Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Определение Конституционного Суда РФ от 20 декабря 2016 г. N 2774-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Денискина Александра Михайловича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 1, частью первой статьи 3, статьей 8, частью первой статьи 14 и пунктом 1 примечаний к статье 158 Уголовного кодекса Российской Федерации"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.М. Денискина к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.М. Денискин, признанный виновным в совершении преступления, предусмотренного частью четвертой статьи 159 "Мошенничество" УК Российской Федерации, оспаривает конституционность части первой статьи 1 "Уголовное законодательство Российской Федерации", части первой статьи 3 "Принцип законности", статьи 8 "Основание уголовной ответственности", части первой статьи 14 "Понятие преступления" и пункта 1 примечаний к статье 158 "Кража" данного Кодекса.

По мнению заявителя, оспариваемые законоположения противоречат статьям 19, 45, 46 и 54 Конституции Российской Федерации, поскольку не предусматривают применение содержащихся в Уголовном кодексе Российской Федерации институтов, понятий и терминов гражданского и иного законодательства Российской Федерации в том значении, в каком они используются в отраслевом законодательстве, что позволяет квалифицировать правомерные действия как хищение.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Уголовная ответственность может считаться законно установленной и отвечающей предписаниям статей 19, 54 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации лишь при условии, что она соразмерна характеру и общественной опасности криминализируемого деяния, а его составообразующие признаки, наличие которых в совершенном деянии, будучи основанием уголовной ответственности, позволяет отграничивать его от иных противоправных, а тем более законных деяний, точно и недвусмысленно определены в уголовном законе, непротиворечиво вписывающемся в общую систему правового регулирования (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 17 июня 2014 года N 18-П и от 16 июля 2015 года N 22-П).

На реализацию закрепленного в статье 54 (часть 2) Конституции Российской Федерации общепризнанного правового принципа nullum crimen, nulla poena sine lege (нет преступления, нет наказания без указания на то в законе) направлены взаимосвязанные положения Уголовного кодекса Российской Федерации, согласно которым уголовное законодательство Российской Федерации состоит из данного Кодекса; новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в данный Кодекс (часть первая статьи 1), преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только данным Кодексом (часть первая статьи 3), преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное данным Кодексом под угрозой наказания (часть первая статьи 14). При этом согласно статье 8 УК Российской Федерации основанием уголовной ответственности выступает совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного данным Кодексом.

Соответственно, действующее правовое регулирование не предполагает наступление уголовной ответственности за совершение правомерных действий.

Любое же преступление, а равно наказание за его совершение должны быть четко определены в законе, причем таким образом, чтобы исходя непосредственно из текста соответствующей нормы - в случае необходимости с помощью толкования, данного ей судами, - каждый мог предвидеть уголовно-правовые последствия своих действий (бездействия) (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 27 мая 2008 года N 8-П, от 13 июля 2010 года N 15-П и др.).

Федеральный законодатель, реализуя предоставленные ему Конституцией Российской Федерации (статья 71, пункты "в", "о") дискреционные полномочия в сфере регулирования права собственности и связанных с ним отношений по владению, пользованию и распоряжению имуществом, установил - исходя из конституционно признаваемых целей, включая защиту прав и законных интересов других лиц, и вытекающих из Конституции Российской Федерации требований справедливости, разумности и соразмерности (пропорциональности) - способы охраны собственности, в том числе от преступных посягательств, и закрепил в Уголовном кодексе Российской Федерации составы преступлений, объектом уголовно-правовой охраны от которых выступает собственность (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 26 апреля 2016 года N 742-О, от 26 мая 2016 года N 1142-О и от 23 июня 2016 года N 1318-О).

На достижение названных целей направлена и статья 159 УК Российской Федерации, которая, устанавливая уголовную ответственность за мошенничество, действует во взаимосвязи с пунктом 1 примечаний к статье 158 данного Кодекса, который определяет хищение как совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Тем самым положения статьи 159 УК Российской Федерации подлежат применению во взаимосвязи с нормами Общей части данного Кодекса и с учетом устанавливаемого на основании фактических обстоятельств конкретного дела признака противоправности содеянного, определяемого нормами отраслевого законодательства, регулирующего отношения собственности.

При этом, как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, привлечение к уголовной ответственности за мошенничество, совершенное под прикрытием правомерной гражданско-правовой сделки, в случае, если будет доказано, что, заключая такую сделку, лицо действовало умышленно, преследуя цель хищения имущества или приобретения права на него, не исключается и на основании статьи 159 УК Российской Федерации (Постановление от 11 декабря 2014 года N 32-П; определения от 29 января 2009 года N 61-О-О, от 2 июля 2009 года N 1037-О-О, от 29 мая 2012 года N 1049-О, от 21 мая 2015 года N 1175-О и др.).

Соответственно, оспариваемые законоположения не могут расцениваться как нарушающие конституционные права А.М. Денискина в указанном им аспекте, а потому его жалоба, как не отвечающая критерию допустимости, закрепленному в Федеральном конституционном законе "О Конституционном Суде Российской Федерации", не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Денискина Александра Михайловича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Определение Конституционного Суда РФ от 20 декабря 2016 г. N 2774-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Денискина Александра Михайловича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 1, частью первой статьи 3, статьей 8, частью первой статьи 14 и пунктом 1 примечаний к статье 158 Уголовного кодекса Российской Федерации"


Определение размещено на сайте Конституционного Суда РФ (http://www.ksrf.ru)