Постановление Президиума Алтайского краевого суда от 22 января 2013 г. N 44-Г-1/2013 (ключевые темы: потеря кормильца - источник повышенной опасности - нравственные страдания - грубая неосторожность - трудоспособное население)

Постановление Президиума Алтайского краевого суда от 22 января 2013 г. N 44-Г-1/2013
(извлечение)

 

Президиум Алтайского краевого суда рассмотрел кассационную жалобу Г.М.В. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Алтайского краевого суда от 23 мая 2012 года по делу по иску Г.М.В. к индивидуальному предпринимателю П.В.Е. о возмещении вреда, причиненного смертью кормильца.

Заслушав доклад судьи В.Л.А., президиум установил:

14 сентября 2010 года в результате падения в завальную яму механизированного тока и механической асфиксии от сдавливания груди и живота сыпучими массами зерна пшеницы произошла смерть К.А.А.

Владельцем механизированного тока является индивидуальный предприниматель П.В.Е.

Решением Крутихинского районного суда Алтайского края от 26 июля 2011 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Алтайского краевого суда от 21 сентября 2011 года, супруге погибшего Г.М.В. отказано в установлении трудовых отношений между К.А.А. и индивидуальным предпринимателем П.В.Е.

Впоследствии Г.М.В. в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего ребенка <данные изъяты>, обратилась в суд с иском индивидуальному предпринимателю П.В.Е. о возмещении вреда, причиненного смертью кормильца.

Иск мотивирован тем, что смерть К.А.А. наступила в связи с отсутствием заградительных решеток на завальной яме, являющейся источником повышенной опасности. Поскольку в установлении факта трудовых отношений между К.А.А. и ответчиком отказано, то причиненный вред подлежит возмещению по нормам гражданско-правового законодательства исходя из размера прожиточного минимума для трудоспособного населения в целом по стране, который на второй квартал 2011 года составляет 7 023 рубля. К.А.А. выступал единственным кормильцем самого истца и малолетнего сына, с его смертью семья лишилась не только средств к существованию, но и понесла существенные нравственные страдания, также подлежащие возмещению.

С учетом уточненных исковых требований просила обязать П.В.Е. выплачивать сыну ФИО8, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, <данные изъяты> рубль ежемесячно до достижения им восемнадцати лет, в том числе за прошлый период с ДД.ММ.ГГГГ; обязать П.В.Е. возмещать Г.М.Е. вред ежемесячно в сумме <данные изъяты> рубль как лицу, осуществляющему уход за ребенком умершего кормильца, до достижения им возраста четырнадцати лет, в том числе за прошлый период с ДД.ММ.ГГГГ; взыскать с П.В.Е. в свою пользу <данные изъяты> рублей в счет компенсации морального вреда ей и ее сыну; взыскать с ответчика расходы, затраченные на приобретение памятника, в сумме <данные изъяты> рублей.

Решением Крутихинского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ в удовлетворении исковых требований Г.М.Е. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам <адрес>вого суда от ДД.ММ.ГГГГ решение районного суда отменено и принято новое решение.

С индивидуального предпринимателя П.В.Е. в пользу Г.М.Е. в счет возмещения вреда, причиненного ей и сыну в результате смерти кормильца, за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ взыскано единовременно по <данные изъяты> рублей.

Постановлено взыскивать с ответчика в пользу Г.М.В. в счет возмещения вреда, причиненного в результате смерти кормильца, <данные изъяты> рублей ежемесячно, начиная с 01 июня 2012 года до достижения ребенком четырнадцати лет либо изменения состояния его здоровья с индексацией в установленном законом порядке; в счет возмещения вреда, причиненного смертью кормильца, сыну - <данные изъяты> рублей ежемесячно, начиная с 01 июня 2012 года до достижения им восемнадцати лет, а по достижении этого возраста в случае поступления в учебное учреждение по очной форме обучения - до окончания учебы, но не более чем до двадцати трех лет, с индексацией в установленном законом порядке.

С ответчика в пользу Г.М.В. в счет компенсации морального вреда, причиненного ей смертью кормильца, взыскано <данные изъяты> рублей и морального вреда, причиненного ребенку, взыскано <данные изъяты> рублей.

С индивидуального предпринимателя П.В.Е. в доход местного бюджета взыскана государственная пошлина в сумме <данные изъяты>

В кассационной жалобе, поступившей в Алтайский краевой суд 06 ноября 2012 года, Г.М.В. просит изменить апелляционное определение, удовлетворив ее исковые требования в полном объеме, ссылаясь на то, что суд второй инстанции снизил суммы возмещения вреда в связи со смертью кормильца с учетом грубой неосторожности самого потерпевшего и не учел положения ч. 2 ст. 1082 Гражданского кодекса Российской Федерации о том, что вина потерпевшего при возмещении вреда в связи со смертью кормильца не учитывается; определенный судом второй инстанции размер компенсации морального вреда, причиненного ей и ее сыну смертью мужа и отца, явно не соответствует характеру причиненных им нравственных страданий; необоснованно отказано в возмещении расходов на установку надгробья на могилу мужа.

По запросу судьи от 19 ноября 2012 года дело истребовано, поступило в президиум Алтайского краевого суда 23 ноября 2012 года и определением судьи от 26 декабря 2012 года кассационная жалоба вместе с делом переданы на рассмотрение суда кассационной инстанции.

В силу ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, президиум приходит к выводу о том, что в настоящем деле судом апелляционной инстанции были допущены существенные нарушения норм материального права, которые выразились в следующем.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Г.М.В., суд первой инстанции исходил из того, что смерть К.А.А. наступила не от действия источника повышенной опасности, что причинно-следственная связь между действием какого-либо механизма или энергии, используемых при эксплуатации механического тока ИП П.В.Е., и наступлением смерти потерпевшего не установлена.

С выводами районного суда судебная коллегия не согласилась.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 настоящего Кодекса.

По смыслу указанной нормы и с учетом разъяснений пункта 18 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина" источником повышенной опасности следует признать любую деятельность, осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и других объектов производственного, хозяйственного или иного назначения, обладающих такими же свойствами.

Учитывая, что смерть К.А.А. наступила в результате его падения в завальную яму механизированного тока и асфиксии из-за ссыпания зерна в период работы производственного механизма, который был отключен только после обнаружения тела потерпевшего, судебная коллегия пришла к правильному выводу о том, что деятельность по использованию завальной ямы является источником повышенной опасности, в связи с чем обоснованно отменила решение суда первой инстанции об отказе в иске о возмещении вреда, причиненного смертью кормильца.

Как установлено судом второй инстанции и подтверждено материалами дела, умерший К.А.А. на момент смерти 14 сентября 2010 года состоял в браке с Г.М.В. Согласно свидетельству о рождении <данные изъяты>, приходится сыном умершему К.А.А. (л.д. 7).

На момент смерти К.А.А. Г.М.В. не работала и осуществляла уход за несовершеннолетним ребенком.

В силу ст. 1088 ГК РФ несовершеннолетний ребенок погибшего К.А.А., а также супруга погибшего, не работающая и осуществляющая уход за ребенком, не достигшим возраста 14 лет, имеют право на возмещение вреда, причиненного в результате смерти кормильца.

Согласно ст. 1086 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь. В случае, когда потерпевший на момент причинения вреда не работал, учитывается по его желанию заработок до увольнения либо обычный размер вознаграждения работника его квалификации в данной местности, но не менее установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации.

С учетом заявленных требований истицы об определении размера возмещения вреда исходя из величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации на день определения размера возмещения вреда в размере <данные изъяты> рублей судебная коллегия установила, что на долю Г.М.В. и ее сына приходится по <данные изъяты> рублей <данные изъяты> коп.

Учитывая грубую неосторожность К.А.А., находившегося в момент падения в завальную яму в состоянии тяжелого алкогольного опьянения, судебная коллегия уменьшила размер ежемесячного возмещения вреда до <данные изъяты> рублей.

В соответствии с п. 2 ст. 1083 ГК РФ, если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен.

Вина потерпевшего не учитывается при возмещении дополнительных расходов (пункт 1 статьи 1085), при возмещении вреда в связи со смертью кормильца (статья 1089), а также при возмещении расходов на погребение (статья 1094).

Таким образом, при возмещении вреда в связи со смертью кормильца грубая неосторожность потерпевшего не могла явиться основанием для уменьшения сумм возмещения вреда.

Указанные положения норм материального права суд апелляционной инстанции не учел.

В соответствии с п. 3 ст. 1083 ГК РФ суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно.

Вместе с тем, имущественное положение индивидуального предпринимателя П.В.Е. судебными инстанциями не выяснялось.

Отказывая в удовлетворении требований Г.М.Е. о взыскании расходов на погребение, состоящих из расходов на изготовление и установку памятника в сумме <данные изъяты> рублей, суд апелляционной инстанции исходил из того, что данные затраты, понесенные истицей за установку памятника на могилу, непосредственно с похоронами не связаны, так как памятник приобретен более чем через полгода после смерти К.А.А., а потому данные затраты не относятся к расходам на погребение.

Между тем, такой вывод судебной коллегии также основан на неправильном применении норм материального права.

В соответствии со статьей 1094 ГК РФ, лица, ответственные за вред, вызванный смертью потерпевшего, обязаны возместить необходимые расходы на погребение лицу, понесшему эти расходы.

Вопреки выводам судебной коллегии указанная норма не ограничивает расходы на погребение днем похорон, а предусматривает возмещение необходимых расходов на погребение.

Согласно статье 3 Федерального закона от 12.01.1996 года N 8-ФЗ "О погребении и похоронном деле", погребение понимается как обрядовые действия по захоронению тела (останков) человека после его смерти в соответствии с обычаями и традициями, не противоречащими санитарным и иным требованиям. Погребение может осуществляться путем предания тела (останков) умершего земле (захоронение в могилу, склеп), огню (кремация с последующим захоронением урны с прахом), воде (захоронение в воду в порядке, определенном нормативными правовыми актами Российской Федерации).

С учетом приведенных норм материального права судебной коллегии надлежало определить, являлись ли расходы истца на установку памятника необходимыми в соответствии с обычаями и традициями. При этом также надлежало руководствоваться положениями ст. 1174 ГК РФ, в которой вводится понятие "достойные похороны", с учетом необходимости обеспечения достойного отношения к телу умершего (ст. 5 Федерального закона "О погребении и похоронном деле").

Однако эти обстоятельства, имеющие значение для дела, судом не устанавливались; материальный закон, подлежащий применению, не применен.

Статья 1100 ГК РФ предусматривает компенсацию морального вреда при причинении вреда жизни гражданина источником повышенной опасности независимо от вины причинителя вреда.

Удовлетворяя исковые требования о компенсации морального вреда, судебная коллегия учла конкретные обстоятельства причинения вреда: с одной стороны - причинение вреда источником повышенной опасности в виде смерти, близкие родственные отношения умершего и истцов, с другой - грубую неосторожность самого потерпевшего К.А.А., руководствуясь принципом разумности и справедливости, определила размер компенсации морального вреда, присуждаемого Г.М.В. в сумме <данные изъяты> рублей, а ее сыну - <данные изъяты> рублей, учитывая его малолетний возраст и, соответственно, способность к пониманию и претерпеванию нравственных страданий.

Между тем, вывод суда в части определения размера денежной компенсации морального вреда сделан без учета фактических обстоятельств дела, норм материального права и с нарушением норм процессуального права.

Суд, правомерно сославшись на положения статьи 1100 ГК РФ, предусматривающей взыскание компенсации морального вреда независимо от вины причинителя вреда и в случае, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности, в то же время снизил ее размер до <данные изъяты> и <данные изъяты> рублей соответственно в отсутствие каких-либо объективных оснований.

В соответствии с ч. 2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Определяя компенсацию морального вреда в вышеуказанном размере супруге и сыну в связи со смертью мужа и отца, суд не принял во внимание, что к числу наиболее значимых человеческих ценностей относится жизнь и здоровье, а их защита должна быть приоритетной (статья 3 Всеобщей декларации прав человека и статья 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах). Право гражданина на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, относится к числу общепризнанных основных неотчуждаемых прав и свобод человека, поскольку является непосредственно производным от права на жизнь и охрану здоровья, прямо закрепленных в Конституции РФ.

При этом возмещение морального вреда должно быть реальным, а не символическим.

Таким образом, апелляционное определение, принятое по данному делу, которым взыскана компенсация морального вреда в явно заниженном размере, нельзя признать законным и справедливым, поскольку оно не соответствует целям законодательства, предусматривающего возмещение вреда в подобных случаях.

Допущенные судом второй инстанции нарушения норм материального и процессуального права являются существенными и непреодолимыми, могут быть исправлены только посредством отмены обжалуемого судебного постановления в части принятия нового решения.

Вместе с тем, президиум лишен возможности принять по делу новое решение, поскольку по делу требуется установление юридически значимых обстоятельств, в связи с чем дело подлежит направлению на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам <адрес> суда.

При новом апелляционном рассмотрении дела суду второй инстанции следует учесть изложенное, правильно применив нормы материального и процессуального права, вынести законное и обоснованное судебное постановление.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, президиум постановил:

кассационную жалобу Г.М.В. удовлетворить частично.

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Алтайского краевого суда от 23 мая 2012 года в части принятия нового решения отменить.

Дело направить на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам Алтайского краевого суда.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Президиума Алтайского краевого суда от 22 января 2013 г. N 44-Г-1/2013


Текст постановления предоставлен Алтайским краевым судом по договору об информационно-правовом сотрудничестве


Документ приводится в извлечении: без указания состава суда, рассматривавшего дело, и фамилий лиц, присутствовавших в судебном заседании