Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 ноября 2016 г. N 59-УД16-2 Оснований для отмены судебных актов нет, поскольку виновность осужденного за убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, подтверждается совокупностью доказательств

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 ноября 2016 г. N 59-УД16-2

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Иванова Г.П.,

судей Ведерниковой О.Н., Шамова А.В.

при секретаре Ивановой А.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу потерпевшего Пузикова В.А.

на постановление президиума Амурского областного суда от 16 мая 2016 года.

По приговору Бурейского районного суда Амурской области от 2 октября 2014 года

Кулинич Н.Е., ..., несудимый,

осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии с апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 4 декабря 2014 года приговор в отношении Кулинича оставлен без изменения.

Согласно постановлению президиума Амурского областного суда от 16 мая 2016 года приговор и апелляционное определение в отношении Кулинича изменены: действия осужденного переквалифицированы с ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 108 УК РФ, по которой назначено наказание в виде 2 лет исправительных работ с удержанием 20% из заработка в доход государства; приговор и апелляционное определение в части разрешения вопроса о размере компенсации морального вреда, подлежащего взысканию с Кулинича в пользу потерпевших П. и П. отменены и дело в этой части направлено на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства; Кулинич из-под стражи освобожден. В остальной части судебные решения в отношении Кулинича оставлены без изменения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ведерниковой О.Н., выступления защитника осужденного Кулинича Н.Е. - адвоката Кротовой С.В. об оставлении постановления без изменения, мнение прокурора Луканиной Я.Н. об отмене постановления по доводам жалобы, Судебная коллегия установила:

Кулинич осужден, с учетом внесенных изменений, за убийство потерпевшего П., совершенное при превышении пределов необходимой обороны.

Преступление совершено 2 мая 2014 года в с. ... района ... области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе потерпевший П. выражает несогласие с постановлением президиума, считает его незаконным, необоснованным и несправедливым, искажающим саму суть правосудия. Утверждает, что суд кассационной инстанции без достаточных к тому оснований пришел к выводу об отсутствии в действиях Кулинича состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ. Считает, что президиум неверно применил нормы уголовного закона, поскольку между Кулиничем и П. произошла ссора, перешедшая в обоюдную драку, в ходе которой Кулинич нанес удар П. ножом, взятым ранее из автомашины. Просит отменить постановление президиума.

Проверив материалы уголовного дела и доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия пришла к следующим выводам.

Согласно ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

По данному делу допущено такое нарушение закона.

Согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ определения суда и постановления судьи должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Таким признается судебный акт, соответствующий требованиям уголовного и уголовно-процессуального законов, содержащий основанные на материалах дела выводы судьи по обстоятельствам, относящимся к предмету разрешаемых вопросов.

Данные требования закона судом кассационной инстанции не были соблюдены.

Судом первой инстанции при рассмотрении уголовного дела установлено, что между находившимися в состоянии алкогольного опьянения Кулиничем Н.Е. и П. произошла ссора на почве возникших личных неприязненных отношений, поводом для которой послужило то, что П., вопреки воле Кулинича, сел в принадлежащий ему автомобиль и пытался завести двигатель. В процессе ссоры П. вынул из замка зажигания ключи от автомобиля и пошел в сторону от автомобиля.

Кулинич пошел за П. с целью забрать ключи от принадлежащего ему автомобиля. На просьбу Кулинича вернуть ключи П. нанес ему удар в область лица, в результате чего у Кулинича сформировался умысел на совершение убийства П. С этой целью Кулинич нанес удар П. кулаком в область лица, а затем умышленно ножом, предварительно взятым из автомобиля, со значительной силой нанес потерпевшему удар в область грудной клетки, причинив одиночное проникающее в левую плевральную полость колото-резаное ранение. П. скончался на месте происшествия от острой массивной кровопотери.

Указанные действия Кулинича были квалифицированы по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Суд первой инстанции в обоснование своих выводов относительно фактических обстоятельств произошедшего сослался, в том числе, на показания Кулинича, данные им на предварительном следствии в ходе допросов в качестве подозреваемого и при проверке показаний на месте происшествия, в которых он пояснял, что его очень возмутили действия П. так как он никогда и никому не давал ездить на своем автомобиле, а П. без разрешения сел на водительское место и попытался завести его автомобиль. Он вытолкал П. из автомашины на улицу, но тот успел забрать ключи из замка зажигания. Тогда он машинально взял в машине нож и пошел следом за П. Подойдя к П., он сказал ему отдать ключи, но тот ударил его рукой по лицу. В ответ он тоже ударил П. рукой по лицу, от удара тот немного согнулся. После чего он достал из кармана нож и нанес потерпевшему удар ножом в область груди слева (т. 1 л.д. 46-50, 153-157).

Президиум Амурского областного суда, придя к выводу о неправильном применении уголовного закона судами первой и апелляционной инстанций, переквалифицировал действия осужденного на ч. 1 ст. 108 УК РФ, сославшись на требования ч.ч. 2, 3 ст. 37 УК РФ, указав, что действия П. пытавшегося вопреки воле собственника завести его автомобиль, а затем открыто завладевшего ключами от него и нанесшего собственнику автомобиля (Кулиничу) удар кулаком в лицо с целью их удержания, обладали признаками общественной опасности и порождали у Кулинича право на защиту от них. При этом нижестоящими судами не было учтено то, что противоправное посягательство П. до момента причинения ему смерти прекращено не было, а также не было принято во внимание время и место посягательства (вечернее время, чужой для Кулинича населенный пункт), его последствия для Кулинича (невозможность возвращения домой с использованием своего транспортного средства, вероятность продолжения посягательства), возможность шестидесятипятилетнего Кулинича по отражению посягательства П.

Между тем, в постановлении президиума не мотивирован с достаточной убедительностью вывод суда о наличии общественно опасного посягательства на собственность, жизнь и здоровье Кулинича, породившего у него право на необходимую оборону от действий П.

Согласно ч. 1 ст. 37 УК РФ необходимая оборона - это защита личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства.

В соответствии с ч. 2 ст. 37 УК РФ правомерной является защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

Из ч. 3 ст. 37 УК РФ следует, что указанные выше положения распространяются на всех лиц независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

Из материалов уголовного дела усматривается, что именно Кулинич, взяв из автомашины нож, пошел догонять П., который согласно заключению судебно-медицинского эксперта находился в состоянии сильного алкогольного опьянения (т. 1 л.д. 110), при этом в руках у потерпевшего ничего не было.

Таким образом, установленные судом первой инстанции фактические обстоятельства дела, не оспариваемые в постановлении президиума, свидетельствуют о том, что на завершающей стадии конфликта именно Кулинич напал с ножом на потерпевшего П., когда последний уже покидал место происшествия и действий, угрожавших жизни и здоровью Кулинича, либо угроз их совершения, не производил и не высказывал.

Несмотря на то, что П. был моложе и сильнее Кулинича, у последнего была реальная возможность избежать дальнейшего конфликта с потерпевшим, однако он выбрал иной способ разрешения конфликтной ситуации, в результате которого П. было причинено проникающее смертельное ножевое ранение.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия не усматривает в действиях Кулинича состояния необходимой обороны с превышением ее пределов, вследствие чего считает необходимым обжалуемое постановление отменить, признав его постановленным с существенным нарушением уголовного закона, повлиявшим на исход дела.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 401.1, 401.14, 401.15 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

постановление президиума Амурского областного суда от 16 мая 2016 года в отношении Кулинича Н.Е. отменить.

Приговор Бурейского районного суда Амурской области от 2 октября 2014 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Амурского областного суда от 4 декабря 2014 года в отношении Кулинича Н.Е. оставить без изменения.

 

Председательствующий

Иванов Г.П.

 

Судьи

Ведерникова О.Н.

 

 

Шамов А.В.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 ноября 2016 г. N 59-УД16-2


Текст определения официально опубликован не был