Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Определение Конституционного Суда РФ от 17 июня 2013 г. N 1021-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Титовой Марии Викторовны на нарушение ее конституционных прав рядом положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданки М.В. Титовой к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка М.В. Титова, осужденная за совершение преступления, предусмотренного частью четвертой статьи 159 УК Российской Федерации, оспаривает конституционность следующих положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации:

части первой статьи 75 "Недопустимые доказательства", как не позволяющей, по ее мнению, признавать недопустимыми доказательства, полученные с нарушением порядка оспаривания сделок, установленного гражданским законодательством, вне зависимости от других доказательств;

части первой статьи 88 "Правила оценки доказательств" в той мере, в какой по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, эта норма, как утверждается в жалобе, дает возможность при постановлении приговора оценивать собранные доказательства лишь с точки зрения их достаточности для установления того или иного факта, без оценки каждого доказательства в отдельности на предмет относимости, допустимости и достоверности;

пунктов 3 и 6 части первой статьи 220 "Обвинительное заключение", поскольку они, как указывает М.В. Титова, не обязывают следователя по уголовным делам о преступлениях, связанных с неисполнением обязательств по гражданско-правовым сделкам, при использовании в обвинительном заключении понятий и терминов, содержание которых определено гражданским и иным законодательством, регулирующим имущественные отношения, конкретизировать деяния обвиняемых и обстоятельства, имеющие значение для дела, в соответствии с содержанием понятий и терминов, определенных этим законодательством, а также приводить в обвинительном заключении результаты проверки доводов, выдвинутых в защиту обвиняемого, и пункта 1 части первой статьи 237 "Возвращение уголовного дела прокурору", как позволяющего суду отказать в возвращении уголовного дела прокурору в связи с названными недостатками обвинительного заключения;

части четвертой статьи 271 "Заявление и разрешение ходатайств" во взаимосвязи с частью первой статьи 283 "Производство судебной экспертизы", поскольку, с точки зрения заявительницы, они не запрещают суду отказывать в удовлетворении ходатайств подсудимого и его защитника, в том числе о назначении судебной экспертизы, когда обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для дела.

Кроме того, М.В. Титова утверждает, что пункт 1 примечаний к статье 158 "Кража" и статья 159 "Мошенничество" УК Российской Федерации противоречат Конституции Российской Федерации в той мере, в какой не содержат определения понятия "причинение ущерба", которое правоприменительной практикой трактуется как отличное от понятия "реальный ущерб", обозначающего уменьшение наличного имущества собственника или иного его владельца.

По мнению заявительницы, применением оспариваемых законоположений были нарушены ее права, гарантированные статьями 19 (часть 1), 45, 46, 49, 50 (часть 2) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

2.1. Оспаривая конституционность части первой статьи 75 УПК Российской Федерации, определяющей понятие недопустимых доказательств, и части первой статьи 88 того же Кодекса, предписывающей, что каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела, заявительница утверждает, что суд при разбирательстве по ее уголовному делу уклонился от надлежащей оценки доказательств, оправдывающих ее, и признал ряд доказательств допустимыми лишь по той причине, что они подтверждены другими доказательствами. Тем самым, по существу, М.В. Титова предлагает Конституционному Суду Российской Федерации оценить не содержание оспариваемых норм, а правильность оценки доказательств по ее уголовному делу, что не относится к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

2.2. Часть первая статьи 220 УПК Российской Федерации закрепляет обязанность следователя указать в обвинительном заключении существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела (пункт 3), а также перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты, и краткое изложение их содержания (пункт 6). Сами по себе приведенные законоположения не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявительницы. Настаивая на их неконституционности, М.В. Титова ссылается на неконкретность предъявленного ей обвинения, несоблюдение следователем установленного иными нормами данного Кодекса порядка доказывания по уголовным делам, в связи с чем, как она утверждает, доводы, выдвинутые в ее защиту, были оставлены без оценки и опровержения, - однако проверка законности и обоснованности правоприменительных решений к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации не относится.

В равной мере Конституционный Суд Российской Федерации не полномочен устанавливать, имелись ли предусмотренные пунктом 1 части первой статьи 237 УПК Российской Федерации основания для возвращения уголовного дела прокурору, и давать оценку принятым по данному вопросу правоприменительным решениям, о чем, по сути, ведет речь заявительница, ставя вопрос о несоответствии этой нормы Конституции Российской Федерации.

2.3. Часть четвертая статьи 271 УПК Российской Федерации, исключающая отказ суда в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон, служит гарантией против необоснованного отказа в удовлетворении соответствующего ходатайства и конституционные права заявительницы не нарушает.

Часть первая статьи 283 того же Кодекса предусматривает, что судебная экспертиза может быть назначена судом как по собственной инициативе, так и по ходатайству сторон. Эта норма, рассматриваемая во взаимосвязи с частью четвертой статьи 7 УПК Российской Федерации, не предполагает произвольного отказа в удовлетворении заявленного ходатайства, если обстоятельства, об установлении которых просит сторона, имеют значение для разрешения уголовного дела (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 27 января 2011 года N 29-О-О и от 25 января 2012 года N 140-О-О).

Таким образом, данные нормы также не нарушают конституционные права М.В. Титовой. Утверждая, что решения суда об отказе в удовлетворении заявленных ею ходатайств о назначении судебных экспертиз являются произвольными, она тем самым предлагает дать им оценку, что не относится к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации.

2.4. Статья 159 УК Российской Федерации устанавливает ответственность за мошенничество, т.е. хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. При этом под хищением, согласно пункту 1 примечаний к статье 158 УК Российской Федерации, в статьях данного Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Нет оснований полагать, что указанные нормы содержат неопределенность в части признаков преступления (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 16 апреля 2009 года N 422-О-О), в связи с чем они не могут расцениваться как нарушающие конституционные права М.В. Титовой. Проверка же ее доводов об отсутствии реального ущерба, причиненного потерпевшему, требует установления и исследования фактических обстоятельств ее дела и к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации не относится.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Титовой Марии Викторовны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Определение Конституционного Суда РФ от 17 июня 2013 г. N 1021-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Титовой Марии Викторовны на нарушение ее конституционных прав рядом положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"


Текст Определения официально опубликован не был