Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Определение Конституционного Суда РФ от 26 марта 2019 г. N 838-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Вишнякова Михаила Владимировича на нарушение его конституционных прав пунктом 25 части 1 статьи 13 Федерального закона "О полиции"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина М.В. Вишнякова вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Гражданин М.В. Вишняков оспаривает конституционность пункта 25 части 1 статьи 13 Федерального закона от 7 февраля 2011 года N 3-ФЗ "О полиции", в соответствии с которым полиции для выполнения возложенных на нее обязанностей предоставляются следующие права: обеспечивать безопасность и антитеррористическую защищенность, в том числе с применением технических средств, зданий, сооружений, помещений и иных объектов федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориальных органов, организаций и подразделений; требовать от граждан соблюдения пропускного и внутриобъектового режимов на охраняемых полицией объектах; осуществлять досмотр и (или) осмотр граждан, осмотр находящихся при них вещей, досмотр и (или) осмотр транспортных средств при въезде на охраняемые объекты и выезде с охраняемых объектов; при выявлении нарушений, создающих на охраняемых объектах угрозу безопасности граждан, в том числе проходящих службу (работающих) в органах внутренних дел, а также условий, способствующих хищениям имущества, принимать меры по пресечению указанных нарушений и ликвидации указанных условий; использовать для обнаружения и изъятия незаконно вносимых (выносимых), ввозимых (вывозимых) имущества, вещей, предметов и для фиксирования противоправных действий технические средства, не причиняющие вреда жизни и здоровью граждан, а также окружающей среде.

Как следует из представленных материалов, заявитель был приглашен следователем для участия в производстве следственного действия в качестве адвоката. На входе в здание территориального органа Министерства внутренних дел Российской Федерации сотрудник полиции, осуществлявший свои должностные обязанности по соблюдению пропускного режима, отказался пропустить М.В. Вишнякова без проведения личного досмотра и досмотра вещей, находившихся при нем, а также представить по требованию заявителя документы, регламентирующие право указанного сотрудника осуществлять в отношении адвоката личный досмотр и досмотр вещей, находящихся при физическом лице. В результате этого адвокат в здание не был пропущен, а следственное действие не проведено.

Вступившим в законную силу решением суда общей юрисдикции административное исковое заявление адвоката М.В. Вишнякова о признании незаконными действий (бездействия) должностного лица и органа, наделенного отдельными государственными полномочиями, частично удовлетворено: бездействие сотрудника полиции, выразившееся в непредоставлении документов, регламентирующих основания и порядок осуществления пропускного режима, признано незаконным; в удовлетворении остальной части административного искового заявления отказано. Как указал суд, поскольку в соответствии с действующим законодательством лица, имеющие статус адвоката, не обладают неприкосновенностью, они не включены в перечень лиц, имеющих право прохода в здание уполномоченного органа без проведения личного досмотра и досмотра находящихся при них вещей, а потому соответствующие действия сотрудника полиции, связанные с обеспечением соблюдения пропускного режима, правомерны.

По мнению заявителя, оспариваемая норма позволяет произвольно проводить личный досмотр адвоката, досмотр вещей, находящихся при нем, а потому противоречит статьям 1 (часть 1), 15 (часть 1), 17 (часть 3), 18, 48, 53, 55, 71 (пункт "в") и 72 (пункт "б" части 1) Конституции Российской Федерации, а также статьям 7 и 8 Всеобщей декларации прав человека, статье 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, пункту 16 Основных положений о роли адвокатов (приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступлений, проходившим в августе 1990 года в Нью-Йорке).

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Исходя из того что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина (статья 2 Конституции Российской Федерации), как и иных защищаемых Конституцией Российской Федерации ценностей, - обязанность государства, федеральный законодатель вправе осуществлять правовое регулирование, обеспечивающее соблюдение правопорядка; при этом допустимые ограничения прав и свобод строго очерчены Конституцией Российской Федерации, ее статьями 17 (часть 3), 29 (часть 2) и 55 (часть 3).

Федеральный закон "О полиции", закрепляющий в статье 2 права полиции, исходит из ее предназначения, которое состоит в защите жизни, здоровья, прав и свобод граждан Российской Федерации, иностранных граждан, лиц без гражданства, противодействии преступности, охране общественного порядка, собственности и обеспечении общественной безопасности (часть 1 статьи 1), основных направлений деятельности полиции (статья 2) и ее обязанностей (статья 12), и, соответственно, предполагает, что данные права подлежат использованию полицией только в соответствии с ее предназначением и в рамках исполнения возложенных на нее обязанностей (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2015 года N 2908-О, от 24 ноября 2016 года N 2521-О, от 28 марта 2017 года N 681-О, от 29 мая 2018 года N 1150-О и др.).

Оспариваемый заявителем пункт 25 части 1 статьи 13 Федерального закона "О полиции" устанавливает среди прочего право полиции обеспечивать безопасность и антитеррористическую защищенность, в том числе с применением технических средств, зданий, сооружений, помещений и иных объектов федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориальных органов, организаций и подразделений; требовать от граждан соблюдения пропускного и внутриобъектового режимов на охраняемых полицией объектах; осуществлять досмотр и (или) осмотр граждан, осмотр находящихся при них вещей. Данное регулирование направлено на защиту общественного порядка, общественной безопасности, нравственности, на устранение опасности для жизни, здоровья и имущества людей и с учетом приведенных правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации само по себе не допускает произвольного применения и не создает непреодолимых препятствий для оказания адвокатом квалифицированной юридической помощи, а потому не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя в указанном в жалобе аспекте.

При этом Федеральный закон "О полиции" предоставляет право на обжалование действий (бездействия) сотрудника полиции в вышестоящий орган или вышестоящему должностному лицу, в органы прокуратуры Российской Федерации либо в суд (статья 53), что и было сделано заявителем.

Кроме того, имеющие прямое действие положения Конституции Российской Федерации (статья 15, часть 1), Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Международного пакта о гражданских и политических правах устанавливают общий запрет на истребование и получение от адвоката конфиденциальных сведений, связанных с оказанием им юридической помощи доверителю законными способами. В развитие указанных положений Федеральный закон от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" в статье 18 закрепляет соответствующие гарантии независимости адвоката, однако ни указанный Федеральный закон, ни иные - в том числе международные - правовые акты по вопросам адвокатской деятельности не устанавливают неприкосновенности адвоката в качестве его личной, либо профессиональной привилегии.

Что же касается признания оспариваемой нормы противоречащей положениям Всеобщей декларации прав человека, Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Основным положениям о роли адвокатов, то разрешение данного вопроса, равно как и отмена решений судов общей юрисдикции, в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, установленную статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не входит.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Вишнякова Михаила Владимировича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин

 

Норма, которая дает полиции право досматривать граждан при входе на охраняемые объекты, Конституции РФ не противоречит.

Оспоривший норму заявитель полагал, что она позволяет произвольно досматривать адвокатов и находящиеся при нем вещи. Однако, по мнению КС РФ, норма не мешает адвокатам оказывать квалифицированную юрпомощь, поэтому их права не нарушает.

Адвокату гарантирована независимость, но ни российские законы, ни международно-правовые акты не предусматривают его неприкосновенность как личную или профессиональную привилегию.


Определение Конституционного Суда РФ от 26 марта 2019 г. N 838-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Вишнякова Михаила Владимировича на нарушение его конституционных прав пунктом 25 части 1 статьи 13 Федерального закона "О полиции"


Определение размещено на сайте Конституционного Суда РФ (http://www.ksrf.ru)