жалобы, отзыва на нее, заслушав представителей сторон, исследовав материалы дела, суд апелляционной инстанции считает решение Арбитражного суда Кемеровской области не подлежащим отмене.

Как следует из материалов дела, налоговые обязательства по доначислению налога на прибыль в сумме 124 559 328 руб., начисления пени в сумме 50 430 994 руб., привлечения к ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового Кодекса РФ в виде штрафа в размере 24 911 865,60 руб., предложения уменьшить убытки по налогу на прибыль организаций за 2009 г. в сумме 66 445 963 руб., привлечения к ответственности по статье 123 НК РФ в виде штрафа в размере 2 610 341,80 руб., определены Инспекцией по результатам проведенной выездной налоговой проверки налогоплательщика с вынесением решения от 27.06.2013 г. N 11-26/192, оставленным без изменения, решением Управления Федеральной налоговой службы по Кемеровской области N 521 от 11.09.2013 г.

Полагая решение Инспекции, не соответствующим Налоговому Кодексу РФ, нарушающим права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, ООО "Объединение "Прокопьевскуголь" обратилось с настоящим заявлением в арбитражный суд.

Отказывая в удовлетворении заявленных ООО "Объединение "Прокопьевскуголь" требований, суд первой инстанции пришел к выводу о соблюдении Инспекцией процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки, доказанности обстоятельств заявления налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

По эпизоду допущения налоговым органом существенных нарушений процедуры рассмотрения материалов проверки, выразившееся, по мнению налогоплательщика, в том, что не были разъяснены некоторые права (право знакомиться с материалами проверки, давать пояснения по существу проведенной налоговой проверки, представлять возражения, в том числе дополнительные, а также любые документы и иные материалы, подтверждающие позицию налогоплательщика, заявлять ходатайства о применении смягчающих обстоятельств), а также в не рассмотрение руководителем Инспекции вопросов, перечисленных в пункте 5 статьи 101 НК РФ, суд первой инстанции, руководствуясь статьями 100, 101 НК РФ, исходил из отсутствия в названных нормах Налогового Кодекса РФ положений, касающихся оформления протокола рассмотрения материалов выездной налоговой проверки, и устанавливающих определенные требования относительно необходимости его ведения и отражения в данном протоколе конкретных сведений в качестве обязательных; в связи с чем, в отсутствие подобных императивных норм, указал на невозможность суда признать налоговый орган нарушившим положения подпункта 4 пункта 3 статьи 101 НК РФ.

В соответствии с пунктом 1 статьи 101 НК РФ акт налоговой проверки, другие материалы налоговой проверки и дополнительных мероприятий налогового контроля, в ходе которых были выявлены нарушения законодательства о налогах и сборах, а также представленные проверяемым лицом (его представителем) письменные возражения по указанному акту должны быть рассмотрены руководителем (заместителем руководителя) налогового органа, проводившего налоговую проверку.

Перед рассмотрением материалов налоговой проверки по существу руководитель (заместитель руководителя) налогового органа должен, в том числе, разъяснить лицам, участвующим в процедуре рассмотрения, их права и обязанности (пункт 3 статьи 101 НК РФ).

Как следует из протоколов рассмотрения материалов выездной налоговой проверки от 16.05.2013, от 27.06.2013, представленных в материалы дела, в последних имеется отметка налогового органа о разъяснении налогоплательщику его прав и обязанностей в соответствии подпунктом 4 пункта 3 статьи 101 НК РФ.

Материалы выездной налоговой проверки и дополнительных мероприятий налогового контроля, возражения Общества рассмотрены руководителем Инспекции с участием представителя Валеева Р.Р., что подтверждается протоколами от 16.05.2013, от 27.06.2013.

При этом, в протоколах рассмотрения материалов проверки, подписанных представителем Общества Валеевым Р.Р., отсутствуют указания со стороны налогоплательщика на нарушения процедуры рассмотрения материалов проверки, допущенные налоговым органом, каких-либо возражений и замечаний от налогоплательщика не поступало.

Не отражение в протоколе вопросов, которые согласно пункту 5 статьи 101 НК РФ рассматриваются в ходе рассмотрения материалов проверки, как правильно указал суд первой инстанции не свидетельствует о том, что данные обстоятельства налоговым органом не исследовались, с учетом изложения Инспекцией в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения обстоятельств совершенного привлекаемым к ответственности лицом налогового правонарушения так, как они установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства, доводы, приводимые лицом, в отношении которого проводилась проверка, в свою защиту, и результаты проверки этих доводов (пункт 8 статьи 101 НК РФ).

По смыслу положений, установленных статьей 101 НК РФ, соблюдение проверяющими норм, закрепленных Налоговым кодексом Российской Федерации, направлено на обеспечение прав и законных интересов налогоплательщика, гарантированных ему при проведении в отношении него мероприятий налогового контроля и оформлении их результатов.

В данном случае, Инспекцией соблюдены права и законные интересы налогоплательщика, который надлежащим образом извещен о времени и месте рассмотрения материалов налоговой проверки, его представитель участвовал при рассмотрении материалов налоговой проверки, представил возражения на акт выездной налоговой проверки, в связи с чем, Обществом не обоснованно как не отражение в протоколе части вопросов, подлежащих рассмотрению, а равно, рассмотрение его возражений только по одному из вмененных нарушений, повлекло нарушение его прав, с учетом апелляционного обжалования решения Инспекции, при этом, нарушения касались не документального подтверждения доводов и возражений налогоплательщика, на которые он не ссылается по существу вмененных обстоятельств налоговых правонарушений, при принятии налоговым органом всех необходимых мер для обеспечения права налогоплательщика на ознакомление с материалами проверки и представление возражений; кроме того, каких-либо ходатайств об отложении рассмотрения материалов налоговой проверки в связи с большим объемом документов, не рассмотрении всех возражений, налогоплательщиком не заявлялось, и не усматривается из протоколов рассмотрения материалов налоговой проверки, факт подписания последних без возражений и замечаний представителем налогоплательщика, непосредственно принимавшим участие в рассмотрении материалов налоговой проверки, не опровергнут.

При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции соглашается с выводами суда первой инстанции о не допущении налоговым органом существенных нарушений процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки.

Ссылка Общества на обязанность арбитражного суда в силу части 1 статьи 71 АПК РФ исследовать аудиозапись фиксации процесса рассмотрения материалов налоговой проверки, отклоняется судом апелляционной инстанции.

Согласно статье 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами, никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы.

При этом нормы Арбитражного процессуального Кодекса Российской Федерации предусматривают критерии оценки доказательств, которыми должен руководствоваться суд.

В частности, в силу части 3 статьи 71 АПК РФ доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности

Вместе с тем, статьей 71 АПК РФ, не установлена обязанность суда, исследовать любое доказательство по делу, о котором просит соответствующая сторона, обратное означало бы невозможность применения критериев оценки доказательств, как относимых (которые имеют отношение к рассматриваемому делу, статья 67 АПК РФ), так и допустимых (обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами, статья 65 АПК РФ), определяемых в том числе, и положениями статьи 89 АПК РФ, в соответствии с которыми к доказательствам в виде иных документов и материалов относятся материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном данным Кодексом, в данном случае аудиозапись получена налогоплательщиком не в порядке, установленном АПК РФ.

Ссылка Общества на ведение аудиозаписи в местах, очевидно и явно открытых для посещения и не исключенных в силу закона или правового обычая от использования аудиозаписи, не свидетельствует о относимости и допустимости аудиозаписи как доказательства по делу, и возможности добытия такого доказательства в ином порядке, чем предусмотрено Арбитражным процессуальным Кодексом РФ, с учетом, того, что материалы налоговой проверки касались налогоплательщика, аудиозапись велась скрытно и в месте, не являющимся явно открытым для посещения, в связи с чем, не подлежала безусловному принятия и исследованию судом первой инстанции, и не требовалась заявления со стороны Инспекции о фальсификации такой аудиозаписи.

По эпизоду занижения налогоплательщиком внереализационных доходов в связи с не включением в состав в внереализационных доходов стоимости имущества безвозмездно полученного Обществом по соглашению об отступном от 30.06.2009 г., судом установлено, 30.06.2009 между ООО "Объединение "Прокопьевскуголь" (кредитор) и ООО "Прокопьевскуголь" (должник) было заключено ряд соглашений об отступном, по условиям которых достигнуты соглашения о прекращении денежных обязательств должника, вытекающих из договоров поручительства от 30.04.2008 и взысканных в принудительном порядке на основании вступивших в законную силу решений постоянно действующего Третейского суда "Актор" от 29.06.2009, в общей сумме 732 379 111,19 руб., путем предоставления должником взамен исполнения обязательств по оплате в качестве отступного имущества на общую сумму 732 379 111,19 руб.

Общая сумма задолженности, образовавшаяся у ООО "Прокопьевскуголь" перед ООО "Объединение "Прокопьевскуголь" за неисполнение обязательств по договорам поручительства от 30.04.2008 составляла 1 269 493 108,90 руб.

Поскольку основные средства получены заявителем в качестве отступного в счет образовавшейся по договорам задолженности, следовательно, передача носила возмездный характер; формально все условия, предусмотренные статьей 252 Налогового кодекса РФ для уменьшения доходов на сумму произведенных расходов Обществом соблюдены.

Вместе с тем, Инспекция пришла к выводу о том, что формальное выполнение требований вышеперечисленных норм налогового законодательства не влечет за собой безусловности уменьшения налоговой базы по налогу на прибыль, если при исполнении налоговых обязанностей и реализации права на уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль выявлена недобросовестность налогоплательщика.

В соответствии со статьей 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 настоящего Кодекса.

В силу статьи 248 НК РФ к доходам относятся доходы от реализации товаров (работ, услуг) и имущественных прав, а также внереализационные доходы. Доходы определяются на основании первичных документов и других документов, подтверждающих полученные налогоплательщиком доходы, и документов налогового учета.

Пунктом 8 статьи 250 НК РФ внереализационным доходом налогоплательщика признаны доходы в виде безвозмездно полученного имущества (работ, услуг) или имущественных прав, за исключением случаев, указанных в статье 251 настоящего Кодекса.

Согласно пункту 2 статьи 248 НК РФ для целей налогообложения прибыли имущество (работы, услуги) или имущественные права считаются полученными безвозмездно, если получение этого имущества (работ, услуг) или имущественных прав, не связано с возникновением у получателя обязанности передать имущество (имущественные права) передающему лицу (выполнить для передающего лица работы, оказать передающему лицу услуги).

Таким образом, безвозмездное получение имущества (услуг) согласно данной правовой норме не влечет каких-либо встречных обязательств.

В результате налоговой проверки налоговым органом установлено получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды вследствие его действий, направленных на создание и использование схемы ухода от налогообложения, путем создания искусственного документооборота по приобретению задолженности ООО "Шахта Тырганская", ООО "Шахта Красногорская", ООО "Шахта им. Дзержинского", ООО "Шахта Зиминка", ООО "Шахта им. Ворошилова" и созданию видимости погашения части задолженности имуществом, фактически полученным налогоплательщиком безвозмездно.

Судом первой инстанции установлено, что задолженность, для погашения которой между ООО "Прокопьевскуголь" и ООО "Объединение "Прокопьевскуголь" были заключены соглашения об отступном, сформировалась в связи с невыполнением ООО "Шахта им. Ворошилова", ООО "Шахта им. Дзержинского", ООО "Шахта Зиминка", ООО "Шахта Красногорская", ООО "Шахта Тырганская" (далее по тексту шахты, должники) ранее входивших в состав ООО "Угольная компания "Прокопьевскуголь", а впоследствии перешедших под управление ООО "Объединение "Прокопьевскуголь", обязательств по договорам заключенным между ООО "Угольная компания "Прокопьевскуголь" и перечисленными шахтами в период, предшествующий началу деятельности ООО "Объединение "Прокопьевскуголь" (сумма 814 878 300 руб.); в этот же период между ООО "Угольная компания "Прокопьевскуголь" (займодавец) и шахтами (заемщики) были заключены идентичные договоры займов, по условиям которых займодавец передает заемщику в собственность денежные средства путем перечисления денежных средств на расчетный счет заемщика, а заемщик обязуется возвратить вышеуказанную сумму на условиях и в порядке, предусмотренных настоящим договором, заем является беспроцентным; заемщик возвращает заем в течение 3 (трех) банковских дней с момента востребования его займодавцем, путем перечисления денежных средств в сумме займа на расчетный счет займодавца, либо иным способом по договоренности сторон (пункт 2 договоров); общая сумма займа предоставленного ООО "Угольная компания "Прокопьевскуголь" спорным шахтам составила 1 137 479 453, 12 руб.; частично, в обеспечение исполнения обязательств залогодателей, являющихся займодавцами по некоторым договорам займа между ООО "Угольная компания "Прокопьевскуголь" (залогодержатель) и шахтами были заключены договоры залога товаров в обороте и залога имущества (с оставлением его у залогодателя) на общую сумму 812 968 222 руб.; в 2006 -2007 гг. ООО "Угольная компания "Прокопьевскуголь" по договорам об уступке требования была приобретена задолженность шахт, как перед другими организациями (ООО "Сибирячка" (договор от 01.07.2007), ООО ЧОП "Гранит" (договора от 01.06.2007), ООО "ЭРНА" (договор от 01.06.2007), ООО "Центр подготовки кадров" (договоры от 01.06.2007, от 01.07.2007), ООО "Прокопгипроуголь" (договора от 28.06.2007), ООО "Спецуправление" (договоры от 01.06.2007), ООО "Центральная углехимическая лаборатория г.Прокопьевска", ООО "Управляющая компания "Прокопьевскуголь" (договор от 18.01.2006), ООО "ТранСпорт" (договор от 16.08.2006)), так и самих шахт перед другими шахтами из того же числа, в общей сумме 189 945 634 руб.

ООО "Угольная компания "Прокопьевскуголь" всю сформированную задолженность реализовало в адрес ООО "Коулэнд", и в этот же период времени между ООО "Коулэнд" (кредитор) и ОАО "Прокопьевскуголь" (поручитель) заключены договоры поручительства, по условиям которых поручитель обязуется в полном объеме отвечать перед кредитором за исполнение шахтами обязательств, возникших из договоров, права требования, по которым были приобретены ООО "Коулэнд" по договорам об уступке требования от 17.12.2007 г., 01.01.2008 г., 21.04.2008 г.

Инспекция по результатам проведенных мероприятий налогового контроля пришла к выводу о формальности сделок с ООО "Прокопьевскуголь", направленными на получение необоснованной налоговой выгоды, поскольку заявитель не понес реальных затрат по приобретению задолженности шахт, в счет оплаты которой ООО "Прокопьевскуголь" было передано имущество, что свидетельствует о его безвозмездном получении.

Суд первой инстанции, оценив и исследовав в соответствии со статьей 71 АПК РФ, установленные по делу обстоятельства и имеющиеся в деле доказательства, в том числе материалы налоговой проверки, связанные с заключением ООО "Угольная компания "Прокопьевскуголь" вышеперечисленных договоров с шахтами, обстоятельства и период совершения сделок, отсутствие со стороны ООО "Угольная компания "Прокопьевскуголь" действий по взысканию задолженности с шахт на протяжении нескольких лет, отсутствие расчетов путем взаимозачетов при наличии взаимных обязательств и у ООО "Угольная компания "Прокопьевскуголь" перед шахтами в общей сумме 298 335 164,95 руб., взаимозависимость ООО "Угольная компания "Прокопьевскуголь" и шахт, как организаций входящих в структуру ООО "Угольная компания "Прокопьевскуголь" и имеющих одних и тех же учредителей, и как следствие, осведомленность ООО "Угольная компания "Прокопьевскуголь" о финансовом положении шахт и отсутствии у последних реальной возможности отвечать по своим обязательствам, последующее банкротство шахт (ликвидируемые должники ООО "Шахта им. Ворошилова", ООО "Шахта Зиминка", ООО "Шахта Красногорская", ООО "Шахта Тырганская", ООО "Шахта им. Дзержинского" признаны несостоятельными (банкротами) решениями Арбитражного суда Кемеровской области от 20.06.2007, от 30.07.2007, от 25.06.2007, от 20.06.2007, 17.08.2007), пришел к выводу о том, действия ООО "Угольная компания "Прокопьевскуголь" были направлены исключительно на увеличение кредиторской задолженности шахт перед ним в преддверии их банкротства, что при включении в реестр требований кредиторов должников (шахт) позволяло ООО "Угольная компания "Прокопьевскуголь" получать денежные средства из конкурсной массы должников и оказывать существенное влияние на решения, принимаемые собранием кредиторов должников, и соответственно, на ход дел о несостоятельности (банкротстве) шахт.

Указанные выводы суда соответствуют фактически установленным обстоятельствам по делу, а именно:

- налогоплательщик при приобретении у Компании "Transimpex Holding Inc." прав требования на получение задолженности шахт не понесло никаких затрат, оплата денежными средствами за приобретенные у Компании "Transimpex Holding Inc." права требования не производилась; передача векселей от проверяемого налогоплательщика Компании "Transimpex Holding Inc." в счет оплаты приобретенных прав требования не может быть признана в качестве таковой, поскольку расчеты по оплате вексельных обязательств, срок по которым наступил, ООО "Объединение "Прокопьевскуголь" не произведены;

- согласованность действий всех участников цепочки по переуступке прав требования к шахтам в силу их взаимозависмости и аффилированности ООО "Коулэнд" (до переименования ООО "Предприятие общественного питания") расположено по одному адресу с ООО "Угольная компания "Прокопьевскуголь", являющегося его учредителем, по тому же адресу расположены еще несколько организаций, в название которых входит "Прокопьевскуголь" (ООО "Прокопьевскуголь", ООО "Объединение "Прокопьевскуголь"), в качестве учредителей и руководителей этих организаций выступают работники ООО "Угольная компания "Прокопьевскуголь" и ЗАО Холдинговая компания "Сибирский Деловой Союз"; на момент заключения договоров поручительства ООО "Коулэнд" являлось организацией аффилированной с поручителем - ОАО "Прокопьевскуголь", поручительством, выданным генеральным директором ОАО "Прокопьевскуголь" Коржовым В.М., было обеспечено исполнение обязательств шахт-должников по договорам уступки требования, заключенным между взаимозависимыми организациями ООО "Угольная компания "Прокопьевскуголь" и ООО "Коулэнд" в период руководства ООО "Угольная компания "Прокопьевскуголь" Коржовым В.М., руководителем ОАО "Прокопьевскуголь" и ООО "Угольная компания "Прокопьевскуголь" являлось одно лицо - Коржов В.М.;

- стоимость уступленных прав требований, перечисленная Компанией "Transimpex Holding Inc." в адрес ООО "Коулэнд" в счет погашения договоров уступки прав требований в конечном итоге перечисляется на расчетные счета тех же шахт, чья задолженность была переуступлена; так на момент заключения договоров об уступке права требования между ООО "Коулэнд" и ООО "Угольная компания "Прокопьевскуголь" собственные денежные средства для произведения расчетов в размере стоимости уступленного права требования у ООО "Коулэнд" отсутствовали, в связи с чем, для расчета с ООО "Угольная компания "Прокопьевскуголь" ООО "Коулэнд" были получены займы от ОАО "Прокопьевскуголь", выданные последним денежными средствами, полученными за уголь и угольный концентрат, приобретенный по договорам поставки у тех же шахт, по которым ООО "Коулэнд" приобрело права требования, в дальнейшем денежные средства, полученные ООО "Коулэнд" от Компании "Transimpex Holding Inc." перечислены ООО "Коулэнд" на расчетный счет ОАО "Прокопьевскуголь", а ОАО "Прокопьевскуголь" на расчетные счета шахт - должников в счет оплаты по договорам поставки, то есть, фактически имела место не денежная система расчетов, а взаимозачет, без несения реальных затрат;

- дебиторская задолженность ООО "Коулэнд" по состоянию на 01.01.2008 г. в соответствии с условиями заключенными между ООО "Угольная Компания "Прокопьевскуголь" и ООО "Коулэнд" договоров от 17.12.2007 г. в бухгалтерской отчетности ООО "Коулэнд" должна составить 1978095 тыс. руб., однако фактически отражена в размере 11943 тыс. руб.; что не соответствует приобретенному ООО "Коулэнд" праву требования к шахтам у ООО "Угольная Компания "Прокопьевскуголь" и не могла быть в последующем реализована на большую сумму (чем отражено в отчетности) Компании "Transimpex Holding Inc." и проверяемому налогоплательщику, при отсутствии доказательств уменьшения размера переуступленного права требования к должникам;

- ООО "Коулэнд" кроме Компании "Transimpex Holding Inc." задолженность шахт в сумме 3 956 128, 00 руб. за 2 400 000, 00 руб., переуступило следующим лицам: ИП Круглову О.В. в сумме 23 425 207, 00 руб. за 1 466 200, 00 руб., ИП Лупареву Д.В. в сумме 7 626 412, 00 руб. за 350 000 руб., ИП Чуткову П.Г. в сумме 8 510 509, 00 руб. за 583 800, 000 руб., при этом приобретенная указанными лицами задолженность через несколько дней погашена должниками - шахтами; при этом большая часть денежных средств поступивших на расчетные счета была направлена на собственное вознаграждение предпринимателей;

- ООО "Угольная Компания "Прокопьевскуголь" и ОАО "Прокопьевскуголь", являющееся правопреемником ООО "Прокопьевскуголь", заключили договоры поручительства от 30.04.2008 г., по условиям которых поручитель (ОАО "Прокопьевскуголь") обязуется в полном объеме отвечать перед Кредитором (ООО "Коулэнд") за исполнение шахтами своих кредиторских обязательств, вместе с тем, при дальнейшей реализации ООО "Коулэнд" данной задолженности иностранной организации (Компании "Transimpex Holding Inc."), а также при последующей реализации от иностранной организации по договору уступки права требования ООО "Объединение "Прокопьевскуголь" права на получение задолженности шахт в сумме 1 269 493 109, 00 руб. ни условиями договоров, ни иными документами (договорами, дополнительными соглашениями) ООО "Прокопьевскуголь" не принимало на себя обязательств ни перед иностранной организацией, ни перед налогоплательщиком по обеспечению исполнения обязательства по погашению задолженности шахт;

- отсутствие реальных хозяйственных операций между ООО "Коулэнд" и Компании "Transimpex Holding Inc.", так, в ходе мероприятий налогового контроля проведенных в отношении Компании "Transimpex Holding Inc." налоговым органом установлена совокупность обстоятельств, свидетельствующих о ее номинальности, из свидетельства об учреждении, следует, что ПАРТИСИПЕЙШНЗ ТРАНСИМПЕКС ИНК. (PARTICIPATIONS TRANSIMPEX INC.) и ее вариант ТРАНСИМПЕКС ХОЛДИНГ ИНК. (TRANSIMPEX HOLDING INC.) была учреждена 15 ноября 2001 года на основании части 1А закона о компаниях, как указано в прилагаемом акте о регистрации компании; внесена в реестр 16 ноября 2001 года за регистрационным номером 1160442720, данное свидетельство подписано генеральным инспектором финансовых учреждений (подпись заверена круглой печатью "Квебек* Генеральный Инспектор финансовых учреждений"), вместе с тем, установить реальное местонахождение Компании "Transimpex Holding Inc." налоговому органу не представилось возможным, равно как ее учредителей и собственников; согласно информационному ресурсу о Компании "Transimpex Holding Inc.", последняя входит в список опасных иностранных контрагентов; по информации, представленной налоговым агентством Канады Компания "Transimpex Holding Inc." является номинальной корпорацией; доходы и расходы в налоговых декларациях с 2008 по 2011 гг. не отражались, налоги не уплачивались; заявленный вид деятельности - осуществление железнодорожных перевозок и услуг; госпоже Annette Laroche, которая через компанию "Societte Lexalia Inc." ведет журнал протоколов Компании Transimpex Holding Inc., имя Андрэ Хуман - менеджера, действовавшего на основании решения совета директоров от 14.11.2003 и подписывавшего договоры от имени Компания Transimpex Holding Inc., неизвестно, не упоминается оно и в журнале протоколов Компании; договоры уступки права требования ни ей, ни консультантам по правовым вопросам также неизвестны; решения совета директоров от 14.11.2003 не существует; не подтверждает факт своего отношения к Компании "Transimpex Holding Inc." и Краева Е.В., которая представляла интересы Компании по доверенности в рамках дела о банкротстве ООО "Черногорская автобаза" по просьбе ООО "Коулэнд"; доверенность на представление интересов от имени Компании "Transimpex Holding Inc." она получила от ООО "Коулэнд", связь с Компанией "Transimpex Holding Inc." также осуществлялась через ООО "Коулэнд";

- формальность сделок совершенных ООО "Коулэнд" с Компанией "Transimpex Holding Inc." и Компанией "Transimpex Holding Inc." с ООО "Объединение "Прокопьевскуголь", так, отсутствует замена кредиторов по всей цепочке сделок в рамках дел о несостоятельности (банкротстве) шахт, при этом, в случае уступки прав требований первоначальным кредитором иному лицу происходит перемена кредитора в обязательстве, однако само обязательство не прекращается, должник становится обязанным перед другим лицом; поскольку шахты - должники были признаны банкротами, то получить удовлетворение требований к ним возможно только в рамках дела о банкротстве путем замены кредитора на нового кредитора, в соответствии с положениями статьи 48 АПК РФ, вместе с тем, как установлено судом, после подписания договоров об уступке прав требований ни один из последующих кредиторов (Компания "Transimpex Holding Inc.", ООО "Объединение "Прокопьевскуголь") с заявлением об исключении предыдущего кредитора (ООО "Коулэнд", Компании "Transimpex Holding Inc.",) из реестра требований кредиторов шахт - должников либо о правопреемстве и замене кредитора не обращались; замена кредитора с ООО "Коулэнд" на ЗАО "Бизнес-Альянс" произведена только в 2012 г.;

- расходы ОО "Коулэнд" по конкретным сделкам, свидетельствуют об имитации расчетов, так как направлены на выведение оборотов из ООО "Коулэнд" в пользу лиц, имеющих отношение к ЗАО Холдинговая компания "Сибирский Деловой Союз";

- на момент заключения сделок с Компанией "Transimpex Holding Inc." (28.04.2009) ООО "Объединение "Прокопьевскуголь" обладало признаками неплатежеспособности, какой-либо самостоятельной финансовой деятельности, влекущей получение дохода не вело; расчетный счет был открыт только 08.05.2009 г., необходимыми денежными средствами либо имуществом не обладало.

При установленных обстоятельствах отсутствия реальности хозяйственных операций ООО "Коулэнд" с Компанией "Transimpex Holding Inc." и наличии длительных хозяйственных отношений Компании "Transimpex Holding Inc." с организациями, входящих в состав ЗАО Холдинговая компания "Сибирский Деловой Союз", суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о том, что сделки с Компанией "Transimpex Holding Inc." по уступке прав требования реестровой задолженности с неплатежеспособных шахт (фактически нереальной ко взысканию) на взыскание заключены намеренно, с целью перевода задолженности на другую организацию, при их совершении ООО "Коулэнд" не преследовала цели получения финансовой выгоды от приобретения прав требования задолженности с шахт-должников, так как, не предприняв никаких мер по взысканию задолженности, в том числе и текущей, такие права практически сразу же были переуступлены Компании "Transimpex Holding Inc." без какой-либо наценки, тогда как текущая задолженность шахт-должников была продана ИП Круглову О.В., ИП Лупареву Д.В., ИП Чуткову П.Г., занимавших различные должности в организациях, имеющих отношение к группе компаний ЗАО Холдинговая компания "Сибирский Деловой Союз", за меньшую стоимость и сразу, получив удовлетворение своих требований от должников.

Фактически в результате сделок с ООО "Угольная компания "Прокопьевскуголь" ООО "Коулэнд" приняло на себя обязательства уплатить больше, чем получило взамен от третьих лиц - Компании "Transimpex Holding Inc.", ИП Круглова О.В., ИП Лупарева Д.В., ИП Чуткова П.Г.

Также судом принято внимание то обстоятельство, что постоянно действующий Третейский суд "Актор" создан при ООО "Актор" ИНН 4205053674, директором которого является Шек С.А., учредителями - Шек С.А. (50%), Исайкин К.В. (50%), которые получали доход от ООО "Угольная компания "Прокопьевскуголь" и организаций входящих в группу компаний (холдинг) ЗАО Холдинговая компания "Сибирский Деловой Союз", в связи с чем, с учетом передачи спора на рассмотрение третейского суда, созданного при организации ООО "Актор", являющейся аффилированной с ООО "Прокопьевскуголь" и ООО "Объединение "Прокопьевскуголь", долг ООО "Прокопьевскуголь" основан на поручительстве, выданным генеральным директором Коржовым В.М. по договорам уступки требования, заключенным между взаимозависимыми организациями ООО "Угольная компания "Прокопьевскуголь" и ООО "Коулэнд" в период руководства ООО "Угольная компания "Прокопьевскуголь" Коржовым В.М., пришел к правомерному выводу том, что в данном случае имела место имитация гражданско-правового спора с отнесением его на рассмотрение третейского суда для получения формальных оснований для взыскания задолженности и последующего отчуждения имущества ООО "Прокопьевскуголь" заявителю.

Таким образом, выводы налогового органа о том, что Компания "Transimpex Holding Inc." как не приобретало у ООО "Коулэнд", так и не реализовало в адрес ООО "Объединение "Прокопьевскуголь" права требования к шахтам, и соответственно, ООО "Объединение "Прокопьевскуголь" не могло приобрести права требования к шахтам, вследствие чего, имущество, переданное от ООО "Прокопьевскуголь" в адрес ООО "Объединение "Прокопьевскуголь", является безвозмездно полученным, соответствуют фактически установленным обстоятельствам по делу и не опровергнуты налогоплательщиком.

Доводы заявителя о том, что задолженность шахт формировалась на основании заключенных договоров, в результате несовременной оплаты поставок ТМЦ, несвоевременного возврата выданных сумм займов, что исключает направленность действий ООО "Угольная компания "Прокопьевскуголь" на увеличение кредиторской задолженности шахт перед ним в преддверии их банкротства; погашение налогоплательщиком обязательств по оплате приобретенных прав требований векселями, не опровержения налоговым органом замены кредитора с ООО "Колуэнд" на ЗАО "Бизнес-Альянс" в 2012 г., действиям налогоплательщика должна быть дана самостоятельная правовая оценка (а не применительно к действиям компании ЗАО Холдинговая компания "Сибирский Деловой Союз"), с установлением реальных доходов, вменение которых производится налоговым органом, отклоняются судом апелляционной инстанции, как противоречащие фактически установленным обстоятельствам по делу, поскольку действия налогоплательщика в отсутствие реальных затрат по получению имущества, путем заключения сделок об уступке прав требований задолженности шахт ООО "Угольная компания "Прокопьевскуголь" - ООО "Коулэнд" - Компания "Transimpex Holding Inc." - ООО "Объединение "Прокопьевскуголь" направлены на наращивание искусственной задолженности шахт, которая в результате неоднократной переуступки прав требований передана в конечном итоге налогоплательщику без намерения ее погашения, что влечет увеличение кредиторской задолженности заявителя и способствовало последовательному переходу всего производственного комплекса изначально, принадлежащего ООО "Угольная компания "Прокопьевскуголь" к ООО "Объединение "Прокопьевскуголь" и направлено на создание единой схемы выводов активов.

При этом, обстоятельства формирования задолженности у шахт, не имеет правового значения, поскольку Инспекцией вменяется налогоплательщику необоснованная налоговая выгода в виде безвозмездной передачи имущества, переданного ООО "Прокопьевскуголь" в ООО "Объединение "Прокопьевскуголь" по не реальным переданным правам требования, которые не могли быть приобретены и реализованы ООО "Угольная компания "Прокопьевскуголь" ООО "Коулэнд", последним Компании "Transimpex Holding Inc.", а от Компании "Transimpex Holding Inc." ООО "Объединение "Прокопьевскуголь", в данной цепочке сделок не возникли реальные затраты по уступке переданных прав, в связи с чем, задолженность передавалась только формально по документообороту, без намерения удовлетворения в полном объеме требований кредиторов и списание задолженности, не реальной ко взысканию.

Доводы налогоплательщика о том, что фактически обстоятельства свидетельствуют о не безвозмездном получении имущества налогоплательщиком, а о получении реальной и долговременной отсрочки исполнения обязательств по оплате полученного имущества, несостоятельны, из анализа регистров бухгалтерского и налогового учета ООО "Объединение "Прокопьевскуголь", налоговой декларации по налогу на прибыль организаций за 2009 г., следует, что доходы и расходы частичного погашения долга, приобретенного налогоплательщиком от Компании "Transimpex Holding Inc." в виде имущества налогоплательщиком не отражены; доказательств принятия мер по реализации приобретенных прав налогоплательщиком не представлено; из существа совершенных сделок не следует долговременной отсрочки исполнения обязательств.

Ссылка заявителя на включение задолженности перед ООО "Инской уголь" в сумме 1 208 638 109 руб. в реестр требований кредиторов, что свидетельствует о несении реальных затрат по погашению требований кредитора, не принимается судом апелляционной инстанции, как не опровергающая выводы суда первой инстанции о квалификации имущества как безвозмездно полученного, с учетом, формальности сделок совершенных ООО "Коулэнд" с Компанией "Transimpex Holding Inc." и Компанией "Transimpex Holding Inc." с ООО "Объединение "Прокопьевскуголь", а равно о не передаче векселей Компании "Transimpex Holding Inc.".

По эпизоду неправомерного включения в состав косвенных расходов необоснованных и экономически не оправданных затрат по уплате агентского вознаграждения ИП Круглову О.В. по агентскому договору от 16.04.2009 б/н, суд первой инстанции также не нашел правовых оснований для удовлетворения требований заявителя, исходя из невозможности передачи налогоплательщиком в качестве оплаты агентского вознаграждения векселей ИП Круглову и денежных средств, поступивших от ООО "ОФ "Прокопьевскуголь".

Положения пункта 1 статьи 252 НК РФ, определяющие критерии отнесения затрат в состав расходов, уменьшающих доходы (обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные налогоплательщиком) требуют установления объективной связи понесенных налогоплательщиком расходов с направленностью его деятельности на получение прибыли, причем бремя доказывания необоснованности расходов налогоплательщика возлагается на налоговые органы.

При этом, речь идет именно о намерениях и целях (направленности) этой деятельности, а не о ее результате (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 16.12.2008 N 1072-О-О).

Согласно пункту 4 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

О необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа об отсутствии необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств (пункт 5 Постановления N 53).

Как следует из материалов дела, 16.04.2009 между ООО "Объединение "Прокопьевскуголь" (принципал) (в лице генерального директора Ширяева Ю.О.) и ИП Круглов О.В. (агент) был заключен агентский договор, по условиям которого агент обязуется по поручению принципала совершать от его имени и за его счет юридические и иные действия, связанные с приобретением для принципала угля и угольной продукции (промпродукт, уголь марки ССр, СССШ, шлам), а принципал обязуется уплатить агенту за оказываемые услуги вознаграждение.

В соответствии с пунктом 4.1 агентского договора стоимость вознаграждения агента составляет 14,5% от стоимости угля и угольной продукции, рассчитываемой с учетом НДС, приобретенных для принципала.

Во исполнение принятых на себя обязательств ИП Кругловым О.В., в качестве поставщика продукции для ООО "Объединение "Прокопьевскуголь" было найдено ООО "Торговый дом "Кузбасссервис" и проведены переговоры о заключении договора поставки угля и угольной продукции на условиях, определенных агентским договором от 16.04.2009. Сумма агентского вознаграждения составила 22 233 387,76 руб.

Суд первой инстанции, оценив в порядке статьи 71 АПК РФ, представленные сторонами доказательства, доводы и возражения сторон по данному эпизоду, исходя из того, что грузоотправителями угля и угольной продукции, приобретенных ООО "Объединение "Прокопьевскуголь" по договору купли-продажи угольной продукции от 06.05.2009, заключенного с ООО "Торговый дом "Кузбассервис" являлись ООО "Шахта Ворошилова", ООО "Шахта им. Дзержинского", ООО "Шахта Зиминка", ООО "Шахта Тырганская", ООО "Шахта Красногорская", ООО "ОФ Прокопьевскуголь", которые согласно организационной структуре управления ООО "Объединение "Прокопьевскуголь", представленной Обществом налоговому органу в ходе налоговой проверки, входят в структуру ООО "Объединение "Прокопьевскуголь"; на момент заключения агентского договора от 16.04.2009 ООО "Объединение "Прокопьевскуголь" являлось неплатежеспособным, какой-либо самостоятельной финансовой деятельности, влекущей получение дохода не вело (расчетный счет был открыт только 08.05.2009), то есть, на момент заключения агентского договора необходимыми денежными средствами либо имуществом не обладало (главная книга налогоплательщика за 2009 г., бухгалтерские балансы за 1 квартал и полугодие 2009 г.); анализа взаиморасчетов ООО "Объединение "Прокопьевскуголь" с ООО "Торговый дом "Кузбассервис", из которого следует, за приобретенные уголь и угольную продукцию Общество перечислило поставщику 127 824 767 руб., 25 508 942 руб. были перечислены ООО "ОФ Прокопьевскуголь" за ООО "Объединение "Прокопьевскуголь"; не подтверждения факта оплаты, расчеты произведены с ИП Кругловым О.В. частично передачей векселей ГПБ (ОАО) (эмитент) путем перечисления 13.05.2009 денежных средств в сумме 10 000 000 руб. на расчетный счет ИП Круглова О.В.; денежными средствами, полученными от ООО "ОФ "Прокопьевскуголь", входящего в состав ЗАО Холдинговая компания "Прокопьевскуголь", однако, налоговым органом подтверждена невозможность передачи заявителем в качестве оплаты агентского вознаграждения векселей ИП Круглову О.В. и денежных средств, поступивших от ООО "ОФ "Прокопьевскуголь" в сумме 500 000 руб., поскольку индоссанты, указанные в векселях, отрицают наличие взаимоотношений с заявителем, а денежные средства, поступившие от ООО "ОФ "Прокопьевскуголь" были перечислены заявителем на следующий день в полном объеме на счет Управления Федерального казначейства по Кемеровской области (ИФНС России по г. Кемерово); транзитный характер движения денежных средств, так полученные ИП Кругловым денежные средства от налогоплательщика путем перечисления на расчетные счета тех же лиц, которые участвовали в хозяйственных операциях по первому эпизоду, направлены не на достижение максимального экономического эффекта, а на вовлечение в сделку по приобретению угля, который фактически находился на шахтах и мог быть приобретен напрямую у шахт (входили в состав ООО "Угольная компания "Прокопьевскуголь", а затем перешли в состав ООО "Объединение "Прокопьевскуголь", подконтрольные заявителю) посредника - агента ИП Круглова О.В., необходимость привлечения которого отсутствовала, пришел к правомерному выводу о заключении Обществом агентского договора с ИП Кругловым О.В. для видимости в отсутствие реальных экономических целей, явно совершенного в интересах третьих лиц, кроме того, такая сделка была для заявителя убыточной, о чем свидетельствует его последующее банкротство.

Несогласие налогоплательщика с выводами суда первой инстанции в части подконтрольности шахт заявителю, при этом, в ходе конкурсного производства налоговый орган не оспаривал сделки налогоплательщика; контроль в части выполнения условий сделок о качестве и количестве поставляемой угольной продукции, не свидетельствует о подконтрольности указанных предприятий (шахт), оценка экономической эффективности понесенных Обществом расходов не входит в полномочия налогового органа; убыточность сделок не подтверждена, поскольку не анализировались суммы доходов от реализации и расходов на приобретение; затраты налогоплательщика, вопреки утверждениям суда первой инстанции были учтены в соответствии с их экономическим смыслом в качестве расходов, связанных с производством и реализацией, направленных исключительно на получение дохода от дальней реализации приобретенной угольной продукции, не может служить основанием для иной оценки судом апелляционной инстанции фактически установленных обстоятельств по делу по данному эпизоду.

В данном случае, Инспекцией не изменялась юридическая квалификация гражданско-правовых сделок, в связи с чем, необходимость оспаривания сделок, отсутствовала; права, которыми Инспекция не воспользовалась в рамках конкурсного производства, имеющие иное правовое регулирование в отличие от оспаривания решения Инспекции и обстоятельств положенных в его основу, выходят за предмет требований по настоящему спору; в решении налогового органа в части взаимоотношений с агентом ИП Кругловым отсутствует оценка произведенных налогоплательщиком расходов с позиции их экономической целесообразности, а расходы не приняты в отсутствие реального экономического содержания сделки, обусловленной возможностью получения не экономической, а налоговой выгоды в виде увеличения расходов (за счет выплаты агентского вознаграждения) в целях исчисления налога на прибыль путем вовлечения в сделки по приобретению продукции посредника (агента); спорные затраты нельзя признать обоснованными, осуществленными (понесенными) налогоплательщиком, то есть, соответствующими требованиям статьи 252 НК РФ.

Ссылку заявителя на преюдициальное значение судебного акта по делу N А27-3426/2012, вступившего в законную силу, в котором суды подтвердили реальность хозяйственных операций с ИП Кругловым О.В. и осуществление ООО "Объединение "Прокопьевскуголь" реальной предпринимательской деятельности, суд первой инстанции отклонил.

При этом, в рамках дела N А27-3426/2012 предметом рассмотрения являлся вопрос обоснованности применения вычетов по НДС ООО "Объединение "Прокопьевскуголь" по сделке с ООО "ТД "Кузбассервис"; по настоящему делу, Инспекцией установлена необоснованность несения расходов по выплате агентского вознаграждения ИП Круглову О.В.

Основанием для привлечения ООО "Объединение "Прокопьевскуголь" к налоговой ответственности по статье 123 НК РФ явилось несвоевременное перечисление ООО "Объединение "Прокопьевскуголь" в бюджет налога на доходы физических лиц, удержанного с фактически полученного физическими лицами дохода.

Наличие указанных обстоятельств Обществом не оспаривается, в связи с чем, факт совершения правонарушения является установленным, и ООО "Объединение "Прокопьевскуголь" правомерно привлечено к налоговой ответственности по статье 123 НК РФ.

Согласно пункту 4 статьи 112 НК РФ обстоятельства, смягчающие ответственность за совершение налогового правонарушения, устанавливаются судом либо налоговым органом, и учитываются ими при наложении санкций за налоговые правонарушения в порядке, установленном статьей 114 НК РФ.

Пункт 1 статьи 112 НК РФ закрепляет перечень обстоятельств, смягчающих ответственность за совершение налогового правонарушения, который не является исчерпывающим.

В силу подпункта 3 пункта 1 статьи 112 НК РФ к смягчающим ответственность обстоятельствам могут быть отнесены и иные обстоятельства, которые судом, рассматривающим дело, могут быть признаны в качестве смягчающих ответственность.

На основании пункта 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.06.1999 N 41/9 суд по результатам оценки соответствующих обстоятельств (характера совершенного правонарушения, количества смягчающих ответственность обстоятельств, личности налогоплательщика, его материального положения) вправе уменьшить размер взыскания.

В качестве смягчающих ответственность обстоятельств Общество указывает на тяжелое финансовое состояние, совершение правонарушения впервые, полное погашение задолженности по НДФЛ до момента начала проведения выездной налоговой проверки, на компенсацию потерь бюджета путем начисления пени за несовременное перечисление НДФЛ в бюджет.

Суд первой инстанции, исследовав материалы дела, пришел к выводу о том, что приведенные заявителем обстоятельства не могут служить смягчающими ответственность, поскольку отсутствие у Общества налоговых правонарушений в прошлом, самостоятельная уплата налога на доходы физических лиц, свидетельствуют об исполнение налоговым агентом обязанности по перечислению в бюджет сумм законно установленных налогов, а добросовестное исполнение такой обязанности (в прошлом) является нормой поведения налогоплательщика.

Принимая во внимание, не представление заявителем доказательств, подтверждающих, что нарушение им своих налоговых обязанностей как налоговым агентом было обусловлено чрезвычайными и объективно непредотвратимыми обстоятельствами, препятствовавших в проверяемые периоды надлежащим образом исполнять обязанности налогового агента; а равно, направленности действий на получение необоснованной налоговой выгоды (то есть, имелись достаточные средства для своевременного перечисление удержанного с доходов, выплаченных физическим лицам НДФЛ), посчитал, что при наличии указанных конкретных обстоятельств уменьшение суммы налоговых санкций, в том числе, и по налогу на доходы физических лиц, не будет соответствовать принципу разумности и справедливости наказания.

Снижение санкций в порядке статей 112, 114 НК РФ является правом, а не обязанностью суда первой инстанции, который не усмотрел оснований для применения смягчающих ответственность обстоятельств, а также учитывая отсутствие признания вины налогоплательщика, который действовал неразумно, недобросовестно.

Согласно правовой позиции Конституционного суда Российской Федерации, изложенной Определении от 16.12.2008 N 1069-О-О, принцип соразмерности и вытекающие из него требования справедливости, адекватности и пропорциональности используемых правовых средств предполагают установление публично-правовой ответственности лишь за виновное деяние и ее дифференциацию в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию при применении взыскания. Указанные принципы привлечения к ответственности в равной мере относятся к физическим и юридическим лицам.

Налоговое законодательство устанавливает строгий и определенный регламент привлечения налогоплательщика к налоговой ответственности, закрепляет четкие санкции за совершение правонарушений.

При этом, налоговая санкция является мерой ответственности за совершение налогового правонарушения, то есть виновно совершенного противоправного (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяния (действия или бездействия) налогоплательщика, за которое НК РФ установлена ответственность (статья 106, пункт 1 статьи 114 НК РФ).

В свою очередь, статья 7 АПК РФ закрепляет принцип равной судебной защиты прав и законных интересов всех лиц, участвующих в деле.

Задачами судопроизводства в арбитражных судах, в том числе, являются укрепление законности и предупреждение правонарушений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также формирование уважительного отношения к закону (статья 2 АПК РФ).

Таким образом, принимая во внимание требования справедливости и соразмерности, которым должны отвечать санкции штрафного характера, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу об отсутствии оснований для снижения размера налоговых санкций. Определенная Инспекцией сумма штрафа соответствует тяжести и обстоятельствам вменяемого Обществу правонарушения и не возлагает на последнего чрезмерного бремени по уплате штрафа и, по мнению суда апелляционной инстанции, соразмерна и достаточна для реализации превентивного характера налоговых санкций.

Приведенные Обществом в апелляционной жалобе доводы об иной оценке фактических обстоятельств опровергаются имеющимися в деле доказательствами, правильно установленными судом первой инстанции.

Нарушений судом первой инстанции норм материального и процессуального права по делу не допущено.

Оснований для изменения или отмены обжалуемого судебного акта, предусмотренных статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судом апелляционной инстанции по исследованным материалам дела, не установлено.

Руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Кемеровской области от 08 апреля 2014 года по делу N А27-14596/2013 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа.

 

Председательствующий

Н.А.Усанина

 

Судьи

И.И. Бородулина
В.А. Журавлева

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А27-14596/2013


Истец: ООО "Объединение "Прокопьевскуголь"

Ответчик: межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 11 по Кемеровской области