Обобщение судебной практики Челябинского областного суда за первый квартал 2019 года (утв. президиумом Челябинского областного суда 19 июня 2019 г.)

 

Судебная практика по уголовным делам

 

Вопросы квалификации

 

1. Хищение лицом денежных средств путем снятия их с банковской карты потерпевшего через банкомат не образует состава преступления, предусмотренного п. "г" ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Приговором Сосновского районного суда Челябинской области от 10 января 2019 года К.А.В. осужден к лишению свободы по п. "г" ч. 3 ст. 158 УК РФ на срок 2 года, по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ на срок 1 год 8 месяцев. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний назначено наказание в виде лишения свободы на срок 3 года. Дело рассмотрено с применением особого порядка судебного разбирательства.

Апелляционным определением Челябинского областного суда приговор изменен. Действия К.А.В. переквалифицированы с п. "г" ч. 3 ст. 158 УК РФ на п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, по которой назначено наказание в виде лишения свободы на срок 1 год 9 месяцев. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности двух преступлений, предусмотренных п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, назначено наказание в виде лишения свободы на срок 2 года 8 месяцев.

Судом установлено, что К.А.В., введя в заблуждение потерпевшую З.С.Г., попросил передать ему банковскую карту ПАО "Сбербанк России", пояснив, что ему необходимо получить перевод собственных денежных средств. Получив банковскую карту и пин-код к ней, К.А.В. неоднократно в период с 19 августа 2018 года по 6 сентября 2018 года производил снятие денежных средств, находящихся на банковской карте потерпевшей, через банкоматы ПАО "Сбербанк России", причинив потерпевшей значительный материальный ущерб на сумму 63382 рублей. Он же, 9 сентября 2018 года тайно похитил из кошелька потерпевшей денежные средства в сумме 10 000 рублей, причинив З.С.Г. значительный материальный ущерб.

Давая юридическую оценку действиям К.А.В. по хищению денежных средств потерпевшей путем снятия их через банкомат, суд первой инстанции неправильно посчитал, что квалифицирующий признак тайного хищения - "совершенное с банковского счета" нашел свое подтверждение. По смыслу уголовного закона данный признак может иметь место в случае хищения безналичных денежных средств с банковского счета потерпевшего путем их неправомерного перевода и зачисления на банковский счет получателя - физического либо юридического лица, использования удаленного доступа к банковскому счету при помощи специальных технических средств, электронных устройств и компьютерных программ, путем перехвата информации с пластиковых карт, целенаправленного воздействия программных средств на серверы, компьютеры, ноутбуки, смартфоны, которое совершается в целях хищения и нарушает установленный процесс обработки, хранения и передачи компьютерной информации.

Поскольку хищение денежных средств К.А.В. осуществлялось в наличной форме без использования специальных технических устройств либо программ, не требовало от него проявления каких-либо знаний, навыков для обхода банковской системы, обеспечивающей хранение и конфиденциальность информации, суд апелляционной инстанции переквалифицировал действия К.А.В. на менее тяжкий состав преступления.

Апелляционное определение N 10-1122/2019

 

2. В силу ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Приговором мирового судьи судебного участка N1 Аргаяшского района Челябинской области от 20 июня 2018 года Д.Н.В. осужден к лишению свободы по ч. 1 ст. 158 УК РФ на срок 1 год, с применением ч. 4 ст. 74, ст. 70 УК РФ (приговор от 10 апреля 2017 года) на срок 1 год 2 месяца; по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК РФ на срок 8 месяцев, с применением ч. 4 ст. 74, ст. 70 УК РФ (приговор от 22 января 2018 года) на срок 1 год 6 месяцев. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 1 год 8 месяцев.

Апелляционным постановлением Аргаяшского районного суда Челябинской области от 6 сентября 2018 года приговор изменен, по преступлению, предусмотренному ч. 1 ст. 158 УК РФ, совершенному в мае 2017 года, в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, признана явка с повинной, назначенное наказание смягчено до 11 месяцев, на основании ст. 70 УК РФ (приговор от 10 апреля 2017 года) назначено лишение свободы на срок 1 год 1 месяц. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено лишение свободы на срок 1 год 7 месяцев.

Постановлением президиума Челябинского областного суда от 30 января 2019 года приговор и апелляционное постановление в отношении Д.Н.В. в части осуждения его по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК РФ отменены и производство по делу прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления с признанием за ним права на реабилитацию. Кроме того, внесены изменения в части применения ч. 4 ст. 74, ст. 70 УК РФ (приговор от 10 апреля 2017 года) и ч. 5 ст. 69 УК РФ.

Судом первой инстанции установлено, что в мае 2017 года Д.Н.В. тайно похитил бензотриммер, принадлежащий его брату Д.А.В., находившийся в сарае дома, ранее принадлежавшего умершим родителям, причинив потерпевшему материальный ущерб на сумму 5200 рублей. Он же, 1 апреля 2018 года, находясь во дворе указанного дома, умышленно с целью хищения, вынес из сарая дисковую пилу, стоимостью 7650 рублей, однако довести преступные действия до конца не смог, так как был застигнут на месте совершения преступления соседкой Б.Б.А.

По факту хищения дисковой пилы президиум указал, что принадлежность дисковой пилы Д.А.В. мировым судьей достоверно не установлена. Подпись в гарантийном талоне подтверждала то, что пила в 2011 году приобреталась умершим отчимом потерпевшего и осужденного - Н.В.П., после смерти Н.В.П. дисковая пила оставалась в доме в распоряжении З.В.В. - матери братьев Д.Н.В. и Д.А.В., так же как и после ее смерти, наследственное имущество на 1 апреля 2018 года братьями еще не принималось, то есть фактически осужденный обладал предполагаемым правом наследника наряду с правами потерпевшего.

Исходя из положений ч. 3 ст. 14 УПК РФ, согласно которой все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого, президиум отменил приговор в части осуждения Д.Н.В. по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК РФ с прекращением в отмененной части производства по делу за отсутствием в деянии состава преступления.

Постановление президиума N 44у-5/2019

 

3. В соответствии с ч. 3 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Приговором Кунашакского районного суда Челябинской области от 1 ноября 2018 года А.А.О., З.Р.Х., М.А.Н., К.В.Г. осуждены по ч. 4 ст. 160 УК РФ к лишению свободы на срок 3 года каждый, с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года с установлением обязанностей, указанных в приговоре.

Судом первой инстанции установлено, что А.А.О., М.А.Н., З.Р.Х., К.В.Г. в период с сентября 2017 года по 5 июня 2018 года совершили присвоение, то есть хищение вверенного им имущества ООО на общую сумму 63 783,94 руб., в составе организованной группы. А.А.О., являясь кладовщиком склада ООО, действуя совместно с кладовщиками М.А.Н. и К.В.Г., готовил продукцию, подлежащую хищению, т.е. не вносил с помощью терминала сбора данных в программу 1С готовую продукцию при приемке ее из цеха на склад ООО. Кладовщики М.А.Н. и К.В.Г. вышеуказанную готовую продукцию складировали в холодильные камеры склада ООО, а З.Р.Х. непосредственно вывозил продукцию с территории ООО и выгружал в заранее оговоренном месте.

Апелляционным определением Челябинского областного суда от 1 февраля 2019 года приговор изменен. Из описательно-мотивировочной части приговора исключено указание о совершении А.А.О., З.Р.Х., М.А.Н., К.В.Г. преступления в составе организованной группы. Действия А.А.О., М.А.Н., К.В.Г. переквалифицированы с ч. 4 ст. 160 УК РФ на ч. 2 ст. 160 УК РФ, действия З.Р.Х. переквалифицированы с ч. 4 ст. 160 УК РФ на ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 160 УК РФ, со снижением наказания. Кроме того, внесены иные изменения.

Суд апелляционной инстанции указал, что по смыслу ч. 3 ст. 35 УК РФ организованная группа представляет собой разновидность соучастия с предварительным соглашением, которой свойственны профессионализм и большая степень устойчивости, что предполагает наличие постоянных связей между членами и специфических методов деятельности по подготовке преступлений. Деятельность организованной группы связана с распределением ролей. Организатор тщательно готовит и планирует преступление, распределяет роли между соучастниками, оснащает их технически и координирует действия, подбирает и вербует соучастников. Об устойчивости группы может свидетельствовать особый порядок вступления в нее, подчинение групповой дисциплине, стабильность ее состава и организационных структур, сплоченность ее членов, постоянство форм и методов преступной деятельности, узкая преступная специализация соучастников.

Вместе с тем достаточных доказательств, подтверждающих тот факт, что А.А.О., М.А.Н., З.Р.Х. и К.В.Г. объединились в группу, деятельность которой характеризовалась вышеуказанными признаками, не имелось. Материалами дела установлено, что какой-либо подготовки и планирования преступлений не осуществлялось, подчинение жесткой групповой дисциплине, сплоченность между соучастниками и координация действий между ними со стороны лидера отсутствовали, преступная схема была упрощенной. При этом общались соучастники лично или посредством сотовой связи, З.Р.Х. использовал грузовой автомобиль, на котором в большей степени осуществлялись легальные перевозки продукции ООО, а А.А.О. - свой личный автомобиль. При этом никто из осужденных не был подконтролен в своих действиях одному лидеру, в любой момент мог прекратить свою преступную деятельность.

Апелляционное определение N 10-197/2019

 

Вопросы назначения наказания

 

4. Установление судом осужденному при назначении наказания в виде ограничения свободы ограничений на изменение места жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, а также на выезд за пределы территории соответствующего муниципального образования является обязательным.

Приговором Курчатовского районного суда г. Челябинска от 30 декабря 2018 года С.Д.А. осужден по ч. 1 ст. 107 УК РФ к ограничению свободы на срок 2 года 10 месяцев. На осужденного возложены ограничения: не менять место жительства и не уходить со своего места жительства или пребывания после 23 часов и до 07 часов следующего дня, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, 2 раза в месяц являться для регистрации в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, не посещать развлекательные мероприятия и места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в данных мероприятиях, не менять постоянное место работы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы.

Апелляционным постановлением Челябинского областного суда от 15 марта 2019 года приговор изменен в части назначения наказания.

Основанием для внесения изменений в приговор послужило то, что обязательное ограничение на выезд за пределы территории соответствующего муниципального образования судом не было установлено, а также в качестве ограничения суд необоснованно указал обязанность - явку для регистрации в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы.

Апелляционное постановление N 10-1277/2019

 

5. При назначении наказания судам в приговоре необходимо обсуждать вопрос о возможности применения положений ч. 6 ст. 15 УК РФ.

Приговором Ленинского районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 27 ноября 2017 года Н.Е.М. оправдана по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ, на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием состава преступления, осуждена за каждое из трех преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159 УК РФ, к лишению свободы на срок 2 года, за каждое из четырех преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285 УК РФ, к лишению свободы на срок 1 год 6 месяцев, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено наказание в виде лишения свободы на срок 3 года 6 месяцев, с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года с возложением обязанностей, указанных в приговоре.

Апелляционным определением Челябинского областного суда от 12 февраля 2018 года приговор изменен. В описательно-мотивировочную и резолютивную части приговора внесены указания об оправдании Н.Е.М. по ч. 3 ст. 159 УК РФ на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УК РФ, исключено указание об освобождении Н.Е.М. от наказания, назначенного по ч. 1 ст. 285 УК РФ. В остальной части приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума Челябинского областного суда от 6 марта 2019 года апелляционное определение Челябинского областного суда отменено, уголовное дело передано на новое апелляционное рассмотрение по следующим основаниям. Согласно требованиям ст.ст. 6, 60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание, то есть такое наказание, которое соответствует характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения, а также личности виновного.

Таким образом, закон содержит требования о строго индивидуальном подходе к назначению наказания и законодательное выделение категорий преступлений с предоставлением суду права их изменения в сторону смягчения, что влечет различного рода правовые последствия, позволяет обеспечить индивидуализацию ответственности осужденного за содеянное и является механизмом реализации закрепленных в ст.ст. 6,7 УК РФ принципов справедливости и гуманизма.

Как следует из приговора, суд при назначении наказания учел наличие смягчающих наказание осужденной обстоятельств, а также отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, за каждое преступление Н.Е.М. назначил наказание, не превышающее предусмотренных ч. 6 ст. 15 УК РФ пределов, позволяющих изменить категорию преступления. Но несмотря на это, а также в нарушение требований п. 6.1 ч. 1 ст. 299 УПК РФ и п. 4 ст. 307 УПК РФ, обязывающих суд приводить в приговоре мотивы решений всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания, в том числе и наличия либо отсутствия оснований для изменения категории преступления на менее тяжкую, суд первой инстанции не обсудил в приговоре вопрос о возможности применения в отношении Н.Е.М. положений ч. 6 ст. 15 УК РФ и не мотивировал каким-либо образом свое решение. В ходе апелляционной проверки приговора данное нарушение судом второй инстанции устранено не было.

Постановление президиума N 44у-8/2019

 

6. Период отбывания лицом наказания в виде лишения свободы по предыдущему приговору не может засчитываться в срок лишения свободы по правилам ст. 72 УК РФ.

Постановлением Златоустовского городского суда Челябинской области от 6 сентября 2018 года удовлетворено ходатайство о приведении в соответствие с действующим законодательством приговоров в отношении Б.М.В., осужденного: 1) 17 января 2014 года по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ к лишению свободы на срок 2 года условно с испытательным сроком 2 года, который постановлением от 11 июля 2014 года продлен на 1 месяц; 2) 28 апреля 2017 года по ч. 2 ст. 159 УК РФ (19 преступлений), ч. 1 ст. 159 УК РФ (2 преступления), на основании ч. 4 ст. 74, ст. 70 УК РФ (приговор от 17 января 2014 года) к лишению свободы на срок 3 года 5 месяцев с отбыванием в исправительной колонии общего режима; 3) 02 октября 2017 года по ч. 2 ст. 159 УК РФ на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ (приговор от 28 апреля 2017 года) к лишению свободы на срок 3 года 7 месяцев с отбыванием в исправительной колонии общего режима; 4) 18 апреля 2018 года по ч. 1 ст. 159 УК РФ, ч. 5 ст. 69 УК РФ к лишению свободы на срок 3 года 8 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В апелляционном порядке постановление не обжаловалось.

Постановлением президиума Челябинского областного суда от 30 января 2019 года постановление отменено, материал направлен на новое судебное разбирательство.

Из материала судебного производства следует, что по приговору от 28 апреля 2017 года, вступившему в законную силу 27 июня 2017 года, Б.М.В. содержался под стражей в период с 28 апреля 2017 года по 27 июня 2017 года; по приговору от 2 октября 2017 года, вступившему в законную силу 13 октября 2017 года, - с 2 октября 2017 года по 13 октября 2017 года; по приговору от 18 апреля 2018 года, вступившему в законную силу 29 апреля 2018 года, - с 18 апреля 2018 года по 29 апреля 2018 года.

Суд, разрешая ходатайство осужденного о приведении приговора в соответствие с новым уголовным законом, улучшающим его положение, на основании п. "б" ч. 3.1 ст. 72 УК РФ принял решение о зачете времени содержания Б.М.В. под стражей с 28 апреля 2017 года по 29 апреля 2018 года включительно в срок лишения свободы из расчета один день за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима.

Основанием для отмены постановления послужило то обстоятельство, что суд, засчитывая указанный период исходя из льготного расчета, оставил без внимания и оценки то обстоятельство, что в период времени с момента вступления одного приговора в законную силу до постановления другого приговора Б.М.В. фактически отбывал наказание в виде лишения свободы, а не содержался под стражей в качестве меры пресечения.

Постановление президиума N 44у-4/2019

 

7. Окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда.

Приговором Правобережного районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 10 августа 2018 года И.А.А.,

ранее судимый 27 марта 2018 года по ч. 2 ст. 228 УК РФ, с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ к лишению свободы на срок 2 года условно с испытательным сроком 2 года,

осужден по ч. 1 ст. 228 УК РФ к обязательным работам в виде 64 часов, по ч. 2 ст. 228 УК РФ с применением ч. 6.1 ст. 88 УК РФ к лишению свободы на срок 1 год 6 месяцев. С применением ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, путем частичного присоединения к наказанию, назначенному по ч. 2 ст. 228 УК РФ, неотбытого наказания по приговору от 27 марта 2018 года назначено лишение свободы на срок 1 год 10 месяцев. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности с наказанием, назначенным по ч. 1 ст. 228 УК РФ, окончательно назначено лишение свободы на срок 1 год 10 месяцев 8 дней с отбыванием в воспитательной колонии.

Апелляционным определением Челябинского областного суда от 27 сентября 2018 года приговор изменен, внесены уточнения редакционного характера в сведения о судимости И.А.А. по приговору от 27 марта 2018 года.

Постановлением президиума Челябинского областного суда от 20 февраля 2019 года приговор и апелляционное определение отменены, уголовное дело передано на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Основанием для отмены приговора послужило то обстоятельство, что, определяя размер наказания по совокупности приговоров, суд назначил меньшее наказание, чем наказание по приговору от 27 марта 2018 года, что противоречит требованиям ст. 70 УК РФ.

Постановление президиума N 44у-18/2019

 

Процессуальные вопросы

 

8. Запрет определенных действий в качестве меры пресечения суд может избрать при наличии оснований, указанных в ст. 97 УПК РФ, с учетом предусмотренных ст. 99 УПК РФ обстоятельств.

Постановлением Нязепетровского районного суда Челябинской области от 11 марта 2019 года в отношении М.М.Я., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 264.1 УК РФ, избрана мера пресечения в виде запрета определенных действий: запрещено управлять автомобилем или иным транспортным средством, возложена обязанность своевременно являться по вызовам дознавателя, следователя или в суд.

Апелляционным постановлением Челябинского областного суда 29 марта 2019 года постановление отменено, в удовлетворении ходатайства дознавателя об избрании в отношении М.М.Я. меры в виде запрета определенных действий отказано.

Основанием для отмены постановления послужило то, что суд, удовлетворяя ходатайство органа следствия об избрании в отношении М.М.Я. меры пресечения в виде запрета определенных действий, обосновал свое решение основаниями, которые не предусмотрены ст. 97 УПК РФ. В частности суд исходил из того, что М.М.Я. подозревается в совершении преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта, совершенном в состоянии опьянения, кроме того, сослался на личность подозреваемого, привлекавшегося к административной ответственности за совершение административных правонарушений в области дорожного движения, и общественную опасность инкриминируемого ему деяния. Иных оснований для избрания меры пресечения в виде запрета определенных действий судом в постановлении не приведено.

В удовлетворении ходатайства следователя суд апелляционной инстанции отказал в связи с отсутствием в ходатайстве конкретных данных о том, что обвиняемый М.М.Я. скроется от дознания, предварительного следствия и суда, может продолжить заниматься преступной деятельностью либо угрожать свидетелям, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Апелляционное постановление N 10К-1882/2019

 

9. В соответствии со ст. 237 УПК РФ суд по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, если обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения.

Приговором Еманжелинского городского суда Челябинской области от 22 октября 2018 года М.А.И., ранее судимый, осужден по ч. 3 ст. 30, п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ к лишению свободы на срок 2 года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Апелляционным определением Челябинского областного суда от 12 февраля 2019 года приговор отменен, уголовное дело возвращено прокурору г. Еманжелинска Челябинской области для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Согласно апелляционному определению, судом первой инстанции не учтено несоответствие обвинения, изложенного в обвинительном заключении, обвинению, изложенному в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, что исключает возможность вынесения судебного решения. Так, в обвинительном заключении указано, что М.А.И. совершил преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ, тогда как из постановления о привлечении М.А.И. в качестве обвиняемого усматривается, что ему предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 158 УК РФ, ч. 1 ст. 158 УК РФ, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК РФ.

Данное обстоятельство влечет необходимость возвращения уголовного дела прокурору в соответствии со ст. 237 УПК РФ.

Апелляционное определение N 10-615/2019

 

10. При рассмотрении уголовного дела по преступлению, предусмотренному ст. 264.1 УК РФ, суд обязан проверить законность привлечения подсудимого ранее к административной ответственности, что является признаком преступления.

Приговором Миасского городского суда Челябинской области от 16 ноября 2018 года К.С.И., ранее судимый, осужден по ч. 1 ст. 166 УК РФ, ст. 264.1 УК РФ, с применением ст. 69 УК РФ к лишению свободы на срок 2 года 6 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с лишением права заниматься определенной деятельностью, связанной с управлением транспортным средством на срок 3 года.

Апелляционным постановлением Челябинского областного суда от 11 января 2019 года приговор отменен, уголовное дело возвращено прокурору г. Миасса Челябинской области в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом.

К.С.И. обвинялся, в том числе, в совершении преступления, предусмотренного ст. 264.1 УК РФ, то есть в управлении автомобилем лицом, находящимся в состоянии опьянения, подвергнутым административному наказанию за управление транспортным средством в состоянии опьянения. Основанием для квалификации действий К.С.И. по ст. 264.1 УК РФ явилось то обстоятельство, что ранее он постановлением мирового судьи судебного участка N1 Уйского района Челябинской области от 13 ноября 2013 года, вступившим в законную силу 26 ноября 2013 года, был подвергнут по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ наказанию в виде штрафа в размере 30 000 рублей в доход государства с лишением права управления транспортными средствами на 1 год 6 месяцев. Согласно постановлению мирового судьи у К.С.И. водительское удостоверение ОГИБДД ОВД по г. Миассу Челябинской области не изъято, заявление об утере от последнего не поступало.

Вместе с тем судом апелляционной инстанции установлено, что К.С.И. водительское удостоверение выдавалось 29 декабря 1998 года и было действительно до 29 декабря 2008 года. Обмен водительского удостоверения не производился. Таким образом, на момент привлечения К.С.И. к административной ответственности - 13 ноября 2013 года, по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, последний не имел водительского удостоверения. Санкция ч. 3 ст. 12.8 КоАП РФ, которой установлена ответственность за управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения и не имеющим права управления транспортными средствами либо лишенным права управления транспортными средствами, если такие действия не содержат уголовно наказуемого деяния, не предусматривает наказания в виде лишения права управления транспортным средством.

В силу ст. 4.6 КоАП РФ лицо считается подвергнутым административному наказанию со дня вступления в законную силу постановления о назначении административного наказания до истечения одного года со дня окончания исполнения данного постановления. В связи с этим суду надлежит выяснить, исполнено ли постановление о назначении лицу административного наказания по ч. 1 или 3 ст. 12.8 или по ст. 12.26 КоАП РФ и дату окончания исполнения указанного постановления, не прекращалось ли его исполнение, не истек ли годичный срок, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию, не пересматривались ли постановление о назначении лицу административного наказания и последующие постановления, связанные с его исполнением, в порядке, предусмотренном главой 30 КоАП РФ.

Обстоятельства, послужившие основанием для привлечения лица к административной ответственности по ч. 1 или 3 ст. 12.8 либо по ст. 12.26 КоАП РФ, не предопределяют выводы суда о виновности подсудимого в совершении преступления, предусмотренного ст. 264.1 УК РФ, которая устанавливается на основе всей совокупности доказательств, проверенных и оцененных посредством уголовно-процессуальных процедур. Если указанные обстоятельства препятствуют постановлению приговора, суд возвращает уголовное дело прокурору.

Существенное нарушение судом положений уголовно-процессуального законодательства повлекло отмену судебного решения и возвращение дела прокурору.

Апелляционное постановление N 10-53/2019

 

11. Использование следователем в процессуальных документах ненормативной лексики - нецензурной брани является нарушением требований закона, которое может исказить смысл доказательства и правильное толкование таких слов и выражений другими лицами, участниками судопроизводства. Оглашение (озвучивание) в судебном заседании изложенных в протоколах следственных действий показаний, содержащих ненормативную лексику, затрагивает и морально-этическую сторону судопроизводства.

Приговором Брединского районного суда Челябинской области от 27 ноября 2018 года А.К.А. осужден по ч. 5 ст. 171.1 УК РФ к штрафу в размере 300 000 рублей.

Апелляционным постановлением Челябинского областного суда от 12 февраля 2019 года приговор отменен, уголовное дело в отношении А.К.А. возвращено прокурору Брединского района Челябинской области.

В обоснование своих выводов, суд апелляционной инстанции указал, что существенное нарушение уголовно-процессуального закона, препятствующее постановлению приговора или вынесению судом иного решения, допущено следователем и выразилось в том, что в тексте обвинительного заключения использована ненормативная лексика, которая также содержится в протоколе дополнительного осмотра DVD-диска с аудиозаписями. На использование указанных выражений в обвинительном заключении суд первой инстанции обратил внимание в частном постановлении, расценив это в качестве неустранимого нарушения требований УПК РФ. Тем не менее, суд рассмотрел данное уголовное дело по существу и постановил обвинительный приговор со ссылкой, как на доказательство виновности А.К.А., на вышеназванный протокол дополнительного осмотра DVD-диска с аудиозаписями.

Апелляционное постановление N 10-510/2019

 

Судебная практика по гражданским делам

 

Споры, возникающие из гражданских правоотношений

 

1. Течение срока, определенного периодом времени, начинается на следующий день после наступления события (совершения действия), которым определено его начало. Режим работы организаций, осуществляющих деятельность в сферах обслуживания потребителей, устанавливается ими самостоятельно и доводится до сведения потребителей. Поэтому при исчислении срока, установленного в рабочих днях, следует исходить из режима работы (рабочей недели) конкретной организации.

М. обратилась в суд с иском к ООО "Страховая компания "Ренессанс Жизнь" о взыскании уплаченной страховой премии по договору добровольного страхования, сославшись на то, что в соответствии с действующим законодательством она имеет право на возврат уплаченной страховой премии, но это право страховой компанией нарушено.

Суд первой инстанции, установив, что М. отказалась от договора добровольного страхования в течение пяти рабочих дней со дня его заключения, пришел к выводу о том, что в соответствии с Указанием Банка России от 20 ноября 2015 года N 3854-У (вступившим в силу 02 марта 2016 года) М. вправе требовать возврата уплаченной страховой премии.

Суд апелляционной инстанции, исходя из шестидневной рабочей недели, пришел к выводу о том, что, когда М. заявила об отказе от договора страхования, уже истек пятидневный срок. При этом начало течения срока суд апелляционной инстанции определил в день заключения договора страхования, в связи с чем принял по делу новое решение об отказе в иске.

Между тем судом апелляционной инстанции допущены существенные нарушения норм материального права.

Суд апелляционной инстанции, определив начало течения срока, установленного п. 1 вышеназванного Указания Банка России, не со следующего дня после заключения договора страхования, а в день его заключения, не учёл положения ст. 191 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым течение срока, определенного периодом времени, начинается на следующий день после наступления события (совершения действия), которым определено его начало.

Суд апелляционной инстанции при исчислении срока, установленного п. 1 вышеназванного Указания Банка России в рабочих днях, исходил из шестидневной рабочей недели в ООО СК "Ренессанс Жизнь", при этом руководствовался п. 6 ст. 6.1 Налогового кодекса Российской Федерации и ч. 2 ст. 111 Трудового кодекса Российской Федерации.

Между тем судом апелляционной инстанции не учтено, что ст. 6.1 Налогового кодекса Российской Федерации определяет порядок исчисления сроков, установленных законодательством о налогах и сборах, а ст. 111 Трудового кодекса Российской Федерации определяет выходные дни (работникам), при этом указанные нормы не устанавливают выходные дни (рабочую неделю) в конкретной организации.

В силу пп. 2, 3 ст. 11 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" режим работы организаций, осуществляющих деятельность в сферах обслуживания потребителей, устанавливается ими самостоятельно и доводится до сведения потребителей.

Согласно подп. 1 п. 6 ст. 6 Закона Российской Федерации "Об организации страхового дела в Российской Федерации" в целях доведения до страхователей информации о своей деятельности страховщик должен иметь собственный сайт в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет", на котором размещается, в частности, следующая информация: полное наименование, адрес (место нахождения), номера телефонов, режим работы страховщика, его филиалов и представительств.

Суд апелляционной инстанции не установил, какая информация о режиме работы в представительствах ООО СК "Ренессанс Жизнь" в городе Челябинске размещена страховщиком и доведена до сведения М. при заключении договора страхования (учитывая, что страховщик должен был предусмотреть в договоре право страхователя в течение пяти рабочих дней отказаться от договора), при этом выводы суда первой инстанции и доводы М. о пятидневной рабочей неделе страховщика судом апелляционной инстанции ничем не опровергнуты.

Дело N 44г - 17/2019

 

2. При возмещении убытков в порядке регресса проценты за пользование чужими денежными средствами взыскиваются со дня вступления в законную силу решения суда и по день фактического исполнения обязательства.

ПАО "АСКО-СТРАХОВАНИЕ" обратилось в суд с иском к Б. о возмещении убытков в порядке регресса, процентов за пользование чужими денежными средствами, подлежащих начислению на взысканные суммы, с момента вступления в силу решения суда по настоящему делу по день фактической уплаты, указав, что 13 июня 2016 года по вине водителя Б., управлявшего автомобилем "ВАЗ 21099", произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого принадлежащий Ж. автомобиль "Форд" был поврежден. После обращения Ж. в ПАО "АСКО-СТРАХОВАНИЕ" страховая компания произвела выплату страхового возмещения в рамках действия договора ОСАГО в размере 104000 рублей. Поскольку Б. на момент дорожно-транспортного происшествия находился в состоянии алкогольного опьянения, им подлежат возмещению выплаченные страховщиком суммы.

Суд постановил решение о частичном удовлетворении иска, взыскал с Б. в пользу ПАО "АСКО-СТРАХОВАНИЕ" в счет возмещения убытков 104000 рублей, расходы по оплате государственной пошлины 3280 рублей.

В удовлетворении иска в части взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами суд отказал.

Не соглашаясь с таким решением в части отказа в удовлетворении искового требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, подлежащих начислению на взысканные денежные суммы со дня вступления в законную силу решения суда и по день фактического исполнения обязательства, судебная коллегия исходила из следующего.

Согласно подп. "б" п. 1 ст. 14 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит право требования потерпевшего к лицу, причинившему вред, в размере произведенной потерпевшему страховой выплаты, если вред был причинен указанным лицом при управлении транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного).

В соответствии с пп. 1 и 3 ст. 395 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях неправомерного удержания денежных средств, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате подлежат уплате проценты на сумму долга. Размер процентов определяется ключевой ставкой Банка России, действовавшей в соответствующие периоды. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

Проценты за пользование чужими средствами взимаются по день уплаты суммы этих средств кредитору, если законом, иными правовыми актами или договором не установлен для начисления процентов более короткий срок.

Согласно разъяснениям, изложенным в п.37 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2016 года N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств", проценты, предусмотренные п.1 ст. 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, подлежат уплате независимо от основания возникновения обязательства (договора, других сделок, причинения вреда, неосновательного обогащения или иных оснований, указанных в Гражданском кодексе Российской Федерации).

Обязанность причинителя вреда по уплате процентов, предусмотренных ст.395 Гражданского кодекса Российской Федерации, возникает со дня вступления в законную силу решения суда, которым удовлетворено требование потерпевшего о возмещении причиненных убытков, если иной момент не указан в законе, при просрочке их уплаты должником.

При заключении потерпевшим и причинителем вреда соглашения о возмещении причиненных убытков проценты, установленные ст. 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, начисляются с первого дня просрочки исполнения условий этого соглашения, если иное не предусмотрено таким соглашением (п. 57 указанного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации).

В данном случае соглашение о возмещении причиненных убытков между потерпевшим и причинителем вреда отсутствует, поэтому с ответчика следует произвести взыскание процентов со дня вступления в законную силу решения суда и по день уплаты взысканных сумм страхового возмещения и расходов по уплате государственной пошлины, исходя из ключевой ставки Банка России, действующей в соответствующие периоды просрочки.

Дело N 11-1122/2019

 

Споры, связанные с защитой прав потребителей

 

3. В случае, если суд апелляционной инстанции придет к выводу о том, что решение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении иска по причине пропуска срока исковой давности или пропуска установленного федеральным законом срока обращения, принятое без исследования и установления иных фактических обстоятельств дела, является незаконным и (или) необоснованным, то он на основании ч. 1 ст. 330 и ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации отменяет решение суда первой инстанции и направляет дело в суд первой инстанции для его рассмотрения по существу заявленных требований.

Истцы Ж. обратились в суд с иском к ОАО СК "Челябинскгражданстрой" о взыскании в пользу каждого стоимости работ и материалов, необходимых для устранения выявленных недостатков, неустойки, компенсации морального вреда, штрафа, указав в обоснование иска на наличие заключенного с ОАО СК "Челябинскгражданстрой" договора купли-продажи однокомнатной квартиры. В соответствии с экспертным заключением ремонтно-строительные работы по устройству внутренней отделки указанной квартиры не соответствуют обязательным требованиям, предъявляемым к подобного рода работам, стоимость устранения выявленных недостатков составляет 49570 рублей. Поскольку претензионные требования ответчиком не удовлетворены, последовало обращение в суд.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении заявленного иска, суд первой инстанции без исследования фактических обстоятельств по делу пришел к выводу о том, что истцами пропущен установленный ст. 477 Гражданского кодекса Российской Федерации срок для обращения в суд с иском о защите прав потребителей.

Из материалов дела следует, что отделочные работы, по качеству выполнения которых возник спор, на спорном объекте выполняло на основании договора строительного подряда от 30 июня 2014 года, заключенного с ОАО СК "Челябинскгражданстрой", ООО "СтройГрад", гарантийный срок на выполненные работы составлял пять лет с даты ввода объекта в эксплуатацию, истцы стороной по указанному договору не являлись.

Из содержания ст.ст.721, 723, 755, 557, 475 Гражданского кодекса Российской Федерации, п.3 ст.29 Закона РФ "О защите прав потребителей" следует, что действующее гражданское законодательство прямо не регулирует вопросы, связанные с переходом гарантии подрядчика (застройщика) на результат работ в случае отчуждения объекта недвижимости третьим лицам, в том числе гражданам, однако, по смыслу приведенных выше норм, гарантийные обязательства связаны с результатом работ, а не с личностью лица, использующего его.

Таким образом, судебная коллегия сделала вывод о том, что, приобретя право собственности на квартиру по договору купли-продажи, истцы приобрели (как потребители) и право требования к продавцу об устранении выявленных в квартире недостатков и возмещении материального ущерба.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п.38 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 года N13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции", если суд апелляционной инстанции придет к выводу о том, что принятое судом первой инстанции в предварительном судебном заседании (абз.2 ч.6 ст.152 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) решение об отказе в удовлетворении иска (заявления) по причине пропуска срока исковой давности или пропуска установленного федеральным законом срока обращения в суд является незаконным и (или) необоснованным, то он на основании ч.1 ст.330 и ст.328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации отменяет решение суда первой инстанции. В такой ситуации, с учетом положений абз.2 ч.1 ст.327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации о повторном рассмотрении дела судом апелляционной инстанции, дело подлежит направлению в суд первой инстанции для его рассмотрения по существу заявленных требований, поскольку обжалуемое решение суда было вынесено в предварительном судебном заседании без исследования и установления иных фактических обстоятельств дела.

 

Дело 11-1768/2019

 

Споры, вытекающие из земельных правоотношений

 

4. Взыскание неосновательного обогащения за использование земельного участка собственниками расположенного на данном участке строения, в период, когда они являлись плательщиками земельного налога (налога на недвижимость), неправомерно.

Министерство имущества и природных ресурсов Челябинской области обратилось в суд с иском к Л., Т. о взыскании неосновательного обогащения за использование земельного участка в период с 27 декабря 2013 года по 15 августа 2017 года.

Судом установлено, что на основании распоряжения Министерства промышленности и природных ресурсов Челябинской области между ГСБУ "Челябинский областной фонд имущества" (продавец) и Л., Т. (покупатели) заключен договор купли-продажи данного земельного участка. Переход права собственности на участок к покупателям зарегистрирован 27 декабря 2013 года.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 27 апреля 2017 года указанный договор купли-продажи признан недействительным, применены последствия недействительности сделки, прекращено право собственности Л., Т. на земельный участок, который возвращен в собственность Челябинской области, с Министерства имущества и природных ресурсов Челябинской области в пользу ответчиков взысканы уплаченные по договору купли-продажи земельного участка денежные средства.

Исходя из того, что до вынесения апелляционного определения от 27 апреля 2017 года ответчики являлись собственниками земельного участка и плательщиками земельного налога, суд первой инстанции пришел к выводу, что взысканию подлежит неосновательное обогащение за период с 27 апреля 2017 года по дату прекращения права собственности ответчиков на земельный участок, в удовлетворении остальной части иска отказал.

Судебная коллегия согласилась с выводами суда первой инстанции о том, что в период уплаты земельного налога у ответчиков отсутствовало неосновательное обогащение в связи с использованием земельного участка, учитывая следующее.

На основании п. 1 ст. 65 Земельного кодекса Российской Федерации использование земли в Российской Федерации является платным. Формами платы за использование земли являются земельный налог (до введения в действие налога на недвижимость) и арендная плата.

По правилам п. 1 ст. 388 Налогового кодекса Российской Федерации плательщиками земельного налога признаются организации и физические лица, обладающие земельными участками на праве собственности, праве постоянного (бессрочного) пользования или праве пожизненного наследуемого владения.

В соответствии с пп. 1 и 2 ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке.

Согласно п. 5 ч. 2 ст. 14 Федерального закона от 13 июля 2015 года N 218-ФЗ "О государственной регистрации недвижимости" вступившие в законную силу судебные акты являются основаниями для государственной регистрации прав.

Если в резолютивной части судебного акта решен вопрос о применении последствий недействительности сделки в виде возврата недвижимого имущества одной из сторон сделки, то такие решения являются основанием для внесения записи в реестр.

В рассматриваемом случае в резолютивной части апелляционного определения от 27 апреля 2017 года указано на признание недействительным договора купли-продажи земельного участка и применение последствий недействительности сделки в виде возврата участка в собственность Челябинской области.

Следовательно, вступивший в законную силу судебный акт о признании сделки недействительной и применении последствий ее недействительности в виде возврата имущества является основанием для внесения в реестр записей о погашении записи о праве собственности покупателя и внесении записи о праве собственности продавца. При этом действующим законодательством не предусмотрено в качестве последствий недействительности сделки аннулирование в судебном порядке записи о государственной регистрации права собственности. Признание недействительной сделки, на основании которой внесена запись в реестр, является основанием для последующего внесения изменений в реестр.

Обязанность по уплате налога или сбора, как указано в ст. 40 Налогового кодекса Российской Федерации, возникает, изменяется и прекращается при наличии оснований, установленных Налоговым кодексом Российской Федерации или иным актом законодательства о налогах и сборах.

Пунктом 3 ст. 44 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что обязанность налогоплательщика по уплате налогов прекращается, в частности, с возникновением обстоятельств, с которыми законодательство о налогах и (или) сборах связывает прекращение обязанности по уплате данного налога.

Поэтому признание гражданско-правовой сделки недействительной само по себе не изменяет налоговые правоотношения, если законодательство о налогах и сборах не оговаривает это обстоятельство в качестве основания возникновения, изменения или прекращения обязанности по уплате налогов.

Из положений гл. 31 Налогового кодекса Российской Федерации следует, что физическое лицо признается плательщиком земельного налога в отношении земельного участка, являющегося объектом налогообложения и перешедшего к нему по договору купли-продажи, с момента государственной регистрации права собственности на этот земельный участок. Обязанность по уплате земельного налога прекращается со дня внесения в Единый государственный реестр прав записи о праве иного лица на соответствующий земельный участок.

Признание судом договора купли-продажи земельного участка недействительным не является основанием, в силу которого Л. и Т. не считаются плательщиками земельного налога за период с момента государственной регистрации перехода права собственности на земельный участок до момента вступления в законную силу решения суда о признании сделки купли-продажи земельного участка недействительной.

Установление факта ничтожности сделки по приобретению объекта недвижимости не влечет автоматического прекращения права собственности на этот объект, а является лишь основанием для прекращения вещного права.

В соответствии с п. 1 ст. 131 Гражданского кодекса Российской Федерации указанные права на земельный участок подлежат государственной регистрации, которые в силу п. 2 ст. 8.1 Гражданского кодекса Российской Федерации являются прекращенным с момента осуществления такой регистрации.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 июля 2009 года N 54 "О некоторых вопросах, возникающих у арбитражных судов при рассмотрении дел, связанных с взиманием земельного налога", обязанность уплачивать земельный налог возникает у лица с момента регистрации за ним права на земельный участок, то есть внесения записи в реестр, и прекращается со дня внесения в реестр записи о праве иного лица на соответствующий земельный участок.

Исходя из изложенного, Л. и Т. правильно признаны судом первой инстанции плательщиками земельного налога, в связи с чем в данный период взыскание с них сумм неосновательного обогащения невозможно.

Дело N 11-1807/2019

 

Споры, возникающие из жилищных правоотношений

 

5. При выборе дольщиком способа защиты нарушенного права, предусмотренного ч.2 ст.7 Федерального закона "Об участии в долевом строительстве", он не вправе по тем же недостаткам предъявлять иные требования.

В 2017 году истец обратился с иском о безвозмездном устранении строительных недостатков в квартире, переданной ему во исполнение условий договора о долевом участии в строительстве, решением суда его требования были удовлетворены.

В 2017 году истец обратился с иском о безвозмездном устранении строительных недостатков в квартире, переданной ему во исполнение условий договора о долевом участии в строительстве, решением суда его требования были удовлетворены.

Затем истцом были предъявлены самостоятельные требования о взыскании денежных средств в счет выполнения ремонтно-строительных работ по устранению строительных недостатков, по большей части которых было принято судебное решение.

Удовлетворяя требование истца о взыскании денежных средств, суд первой инстанции исходил из того, что ответчик производил работы по устранению строительных недостатков во исполнение судебного решения от 2017 года и не обеспечил выполнение работ надлежащим образом, не устранил выявленные недостатки. В связи с чем пришел к выводу о праве истца требовать возмещения денежной суммы в виде компенсации расходов, необходимых для устранения недостатков объекта долевого строительства в размере, определенном в новом заключении судебных экспертов.

Судебная коллегия с данным выводом не согласилась.

В соответствии с чч. 1, 2, 5 ст. 7 Федерального закона от 30 декабря 2004 года N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" застройщик обязан передать участнику долевого строительства объект долевого строительства, качество которого соответствует условиям договора, требованиям технических регламентов, проектной документации и градостроительных регламентов, а также иным обязательным требованиям.

В случае, если объект долевого строительства построен (создан) застройщиком с отступлениями от условий договора и (или) указанных в части 1 настоящей статьи обязательных требований, приведшими к ухудшению качества такого объекта, или с иными недостатками, которые делают его непригодным для предусмотренного договором использования, участник долевого строительства, если иное не установлено договором, по своему выбору вправе потребовать от застройщика: 1) безвозмездного устранения недостатков в разумный срок; 2) соразмерного уменьшения цены договора; 3) возмещения своих расходов на устранение недостатков. Гарантийный срок для объекта долевого строительства, за исключением технологического и инженерного оборудования, входящего в состав такого объекта долевого строительства, устанавливается договором и не может составлять менее чем пять лет.

Таким образом, трактовка ч. 2 ст. 7 Федерального закона "Об участии в долевом строительстве" о праве дольщика альтернативно, по своему выбору, предъявлять требования не позволяет заявлять более одного из указанных требований.

Проанализировав состав недостатков, устранить которые ответчик обязан решением суда от 2017 года, судебная коллегия пришла к выводу, что недостатки в колонне, железобетонной плите перекрытия над пятым этажом, наружных стенах, оконных и балконных конструкциях, полах, утепления наружных ограждающих конструкций и на балконе были предметом судебного разбирательства.

Поэтому судебная коллегия пришла к выводу, что в указанной части истец в силу ч. 2 ст. 7 Федерального закона "Об участии в долевом строительстве" не вправе предъявить иные требования, решение суда первой инстанции в данной части было отменено с принятием нового решения об отказе в иске.

В случае несогласия истца с качеством осуществленных ответчиком работ по исполнению решения суда от 2017 года, данный вопрос должен разрешаться в ходе исполнительного производства, а не путем подачи самостоятельного иска.

Дело N 11-3356/2019

 

Споры, возникающие из трудовых и социальных правоотношений

 

6. Расторжение трудового договора с руководителем организации по п. 2 ч. 1 ст. 278 Трудового кодекса Российской Федерации (в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица, либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о прекращении трудового договора) не является мерой юридической ответственности, в связи с чем соблюдение порядка привлечения к дисциплинарной ответственности по ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации не требуется. Для признания увольнения по данному основанию незаконным необходимо установление судом злоупотребления правом и (или) дискриминации в сфере труда (ст.ст. 1, 2 и 3 Трудового кодекса Российской Федерации) со стороны работодателя - уполномоченного органа.

Так, П. обратилась в суд с иском к администрации г. Трехгорного Челябинской области, МУП "СЭЖФ" о признании незаконным распоряжения Главы администрации г. Трехгорного от 14 ноября 2018 года N 130-01 о прекращении трудового договора с работником на основании п. 2 ч. 1 ст. 278 Трудового кодекса Российской Федерации; восстановлении на работе, взыскании денежной компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что уволена с должности директора МУП "СЭЖФ" в связи с наличием виновных действий (бездействия) руководителя, выявленных по результатам комплексной проверки финансово-экономической деятельности предприятия за 2016-2017 годы, без выплаты гарантий, предусмотренных ст. 279 Трудового кодекса Российской Федерации.

Принимая решение об удовлетворении иска, суд первой инстанции указал, что решение о прекращении трудового договора с директором МУП "СЭЖФ" П. принято в качестве меры юридической ответственности руководителя данного предприятия по результатам проверки финансово-экономической и хозяйственной деятельности, при этом был нарушен порядок привлечения П. к дисциплинарной ответственности, а именно: в представленных документах нет сведений о конкретных виновных ее действиях, их причинах, вины истца, ранее изданные ответчиком распоряжения о привлечении истца к дисциплинарной ответственности от 04 декабря 2017 года, от 20 апреля 2018 года были приняты по результатам этих же проверок, а объяснения даны только по части этих нарушений, суд также указал, что систематическое нарушение ответчиком порядка привлечения к дисциплинарной ответственности суд расценивает в качестве злоупотребления правом и дискриминации в сфере труда.

При этом суд не учел, что в тексте распоряжения от 14 ноября 2018 года N 130-01 о прекращении трудового договора с работником указано основание - п. 2 ч. 1 ст. 278 Трудового кодекса Российской Федерации, а ссылка в тексте распоряжения на наличие виновных действий (бездействия) по итогам финансово-хозяйственной деятельности МУП "СЭЖФ" за 2017 год, за 2016 год - текущий 2017 год, за 2018 год сделана в обоснование решения не предоставлять истцу гарантии, предусмотренные ст. 279 Трудового кодекса Российской Федерации.

Делая вывод о систематическом нарушении порядка привлечения истца к дисциплинарной ответственности, суд не учел, что ранее изданные распоряжения о привлечении истца к дисциплинарной ответственности по итогам финансово-хозяйственной деятельности предприятия предметом спора не являлись.

Дело N 11-3152/2019

 

7. Правоотношения, возникшие при исполнении договора о целевом обучении, являются трудовыми, регулируются трудовым законодательством. Штраф является одним из способов обеспечения исполнения обязательств, который регулируется гл. 23 Гражданского кодекса Российской Федерации, поэтому штраф по договору о целевом обучении взысканию не подлежит.

Так, ОАО "РЖД" обратилось в суд с иском к К. о взыскании суммы расходов на обучение, штрафа в двукратном размере от стоимости обучения, ссылаясь на то, что 15 июня 2016 года между сторонами был заключен договор "О целевом обучении", на основании которого на обучение ответчика в университете ОАО "РЖД" затрачены денежные средства, пунктом 5 договора предусмотрена обязанность ответчика по возмещению расходов по целевой подготовке в случае отчисления из учебного заведения и уплате штрафа в двукратном размере от расходов.

Удовлетворяя иск в части взыскания штрафа, суд первой инстанции исходил из того, что обязанность ответчика по уплате штрафа предусмотрена условиями договора о целевом обучении.

При этом суд не учел, что в соответствии со ст. 1 Трудового кодекса Российской Федерации основными задачами трудового законодательства являются создание необходимых правовых условий для достижения оптимального согласования интересов сторон трудовых отношений, интересов государства, а также правовое регулирование трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений, в том числе по подготовке и дополнительному профессиональному образованию работников непосредственно у данного работодателя. Правоотношения сторон по ученическому договору регулируются нормами гл. 32 Трудового кодекса Российской Федерации. Согласно ст. 206 Трудового кодекса Российской Федерации условия ученического договора, противоречащие настоящему Кодексу, коллективному договору, соглашениям, являются недействительными и не применяются.

Таким образом, правоотношения, возникшие при исполнении договора о целевом обучении, являются трудовыми, регулируются трудовым законодательством, а не нормами гражданского законодательства, тогда как штраф является одним из способов обеспечения исполнения обязательств, который регулируется гл. 23 Гражданского кодекса Российской Федерации. Трудовым законодательством взыскание штрафа с работника в пользу работодателя не предусмотрено. Следовательно, условие договора о целевом обучении в части взыскания штрафа является ничтожным и не может порождать для ответчика правовых последствий.

Дело N 11-1887/2019

 

Споры, вытекающие из семейных правоотношений

 

8. Если при каждом из родителей остаются дети, размер алиментов с одного из родителей в пользу другого, менее обеспеченного, определяется в твердой денежной сумме.

А.Т. обратилась в суд с иском к А.А. об определении места жительства несовершеннолетнего сына А. с ней, о взыскании с ответчика алиментов в размере 1/3 части всех видов заработка ежемесячно на содержание двух несовершеннолетних детей. Ответчик А.А. обратился со встречным иском к А.Т. об определении места жительства сына с ним.

Суд принял решение, которым определил место жительства несовершеннолетнего А. с отцом А.А. и взыскал с А.А. в пользу А.Т. алименты на содержание дочери М. в размере 1/4 доли всех видов заработка и/или иного дохода ежемесячно.

Судебная коллегия не согласилась с решением суда первой инстанции в части взыскания с А.А. в пользу А.Т. алиментов на содержание дочери М. в связи с неправильным применением судом норм материального права.

Взыскивая с А.А. в пользу А.Т. алименты на содержание дочери в долевом отношении к заработку, суд первой инстанции руководствовался положениями ст.ст. 80, 81 Семейного кодекса Российской Федерации и исходил из того, что алименты подлежат взысканию с А.А. только на содержание дочери, поскольку место жительства сына определено с отцом.

Однако судом не учтено, что в соответствии с п. 3 ст. 83 Семейного кодекса Российской Федерации, если при каждом из родителей остаются дети, размер алиментов с одного из родителей в пользу другого, менее обеспеченного, определяется в твердой денежной сумме, взыскиваемой ежемесячно и определяемой судом в соответствии с п.2 настоящей статьи.

Согласно п. 2 ст. 83 Семейного кодекса Российской Федерации размер твердой денежной суммы определяется судом исходя из максимально возможного сохранения ребенку прежнего уровня его обеспечения с учетом материального и семейного положения сторон и других заслуживающих внимания обстоятельств.

Размер алиментов, взыскиваемых по решению суда в твердой денежной сумме, в целях их индексации устанавливается судом кратным величине прожиточного минимума, определенной в соответствии с правилами пункта 1 настоящей статьи, в том числе размер алиментов может быть установлен в виде доли величины прожиточного минимума (п. 2 ст. 117 Семейного кодекса Российской Федерации).

Учитывая указанные положения закона, оснований для установления размера алиментов, взысканных с А.А. в пользу А.Т. на содержание дочери в долевом отношении к заработку, у суда не имелось.

Судебной коллегией решение суда в указанной части изменено. Поскольку А.Т. являлась менее обеспеченной, чем А.А., исходя из материального и семейного положения сторон, необходимости сохранения дочери сторон прежнего уровня обеспечения и поддержания необходимого уровня ее материального содержания, исходя из равенства обязанностей родителей по содержанию своего несовершеннолетнего ребенка, судебной коллегией с А.А. в пользу А.Т. взысканы алименты на содержание несовершеннолетней дочери М. в размере, кратном величине прожиточного минимума по Челябинской области, установленной для детей, ежемесячно.

Дело N 11-2415/2019

 

Споры, возникающие из кредитных обязательств, договоров займа

 

9. При взыскании процентов за пользование займом по договорам микрозайма, заключенным с 29 марта 2016 года, следует учитывать ограничения, установленные п. 1 ст. 12.1 Федерального закона от 02 июля 2010 года N 151-ФЗ "О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях" (в редакции, действующей на дату заключения договора займа).

ООО "Магзайм" (далее - общество) обратилось в суд с исковыми требованиями к заемщику Ч. о взыскании задолженности по договору займа от 26 апреля 2017 года, по условиям которого общество предоставило заемщику заем в размере 30000 рублей на срок до 16 мая 2017 года.

Решением суда исковые требования ООО "Магзайм" удовлетворены, с Ч. в пользу ООО "Магзайм" взыскана задолженность по договору займа от 26 апреля 2017 года в размере 121830 рублей, в том числе сумма займа 30000 рублей, проценты в размере 89640 рублей, неустойка в размере 2190 рублей, а также расходы на уплату государственной пошлины в сумме 3636 рублей 60 копеек.

Изменяя решение суда первой инстанции в части размера взысканных сумм, судебная коллегия отметила, что при взыскании процентов за пользование займом судом не учтены ограничения, установленные п. 1 ст. 12.1 Федерального закона от 02 июля 2010 года N 151-ФЗ "О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях".

В соответствии с п. 1 ст. 12.1 Федерального закона "О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях" (в редакции, действующей на дату заключения оспариваемого договора займа) после возникновения просрочки исполнения обязательства заемщика - физического лица по возврату суммы займа и (или) уплате причитающихся процентов микрофинансовая организация по договору потребительского займа, срок возврата потребительского займа по которому не превышает одного года, вправе продолжать начислять заемщику - физическому лицу проценты только на не погашенную им часть суммы основного долга. Проценты на не погашенную заемщиком часть суммы основного долга продолжают начисляться до достижения общей суммы подлежащих уплате процентов размера, составляющего двукратную сумму непогашенной части займа. Микрофинансовая организация не вправе осуществлять начисление процентов за период времени с момента достижения общей суммы подлежащих уплате процентов размера, составляющего двукратную сумму непогашенной части займа, до момента частичного погашения заемщиком суммы займа и (или) уплаты причитающихся процентов.

Таким образом, размер процентов за пользование займом, взыскиваемых кредитором, по договору займа, заключенному 26 апреля 2017 года, не может превышать двукратной суммы непогашенной части займа, то есть суммы в размере 60000 рублей (30000 рублей - сумма займа, не погашенная на дату вынесения решения суда, 30000 рублей x 2 = 60000 рублей).

Учитывая изложенное, судебная коллегия изменила решение суда в части размера взысканных процентов, взыскав с Ч. в пользу ООО "Магзайм" проценты в размере 60000 рублей.

Дело N 11-2187/2019

 

Применение норм гражданского процессуального законодательства

 

10. Положения процессуального законодательства о пропорциональном возмещении (распределении) судебных издержек (ст.ст. 98, 102, 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) не подлежат применению при разрешении требований о взыскании неустойки, которая уменьшается судом в связи с несоразмерностью последствиям нарушения обязательства (ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Решением суда частично удовлетворены исковые требования Банка. С Г. в пользу Банка взыскана задолженность по кредитному договору.

Определяя ко взысканию с ответчика в пользу истца возмещение расходов на уплату государственной пошлины, суд первой инстанции исходил из того, что исковые требования истца удовлетворены частично, поскольку размер заявленной неустойки снижен судом в соответствии со ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с чем сделал вывод о том, что расходы истца на уплату государственной пошлины подлежат взысканию с ответчика пропорционально удовлетворённым требованиям.

С указанными выводами суда о размере возмещения истцу расходов на уплату государственной пошлины судебная коллегия не согласилась, изменила решение суда, указав следующее.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в п.21 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 1 от 21 января 2016 года "О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела", положения процессуального законодательства о пропорциональном возмещении (распределении) судебных издержек (ст.ст. 98, 102, 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) не подлежат применению при разрешении требований о взыскании неустойки, которая уменьшается судом в связи с несоразмерностью последствиям нарушения обязательства, получением кредитором необоснованной выгоды (ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Указанные разъяснения Пленума Верховного Суда РФ не были учтены судом при разрешении вопроса о возмещении истцу расходов по оплате государственной пошлины. Учитывая изложенное, судебная коллегия изменила решение суда в части взыскания с Г. в пользу Банка суммы возмещения расходов на уплату государственной пошлины, приняла в указанной части новое решение о взыскании с ответчика в пользу истца расходов на уплату государственной пошлины в полном размере.

Дело N 11-1882/2019

 

11. Административные иски об оспаривании решений органов государственной власти или местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих подлежат рассмотрению по правилам Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Ш. обратился в суд с административным иском о признании недействительными приказов Департамента по недропользованию по Уральскому федеральному округу об изъятии земельных участков для государственных нужд РФ.

Передавая исковое заявление по подсудности в Чесменский районный суд Челябинской области, суд первой инстанции исходил из того, что настоящее дело подлежит рассмотрению в порядке, предусмотренном Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации, и в соответствии с положениями ст.30 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации по правилам об исключительной подсудности передал дело на рассмотрение в суд по месту нахождения спорных земельных участков.

С таким выводом суда первой инстанции судебная коллегия не может согласиться по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 47 Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Согласно п. 2 ч. 2 ст. 1 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суды в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, рассматривают и разрешают подведомственные им административные дела о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, прав и законных интересов организаций, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, в том числе административные дела об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, иных государственных органов, органов военного управления, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих.

Часть 1 ст. 218 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации закрепляет право граждан, организаций, иных лиц обратиться в суд с требованиями об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти или местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц, государственных или муниципальных служащего, если они полагают, что нарушены или оспорены их права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению их прав, свобод и реализации законных интересов или на них незаконно возложены какие-либо обязанности.

В спорном случае право собственности административного истца на принадлежащие ему земельные участки не оспаривается, административный истец, обращаясь с административным иском о признании оспариваемых приказов незаконными, указал на то, что у административного ответчика отсутствовали законные основания на изъятие принадлежащих ему на праве собственности земельных участков, в связи с чем настоящее дело подлежит рассмотрению в порядке административного судопроизводства.

Согласно ч. 1 ст. 22 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации административное исковое заявление к органу государственной власти, иному государственному органу, органу местного самоуправления, избирательной комиссии, комиссии референдума, организации, наделенной отдельными государственными или иными публичными полномочиями, подается в суд по месту их нахождения, к должностному лицу, государственному или муниципальному служащему - по месту нахождения органа, в котором указанные лица исполняют свои обязанности.

В соответствии с ч. 3 ст. 24 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации административное исковое заявление об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, иных государственных органов, органов местного самоуправления, организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц (за исключением судебных приставов-исполнителей), государственных и муниципальных служащих может подаваться также в суд по месту жительства гражданина, являющегося административным истцом, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, - по месту нахождения организации, являющейся административным истцом.

Таким образом, административный истец, обращаясь в порядке, предусмотренном Кодексом административного судопроизводства Российской Федерации, по правилам об альтернативной подсудности, обратился в суд по месту своего жительства, что в силу ч. 4 ст. 24 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации является его правом.

Более того, суд, передавая дело по подсудности в Чесменский районный суд Челябинской области, при наличии ранее вынесенного указанным судом определения о возврате заявления ввиду неподсудности административного иска Чесменскому районному суду Челябинской области, не учел положений ч. 4 ст. 27 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации о том, что споры о подсудности между судами в Российской Федерации не допускаются.

Установив изложенное, судебная коллегия отменила обжалуемое определение суда, направив дело по административному иску Ш. к Департаменту по недропользованию по Уральскому федеральному округу о признании недействительными приказов в Курчатовский районный суд г. Челябинска для рассмотрения по существу в порядке административного судопроизводства.

Дело 11-3542/2019

 

Судебная практика по административным делам

 

1. Отказ в согласовании проведения публичного мероприятия возможен только в случаях, если уведомление о его проведении подано лицом, которое в соответствии с названным Федеральным законом не вправе быть организатором публичного мероприятия, либо если в уведомлении в качестве места проведения публичного мероприятия указано место, в котором в соответствии с данным Федеральным законом или законом субъекта Российской Федерации проведение публичного мероприятия запрещается.

Гражданин Ч. обратился в суд с административным иском к Администрации городского поселения о признании отказа в согласовании пикета незаконным, о возложении обязанности не препятствовать в проведении пикета 10 ноября 2018 года в указанное в уведомлении время и в заявленном месте.

Судом принято решение об отказе в удовлетворении заявленных Ч. требований.

Судебная коллегия пришла к выводу о наличии оснований к отмене решения суда и приняла новое решения о частичном удовлетворении заявленных требований.

Из материалов дела следует, что Ч. 30 октября 2018 года подал в Администрацию городского поселения уведомление о проведении пикета. В уведомлении назвал цель публичного мероприятия, форму проведения публичного мероприятия - пикет, указал содержание лозунгов, плакатов, а также, что предполагается использование флагов, символики общественных объединений, политических партий и движений, раздача воздушных шаров, сбор подписей. В уведомлении заявитель указал место проведения публичного мероприятия, дату и время проведения публичного мероприятия, предполагаемое количество участников - до 30 человек. Организатором публичного мероприятия по уведомлению заявлен Ч.

30 октября 2018 года Администрацией дан ответ об отказе в проведении пикета, из содержания которого следовало, что поданное уведомление не соответствует требованиям Федерального закона от 19 июня 2004 года N 54-ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях"; указанные в уведомлении места проведения публичного мероприятия не могут быть согласованы с администрацией, так как в соответствии с Перечнем единых специально отведенных или приспособленных для коллективного обсуждения общественно значимых вопросов и выражения общественных настроений, а также массового присутствия граждан для публичного выражения общественного мнения по поводу актуальных проблем преимущественно общественно-политического характера мест на территории Челябинской области, утвержденным Постановлением Правительства Челябинской области от 28 декабря 2012 года N 731-П, на территории города специально отведенным местом является Комсомольская площадь города; в целях реализации части 2 статьи 5 Закона о публичных мероприятиях сведения о соответствии организатора публичного мероприятия требованиям, предъявляемым к данному лицу (в частности, справка об отсутствии судимости), могут быть представлены организатором публичного мероприятия совместно с уведомлением о его проведении (части 1 и 2 статьи 5, часть 1 статьи 7, часть 3 статьи 12 Закона). К уведомлению Ч. такая справка не предоставлена.

Разрешая заявленные требования и отказывая в удовлетворении административного иска, суд исходил из того, что отказ в проведении заявленного публичного мероприятия является законным и обоснованным, не нарушает прав административного истца.

Судебная коллегия признала выводы суда первой инстанции не соответствующими нормам материального права по следующим мотивам.

Согласно части 3 статьи 12 Федерального закона от 19 июня 2004 года N 54-ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации или орган местного самоуправления отказывает в согласовании проведения публичного мероприятия только в случаях, если уведомление о его проведении подано лицом, которое в соответствии с названным Федеральным законом не вправе быть организатором публичного мероприятия, либо если в уведомлении в качестве места проведения публичного мероприятия указано место, в котором в соответствии с данным Федеральным законом или законом субъекта Российской Федерации проведение публичного мероприятия запрещается.

Таких оснований для отказа в согласовании проведения публичного мероприятия в виде пикета судебной коллегией не установлено.

Пунктом 1 статьи 2 Федерального закона от 19 июня 2004 года N 54-ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" (далее - Федеральный закон от 19 июня 2004 года N 54-ФЗ) установлено, что целью публичного мероприятия является свободное выражение и формирование мнений, выдвижение требований по различным вопросам политической, экономической, социальной и культурной жизни страны и вопросам внешней политики или информирование избирателей о своей деятельности при встрече депутата законодательного (представительного) органа государственной власти, депутата представительного органа муниципального образования с избирателями.

Частью 1 статьи 12 Федерального закона от 19 июня 2004 года N 54-ФЗ установлены обязанности органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органа местного самоуправления, возникающие после получения уведомления о проведении публичного мероприятия.

Одной из таких обязанностей является доведение до сведения организатора публичного мероприятия в течение трех дней со дня получения уведомления о проведении публичного мероприятия обоснованного предложения об изменении места и (или) времени проведения публичного мероприятия, а также предложения об устранении организатором публичного мероприятия несоответствия указанных в уведомлении целей, форм и иных условий проведения публичного мероприятия требованиям названного Федерального закона (пункт 2 части 1 статьи 12 Федерального закона от 19 июня 2004 года N 54-ФЗ).

Кроме того, к указанным обязанностям относится обеспечение в пределах своей компетенции совместно с организатором публичного мероприятия и уполномоченным представителем органа внутренних дел общественного порядка и безопасности граждан при проведении публичного мероприятия (пункт 5 части 1 статьи 12 Федерального закона от 19 июня 2004 года N 54-ФЗ).

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, содержащейся в постановлении от 14 февраля 2013 года N 4-П "По делу о проверке конституционности Федерального закона "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и Федеральный закон "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы и жалобой гражданина Э.В. Савенко", понятие "согласование проведения публичного мероприятия с органом публичной власти" - по своему конституционно-правовому смыслу - не предполагает, что орган публичной власти может по своему усмотрению запретить проведение публичного мероприятия или изменить его цели, место, время или форму; он вправе лишь предложить изменить место и (или) время его проведения, причем такое предложение должно быть мотивированным и вызываться либо необходимостью сохранения нормального и бесперебойного функционирования жизненно важных объектов коммунальной или транспортной инфраструктуры, либо необходимостью поддержания общественного порядка, обеспечения безопасности граждан (как участников публичного мероприятия, так и лиц, которые могут находиться в месте его проведения в заявленное организатором время), либо иными подобными причинами, исчерпывающее законодательное определение которых ограничивало бы дискрецию публичной власти по реализации своих конституционных обязанностей.

Исходя из содержания части 1 статьи 12 Федерального закона от 19 июня 2004 года N 54-ФЗ после получения уведомления о проведении публичного мероприятия орган исполнительной власти обязан предложить организатору публичного мероприятия не только устранить определенные несоответствия, но также изменить место и (или) время его проведения.

В материалах дела отсутствовали документы, подтверждающие обстоятельство направления административным ответчиком организатору публичного мероприятия обоснованных предложений об изменении места и (или) времени проведения запланированного пикета, напротив, указано о наличии оснований для отказа в его согласовании, предусмотренных частью 3 статьи 12 Федерального закона от 19 июня 2004 года N 54-ФЗ.

Административным ответчиком не представлено доказательств того, что место проведения публичного мероприятия, заявленное административным истцом, относится к местам, в которых в соответствии Федеральным законом от 19 июня 2004 года N 54-ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" или Законом Челябинской области от 29 июня 2006 года N 40-ЗО "О некоторых вопросах правового регулирования проведения публичного мероприятия на территории Челябинской области" проведение публичного мероприятия запрещается.

Также административным ответчиком не представлено доказательств обоснованности отказа в согласовании проведения публичного мероприятия в виде пикета на том основании, что уведомление о его проведении подано лицом, которое в соответствии с Федеральным законом от 19 июня 2004 года N 54-ФЗ не вправе быть организатором публичного мероприятия. Федеральный закон "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях", а также Закон Челябинской области "О некоторых вопросах правового регулирования проведения публичного мероприятия на территории Челябинской области" не обязывают организатора публичного мероприятия представлять справку об отсутствии судимости при подаче уведомления.

В пункте 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 июня 2018 года N 28 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при рассмотрении административных дел и дел об административных правонарушениях, связанных с применением законодательства о публичных мероприятиях" разъяснено, что в целях реализации части 2 статьи 5 Федерального закона "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" сведения о соответствии организатора публичного мероприятия требованиям, предъявляемым к данному лицу (в частности, справка об отсутствии судимости), могут быть представлены организатором публичного мероприятия совместно с уведомлением о его проведении (части 1 и 2 статьи 5, часть 1 статьи 7, часть 3 статьи 12 Федерального закона "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях").

Вместе с тем право организатора публичного мероприятия представить справку об отсутствии судимости не может быть вменено ему в обязанность, в отсутствие таковой в Федеральном законе "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях", и это обстоятельство не может служить поводом к отказу в согласовании проведения публичного мероприятия.

Принимая во внимание правовое регулирование указанных правоотношений, учитывая, что административным ответчиком не приведено доказательств законности принятого 30 октября 2018 года решения, с учетом нарушения прав административного истца, предусмотренных статьей 31 Конституции Российской Федерации, решение суда отменено с целью восстановления и защиты прав и законных интересов административного истца, с принятием нового решения о признании оспариваемого решения незаконным.

При этом судебная коллегия пришла к выводам об отсутствии оснований для возложения на административного ответчика обязанности устранить допущенные нарушения прав истца - не препятствовать в проведении пикета 10 ноября 2018 года, поскольку дата проведения пикета прошла.

Апелляционное определение N 11а-1671/2019

 

2. В случае, когда лицо, освобождаемое или освобожденное из мест лишения свободы, имеет неснятую или непогашенную судимость за совершение преступлений различных категорий, срок административного надзора определяется исходя из срока для погашения судимости только за то преступление, в связи с совершением которого назначается административный надзор (часть 1 статьи 5 Федерального закона "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы", статья 86 УК РФ).

При одновременном наличии нескольких оснований для установления административного надзора он устанавливается исходя из основания, по которому законом предусмотрен более длительный срок административного надзора (статья 3, часть 1 статьи 5 Федерального закона "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы") (пункт 26 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 мая 2017 года N 15 "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы").

Начальник ФКУ ИК-10 ГУФСИН России по Челябинской области обратился в суд с заявлением об установлении административного надзора в отношении М. на срок до 4 июня 2019 года, с установлением административных ограничений. В обоснование требований указано, что М., освобождаемый из мест лишения свободы, имеет непогашенную судимость за совершение в период нахождения под административным надзором преступления небольшой тяжести, за которое он осужден к лишению свободы и направлен к месту отбывания наказания.

Из материалов дела следует, что М. на основании приговора городского суда от 11 апреля 2007 года осужден по части 3 статьи 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, с присоединением наказания по приговору городского суда от 26 апреля 2004 года, к отбытию назначено наказание в виде 3 лет 10 месяцев лишения свободы; а также осужден приговором городского суда от 26 декабря 2007 года по части 2 статьи 159 УК РФ (5 преступлений), по части 4.2 статьи 159 УК РФ, с присоединением неотбытой части по приговору городского суда от 11 апреля 2007 года, окончательно к отбытию назначено 6 лет 6 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Решением суда от 19 апреля 2013 года в отношении М. установлен административный надзор сроком на 6 лет.

Приговором суда от 11 января 2018 года М. осужден за совершение преступления, предусмотренного частью 1 статьи 228 Уголовного кодекса РФ, к наказанию в виде 1 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

М. освобожден 20 ноября 2018 года по отбытии срока наказания.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции пришел к выводу о необходимости установления административного надзора в отношении М. на срок 1 год 6 месяцев 13 дней, поскольку он имеет непогашенную судимость за совершение тяжкого преступления при опасном рецидиве (приговор 2007 года).

Судебная коллегия не согласилась с данными выводами суда первой инстанции, в связи с неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для административного дела, неправильным применением норм материального права.

В соответствии с частью 2 статьи 3 Федерального закона "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы" в отношении совершеннолетнего лица, освобождаемого или освобожденного из мест лишения свободы и имеющего непогашенную либо неснятую судимость за совершение преступления при опасном или особо опасном рецидиве преступлений, административный надзор устанавливается независимо от наличия оснований, предусмотренных частью 3 настоящей статьи.

Согласно пункту 4 части 2 статьи 3 Федерального закона "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы" административный надзор устанавливается судом в отношении совершеннолетнего лица, освобождаемого или освобожденного из мест лишения свободы и имеющего непогашенную либо неснятую судимость за совершение в период нахождения под административным надзором преступления, за которое это лицо осуждено к лишению свободы и направлено к месту отбывания наказания, независимо от наличия оснований, предусмотренных частью 3 настоящей статьи.

В пункте 26 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 мая 2017 года N 15 "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы" разъяснено, что в случае, когда лицо, освобождаемое или освобожденное из мест лишения свободы, имеет неснятую или непогашенную судимость за совершение преступлений различных категорий, срок административного надзора определяется исходя из срока для погашения судимости только за то преступление, в связи с совершением которого назначается административный надзор (часть 1 статьи 5 Федерального закона "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы", статья 86 УК РФ).

При одновременном наличии нескольких оснований для установления административного надзора он устанавливается исходя из основания, по которому законом предусмотрен более длительный срок административного надзора (статья 3, часть 1 статьи 5 Федерального закона "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы").

Поскольку срок погашения судимости по приговору от 11 января 2018 года более длительный (3 года), чем оставшийся срок до погашения судимости по приговору 2007 года, то при таких обстоятельствах суд первой инстанции должен был установить в отношении М., как лица, освобождаемого из мест лишения свободы и имеющего непогашенную и неснятую судимость за совершение преступления в период нахождения под административным надзором, административный надзор сроком 3 года, то есть на основании пункта 4 части 2 статьи 3 Федерального закона "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы".

Апелляционное определение N 11а-2240/2019

 

3. При разрешении административного дела об установлении, о продлении административного надзора или о дополнении административных ограничений суд не связан изложенным в административном исковом заявлении мнением о сроке установления административного надзора и (или) видах административных ограничений, предлагаемых к установлению, и с учетом конкретных обстоятельств административного дела может установить иные предусмотренные федеральным законом виды ограничений, а также иные сроки в пределах, установленных федеральным законом (часть 8 ст. 272 КАС РФ).

Начальник ФКУ ИК-11 ГУФСИН России по Челябинской области обратился в суд с административным исковым заявлением к Т. об установлении ему административного надзора сроком на восемь лет с административными ограничениями. Требования мотивированы тем, что Т. приговором суда осужден к лишению свободы за совершение преступления, предусмотренного пп. "в, д" ч. 2 ст. 132 Уголовного кодекса РФ (далее - УК РФ). Конец срока отбывания наказания - 07 апреля 2020 года.

Решением суда административное исковое заявление удовлетворено, в отношении Т. установлен административный надзор на срок восемь лет с административными ограничениями.

Удовлетворяя административные исковые требования, суд первой инстанции, исходя из положений ст.ст. 2, 3, 4, 5 Федерального закона от 6 апреля 2011 года N 64-ФЗ "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы", с учетом характера совершенного Т. преступления - против половой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетнего, поведения Т. за весь период отбывания наказания, для предупреждения совершения им преступлений и других правонарушений, в целях защиты общественных интересов граждан, пришел к выводу о необходимости установления в отношении него административного надзора сроком на 8 лет с заявленными в административном иске административными ограничениями.

Оценив представленные в деле доказательства, соотнеся их с нормами права, судебная коллегия не согласилась с принятым судом первой инстанции решением в части срока административного надзора.

Согласно ч. 1 ст. 86 Уголовного кодекса РФ лицо, осужденное за совершение преступления, считается судимым со дня вступления обвинительного приговора суда в законную силу до момента погашения или снятия судимости. Судимость в соответствии с настоящим Кодексом учитывается при рецидиве преступлений, назначении наказания и влечет за собой иные правовые последствия в случаях и в порядке, которые установлены федеральными законами.

Исходя из положений п. 1 ч. 2 ст. 3, п. 2 ч. 1 ст. 5 названного выше Федерального закона, в отношении совершеннолетнего лица, освобождаемого или освобожденного из мест лишения свободы и имеющего непогашенную либо неснятую судимость, за совершение преступления против половой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетнего (за исключением лица, указанного в ч. 2.1 настоящей статьи), устанавливается административный надзор на срок, определенный законодательством Российской Федерации для погашения судимости, за вычетом срока, истекшего после отбытия наказания.

На момент совершения Т. преступления срок погашения судимости в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за тяжкие преступления, составлял 6 лет (п. "г" ч. 2 ст. 86 УК РФ).

Однако суд первой инстанции установил административный надзор в отношении Т. на 8 лет, что нельзя признать правомерным.

При указанных обстоятельствах срок административного надзора в отношении Т. с учетом положений ст.ст. 9-10 УК РФ следовало установить на 6 лет.

Кроме того, проверяя обоснованность назначения Т. административных ограничений, суд первой инстанции не учел, что согласно пунктам 1, 2 ч. 2 ст. 4 этого же Федерального закона установлено, что обязательным является установление судом административного ограничения в виде обязательной явки поднадзорного лица от одного до четырех раз в месяц в орган внутренних дел по месту жительства, пребывания или фактического нахождения для регистрации, а также в виде запрещения поднадзорному лицу, имеющему непогашенную либо неснятую судимость за совершение преступления против половой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетнего, выезда за установленные судом пределы территории.

Таким образом, для Т., как лица, совершившего преступление против половой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетнего, обязательным административным ограничением являлось запрещение выезда за установленные судом пределы территории.

Указанные выше обстоятельства и требования закона не были учтены судом при принятии решения, что привело к неверному определению объема административных ограничений, возлагаемых на административного ответчика.

Принимая во внимание изложенное, судебная коллегия изменила решение суда, установила в отношении Т. дополнительное административное ограничение в виде запрещения выезда за пределы территории Челябинской области.

Апелляционное определение N 11а-3652/2019

 

4. Судом первой инстанции административному истцу был предоставлен неразумный срок для устранения недостатков, указанных им в определении об оставлении искового заявления без движения, что привело к необоснованному возвращению административного иска.

Гражданин Г. обратился в суд с административным исковым заявлением к Прокуратуре о признании действий начальника отдела Прокуратуры Т. незаконными.

Определением судьи от 21 декабря 2018 года административное исковое заявление оставлено без движения, предложено в срок по 10 января 2019 года устранить нарушение требований статей 125-126 КАС РФ.

Определением судьи от 11 января 2019 года административное исковое заявление Г. возвращено, поскольку последним не устранены недостатки, указанные в определении от 21 декабря 2018 года, и ходатайств о продлении сроков для исправления недостатков не поступило.

Согласно частям 1, 2 статьи 130 КАС РФ, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, судья, установив, что административное исковое заявление подано с нарушением требований статей 125, 126 настоящего Кодекса, предъявляемых к форме и содержанию административного искового заявления и (или) приложенных к нему документов, выносит определение об оставлении административного искового заявления без движения, в котором указывает основания для этого и устанавливает разумный срок для устранения лицом, подавшим административное исковое заявление, обстоятельств, послуживших основанием для оставления административного искового заявления без движения.

Положениями пункта 7 части 1 статьи 129 КАС РФ установлено, что, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, судья возвращает административное исковое заявление административному истцу в случае, если не исправлены недостатки данного административного искового заявления и документов, приложенных к нему, в срок, установленный в определении об оставлении административного искового заявления без движения.

Как следует из материала, копия определения об оставлении административного искового заявления без движения от 21 декабря 2018 года передана ФКУ-Т ГУФСИН России по Челябинской области Г. 29 декабря 2018 года, согласно его подписи в расписке о получении указанного определения.

Во исполнение определения об оставлении административного искового заявления без движения от 21 декабря 2018 года от административного истца 14 января 2019 года в суд поступило ходатайство об устранении недостатков, которое было зарегистрировано отделом специального учета ФКУ-Т ГУФСИН РФ по Челябинской области и направлено в суд 09 января 2019 года; оператором почтовой связи, согласно штампам Почты России, конверт обработан 11 января 2019 года, судом зарегистрировано ходатайство об устранении недостатков 14 января 2019 года, 10 января 2019 года бухгалтерией ИУ перечислена государственная пошлина в размере 300 рублей во исполнение определения судьи.

Учитывая данные обстоятельства, судебная коллегия пришла к выводам о том, что судом первой инстанции был предоставлен истцу неразумный срок для устранения недостатков, указанных в определении об оставлении искового заявления без движения от 21 декабря 2018 года, и что у суда первой инстанции не имелось оснований к возвращению административного иска, поскольку определение судьи об оставлении данного иска без движения было исполнено административным истцом.

Апелляционное определение N 11а- 4146/2019

 

Судебная практика по делам об административных правонарушениях

 

1. Положения примечания к статье 1.5 КоАП РФ не освобождают уполномоченные органы, включая суды, при рассмотрении и разрешении дел об административных правонарушениях в области дорожного движения в случае их фиксации работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи, от соблюдения требований статей 24.1, 26.11 КоАП РФ и других статей данного Кодекса, направленных на обеспечение всестороннего, полного, объективного и своевременного выяснения всех обстоятельств и справедливого разрешения дел об административных правонарушениях.

Постановлением государственного инспектора Центрального межрегионального управления государственного автодорожного надзора Федеральной службы по надзору в сфере транспорта от 15 октября 2018 года, собственник транспортного средства признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.21.3 КоАП РФ, в связи с тем, что в нарушение требований ч. 1 ст. 31.1 Федерального закона от 08.11.2007 года N 257-ФЗ "Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", он допустил повторное осуществление движения транспортного средства, имеющего разрешенную максимальную массу свыше 12 тонн, по автомобильным дорогам общего пользования федерального значения без внесения платы в счет возмещения вреда, причиняемого автомобильным дорогам общего пользования федерального значения таким транспортным средством.

При рассмотрении жалобы на данное постановление судья районного суда пришел к выводу об обоснованном привлечении собственника к административной ответственности, указав, что именно он в рамках настоящего дела должен доказать свою невиновность, в силу исключения из общего правила, предусмотренного частью 3 статьи 1.5 КоАП РФ, поскольку правонарушение зафиксировано специальным техническим средством, работающим в автоматическом режиме, и оставив постановление должностного лица без изменения.

Между тем судьей не учтено, что такое распределение бремени доказывания, согласно неоднократно изложенной правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, не освобождает уполномоченные органы, включая суды, при рассмотрении и разрешении дел об административных правонарушениях в области дорожного движения в случае их фиксации работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи, от соблюдения требований статей 24.1, 26.11 КоАП РФ и других статей данного Кодекса, направленных на обеспечение всестороннего, полного, объективного и своевременного выяснения всех обстоятельств и справедливого разрешения дел об административных правонарушениях (определения от 7 декабря 2010 года N 1621-О-О, от 22 марта 2011 года N 391-О-О, от 21 июня 2011 года N 774-О-О, от 25 января 2012 года N 177-О-О).

В приведенных в жалобе на постановление доводах собственник транспортного средства указывал на ряд обстоятельств, которые имеют значение для установления самого события административного правонарушения, а также для правильной квалификации деяния.

Из содержания постановления следует наличие права собственности лица на конкретное транспортное средство, подпадающее под требования ч. 1 ст. 31.1 Федерального закона от 08.11.2007 г. N 257-ФЗ, а также повторность совершения правонарушения (с указанием на номер предыдущего постановления по делу об административном правонарушении по части 1 статьи 12.21.3 КоАП РФ). При этом сведений о дате вынесения первого постановления, о вступлении его в законную силу (с тем чтобы сделать вывод о том, что на дату вынесения постановления собственник транспортного средства в силу положений ст. 4.6 КоАП РФ являлся лицом, подвергнутым административному наказанию по постановлению об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.21.3 КоАП РФ) в материалы дела административным органом не представлено. Между тем вопрос о наличии в действиях лица повторности имеет значение для правильной квалификации действий по ч. 2 ст. 12.21.3 КоАП РФ, соответственно, эти обстоятельства подлежали проверке при рассмотрении дела. В связи с отрицанием лицом, привлеченным к административной ответственности, указанных обстоятельств, отсутствием в деле необходимой информации, позволяющей достоверно подтвердить данные обстоятельства, судья для правильного разрешения дела должен был их установить, что сделано не было. Проверяя законность вынесенного постановления, судья руководствовался только сведениями, изложенными в самом постановлении. Приведенные обстоятельства не позволили судье рассмотреть дело об административном правонарушении полно, объективно и всестороннее в соответствии с требованиями статей 24.1, 26.1 КоАП РФ. Допущенные судьей районного суда процессуальные нарушения явились основанием для отмены решения по пункту 3 части 2 статьи 30.17 КоАП РФ и возвращения дела на новое рассмотрение в районный суд.

Постановление N 4а-344/2019

 

2. Правом обжаловать вынесенное судьей постановление по делу об административном правонарушении в вышестоящий суд наделено любое должностное лицо органа, выявившего правонарушение, и уполномоченное в соответствии со статьей 28.3 КоАП РФ составлять протоколы о данных административных правонарушениях (как непосредственно составившее этот протокол, так и его не составлявшее).

Виды решений, принимаемых по итогам рассмотрения дела по существу, перечислены в статье 30.7 КоАП РФ, этот перечень видов решений является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

Решение о прекращении производства по жалобе принимается в форме определения, которое, исходя из общих принципов осуществления правосудия, может быть обжаловано в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 30.9 КоАП РФ

Постановлением мирового судьи судебного участка N8 Калининского района г. Челябинска от 11 июля 2018 года производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 24 статьи 19.5 КоАП РФ, в отношении общества с ограниченной ответственностью прекращено на основании п. 1 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ, в связи с отсутствием события административного правонарушения.

На указанное постановление мирового судьи от имени Главного управления "Государственная жилищная инспекция Челябинской области" была подана жалоба, подписанная должностным лицом правового отдела ГУ "Государственная жилищная инспекция Челябинской области" Х., действующим по доверенности, а также, как следует из материалов дела, направившим дело на рассмотрение мировому судье в период исполнения им обязанностей начальника правового отдела ГУ "Государственная жилищная инспекция Челябинской области".

Рассмотрев жалобу и материал об административном правонарушении, как указано в протоколе судебного заседания, в объеме доказательств, представленных сторонами, судья районного суда, руководствуясь статьей 30.4 КоАП РФ, принял решение о прекращении производства по жалобе, указав в обоснование своего решения, что представитель ГУ "Государственная жилищная инспекция Челябинской области" Х., подавший жалобу, является юрисконсультом и полномочий составлять протокол об административном правонарушении не имеет, соответственно, правом на подачу жалобы не обладает.

Между тем, принимая такое решение, судья районного суда не учел следующее.

Как разъяснено в пункте 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 года N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", частью 1.1 статьи 30.1 КоАП РФ должностным лицам, уполномоченным в соответствии со статьей 28.3 КоАП РФ составлять протокол об административном правонарушении, предоставлено право обжаловать вынесенное судьей постановление по делу об административном правонарушении в вышестоящий суд. К таким лицам относится любое должностное лицо органа, выявившего правонарушение, уполномоченное в соответствии со статьей 28.3 КоАП РФ составлять протоколы о данных административных правонарушениях (как непосредственно составившее этот протокол, так и его не составлявшее).

Полномочиями на составление протокола по части 24 статьи 19.5 КоАП РФ в силу пункта 69 части 2 статьи 28.3 КоАП РФ обладают должностные лица органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, осуществляющих региональный государственный жилищный надзор.

В соответствии с Положением о Главном управлении "Государственная жилищная инспекция Челябинской области", утвержденным постановлением Губернатора Челябинской области от 15.05.2014 года N 364, Главное управление "Государственная жилищная инспекция Челябинской области" является органом исполнительной власти Челябинской области, наделенным полномочиями на осуществление регионального государственного жилищного надзора; Главное управление для осуществления возложенных на него функций имеет право составлять протоколы об административных правонарушениях, связанных с нарушениями обязательных требований, принимать меры по предотвращению таких нарушений, рассматривать в пределах своей компетенции дела об административных правонарушениях в соответствии с действующим законодательством.

В числе должностных лиц Главного управления, имеющих право составлять протоколы об административных правонарушениях, в соответствии с Перечнем должностных лиц уполномоченного органа, имеющих право составлять протоколы об административных правонарушениях, утвержденных постановлением Правительства Челябинской области от 20.08.2014 года N 424-П: начальник Главного управления, первый заместитель начальника Главного управления, заместитель начальника Главного управления, начальник отдела правового обеспечения Главного управления, консультант отдела правового обеспечения Главного управления, государственный инспектор отдела правового обеспечения и другие должностные лица, в том числе государственный инспектор Челябинского территориального отдела Главного управления.

Как усматривается из материалов дела, протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 24 ст. 19.5 КоАП РФ, в отношении юридического лица составлен государственным инспектором Челябинского территориального отдела ГУ "Государственная жилищная инспекция Челябинской области" и с материалами дела об административном правонарушении в отношении юридического лица передан на рассмотрение мировому судье исполняющим обязанности начальника правового обеспечения Главного управления "Государственная жилищная инспекция Челябинской области" Х. Таким образом, оснований полагать, что Х. не наделен правом на составление протокола об административном правонарушении и, соответственно, в силу положений ч. 1.1 ст. 30.1 КоАП РФ не уполномочен на подачу жалобы на постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении, у судьи районного суда не имелось, из материалов дела таких сведений не усматривается. В случае возникновения сомнений судье следовало более тщательно провести подготовку к рассмотрению жалобы в соответствии с требованиями ст. 30.4 КоАП РФ.

Кроме того, вынося решение о прекращении производства по жалобе по вышеуказанным мотивам, судья районного суда не учел, что виды решений, принимаемых по итогам рассмотрения дела по существу, перечислены в статье 30.7 КоАП РФ, перечень видов решений является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Судья при рассмотрении жалобы не вправе вынести какое-либо иное решение, не предусмотренное ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ. Решение о прекращении производства по жалобе принимается в форме определения, которое, исходя из общих принципов осуществления правосудия, может быть обжаловано (поскольку оно исключает возможность дальнейшего движения дела об административном правонарушении) в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 30.9 КоАП РФ, т.е. в порядке, предусмотренном для разрешения жалоб на не вступившие в законную силу постановления по делам об административных правонарушениях.

Допущенное судьей районного суда процессуальное нарушение явилось существенным, в связи с чем обжалуемый судебный акт отменен, жалоба на постановление направлена на новое рассмотрение в районный суд.

Постановление N 4а-211/2019

 

Исключить из Обобщения судебной практики Челябинского областного суда за третий квартал 2018 года, утвержденного президиумом Челябинского областного суда 28 ноября 2018 года, вопрос 1 раздела "Судебная практика по делам об административных правонарушениях".

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Обобщение судебной практики Челябинского областного суда за первый квартал 2019 года (утв. президиумом Челябинского областного суда 19 июня 2019 г.)


Текст обобщения опубликован не был