Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 октября 2005 г. N 74-005-38 Решение о направлении прокурору уголовного дела для производства предварительного расследования в общем порядке, могло быть принято судом только в том случае, если принудительная мера медицинского характера была применена в отношении лица, у которого психическое расстройство наступило после совершения преступления

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 октября 2005 г. N 74-005-38


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 19 октября 2005 года дело по кассационному представлению прокурора Ж. на постановление Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 30 июня 2005 года, которым прекращено применение принудительной меры медицинского характера в виде лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа в отношении

Д. 10 января 1957 года рождения, уроженца с. Быстричи Березовского района Ровенской области, не судимого, -

освобожденного постановлением Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 19 июля 2001 года от уголовной ответственности за совершение общественно-опасного деяния, подпадающего под признаки преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ в виду невменяемости с направлением на принудительное лечение в психиатрический стационар специального типа.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Л., мнение прокурора Ф., просившего об удовлетворении кассационного представления об изменении постановления Верховного Суда Республики Саха (Якутия), исключив из него указание о возвращении материалов уголовного дела прокурору Республики Саха (Якутия) для принятия решения по существу, судебная коллегия установила:

В кассационном представлении прокурор Ж. ставит вопрос об изменении постановления Верховного Суда Саха (Якутия) в отношении Д., полагая, что суд, вопреки требованиям уголовно-процессуального закона, принял, одновременно, два решения. Одним постановлением суд и прекратил применение принудительной меры медицинского характера в отношении Д. в связи с его выздоровлением, и возвратил материалы уголовного дела прокурору для принятия решения по существу. В обоснование доводов о незаконности принятого судом решения, в кассационном представлении содержится ссылка на ст.ст. 24 и 27 УПК РФ, содержащих исчерпывающий перечень оснований о прекращении уголовного дела и уголовного преследования.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия находит представление прокурора обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Суд, направляя материалы уголовного дела прокурору, в своем постановлении указал, что производство по уголовному делу в отношении Д., как лица, совершившего общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, не прекращено, поэтому подлежит возвращению прокурору Республики Саха (Якутия) для принятия решения по существу.

Такое решение не может быть признано законным и обоснованным, поскольку 19 июля 2001 года Верховный Суд Саха (Якутия) рассмотрев уголовное дело в отношении Д., удовлетворил представление прокурора, признав, что общественно опасное деяние, подпадающее под признаки преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ совершено Д. в состоянии невменяемости и в соответствии с законом освободил его от уголовной ответственности с направлением на принудительное лечение в психиатрический стационар специализированного типа.

30 июля 2005 года Верховный суд Саха (Якутия) рассмотрел уголовное дело в отношении Д., из которого усматривается, что Д. прошел курс принудительного лечения в Магаданском областном психоневрологическом диспансере с 1 марта 2004 года. Согласно заключению медицинской комиссии от 4 мая 2005 года Д. страдает последствиями органического поражения головного мозга сложного генеза. На момент его обследования его поведение носило адекватный характер, он был спокоен, упорядочен в поведении, тяготился пребыванием в психиатрическом стационаре, беспокоится о семье, имеет установку на трудовую жизнь после выписки из стационара, антиобщественных тенденций не обнаруживает. В отношении Д. было проведено соответствующее психиатрическое и противоалкогольное лечение. На основании проведенного в отношении Д. обследования врачебная комиссия пришла к выводу о том, что, в настоящее время, отпала необходимость в продолжении стационарного принудительного лечения, так как по своему психическому состоянию здоровья Д. не представляет общественной опасности, и принудительное лечение в отношении него может быть прекращено.

Рассмотрев материалы уголовного дела, суд обоснованно пришел к выводу о необходимости прекращения принудительной меры медицинского характера в отношении Д. в психиатрическом стационаре специализированного типа и в соответствии с требованиями ст. 445 УПК РФ принял соответствующее решение.

Решение же о направлении прокурору уголовного дела для производства предварительного расследования в общем порядке, одновременно, с решением о прекращении принудительной меры медицинского характера, могло быть принято судом в соответствии с требованиями ст. 446 УПК РФ, только, в том случае, если принудительное мера медицинского характера была применена в отношении лица, у которого психическое расстройство наступило после совершения преступления. В отношении Д. данная норма закона не могла быть применена, поскольку Д., в соответствии с требованиями ст.ст. 442 и 443 УПК РФ был признан невменяемым на момент совершения им общественно опасного деяния и освобожден от уголовной ответственности за совершенное им общественно опасное деяние, подпадающее под признаки преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ.

В настоящее время на основании заключения квалифицированной медицинской комиссии, с выводами которой суд согласился, в отношении Д., прошедшего курс принудительного лечения, как лица не представляющего, по своему психическому состоянию, общественной опасности, обоснованно прекращено применение принудительной меры медицинского характера в психиатрическом стационаре специализированного типа. В этой части судебная коллегия находит решение суда законным и обоснованным.

Решение о возвращении материалов дела прокурору Республики Саха (Якутия) не основано на законе и поэтому данное указание подлежит исключению из постановления суда.

С учетом изложенного, и руководствуясь ст. 377378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

постановление Верховного Суда Республики Сака (Якутии) от 30 июня 2005 года в отношении Д. изменить.

Исключить из постановления указание о направлении материалов уголовного дела прокурору Республики Саха (Якутия).

В остальной части постановление судьи оставить без изменения, кассационное представление удовлетворить.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 октября 2005 г. N 74-005-38


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.