Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Решение Верховного Суда РФ от 31 мая 2017 г. N АКПИ17-208 Об отказе в признании недействующими Критериев непосредственного участия граждан в действиях подразделений особого риска, утв. постановлением Правительства РФ от 11 декабря 1992 г. N 958 "О мерах по обеспечению социальной защиты граждан из подразделений особого риска"

Решение Верховного Суда РФ от 31 мая 2017 г. N АКПИ17-208

 

Именем Российской Федерации

ГАРАНТ:

Определением Апелляционной коллеги Верховного Суда РФ от 3 октября 2017 г. N АПЛ17-296 настоящее решение оставлено без изменения

Верховный Суд Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Верховного Суда Российской Федерации Романенкова Н.С.

судей Верховного Суда Российской Федерации Иваненко Ю.Г., Назаровой А.М.

при секретаре Поляковой К.А.

с участием прокурора Степановой Л.Е.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по административному исковому заявлению Леонидова A.А. о признании недействующими Критериев непосредственного участия граждан в действиях подразделений особого риска, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 11 декабря 1992 г. N 958 "О мерах по обеспечению социальной защиты граждан из подразделений особого риска", установил:

постановлением Правительства Российской Федерации от 11 декабря 1992 г. N 958 "О мерах по обеспечению социальной защиты граждан из подразделений особого риска" утверждены Критерии непосредственного участия граждан в действиях подразделений особого риска (далее - Критерии).

Нормативный правовой акт опубликован в Собрании законодательства Российской Федерации 31 мая 1999 г., N 22.

Гражданин Леонидов А.А. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании недействующими Критериев, ссылаясь на то, что оспариваемый нормативный правовой акт противоречит Постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. N 2123-I "О распространении действия Закона РСФСР "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" на граждан из подразделений особого риска".

Как указывает административный истец, в результате издания оспариваемого нормативного правового акта Правительство Российской Федерации подвергло дискриминации граждан из подразделений особого риска, произвольно ограничив применение к ним положений пункта 1 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. N 2123-I. Он проходил военную службу в Вооруженных Силах СССР с 1973 г. по 17 августа 1984 г. В период с 19 сентября 1977 г. по 26 ноября 1981 г. исполнял обязанности военной службы в должности старшего оператора группы стыковки, хранения и контрольных проверок, уволен в запас приказом Главнокомандующего войсками противовоздушной обороны от 17 августа 1984 г.

Решением Сормовского районного суда г. Нижний Новгород от 12 июля 2005 г. за ним признано право на льготы, предусмотренные для лиц личного состава подразделений по сборке ядерных зарядов из числа военнослужащих в соответствии с подпунктом "г" пункта 1 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. N 2123-I.

В связи с уклонением Министерства обороны Российской Федерации от выдачи ему удостоверения установленного образца он обратился в суд с исковым заявлением.

Решением Пресненского районного суда г. Москвы от 23 марта 2016 г. в удовлетворении его исковых требований об обязании выдать удостоверение отказано.

В суде представители административного истца адвокат Сверкунова Е.Л., Хорошко А.И. поддержали заявленные требования.

Правительство Российской Федерации поручило представлять свои интересы в Верховном Суде Российской Федерации Министерству обороны Российской Федерации (поручение от 30 марта 2017 г. N СП-П12-1847).

Представители Правительства Российской Федерации Крылов В.В., Миняковский С.Е. возражали против удовлетворения заявленных требований и пояснили суду, что нормативный правовой акт издан в пределах полномочий высшего исполнительного органа государственной власти, соответствует действующему законодательству и не нарушает прав административного истца.

Выслушав сообщение судьи-докладчика Романенкова Н.С., объяснения представителей административного истца адвоката Сверкуновой Е.Л., Хорошко А.И., Правительства Российской Федерации Крылова В.В., Миняковского С.Е., исследовав материалы дела, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Степановой Л.Е., полагавшей, что административный иск не подлежит удовлетворению, и судебные прения, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленных требований.

Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. N 2123-I распространено действие Закона РСФСР от 15 мая 1991 г. "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" на граждан их подразделений особого риска в пределах, установленных названным Постановлением. К гражданам из подразделений особого риска в соответствии с данным Постановлением отнесены лица из числа военнослужащих и вольнонаемного состава Вооруженных Сил СССР, войск и органов Комитета государственной безопасности СССР, внутренних войск, железнодорожных войск и других воинских формирований, лиц начальствующего и рядового состава органов внутренних дел.

Оспариваемые Критерии расширили круг лиц, относящихся к гражданам из подразделений особого риска, включив в их число не только военнослужащих Вооруженных Сил СССР, но и военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации и других.

К критериям непосредственного участия граждан в действиях подразделений особого риска относятся: участие в испытаниях ядерного оружия в атмосфере, боевых радиоактивных веществ и в учениях с применением такого оружия до 1 января 1963 г. при выполнении служебных обязанностей (пункт 1); участие в подземных испытаниях ядерного оружия в условиях нештатных радиационных ситуаций (согласно перечню, определяемому Министерством обороны Российской Федерации, Министерством Российской Федерации по атомной энергии) и действия других поражающих факторов ядерного оружия (пункт 2); участие в ликвидации радиационных аварий, зарегистрированных в установленном порядке Министерством обороны Российской Федерации, происшедших на ядерных установках надводных и подводных кораблей и других военных объектах, при выполнении служебных обязанностей (пункт 3); участие в подземных испытаниях ядерного оружия, проведении и обеспечении работ по сбору и захоронению радиоактивных веществ (пункт 5).

Данные положения оспариваемого нормативного правового акта не могут рассматриваться как нарушающие права и законные интересы административного истца, поскольку он не выполнял служебные обязанности в названных сферах деятельности.

Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. N 2123-I закреплено право военнослужащих, составляющих личный состав отдельных подразделений по сборке ядерных зарядов, на получение льгот и компенсаций, предусмотренных Законом РСФСР "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС".

Правительство Российской Федерации в пункте 4 оспариваемого нормативного правового акта определило критерии непосредственного участия военнослужащих при выполнении служебных обязанностей по сборке ядерных зарядов. Указание на дату 31 декабря 1961 г. обусловлено тем, что до этого времени в воинские части ядерные заряды поступали с заводов-изготовителей в разобранном состоянии и ими проводились работы по сборке ядерных зарядов, начиная с 1962 г. сборка ядерных зарядов осуществлялась исключительно на заводах Министерства обороны Российской Федерации, и работы по сборке ядерных зарядов воинскими частями не проводились. Определено также, что критерием непосредственного участия в работах по сборке ядерных зарядов является выполнение военнослужащими служебных обязанностей в составе: персонала инженерно-технических служб (сборочные бригады, поверочные лаборатории, службы хранения); персонала хранилищ узлов ядерных зарядов; специалистов военных представительств, непосредственно осуществлявших контроль за изготовлением компонентов ядерных зарядов и за сборкой этих зарядов, что соответствует пункту 1 Постановлении Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. N 2123-I, распространившему действие Закона РСФСР "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" на личный состав отдельных подразделений по сборке ядерных зарядов.

Ссылки административного истца на то, что Постановлением Верховного Совета Российской Федерации не было поручено Правительству Российской Федерации утвердить критерии непосредственного участия граждан в действиях подразделений особого риска, не могут служить основанием для удовлетворения заявленных требований. Как ранее действовавшее законодательство, определяющее правовой статус высшего исполнительного органа государственной власти, так и действующий Федеральный конституционный закон от 17 декабря 1997 г. N 2-ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации" наделяют высший исполнительный орган государственной власти Российской Федерации широкими полномочиями в социальной сфере, к которым, в частности, относится принятие мер по обеспечению проведения единой государственной социальной политики, реализации конституционных прав граждан в области социального обеспечения, развитие социального обеспечения (статья 16).

Оспариваемый нормативный правовой акт издан в целях реализации прав и интересов граждан, принимавших в составе подразделений особого риска непосредственное участие в испытаниях ядерного и термоядерного оружия, ликвидации аварий ядерных установок на средствах вооружения и военных объектах, на получение мер социальной защиты и не может рассматриваться как ограничивающий права данной категории граждан.

В силу пункта 2 части 2 статьи 215 КАС РФ по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании нормативного правового акта судом принимается решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, если оспариваемый полностью или в части нормативный правовой акт признается соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 175, 176, 180, 215 КАС РФ, Верховный Суд Российской Федерации решил:

в удовлетворении административного искового заявления Леонидова A.А. о признании недействующими Критериев непосредственного участия граждан в действиях подразделений особого риска, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 11 декабря 1992 г. N 958 "О мерах по обеспечению социальной защиты граждан из подразделений особого риска", отказать.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца после вынесения судом решения в окончательной форме.

 

Председательствующий судья Верховного Суда Российской Федерации

Н.С. Романенков

 

Судьи Верховного Суда Российской Федерации

Ю.Г. Иваненко

 

 

А.М. Назарова

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Решение Верховного Суда РФ от 31 мая 2017 г. N АКПИ17-208


Текст решения официально опубликован не был


Определением Апелляционной коллеги Верховного Суда РФ от 3 октября 2017 г. N АПЛ17-296 настоящее решение оставлено без изменения