Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 8 февраля 2016 г. N 304-КГ15-13912 по делу N А03-13586/2014 Суд отменил принятые ранее судебные постановления и направил на новое рассмотрение дело о признании недействительным решения об отказе в привлечении к налоговой ответственности, поскольку суду необходимо проверить оспариваемый ненормативный правовой акт налогового органа на предмет его соответствия требованиям налогового законодательства, уточнив позиции сторон по данному спору

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 8 февраля 2016 г. N 304-КГ15-13912

 

Резолютивная часть определения объявлена 3 февраля 2016 года

Полный текст определения изготовлен 8 февраля 2016 года

 

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Завьяловой Т.В.,

судей Зарубиной Е.Н., Прониной М.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе общества с ограниченной ответственностью "Алтай-фито" на решение Арбитражного суда Алтайского края от 12.01.2015 по делу N А03-13586/2014, постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 06.04.2015 и постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 31.07.2015 по тому же делу

по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Алтай-фито" (далее - общество, налогоплательщик) к Управлению Федеральной налоговой службы по Алтайскому краю (далее - налоговый орган, управление) о признании недействительным решения от 08.07.2014 в части принятия нового решения об отказе в привлечении к налоговой ответственности и отказе в возмещении налога на добавленную стоимость в размере 3 286 664 рублей, а также возложении обязанности устранить допущенные нарушения прав и законных интересов общества путем возмещения указанного налога,

при участии в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора: Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 14 по Алтайскому краю (далее - инспекция). В заседании приняли участие представители: от Управления Федеральной налоговой службы по Алтайскому краю - Рымарев А.В., Фомина О.Е.; от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 14 по Алтайскому краю - Дошлова С.В., Фомина О.Е. Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Завьяловой Т.В., выслушав объяснения представителей налоговых органов, возражавших против удовлетворения кассационной жалобы общества, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации установила:

общество обратилось в Арбитражного суда Алтайского края с заявлением о признании недействительным решения управления от 08.07.2014 в части принятия нового решения об отказе в привлечении к налоговой ответственности, отказе в возмещении налога на добавленную стоимость в размере 3 286 664 рублей, возложении обязанности устранить допущенные нарушения прав и законных интересов общества путем возмещения налога на добавленную стоимость.

Решением Арбитражного суда Алтайского края от 12.01.2015, оставленным без изменения постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 06.04.2015, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа постановлением от 31.07.2015 названные судебные акты оставил без изменения.

В кассационной жалобе общество ставит вопрос об отмене принятых по делу судебных актов в связи с допущенным существенным нарушением судами норм материального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 11.12.2015 кассационная жалоба общества вместе с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Основаниями для отмены или изменения Судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных актов в порядке кассационного производства являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Изучив материалы дела, проверив в соответствии с положениями статьи 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых судебных актов, Судебная коллегия считает, что кассационная жалоба общества подлежит удовлетворению, а принятые по делу судебные акты - отмене по следующим основаниям.

Как установлено судами и следует из материалов дела, между открытым акционерным обществом "Сбербанк России" (далее - банк) и обществом был заключен договор уступки прав (требований) от 29.04.2013 N 5, согласно которому банк уступил обществу за плату право требования по кредитным договорам к обществам с ограниченной ответственностью "Агропромышленная компания "Хлебный край", "ИНТЕР-КАЧЕСТВО", "Зерноинвест", открытым акционерным обществом "НХПП" и предпринимателю Михееву А.С. (далее - заемщики).

Одновременно с переходом прав (требований) по кредитным договорам обществу также переданы права по обязательствам, обеспечивающим исполнение основного обязательства, в том числе по договорам ипотеки и залога, заключенным между банком и открытым акционерным обществом "Новоалтайское хлебопекарное предприятие" (далее - залогодатель, должник).

Решением Арбитражного суда Алтайского края по делу N А03-9252/2011 должник признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство.

Общество (залоговый кредитор) и залогодатель заключили 20.08.2013 соглашение о передаче в собственность имущества (движимого и недвижимого) и имущественных прав должника к кредитору, требования которого обеспечены залогом в рамках процедуры банкротства, ввиду признания открытых торгов имущества должника (предмета залога) несостоявшимися.

Во исполнение указанного соглашения производственное оборудование общей стоимостью 21 545 906 рублей залогодателем передано обществу, счета-фактуры выставлены на сумму налога на добавленную стоимость - 3 286 664 рублей и заявлены налогоплательщиком к вычету.

По результатам камеральной налоговой проверки налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость за 3 квартал 2013 года инспекцией приняты решения от 18.04.2014 N 1194 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения и N 407 об отказе в возмещении полностью суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению в размере 3 286 664 рублей.

По итогам рассмотрения апелляционной жалобы решением управления от 08.07.2014 решения инспекции отменены в связи с нарушением существенных условий процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки, выразившихся в необеспечении заявителю возможности представить объяснения и возражения по существу рассматриваемых материалов проверки.

Приняты новые ненормативные акты об отказе в привлечении общества к налоговой ответственности, а также отказе в возмещении налога на добавленную стоимость в размере 3 286 664 рублей.

В обоснование данных решений управление указывало, что поскольку у общества возникли права на имущество должника в результате уступки права требования по кредитным обязательствам и целью передачи должником соответствующего имущества являлось погашение долговых обязательств последнего по кредитному договору, то передача предмета залога должником в процедуре банкротства, в соответствии с подпунктом 26 пункта 3 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Налоговый кодекс), не признается объектом обложения налогом на добавленную стоимость, в связи с чем налогоплательщик не вправе претендовать на спорные суммы налоговых вычетов.

Не согласившись с названным решением управления, общество обратилось в суд с настоящим заявлением.

Отказывая в удовлетворении требований общества, суды, ссылаясь на положения статьи 146, подпункты 15 и 26 статьи 149 Налогового кодекса, статью 139 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве), а также разъяснения, содержащиеся в пункте 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.01.2013 N 11 "Об уплате налога на добавленную стоимость при реализации имущества должника, признанного банкротом", согласились с позицией управления, придя к выводу, что передача обществу должником предмета залога, не реализованного на торгах в процедуре банкротства, не является реализацией такого имущества, подлежащей налогообложению налогом на добавленную стоимость.

Позицию судов по данному делу Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации считает ошибочной в силу следующего.

Подпунктом 1 пункта 1 статьи 146 Налогового кодекса установлено, что объектом налогообложения по налогу на добавленную стоимость признается реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в том числе реализация предметов залога и передача товаров (результатов выполненных работ, оказание услуг) по соглашению о предоставлении отступного или новации, а также передача имущественных прав.

Реализацией в силу положений статьи 39 Налогового кодекса признается соответственно передача на возмездной основе (в том числе обмен товарами, работами или услугами) права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, предусмотренных данным Кодексом, передача права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, оказание услуг одним лицом другому лицу - на безвозмездной основе.

В соответствии с пунктом 1 статьи 819 Гражданского кодекса Российской Федерации по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

При этом согласно подпунктам 15 и 26 пункта 3 статьи 149 Налогового кодекса освобождены от обложения налогом на добавленную стоимость как операции по предоставлению займа в денежной форме или ценными бумагами, так и операции по исполнению заемщиком обязательств перед каждым новым кредитором по первоначальному договору, лежащему в основе договора уступки.

Вместе с тем, в рассматриваемой ситуации имело место оставление за залогодержателем (обществом) нереализованного предмета залога (имущества), то есть передача залогодателем права собственности на предмет залога залогодержателю при неисполнении заемщиками обеспеченного залогом обязательства в порядке, установленном положениями статьи 138 Закона о банкротстве.

Такая передача права собственности предмета залога в счет погашения требований залогового кредитора в соответствии с пунктом 1 статьи 39 и подпунктом 1 пункта 1 статьи 146 Налогового кодекса признается реализацией для целей исчисления налога на добавленную стоимость, в связи с чем передающая сторона обязана исчислить налог на добавленную стоимость с реализации, а получающая - вправе принять налог к вычету.

При этом Налоговый кодекс не предусматривал освобождение от налогообложения указанных операций в рассматриваемый налоговый период. Федеральным законом от 24.11.2014 N 366-ФЗ "О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" с 01.01.2015 пункт 2 статьи 146 Налогового кодекса дополнен подпунктом 15, согласно которому не признаются объектом налогообложения операции по реализации имущества и (или) имущественных прав должников, признанных в соответствии с законодательством Российской Федерации несостоятельными (банкротами).

Таким образом, в проверяемый налоговый период 2013 года общество было вправе принять налог к вычету при соблюдении требований пункта 2 статьи 171 и пункта 1 статьи 172 Налогового кодекса.

Отказывая в удовлетворении апелляционной жалобы общества на решение инспекции, направленной в вышестоящий налоговый орган, управление в качестве одного из самостоятельных оснований для отказа в возмещении налогоплательщику налога в заявленном им размере, констатировало наличие в действиях общества признаков, свидетельствующих в совокупности о получении им необоснованной налоговой выгоды при приобретении спорного имущества.

Суды трех инстанций при рассмотрении настоящего спора пришли к выводу об отсутствии у налогоплательщика права на вычет по налогу на добавленную стоимость ввиду несоответствия хозяйственной операции требованиям статей 146 и 149 Налогового кодекса, не дав правовой оценки обстоятельствам совершения указанной сделки, изложенным в решении управления применительно к позиции Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды".

Однако получение налогоплательщиком (обществом) необоснованной налоговой выгоды являлось самостоятельным основанием для отказа в возмещении налога, в связи с чем подлежало оценке независимо от доводов сторон при проверке законности решения управления.

С учетом изложенного, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации полагает, что оспариваемые судебные акты подлежат отмене на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, как принятые с существенными нарушениями норм материального права, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении Арбитражному суду Алтайского края необходимо проверить оспариваемый ненормативный правовой акт налогового органа на предмет его соответствия требованиям налогового законодательства, уточнив позиции сторон по данному спору.

При этом Судебная коллегия отмечает, что доводы общества, изложенные в кассационной жалобе относительно нарушения управлением процедуры рассмотрения апелляционной жалобы, были предметом рассмотрения и оценки судов трех инстанций при рассмотрении дела. Суды, проанализировав и оценив материалы налоговой проверки и доказательства, представленные налоговым органом, признали отсутствие в действиях управления существенных нарушений процедуры рассмотрения жалобы, влекущих безусловную отмену оспариваемого акта.

Оснований для переоценки указанных выводов не имеется.

Руководствуясь статьями 176, 291.11-291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Арбитражного суда Алтайского края от 12.01.2015 по делу N А03-13586/2014, постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 06.04.2015 и постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 31.07.2015 по тому же делу отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Алтайского края.

 

Председательствующий судья

Т.В. Завьялова

 

Судья

Е.Н. Зарубина

 

Судья

М.В. Пронина

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

По договору цессии банк за плату уступил организации права (требования) по кредитным договорам. Также к ней перешли права по обеспечивающим обязательствам, в т. ч. по договорам ипотеки и залога.

Залогодатель был признан банкротом, в отношении него открыли конкурсное производство.

Торги по продаже заложенного имущества были признаны несостоявшимися. Ввиду этого организация (залоговый кредитор) и залогодатель заключили соглашение о передаче ей в собственность имущества и имущественных прав должника. Во исполнение соглашения организации было передано оборудование.

Налоговый орган счел, что организация не вправе принять к вычету суммы НДС по этой операции. Он исходил из того, что передача должником предмета залога, не реализованного на торгах в процедуре банкротства, не является реализацией такого имущества, подлежащей обложению НДС.

Суды поддержали позицию налогового органа.

Но Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ направила дело на новое рассмотрение, указав следующее.

В рассматриваемой ситуации залогодержатель оставил за собой нереализованное заложенное имущество. Т. е. имела место передача залогодателем права собственности на предмет залога залогодержателю при неисполнении заемщиками обеспеченного залогом обязательства.

Такая передача права собственности на предмет залога в счет погашения требований залогового кредитора признается реализацией в целях исчисления НДС. В связи с чем передающая сторона обязана исчислить НДС с реализации, а получающая вправе принять налог к вычету.

С 01.01.2015 НК РФ дополнен нормой, согласно которой не признаются объектом обложения НДС операции по реализации имущества и (или) имущественных прав должников, признанных банкротами.

В рассматриваемый налоговый период 2013 г. освобождение указанных операций от налогообложения не предусматривалось. Таким образом, организация была вправе принять налог к вычету.


Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 8 февраля 2016 г. N 304-КГ15-13912 по делу N А03-13586/2014


Текст определения официально опубликован не был