Апелляционное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 марта 2017 г. N 55-АПУ17-2 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку наказание осужденному за убийство двух лиц назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных, характеризующих личность осужденного, и является справедливым

Апелляционное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 марта 2017 г. N 55-АПУ17-2

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Иванова Г.П.,

судей Ведерниковой О.Н., Зыкина В.Я.

при секретаре Карпукове А.О.

рассмотрела уголовное дело по апелляционным жалобам осуждённого Богданова Д.А. и его защитника - адвоката Зелеева О.В. на приговор Верховного Суда Республики Хакасия от 2 декабря 2016 года, по которому

Богданов Д.А., ... несудимый, -

осужден по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 17 лет с дополнительным наказанием в виде ограничения свободы на срок 1 год, с установлением в соответствии со ст. 53 УК РФ ограничения: не выезжать за пределы территории муниципального образования по месту жительства (где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы) и не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы; с возложением обязанности являться в данный орган один раз в месяц для регистрации.

Местом отбывания наказания в виде лишения свободы назначена Богданову Д.А. исправительная колония строгого режима.

Заслушав доклад судьи Ведерниковой О.Н., объяснения осуждённого Богданова Д.А. и выступление его защитника-адвоката Шевченко Е.М., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Модестовой А.А., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия установила:

Богданов Д.А. осужден за убийство двух лиц.

Преступление совершено 16 сентября 2015 г. в районе с. ... района Республики _ при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

- осужденный Богданов Д.А. ставит вопрос об отмене приговора, поскольку полагает, что судом его действия квалифицированы неверно. Настаивает, что умысла на убийство потерпевших К. и Ш. у него не было, ссылаясь на заключения судебно-медицинских экспертиз их трупов (N 109 и N 110), обращает внимание, что смерть последних наступила от однократного воздействия металлической монтировкой по голове каждого из них, а другие телесные повреждения не состоят в причинно-следственной связи со смертью. По мнению осужденного, его показания опровергают предъявленное ему органом предварительного следствия обвинение, поскольку после нанесения ударов он оказывал потерпевшим первую медицинскую помощь, что также свидетельствует об отсутствии у него умысла на убийство К. и Ш.

Указывает, что конфликта между ним и погибшими не было, он действовал в состоянии необходимой обороны, поскольку К. и Ш. первыми напали на него и причинили телесные повреждения, он находился в аффективном состоянии, смерть К. наступила при транспортировке в больницу. Свидетелям Б., М., Т. и Ш. при допросе следователь задавал наводящие вопросы, а после допросов содержание своих показаний свидетели не читали. Полагает, что предварительное следствие проведено не в полном объеме, а его версия о самообороне не опровергнута, что подтверждается неоднократным возвращением дела для проведения дополнительного расследования. Утверждает, что следователь А. являлся заинтересованным лицом при производстве по настоящему делу.

Считает, что его действия подпадают под признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 107, ч. 1 ст. 108 УК РФ, назначенное наказание является чрезмерно суровым, поскольку суд не учел смягчающие обстоятельства, в том числе, наличие на иждивении малолетнего ребенка, явку с повинной, активное способствование раскрытию преступления, оказание медицинской помощи потерпевшим, ... и противоправное поведение К. Считает, что указанная совокупность смягчающих обстоятельств должна быть признан исключительной и наказание назначено по правилам ст. 64 УК РФ. Раскаивается в содеянном, просит приговор отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение, также просит его действия переквалифицировать на ч. 1 ст. 108 УК РФ и снизить наказание до фактически отбытого.

- адвокат Зелеев О.В. считает приговор незаконным в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что конфликта между подсудимым и погибшими не было, в действиях Богданова Д.А. усматриваются признаки необходимой обороны, поскольку К. и Ш. первыми напали на него и причинили телесные повреждения. Ссылается на заключение судебно-медицинской экспертизы N 3971 о наличии у Богданова телесных повреждений, утверждает, что свидетели не видели, при каких обстоятельствах наступила смерть потерпевших, М. видел в фургоне кровь, Богданов выдал монтировку, с которой потерпевшие напали на него и причинили телесные повреждения. Указывает, что Богданов имел право на самооборону, в темное время суток не мог правильно оценить обстановку. Просит приговор отменить.

В возражениях на доводы жалоб государственный обвинитель А.А. Пекарский выражает согласие с приговором, считает его законным и обоснованным, приводит доводы, в соответствии с которыми просит оставить приговор без изменения, жалобы - без удовлетворения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Виновность осужденного в совершении преступления, установленного приговором, подтверждается совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании, включая показания самого осужденного на предварительном следствии и в судебном заседании, в той части, в которой они не противоречат установленным судом обстоятельствам; показания свидетелей, данные осмотра места происшествия и осмотра вещественных доказательств, вещественные доказательства, заключения судебных экспертиз, другие доказательства, изложенные в приговоре.

На основе совокупности исследованных доказательств судом установлено, что в вечернее время 16 сентября 2015 г., после совместного употребления алкогольных напитков, Богданов Д.А., из личных неприязненных отношений, возникших на почве произошедшего с К. и Ш. конфликта и противоправности поведения К. имея при себе металлическую монтировку, осознавая, что угроза его жизни и здоровью отсутствует, действуя умышленно, с целью убийства, нанес металлической монтировкой множественные удары - К. по голове и правой руке, Ш. - по голове и левой руке.

Своими действиями Богданов Д.А. причинил Ш. закрытую сочетанную черепно-мозговую и спинальную травму, которая по признаку опасности для жизни оценивается как тяжкий вред здоровью и состоит в прямой причинной связи со смертью Ш., а также другие телесные повреждения, в причинной связи со смертью не состоящие.

Смерть Ш. наступила в тот же день на месте происшествия от закрытой сочетанной черепно-мозговой травмы, осложнившейся восходящим отеком, набуханием и сдавлением спинного и головного мозга.

Кроме того, Богданов Д.А. причинил К. открытую черепно-мозговую травму, которая по признаку опасности для жизни оценивается как тяжкий вред здоровью и состоит в прямой причинной связи со смертью, а также другие телесные повреждения, в причинной связи со смертью не состоящие. К. с места происшествия был доставлен в больницу, однако в ночь с 16 на 17 сентября 2015 г. умер от открытой черепно-мозговой травмы, осложнившейся отеком, набуханием и сдавлением головного мозга.

Версия осужденного о том, что во время причинения К. и Ш. телесных повреждений он защищался от нападения, исследовалась судом первой инстанции и опровергается исследованными доказательствами, в том числе, результатами следственного эксперимента, в ходе которого Богданов Д.А. воспроизвел обстоятельства причинения потерпевшим телесных повреждений и, в подтверждение выдвинутой им версии, продемонстрировал механизм нанесения К. удара монтировкой, высунувшись из окна фургона, а также показал обстоятельства нанесения удара Ш. по голове. (т. 7, л.д. 88-103)

В судебном заседании судебно-медицинский эксперт К. пояснил, что причинение телесных повреждений К. на голове при обстоятельствах, показанных в ходе следственного эксперимента Богдановым, исключается, в том числе и при падении с кабины автомобиля на спину.

Доводы подсудимого Богданова Д.А. о том, что он мог неточно указать место воздействия монтировкой на голове К. признаны судом не имеющими значения, поскольку результаты следственного эксперимента в совокупности с другими доказательствами свидетельствуют о невозможности причинения обнаруженных у К. телесных повреждений на голове справа при указанных подсудимым обстоятельствах.

Учитывая изложенное, а также выводы повторной судебно-медицинской экспертизы N 109, согласно которым телесные повреждения, обнаруженные на голове К. были причинены в результате трех воздействий, что также опровергает версию Богданова Д.А. о нанесении одного удара, суд пришел к выводу, что Богданов Д.А., выхватив у К. монтировку, вылез с ней из фургона, после чего причинил потерпевшему телесные повреждения.

К доказательствам, подтверждающим эти выводы, суд относит и результаты следственных экспериментов с участием свидетелей Ш. и Т. которые воспроизвели расположение потерпевших на дороге относительно автомобиля после причинения им телесных повреждений.

Согласно ч. 1 ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Как установлено в ходе судебного разбирательства, во время возникшего между Богдановым Д.А. и потерпевшими Ш. и К. конфликта, последний нанес Богданову Д.А., высунувшемуся в окно фургона автомобиля, несколько ударов металлической монтировкой, которую Богданов Д.А. сумел забрать, чем пресек посягательство, которое было окончено. Данное обстоятельство Богданов Д.А. не мог не осознавать, поскольку К. и Ш. в фургоне не находились.

Дальнейшие действия Богданова Д.А., который вылез с монтировкой из фургона и проследовал к находившимся около автомобиля потерпевшим, свидетельствуют о том, что он желал продолжить конфликт.

При этом исследованные доказательства, в том числе и показания подсудимого, свидетельствуют о том, что в этот момент ни К. ни Ш. вооружены не были, насилие к Богданову Д.А. не применяли и таких угроз не высказывали, в физической силе его не превосходили, поэтому реальная угроза продолжения посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни или здоровья Богданова Д.А., отсутствовала.

При таких обстоятельствах Богданов Д.А. понимал, что необходимость применения мер защиты явно отпала, однако нанес потерпевшим множественные удары металлической монтировкой, причинив телесные повреждения.

Доводы осужденного и его защитника о том, что он находился в состоянии аффекта, вследствие чего не мог правильно оценить обстановку и определить момент окончания посягательства, являются несостоятельными, поскольку, согласно заключению экспертов, Богданов Д.А. в состоянии аффекта не находился (т. 2, л.д. 132-135).

Таким образом, действия Богданова Д.А. по причинению потерпевшим телесных повреждений были обусловлены не необходимостью защиты от посягательства, а совершены из чувства личной неприязни к потерпевшим, поэтому не являются необходимой обороной или превышением ее пределов в соответствии с положениями ст. 37 УК РФ.

Об умысле Богданова Д.А. на убийство и, кроме того, отсутствии в его действиях необходимой обороны свидетельствует орудие преступления - металлическая монтировка, которая с учетом ее размеров обладает значительными травмирующими свойствами; нанесение каждому из потерпевших множественных ударов, что явно не вызывалось необходимостью, в жизненно важный орган - по голове со значительной силой, о чем свидетельствует тяжесть и характер повреждений (в том числе переломы костей черепа), повлекших смерть.

При таких обстоятельствах тот факт, что Богданов Д.А. после причинения телесных повреждений пытался оказать потерпевшим помощь, не свидетельствует о том, что он не имел умысла на убийство во время совершения преступления.

Факт наступления смерти К. в больнице на квалификацию содеянного осужденным не влияет, поскольку смерть потерпевшего наступила от действий Богданова, действовавшего с умыслом на его убийство.

С учетом изложенного, действия Богданова Д.А. квалифицированы судом правильно и ему назначено справедливое наказание.

При назначении наказания суд в соответствии со ст. 6, ч. 3 ст. 60 УК РФ учел характер и степень общественной опасности совершенного Богдановым Д.А. особо тяжкого преступления, влияние наказания на его исправление и на условия жизни его семьи, обстоятельства, смягчающие наказание, состояние здоровья, в том числе особенности психики, и личность подсудимого, его отношение к содеянному - признание вины в ходе предварительного расследования и фактически частичное признание вины в судебном заседании.

В качестве смягчающих обстоятельств суд в соответствии с п. "г", "з", "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ учел наличие у Богданова Д.А. на иждивении малолетнего ребенка; явку с повинной, противоправность поведения потерпевшего К. явившегося поводом для преступления, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, оказание помощи потерпевшим после причинения им телесных повреждений, наличие заболевания, ...

Отягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК РФ, судом не установлено.

Каких-либо исключительных обстоятельств как отдельных, так и в совокупности, связанных с целями и мотивами преступления, поведением Богданова Д.А. во время или после его совершения, а также других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления и дающих основание для применения положений ст. 64 УК РФ, суд не установил и Судебная коллегия не усматривает.

Существенных нарушений требований российского уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения, судом не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.13, 389.15, 389.18, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Верховного Суда Республики Хакасия от 2 декабря 2016 года в отношении Богданова Д.A. оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Иванов Г.П.

 

Судьи

Ведерникова О.Н.

 

 

Зыкин В.Я.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Апелляционное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 марта 2017 г. N 55-АПУ17-2


Текст определения официально опубликован не был