Апелляционное определение СК по гражданским делам Челябинского областного суда от 17 июля 2014 г. по делу N 11-6967/2014

Апелляционное определение СК по гражданским делам Челябинского областного суда от 17 июля 2014 г. по делу N 11-6967/2014

 

Судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда в составе:

председательствующего Шушкевич О.В.

судей Зеленовой Е.Ф., Козиной Н.М.

с участием прокурора Соколовой Н.Ф.

при секретаре Нечет Т.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании 17 июля 2014 года в г. Челябинске гражданское дело по апелляционной жалобе Алексеевой Е.А. на решение Агаповского районного суда Челябинской области от 18 апреля 2014 года по иску Алексеевой Е.А. к муниципальному общеобразовательному учреждению Желтинская средняя общеобразовательная школа о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Шушкевич О.В. об обстоятельствах дела и доводах апелляционной жалобы, пояснения истца Алексеевой Е.А., поддержавшей доводы жалобы, заключение прокурора Соколовой Н.Ф., полагавшей решение законным и обоснованным, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Алексеева Е.А. обратилась с иском к муниципальному общеобразовательному учреждению Желтинская средняя общеобразовательная школа (далее - МОУ "Желтинская СОШ") о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе в должности ****, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула с 20 февраля 2014 года по день восстановления на работе в размере **** руб. 10 коп., компенсации за неиспользованный отпуск в размере **** руб. 57 коп., компенсации морального вреда в размере **** руб., расходов по оплате услуг представителя в размере **** руб., расходов на проезд в размере **** руб. 64 коп.

В обоснование требований указала, что с 07 октября 2013 года она работала по совместительству в МОУ "Желтинская СОШ" в должности ****, с ней был заключен срочный трудовой договор, в котором не были указаны сроки работы, а также не было указано,

2

за кого она работает. Основным местом ее работы является МОУ "Приморская СОШ", однако, с ней не был заключен договор по внешнему совместительству. 24 февраля 2014 года ее ознакомили с приказом об увольнении в связи с выходом на работу основного работника, однако, она не была предупреждена за три дня об увольнении, в связи с чем считает приказ незаконным. Кроме того, при увольнении ей не были выданы документы, связанные с работой, и не произведен расчет, чем причинен моральный вред.

Представитель истца Галлямова Н.З. исковые требования поддержала, пояснив, что при увольнении истца не была соблюдена процедура увольнения, что является основанием для признания увольнения незаконным, с ней своевременно не произведен окончательный расчет.

Представитель ответчика МОУ "Желтинская СОШ" Крутилова И.В. исковые требования не признала.

Представитель третьего лица Управления образования администрации Агаповского муниципального района Челябинской области Шаянов К.Ф. исковые требования не поддержал, пояснив, что нарушений при увольнении истца не допущено.

Суд постановил решение, которым в удовлетворении исковых требований отказал.

В апелляционной жалобе Алексеева Е.А. просит решение суда отменить, поскольку выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела. Указывает, что была принята **** на период нахождения основного работника Л.Н.А. на больничном листе. После того, как Л.Н.А. после окончания больничного листа был предоставлен творческий отпуск, договор с ней не перезаключался, она фактически продолжала исполнять трудовые обязанности, в связи с чем условие о срочном характере трудового договора утратило силу и трудовой договор стал считаться заключенным на неопределенный срок, по соглашению сторон новый срок действия трудового договора с новыми основаниями отсутствия основного работника не устанавливался. Полагает, что судом неверно истолкованы нормы ст. 79 Трудового кодекса РФ, касающиеся срока предупреждения работника о предстоящем увольнении. Судом не дана оценка тому факту, что работодатель в нарушение ст. 84.1 Трудового кодекса РФ произвел увольнение не в последний день ее работы, которым является 17 февраля 2014 года, тогда как ее уволили 19 февраля 2014 года. Судом не принято во внимание, что ей не выданы документы, предусмотренные ст. 62 Трудового кодекса РФ, окончательный расчет с ней не произведен. Судом не дана оценка тому обстоятельству, что при трудоустройстве с ней был заключен трудовой договор иного содержания, нежели представленный в суд, в части сведений о нагрузке, в котором вместо

3

16 часов указано 36 часов, не учтено, что второй экземпляр трудового договора ей не выдавался. Информация в табеле учета рабочего времени не соответствует фактически выполнявшейся работе. Судом не дана оценка тому, что основанием выхода Л.Н.А. в приказе от 20 февраля 2014 года N **** указано заявление Л.Н.А. от 19 февраля 2014 года, а не заявление от 18 февраля 2014 года, как заявляет сама Л.Н.А. Также судом не учтено, что ни один свидетель со стороны ответчика не подтвердил указанную в акте N 2 от 24 февраля 2014 года об отказе от подписи приказа о прекращении трудового договора причину отказа "отсутствие вины в образовавшейся пересортицы". При оценке показаний свидетелей суд не учел их непосредственную подчиненность директору школы.

Ответчик МОУ "Желтинская СОШ", третье лицо Управление образования администрации Агаповского муниципального района Челябинской области о времени и месте рассмотрения дела судом апелляционной инстанции извещены, в суд не явились, ответчик просил о рассмотрении дела в его отсутствие, поэтому судебная коллегия в соответствии с ч. 3 ст. 167 и ч. 1 ст. 327 Гражданского процессуального кодекса РФ находит возможным рассмотреть дело без их участия.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

В соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе.

В силу п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ основанием прекращения трудового договора является истечение срока трудового договора.

Как следует из материалов дела, основным местом работы Алексеевой Е.А. является МОУ "Приморская СОШ", где она работает в должности ****с 01 сентября 2010 года, что подтверждается трудовой книжкой (л.д. 94-95).

07 октября 2013 года между Алексеевой Е.А. и МОУ "Желтинская СОШ" заключен срочный трудовой договор N **** на определенный срок - на период отсутствия основного работника учителя истории и обществознания Л.Н.А., в соответствии с которым истец принята на работу по внешнему совместительству (л.д. 23-26).

В соответствии с указанным трудовым договором приказом N **** от 07 октября 2013 года Алексеева Е.А. с 07 октября 2013 года принята на работу в МОУ "Желтинская СОШ" **** на 16 часов по срочному трудовому договору (л.д. 22).

4

Приказом N **** от 19 февраля 2014 года трудовой договор N **** от 07 октября 2013 года с Алексеевой Е.А. прекращен связи с истечением срока действия трудового договора в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ. В основании издания данного приказа указано заявление Л.Н.А. (л.д. 32).

Отказывая в удовлетворении требований о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований.

Данный вывод судебная коллегия полагает правильным, так как он основан на имеющихся доказательствах по делу, правовая оценка которым дана судом по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса РФ, и соответствует нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения.

Как предусмотрено ст. 58 Трудового кодекса РФ, трудовой договор может заключаться на неопределенный срок, а также на определенный срок (срочный трудовой договор). При этом, срочный трудовой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, в том числе на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, за которым в соответствии с трудовым законодательством сохраняется место работы (ч. 1 ст. 59 Трудового кодекса РФ).

В силу ст. 16 Трудового кодекса РФ трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключенного ими в соответствии с данным кодексом.

Трудовой договор вступает в силу со дня подписания его работником и работодателем (ст. 61 Трудового кодекса РФ).

Согласно ст. 79 Трудового кодекса РФ срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения, за исключением случаев, когда истекает срок действия срочного трудового договора, заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника.

Из анализа указанных правовых норм следует, что заключение срочного трудового договора означает достижение сторонами соглашения об условиях трудового договора, включая срок трудового договора.

5

Таким образом, Алексеева Е.А., подписав 07 октября 2013 года трудовой договор N ****, что ею не оспаривалось, знала о временном характере работы, дала согласие на такую работу, в том числе и на прекращение трудового договора в случае выхода на работу основного работника.

Установив, что по условиям трудового договора истица была принята на работу по срочному трудовому договору в связи с отсутствием основного работника, за которым в соответствии с трудовым законодательством сохраняется место работы, трудовой договор подписан сторонами, основной работник вышел на работу, суд первой инстанции обоснованно отказал в удовлетворении исковых требований.

Материалами дела подтверждается, что основной работник Л.Н.А., на время отсутствия которого была принята на работу Алексеева Е.А., заявлением от 18 февраля 2014 года просила допустить ее к работе 20 февраля 2014 года (л.д. 45). Приказом N **** от 20 февраля 2014 года учитель Л.Н.А. допущена к работе с 20 февраля 2014 года в связи с досрочным выходом (л.д. 46).

Факт подачи Л.Н.А. заявления о выходе на работу и факт ее выхода на работу с 20 февраля 2014 года подтверждается журналом регистрации заявлений работников МОУ "Желтинская СОШ" (л.д. 129-130), табелем за февраль 2014 года (л.д. 39), показаниями свидетелей Ф.Г.Г., С.Т.В. (л.д. 153-158).

Поскольку временное отсутствие основного работника завершилось 19 февраля 2014 года, истица с 20 февраля 2014 года утратила право на продолжение работы по срочному трудовому договору, с указанной даты основания продолжения трудовых отношений между истцом и ответчиком утратились, в связи с чем у суда первой инстанции не было оснований для отмены приказа ответчика об увольнении истицы 20 февраля 2014 года.

Учитывая, что в удовлетворении исковых требований о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе Алексеевой Е.А. отказано, у суда первой инстанции отсутствовали основания для взыскания с ответчика в пользу истца заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

Доводы апелляционной жалобы истца о том, что она была принята на работу на период нахождения основного работника на больничном листе и трудовой договор в связи с предоставлением Л.Н.А. творческого отпуска с ней не перезаключался, она фактически продолжала исполнять трудовые обязанности, в связи с чем условие о срочном характере трудового

6

договора утратило силу и трудовой договор стал считаться заключенным на неопределенный срок, поскольку новый срок действия трудового договора с новыми основаниями отсутствия основного работника не устанавливался, не могли быть приняты во внимание судом первой инстанции, поскольку основаны на неправильном толковании норм материального права.

Как было указано выше, положения ст. 59 Трудового кодекса РФ предусматривают возможность заключения срочного трудового договора на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, при этом конкретные основания отсутствия основного работника значения не имеют, правовое значение имеет факт сохранения за отсутствующим работником места работы.

В этой связи причины, по которым основной работник отсутствует, не являются существенными для заключения с иным работником срочного трудового договора. Поскольку согласно действующему Трудовому кодексу РФ в случае отсутствия работника в связи с временной нетрудоспособностью, нахождения его в ежегодном оплачиваемом отпуске, в длительном отпуске педагогического работника за ним сохраняется место работы, у работодателя имеются основания для заключения срочного трудового договора для исполнения обязанностей временно отсутствующего работника.

Принимая во внимание, что трудовой договор между сторонами заключен на период отсутствия основного работника, условия заключения трудового договора истцу были известны, второй экземпляр трудового договора истцу был вручен, что подтверждается подписью Алексеевой Е.А. в трудовом договоре и не оспаривалось в судебном заседании, факт выхода основного работника на работу подтвержден представленными ответчиком доказательствами, оснований для продления трудовых отношений с Алексеевой Е.А. и заключения с ней трудового договора на неопределенный срок у ответчика не имелось, доказательств обратного суду не представлено.

Доводы истца о том, что о предстоящем увольнении она должна была быть уведомлена работодателем не менее чем за три календарных дня до дня увольнения, как это предусмотрено ст. 79 Трудового кодекса РФ, также являются ошибочными.

В силу ст. ст. 58, 79 Трудового договора РФ такая обязанность лежит на работодателе только в случаях, когда при заключении срочного трудового договора определена дата прекращения его действия. Трудовой договор, заключенный на время исполнения обязанностей временно отсутствующего работника, прекращается с выходом этого работника на работу (ч. 3 ст. 79 Трудового кодекса РФ).

7

Ссылка в апелляционной жалобе на то, что судом не дана оценка факту нарушения работодателем ст. 84.1 Трудового кодекса РФ, поскольку она была уволена 19 февраля 2014 года, т.е. не в последний день ее работы, которым является 17 февраля 2014 года, не соответствует обстоятельствам дела.

Как следует из разъяснений, данных в письме Федеральной службы по труду и занятости от 31 октября 2007 года N 4413-6, днем увольнения временно принятого работника в случае выхода на работу основного работника является последний рабочий день, предшествующий дню выхода основного работника.

Согласно ч. 2 ст. 84.1. Трудового кодекса РФ днем прекращения трудового договора во всех случаях является последний день работы, за исключением случаев, когда работник фактически не работал, но за ним сохранялось место работы (должность).

Исходя из специфики деятельности педагогических работников, продолжительность работы которых зависит от установленной им педагогической нагрузки, выполняемой с учетом утвержденного расписания уроков, календарная занятость может не совпадать с датами проведения уроков согласно расписанию.

Из пояснений истца следует, что уроки она вела в понедельник и четверг (л.д. 100).

Согласно табелю на заработную плату педагогических работников МОУ "Желтинская СОШ" за февраля 2014 года за все дни, кроме суббот и воскресений, проставлены рабочие дни с пометкой "р", согласно дополнительному табелю Л.Н.А. значится работающей с 20 февраля 2014 года, Алексеева Е.А. - уволенной с 20 февраля 2014 года (л.д.38-39).

Таким образом, учитывая что основной работник Л.Н.А. вышла на работу 20 февраля 2014 года, последним рабочим днем истицы является 19 февраля 2014 года.

В этой связи указанные доводы истицы о том, что работодателем неверно определена дата ее увольнения, являются несостоятельными, равно как и доводы о том, что информация в табеле учета рабочего времени не соответствует фактически выполнявшейся работе.

Доводы истца о том, что окончательный расчет с ней не произведен, опровергаются материалами дела.

8

Как следует из расчетного листа Алексеевой Е.А. за март 2014 года (л.д. 68), ей произведены начисления за март 2014 года, начислена компенсация за неиспользованный отпуск, указана сумма удержаний, аванса, заработной платы. Окончательный расчет с ней произведен после увольнения, что не оспаривалось представителем ответчика в суде первой инстанции.

Суд дал правильную оценку доводам истца о несвоевременности выплаты ответчиком заработной платы, указав в решении, что обстоятельства задержки выдачи заработной платы не являются доказательством вынужденности увольнения, поскольку наличие указанных обстоятельств является самостоятельным основанием для защиты нарушенного права на своевременное получение заработной платы.

Требования о взыскании неполученных в связи с увольнением сумм либо взыскании компенсации в связи с несвоевременной выплатой окончательного расчета не рассматривались судом первой инстанции, поскольку не заявлялись истцом, что подтверждается исковым заявлением (л.д. 3-4, 110-112).

В силу ч. 4 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса РФ новые требования, которые не были предметом рассмотрения в суде первой инстанции, не принимаются и не рассматриваются судом апелляционной инстанции.

Ссылка истца на то, что ей не выданы документы, предусмотренные ст. 62 Трудового кодекса РФ, не могла быть принята во внимание судом первой инстанции, поскольку от получения указанных копий Алексеева Е.А. отказалась, о чем составлен акт N 3 от 24 февраля 2014 года (л.д. 47). Данные обстоятельства также подтверждаются показаниями свидетелей Ф.О.В., Д.И.В., С.Т.В., Ф.Г.Г., допрошенными судом первой инстанции (л.д. 152-158).

Доводы истца о том, что при трудоустройстве с ней был заключен трудовой договор иного содержания, нежели представленный в суд, в части сведений о нагрузке, в котором вместо 16 часов указано 36 часов, не могут являться основанием для отмены решения суда первой инстанции.

Как следует из приказа от 7 октября 2013 года N 9 о приеме на работу Алексеевой Е.А., ей установлена нагрузка 16 часов в неделю. С приказом Алексеева Е.А. была ознакомлена 07 октября 2013 года (л.д. 22). Указанная нагрузка подтверждается также расчетными листками истицы, в которых отражена доля занимаемой ставки - 0,889 (л.д. 68), личной карточкой формы N Т-2, запрошенной судом апелляционной инстанции, а также не оспаривалось истцом в ходе судебного разбирательства.

9

Являются несостоятельными доводы истца о том, что второй экземпляр трудового договора ей не выдавался, поскольку опровергаются материалами дела.

Так, из трудового договора от 07 октября 2013 года N 46, заключенного между истцом и ответчиком, следует, что договор составлен в двух экземплярах, имеющих равную юридическую силу (п. 4.4), экземпляр трудового договора истцом получен, о чем свидетельствует ее подпись в трудовом договоре (л.д. 26).

Указание в апелляционной жалобе на то, что основанием выхода Л.Н.А. в приказе от 20 февраля 2014 года N **** указано заявление Л.Н.А. от 19 февраля 2014 года, а не заявление от 18 февраля 2014 года, как заявляет сама Л.Н.А., не свидетельствует о незаконности постановленного судом решения и не является основанием для восстановления Алексеевой Е.А. на работе, поскольку факт подачи Л.Н.А. заявления о выходе на работу подтверждается самим заявлением от 18 февраля 2014 года (л.д. 45), изданием ответчиком приказа от 20 февраля 2014 года о допуске Л.Н.А. к работе с 20 февраля 2014 года в связи с досрочным выходом из длительного отпуска, табелем учета рабочего времени (л.д. 39, 46, 129-137).

Доводы апелляционной жалобы о том, что ни один свидетель со стороны ответчика не подтвердил указанную в акте N 2 от 24 февраля 2014 года об отказе от подписи приказа о прекращении трудового договора причину отказа "отсутствие вины в образовавшейся пересортицы", о незаконности увольнения истца не свидетельствует, поскольку основанием увольнения явилось истечение срока трудового договора, что подтверждается приказом об увольнении от 19 февраля 2014 года N ****. Ошибка, допущенная в акте, подтверждена свидетелем Ф.Г.Г., допрошенной судом первой инстанции в ходе судебного разбирательства. При этом показания свидетеля согласуются с другими доказательствами.

Доводы о том, что при оценке показаний свидетелей суд не учел их непосредственную подчиненность директору школы, являются несостоятельными.

В силу статьи 67 Гражданского процессуального кодекса РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности и взаимную связь доказательств в их совокупности.

10

При разрешении спора судом первой инстанции приняты во внимание доводы всех участвующих в деле лиц, оценка которым дана с учетом представленных сторонами доказательств, результаты оценки доказательств нашли отражение в решении суда. Само по себе несогласие истца с данной судом оценкой доказательствам по делу не дает оснований считать решение суда неправильным.

Пояснения истца, представленные в качестве возражения на возражения прокурора, ответчика и третьего лица в суде апелляционной инстанции, судебная коллегия отклоняет по следующим основаниям.

Ссылка истца на письма Роструда от 30 ноября 2009 года N 3523-6-1, от 03 ноября 2010 года N 3266-6-1 относительно указания в срочном трудовом договоре срока его окончания, выводов суда не опровергает.

В соответствии с ч. 2 ст. 58 Трудового кодекса РФ по соглашению сторон срочный трудовой договор может заключаться без учета характера предстоящей работы и условий ее выполнения.

Как было указано выше, Алексеева Е.А. при подписании трудового договора выразила свое согласие на условия его заключения, которые в период работы у ответчика не оспаривала, доказательств вынужденности заключения данного трудового договора суду не представлено.

То обстоятельство, что в суд не представлена копия заявления Алексеевой Е.А. о приеме на работу, об уходе Л.Н.А. в длительный отпуск, больничный лист Л.Н.А. о незаконности увольнения не свидетельствует, также как и то, что в заявлении Л.Н.А. и приказе о ее выходе на работу от 20 февраля 2014 года не указаны сведения о нагрузке.

Доводы о том, что в материалах дела нет заявления Л.Н.А. о досрочном выходе из длительного отпуска, а заявление от 18 февраля 2014 года содержит только просьбу о допуске к работе, являются несостоятельными, поскольку действующее законодательство не содержит обязательной формы заявления, на основании которого временно отсутствующий работник может быть допущен к работе по окончании длительного отпуска.

Ссылка истца на то, что полный пакет документов, предусмотренный ст. 62 Трудового кодекса РФ, не был подготовлен ответчиком, суд не обязал ответчика выдать ей эти документы, не является основанием для изменения решения суда первой инстанции, поскольку указанные доводы не являлись самостоятельными требованиями заявленного иска, а приводились в суде первой инстанции в качестве доказательства незаконного увольнения.

11

Указание на то, что в Трудовом кодексе РФ и уставе МОУ "Желтинская СОШ" отсутствуют порядок, регулирующий право работника выйти из длительного отпуска на работу до его окончания, в связи с чем Л.Н.А. не могла досрочно выйти из длительного отпуска, не основаны на нормах права.

В силу ст. 335 Трудового кодекса РФ педагогический работник имеет право на длительный отпуск сроком до одного года, следовательно, вправе выйти из такого отпуска в любое время по своему усмотрению. Предоставление длительного отпуска в данном случае является гарантией сохранения трудовых отношений, временно отсутствующий работник не может быть ограничен в праве выйти на работу до окончания такого отпуска.

Ссылка на данные сайта Управления образования Агаповского района, Министерства образования и науки Челябинской области, содержащего информацию о наличии имеющихся у ответчика вакансий, не является допустимым доказательством, кроме того, такие доказательства не были представлены в суд первой инстанции.

Иные доводы апелляционной жалобы, представленные в суд апелляционной инстанции пояснения, не содержат оснований для отмены решения суда первой инстанции, несоответствия и противоречия в показаниях свидетелей, на которые указывает истец в пояснениях, представленных в суд апелляционной инстанции, направлены на переоценку выводов суда, оснований для которой не имеется, поскольку их оценка произведена судом в совокупности другими доказательствами.

При таких обстоятельствах решение суда является законным и обоснованным, судом правильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, представленным доказательствам дана правильная оценка в их совокупности и взаимной связи, нарушений норм материального и процессуально права не установлено, оснований для отмены решения по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 328-330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Агаповского районного суда Челябинской области от 18 апреля 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Алексеевой Е.А. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи