Решение Верховного Суда РФ от 9 сентября 2015 г. N АКПИ15-728 Об отказе в признании недействующими пункта 3 Положения о лицензировании медицинской деятельности, утв. постановлением Правительства РФ от 16 апреля 2012 г. N 291, и пункта 1 Требований к организации и выполнению работ (услуг) при оказании первичной медико-санитарной, специализированной (в том числе высокотехнологичной), скорой (в том числе скорой специализированной), паллиативной медицинской помощи, оказании медицинской помощи, утв. приказом Министерства здравоохранения РФ от 11 марта 2013 г. N 121н

Решение Верховного Суда РФ от 9 сентября 2015 г. N АКПИ15-728

 

Именем Российской Федерации

 

Верховный Суд Российской Федерации в составе:

судьи Верховного Суда Российской Федерации Романенкова Н.С.

при секретаре Сомхиевой С.Ю.

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.,

рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело

по заявлению ООО Научно-производственная фирма "Дерате"

о признании частично не действующими пункта 3 Положения о лицензировании медицинской деятельности (за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями и другими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра "Сколково"), утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 16 апреля 2012 г. N 291, и пункта 1 Требований к организации и выполнению работ (услуг) при оказании первичной медико-санитарной, специализированной (в том числе высокотехнологичной), скорой (в том числе скорой специализированной), паллиативной медицинской помощи, оказании медицинской помощи при санаторно-курортном лечении, при проведении медицинских экспертиз, медицинских осмотров, медицинских освидетельствований и санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий в рамках оказания медицинской помощи, при трансплантации (пересадке) органов и (или) тканей, обращении донорской крови и (или) ее компонентов в медицинских целях, утвержденных приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 11 марта 2013 г. N 121н, установил:

постановлением Правительства Российской Федерации от 16 апреля 2012 г. N 291 утверждено Положение о лицензировании медицинской деятельности (за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями и другими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра "Сколково") (далее - Положение).

Нормативный правовой акт опубликован в Собрании законодательства Российской Федерации 23 апреля 2012 г., N 17.

Согласно пункту 3 Положения медицинскую деятельность составляют работы (услуги) по перечню согласно приложению, которые выполняются при оказании первичной медико-санитарной, специализированной (в том числе высокотехнологичной), скорой (в том числе скорой специализированной), паллиативной медицинской помощи, оказании медицинской помощи при санаторно-курортном лечении, при проведении медицинских экспертиз, медицинских осмотров, медицинских освидетельствований и санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий в рамках оказания медицинской помощи, при трансплантации (пересадке) органов и (или) тканей, обращении донорской крови и (или) ее компонентов в медицинских целях.

Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 11 марта 2013 г. N 121н утверждены Требования к организации и выполнению работ (услуг) при оказании первичной медико-санитарной, специализированной (в том числе высокотехнологичной), скорой (в том числе скорой специализированной), паллиативной медицинской помощи, оказании медицинской помощи при санаторно-курортном лечении, при проведении медицинских экспертиз, медицинских осмотров, медицинских освидетельствований и санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий в рамках оказания медицинской помощи, при трансплантации (пересадке) органов и (или) тканей, обращении донорской крови и (или) ее компонентов в медицинских целях (далее - Требования).

Нормативный правовой акт зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 6 мая 2013 г., регистрационный номер 28321, опубликован в "Российской газете" 15 мая 2013 г.

Пункт 1 Требований предусматривает, что они устанавливаются к организации и выполнению работ (услуг) при оказании первичной медико-санитарной, специализированной (в том числе высокотехнологичной), скорой (в том числе скорой специализированной), паллиативной медицинской помощи, оказании медицинской помощи при санаторно-курортном лечении, при проведении медицинских экспертиз, медицинских осмотров, медицинских освидетельствований и санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий в рамках оказания медицинской помощи, при трансплантации (пересадке) органов и (или) тканей, обращении донорской крови и (или) ее компонентов в медицинских целях в зависимости от условий оказания медицинской помощи и применяются в целях лицензирования медицинской деятельности.

ООО НПФ "Дерате" обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующими пункта 3 Положения и пункта 1 Требований в части ограничения рамками медицинской помощи подлежащих лицензированию в составе медицинской деятельности санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий.

Ссылается на то, что оспариваемые положения нормативных правовых актов не соответствуют Федеральному закону от 4 мая 2011 г. N 99-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" и Федеральному закону от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" и нарушают права и законные интересы организаций, проводящих санитарно-противоэпидемические мероприятия.

В суде представитель ООО НПФ "Дерате" Бакумовская А.А. поддержала заявленные требования и пояснила, что оспариваемые положения нормативных правовых актов являются неопределенными, необоснованно ограничивают вид лицензируемой медицинской деятельности в части санитарно-эпидемических мероприятий рамками оказания медицинской помощи.

Правительство Российской Федерации поручило представлять свои интересы в Верховном Суде Российской Федерации Министерству здравоохранения Российской Федерации (поручение от 27 июня 2015 г. N СП-П12-4224).

Представители Правительства Российской Федерации и Министерства здравоохранения Российской Федерации Андре А.А., Аленичева Н.Л., Гусейнова У.А., Министерства юстиции Российской Федерации Чапча П.В. возражали против удовлетворения заявленных требований и пояснили суду, что оспариваемые положения нормативных правовых актов соответствуют действующему законодательству и не нарушают прав заявителя.

Выслушав объяснения представителей ООО НПФ "Дерате" Бакумовской А.А., Правительства Российской Федерации и Минздрава России Андре А.А., Аленичевой Н.Л., Гусейновой У.А., Минюста России Чапчи П.В., исследовав материалы дела, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей, что заявление не подлежит удовлетворению, и судебные прения, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленных требований.

Федеральными законами, которыми устанавливается обязательность лицензирования медицинской деятельности, являются Федеральный закон "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" и Федеральный закон "О лицензировании отдельных видов деятельности".

Медицинская деятельность Федеральным законом "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" определяется как профессиональная деятельность по оказанию медицинской помощи, проведению медицинских экспертиз, медицинских осмотров и медицинских освидетельствований, санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий и профессиональная деятельность, связанная с трансплантацией (пересадкой) органов и (или) тканей, обращением донорской крови и (или) ее компонентов в медицинских целях (статья 2).

В соответствии с пунктом 46 части 1 статьи 12 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" медицинская деятельность (за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями и другими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра "Сколково") подлежит лицензированию.

Утверждение положений о лицензировании конкретных видов деятельности и принятие нормативных правовых актов по вопросам лицензирования относится к полномочиям Правительства Российской Федерации (пункт 2 части 1 статьи 5 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности").

При этом названный Федеральный закон предусматривает, что положениями о лицензировании конкретных видов деятельности устанавливаются исчерпывающие перечни выполняемых работ, оказываемых услуг, составляющих лицензируемый вид деятельности, в случае, если указанные перечни не установлены федеральными законами (часть 2 статьи 12).

Положение определяет порядок лицензирования медицинской деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации медицинскими и иными организациями, а также индивидуальными предпринимателями, издано Правительством Российской Федерации в пределах его полномочий по обеспечению проведения в Российской Федерации единой государственной политики в области здравоохранения и содержит перечень работ, услуг, составляющих медицинскую деятельность.

Медицинская помощь Федеральным законом "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" определяется как комплекс мероприятий, направленных на поддержание и (или) восстановление здоровья и включающих в себя предоставление медицинских услуг (пункт 3 статьи 2).

Согласно статье 1 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия - это организационные, административные, инженерно-технические, медико-санитарные, ветеринарные и иные меры, направленные на устранение или уменьшение вредного воздействия на человека факторов среды обитания, предотвращение возникновения и распространения инфекционных заболеваний и массовых неинфекционных заболеваний (отравлений) и их ликвидацию.

В целях предупреждения возникновения и распространения инфекционных заболеваний и массовых неинфекционных заболеваний (отравлений) должны своевременно и в полном объеме проводиться предусмотренные санитарными правилами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия, в том числе мероприятия по осуществлению санитарной охраны территории Российской Федерации, введению ограничительных мероприятий (карантина), осуществлению производственного контроля, мер в отношении больных инфекционными заболеваниями, проведению медицинских осмотров, профилактических прививок, гигиенического воспитания и обучения граждан (пункт 1 статьи 29 Федерального закона "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения").

Данные мероприятия могут выполняться как в рамках осуществления медицинской деятельности, так и в рамках иных мероприятий, не относящихся к медицинской деятельности, таких как санитарная охрана территории, ограничительные мероприятия (карантин), производственный контроль, гигиеническое воспитание и обучение (статьи 30, 31, 32, 36 Федерального закона "О санитарно-эпидемиологическом благополучии человека").

Указанное выше определяет необходимость проведения санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий в рамках оказания медицинской помощи при осуществлении работ (услуг), составляющих медицинскую деятельность.

Доводы заявителя о том, что санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия являются одним из видов медицинской деятельности, вследствие чего подлежат лицензированию, несостоятельны, поскольку из определений понятий медицинской деятельности и санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий не следует, что указанные мероприятия могут проводиться только в рамках медицинской деятельности. Между тем требования заявителя фактически направлены на расширение требований действующего законодательства в области лицензирования.

Пунктом 3 Положения предусмотрено, что Требования к организации и выполнению указанных работ (услуг) в целях лицензирования устанавливаются Министерством здравоохранения Российской Федерации.

Пункт 1 Требований, утвержденных приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 11 марта 2013 г. N 121н, в оспариваемой части воспроизводит пункт 3 Положения и приведенные выше правовые обоснования в равной мере относятся к данному нормативному правовому акту.

В силу части 1 статьи 253 ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 194, 195, 198, 253 ГПК РФ, Верховный Суд Российской Федерации решил:

в удовлетворении заявления ООО Научно-производственная фирма "Дерате" о признании частично не действующими пункта 3 Положения о лицензировании медицинской деятельности (за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями и другими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра "Сколково"), утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 16 апреля 2012 г. N 291, и пункта 1 Требований к организации и выполнению работ (услуг) при оказании первичной медико-санитарной, специализированной (в том числе высокотехнологичной), скорой (в том числе скорой специализированной), паллиативной медицинской помощи, оказании медицинской помощи при санаторно-курортном лечении, при проведении медицинских экспертиз, медицинских осмотров, медицинских освидетельствований и санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий в рамках оказания медицинской помощи, при трансплантации (пересадке) органов и (или) тканей, обращении донорской крови и (или) ее компонентов в медицинских целях, утвержденных приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 11 марта 2013 г. N 121н, отказать.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца после вынесения судом решения в окончательной форме.

 

Судья Верховного Суда Российской Федерации 

Н.С. Романенков

Оспаривались отдельные нормы, касающиеся в т. ч. лицензирования меддеятельности.

По мнению заявителя, положения противоречат законодательству.

Они являются неопределенными и необоснованно ограничивают вид лицензируемой меддеятельности в части проведения санитарно-эпидемических мероприятий рамками оказания медпомощи.

Тем самым нарушаются права и интересы организаций, проводящих санитарно-противоэпидемические мероприятия.

ВС РФ счел положения законными и указал следующее.

По Закону об основах охраны здоровья граждан медпомощь - комплекс мероприятий, направленных на поддержание и (или) восстановление здоровья и включающих в себя предоставление медуслуг.

Закон о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения определяет, что следует понимать под санитарно-противоэпидемическими (профилактическими) мероприятиями.

Это организационные, административные, инженерно-технические, медико-санитарные, ветеринарные и иные меры, направленные на устранение или уменьшение вредного воздействия на человека факторов среды обитания, предотвращение возникновения и распространения инфекционных и массовых неинфекционных заболеваний (отравлений), а также их ликвидацию.

При этом подобные мероприятия могут выполняться в рамках как меддеятельности, так и мер, не относящихся к ней.

В частности, это санитарная охрана территории, ограничительные мероприятия (карантин), производственный контроль, гигиеническое воспитание и обучение.

Поэтому доводы о том, что санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия являются одним из видов меддеятельности, вследствие чего подлежат лицензированию, ошибочны.

Из определений понятий "медицинская деятельность" и "санитарно-противоэпидемические (профилактических) мероприятия" не следует, что указанные мероприятия могут проводиться только в рамках меддеятельности.

С учетом этого нет оснований для признания норм недействующими.


Решение Верховного Суда РФ от 9 сентября 2015 г. N АКПИ15-728


Текст решения официально опубликован не был