Постановление Европейского Суда по правам человека от 9 января 2013 г. Дело "Александр Волков против Украины" [Oleksandr Volkov v. Ukraine] (Жалоба N 21722/11) (V Секция) (извлечение)

Европейский Суд по правам человека
(V Секция)

 

Дело "Александр Волков против Украины"
[Oleksandr Volkov v. Ukraine]
(Жалоба N 21722/11)

 

Постановление Суда от 9 января 2013 г.
(извлечение)

 

Обстоятельства дела

 

С 2003 года заявитель являлся судьей Верховного суда Украины, а с 2007 года - председателем Военной коллегии этого суда. В 2007 году он был избран членом Высшего совета юстиции (далее - ВСЮ), но не приступил к исполнению своих обязанностей вследствие отказа председателя парламентского комитета по вопросам правосудия (далее - парламентский комитет) разрешить ему принять присягу. В 2008 и 2009 годах два члена ВСЮ - один из которых был впоследствии избран председателем ВСЮ - провели предварительные проверки возможных нарушений, допущенных заявителем. Они установили, что он пересматривал решения, вынесенные его шурином - часть которых относилась к 2003 году, - и что он допускал грубые процессуальные нарушения, часть которых относилась к 2006 году. После этих проверок председатель ВСЮ подал два ходатайства в парламент о прекращении полномочий заявителя в качестве судьи. В 2010 году парламент, рассмотрев эти ходатайства ВСЮ, а также рекомендацию парламентского комитета, проголосовал за прекращение полномочий заявителя в связи с "нарушением присяги". Как утверждает заявитель, во время электронного голосования большинство членов парламента отсутствовали, и присутствующие использовали карточки для голосования отсутствующих коллег. Заявитель обжаловал решение в Высшем административном суде, который нашел ходатайство ВСЮ о прекращении полномочий после проверки председателя ВСЮ законным и обоснованным. Высший административный суд также установил, что решение ВСЮ, основанное на результатах другой проверки, было незаконным, поскольку заявитель и брат его жены не считались родственниками в соответствии с действовавшим в то время законодательством. Однако он отказал в отмене актов ВСЮ по данному делу, отметив, что согласно применимым нормам не вправе делать это. Высший административный суд также отметил, что процессуальные нарушения в парламентском комитете или в парламенте допущены не были.

Вопросы права

 

По поводу соблюдения требований пункта 1 статьи 6 Конвенции. (a) Применимость. При рассмотрении дела заявителя и принятии обязательного решения ВСЮ парламентский комитет и пленарное заседание парламента в совокупности исполняли судебную функцию. Обязательное решение по поводу прекращения полномочий заявителя было обжаловано в Высший административный суд, который являлся классическим судом в рамках национальной судебной системы. Следовательно, нельзя утверждать, что национальное законодательство "прямо исключило доступ к суду" для требования заявителя, поэтому статья 6 Конвенции применима к делу в ее гражданско-правовом аспекте.

Примененная к заявителю санкция являлась классической дисциплинарной мерой за допущенные профессиональные нарушения и с учетом национального законодательства отличалась от уголовно-правовых санкций за принятие заведомо неправосудного решения судьей. Также имеет значение, что прекращение судейских полномочий заявителя формально не препятствовало его работе по юридической профессии в другом качестве. Таким образом, статья 6 Конвенции не являлась применимой в уголовно-правовом аспекте.

(b) Независимость и беспристрастность органов, рассматривавших дело заявителя. (i) ВСЮ. Что касается дисциплинарных разбирательств против судей, необходимость значительного участия судей в соответствующем дисциплинарном органе признана в Европейской хартии о статусе судей. Однако ВСЮ состоял из 20 членов, которые были назначены различными органами. Три члена были непосредственно назначены Президентом Украины, три других - парламентом Украины и еще два - Всеукраинской конференцией прокуроров. Министр юстиции и Генеральный прокурор являлись членами ВСЮ по должности. Несудейские сотрудники, назначенные исполнительной и законодательной властями, составляли огромное большинство членов ВСЮ. В результате дело заявителя было разрешено 16 членами ВСЮ, присутствовавшими на заседании, из которых только трое были судьями. Кроме того, только четыре члена ВСЮ работали там на постоянной основе. Другие члены продолжали работать и получать денежное содержание за пределами ВСЮ, что неизбежно влекло их материальную, иерархическую и административную зависимость от первичных работодателей и ставило под угрозу их независимость и беспристрастность. Европейский Суд также принял к сведению мнение Венецианской комиссии о том, что участие генерального прокурора в органе, разрешающем вопросы назначения, применяющем дисциплинарные взыскания или прекращающем полномочия судей, создает угрозу того, что судьи не будут действовать беспристрастно в таких делах или что генеральный прокурор не будет беспристрастен по отношению к судьям, решения которых он не одобрял. В то же время члены ВСЮ, проводившие предварительные проверки в деле заявителя и подававшие ходатайства о его увольнении, впоследствии принимали участие в вынесении решений о прекращении полномочий заявителя, один из этих членов был назначен председателем ВСЮ и председательствовал на слушании по делу заявителя. Роль этих членов в предъявлении дисциплинарных обвинений против заявителя, основанном на результатах их собственных предварительных проверок, порождает объективные сомнения в их беспристрастности при разрешении существа дела заявителя. Соответственно, факты настоящей жалобы поднимают ряд серьезных вопросов, указывающих на структурные недостатки разбирательства в ВСЮ и на признаки личной предвзятости со стороны некоторых членов ВСЮ, разрешавших дело заявителя. Таким образом, разбирательство в ВСЮ не было совместимым с принципами независимости и беспристрастности, предусмотренными пунктом 1 статьи 6 Конвенции.

(ii) Парламентский комитет. Председатель комитета и один из его членов сами являлись членами ВСЮ и принимали участие в разрешении дела заявителя на обоих уровнях. Следовательно, они не могли действовать беспристрастно при рассмотрении ходатайств ВСЮ. Кроме того, соображения Европейского Суда относительно отсутствия личной беспристрастности в равной степени применимы к этой стадии процедуры. Вместе с тем следует учитывать тот факт, что председатель совместно с двумя членами парламентского комитета обратился в ВСЮ с предложением о проведении предварительных проверок возможных нарушений со стороны заявителя. В то же время члены ВСЮ не могли отказаться от участия в рассмотрении, поскольку процедура самоотвода действующим законодательством не предусматривалась. Это указывало на отсутствие надлежащих гарантий соответствия разбирательства тесту объективной беспристрастности.

(iii) Пленарное заседание парламента. На данной стадии рассмотрение дела сводилось к принятию обязательного решения на основании выводов, ранее сделанных ВСЮ и парламентским комитетом. В целом процедура пленарного заседания не являлась надлежащим средством рассмотрения вопросов факта и права, оценки доказательств и осуществления правовой квалификации фактов. Роль политиков, заседающих в парламенте, от которых не требовался юридический и судебный опыт, не была в достаточной степени разъяснена государством-ответчиком и не являлась оправданной в качестве совместимой с требованиями независимости и беспристрастности суда.

(iv) Высший административный суд. Высший административный суд был наделен полномочием признания решений ВСЮ и парламента незаконными в отсутствие возможности их отмены и принятия дополнительных мер. Не допускается автоматическое восстановление в должности судьи исключительно на основании деклараторного решения Высшего административного суда. Кроме того, важные доводы, выдвинутые заявителем, не были надлежащим образом рассмотрены Высшим административным судом. Таким образом, судебная проверка дела заявителя не была достаточной. Кроме того, судьи Высшего административного суда также относились к дисциплинарной юрисдикции ВСЮ и могли быть подвергнуты дисциплинарному разбирательству последним органом. Следовательно, они не могли достичь "независимости и беспристрастности", требуемых статьей 6 Конвенции.

Соответственно, национальные власти не обеспечили независимое и беспристрастное рассмотрение дела заявителя, и поэтому последующее обжалование в суд не устранило данных недостатков.

Постановление

 

По делу допущено нарушение требований статьи 6 Конвенции (принято единогласно).

(c) Отсутствие срока давности при применении дисциплинарной санкции. Заявитель был поставлен в сложное положение, поскольку вынужден был осуществлять свою защиту в ВСЮ в 2010 году в отношении событий, часть которых имела место в отдаленном прошлом (в 2003 и 2006 годах). Национальное законодательство не предусматривает никаких давностных препятствий в разбирательстве о прекращении полномочий судьи в связи с "нарушением присяги". В то время как Европейский Суд не находит целесообразным указывать, насколько длительным должен быть срок давности, такой неограниченный подход к дисциплинарным делам судей представлял серьезную угрозу для принципа правовой определенности.

Постановление

 

По делу допущено нарушение требований статьи 6 Конвенции (принято единогласно).

(d) Процедура голосования на пленарном заседании парламента. Голосование по решению о прекращении полномочий заявителя осуществлялось в отсутствие большинства членов парламента. Присутствующие члены парламента сознательно и незаконно подали множество голосов за своих отсутствующих коллег. Таким образом, решение было принято в нарушение Конституции, закона о статусе депутатов и регламента парламента. Следовательно, голосование умаляло принцип правовой определенности. Высший административный суд уклонился от надлежащего рассмотрения этого вопроса.

Постановление

 

По делу допущено нарушение требований статьи 6 Конвенции (принято единогласно).

(e) Состав Высшего административного суда. В соответствии с национальным законодательством персональный состав судейё рассматривавших дело заявителя, должен был быть определен председателем Высшего административного суда. Это было сделано судьей, чей пятилетний срок полномочий председателя истек, но он продолжал исполнять свои обязанности. Применимые положения национального законодательства, регулирующие порядок назначения председателей судов, были признаны неконституционными, а новые правила еще не были приняты. Тем временем назначение председателей судов являлось предметом противоречий украинских властей. Европейский Суд не имел оснований признать, что состав, рассматривавший дело, был образован способом, отвечающим требованию о "суде, созданном в соответствии с законом".

Постановление

 

По делу допущено нарушение требований статьи 6 Конвенции (принято единогласно).

По делу допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции. Прекращение полномочий заявителя составляло вмешательство в его право на уважение личной и семейной жизни. Вывод Европейского Суда о том, что голосование в парламенте по решению о прекращении его полномочий не было законным, является достаточным для установления того, что данное вмешательство не было оправдано и, следовательно, нарушало статью 8 Конвенции. К моменту рассмотрения дела заявителя отсутствовали нормы или практика, содержащие последовательное толкование понятия "нарушения присяги", и не имелось адекватных процессуальных гарантий, препятствующих произвольному применению соответствующих положений. В частности, национальное законодательство не содержало сроков для возбуждения разбирательства против судьи в связи с "нарушением присяги", что делало дискрецию дисциплинарных органов неограниченной и умаляло принцип правовой определенности. Кроме того, национальное законодательство не установило применимого набора санкций за дисциплинарные нарушения и правила, обеспечивающего их назначение в соответствии с принципом пропорциональности. Наконец, отсутствовала надлежащая база для независимого и беспристрастного рассмотрения жалоб на прекращение полномочий в связи с "нарушением присяги".

Постановление

 

По делу допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции (принято единогласно).

Компенсация

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявителю 20 000 евро в качестве компенсации морального вреда. Вопрос о компенсации материального ущерба не готов к рассмотрению.

В порядке применения статьи 46 Конвенции. (a) Меры общего характера. В деле усматриваются серьезные системные проблемы функционирования украинской судебной власти. В частности, система судейской дисциплины не обеспечивает достаточного отделения судебной власти от других ветвей государственной власти. Кроме того, она не обеспечивает надлежащих гарантий против злоупотреблений и неправильного использования дисциплинарных мер в ущерб судейской независимости. Таким образом, государство-ответчик должно принять ряд мер общего характера, направленных на реформирование системы судейской дисциплины. Эти меры должны включать законодательную реформу, охватывающую институциональную основу системы. Меры также должны предусматривать развитие целесообразных форм и принципов гармоничного применения национального законодательства в этой сфере.

(b) Меры индивидуального характера. Ввиду необходимости реформирования системы судейской дисциплины возобновление национального разбирательства не составит целесообразную форму возмещения в связи с установленным нарушением. Нет оснований полагать, что дело заявителя будет пересмотрено в соответствии с принципами Конвенции в ближайшем будущем. Европейский Суд не нашел возможным указать на подобную меру. С учетом весьма исключительных обстоятельств дела и срочной необходимости прекращения нарушения статей 6 и 8 Конвенции Европейский Суд постановил, что государство-ответчик должно обеспечить скорейшее восстановление заявителя в должности судьи Верховного суда.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 9 января 2013 г. Дело "Александр Волков против Украины" [Oleksandr Volkov v. Ukraine] (Жалоба N 21722/11) (V Секция) (извлечение)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 6/2013


Перевод Г.А. Николаева