Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 ноября 2005 г. N 81-005-78 Явка с повинной не может быть признана обстоятельством, смягчающим наказание за совершение убийства, поскольку, добровольно явившись в прокуратуру, осужденный не сообщал о совершении им убийства, а, наоборот, отрицал этот факт

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 ноября 2005 г. N 81-005-78


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 29.11.2005 кассационные жалобы осужденного К. и его защитника З. на приговор Кемеровского областного суда от 20.05.2005, по которому

К., родившийся 29.12.1986 в г. Калтане Кемеровской области, проживавший там же, ул. Дзержинского, 14-13, образование неполное среднее, в браке не состоящий, учащийся колледжа, не судимый, -

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. "а", "ж", "к" УК РФ на срок 9 лет, ст. 131 ч. 2 п.п. "б", "д" УК РФ на срок 5 лет, ст. 132 ч. 2 п.п. "б", "д" УК РФ на срок 5 лет, по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ определено 9 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи З., мнение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Х., полагавшей приговор оставить без изменения как законный и обоснованный, Судебная коллегия установила:

К. осужден за совершенные группой лиц в отношении заведомо несовершеннолетней изнасилование и действия сексуального характера с применением насилия, а также за совершенное группой лиц убийство двух лиц, сопряженное с изнасилованием и насильственными действиями сексуального характера.

Преступления были совершены 19.07.2004 около 5 часов в Новокузнецком районе Кемеровской области в отношении несовершеннолетней В. и ее матери В.

В кассационной жалобе К. указывает, что необоснованно осужден за убийство: суд не учел его показаний, сославшись только на показания соучастников. Считает приговор слишком суровым, подлежащим смягчению, поскольку он раскаялся, сам явился в прокуратуру, чистосердечно признался, на момент совершения преступления был несовершеннолетним, а соучастники оказывали на него давление. Просит пересмотреть дело и разобраться в нем.

Защитник З. в кассационной жалобе просит приговор отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение, мотивируя это следующими доводами.

Допросив свидетелей и огласив их показания на следствии, данные при допросе в качестве обвиняемых, суд нарушил уголовно-процессуальный закон. Кроме того, показания Е., Г. и Г., на которых построено обвинение, являются противоречивыми, а показания Е. совпадают с показаниями подсудимого. Давая им оценку, суд не указал, почему доверяет одним показаниям и отвергает другие.

Делая вывод об отсутствии у свидетелей оснований для оговора К., суд не учел соответствующие пояснения осужденного.

Кроме того, защитник считает приговор чрезмерно суровым - суд хотя и указал на смягчающие обстоятельства, но фактически не учел их. Добровольную явку К. в правоохранительные органы можно расценивать как явку с повинной, что также не учтено при назначении наказания.

В возражениях государственный обвинитель К. просит отказать в удовлетворении кассационных жалоб.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора суда.

Так, в судебном заседании К. признавал, что в группе с другими лицами совершил изнасилование и насильственные действия сексуального характера в отношении В., понимая что она несовершеннолетняя.

Обоснованность осуждения его за совершение этих преступлений в кассационных жалобах по существу не оспаривается. Квалификация его действий в этой части по ст.ст. 131 ч. 2 п.п. "б", "д" и 132 ч. 2 п.п. "б", "д" УК РФ сомнению не подвергается и является правильной.

Выводы суда о виновности осужденного в совершении в группе убийства двух лиц подтверждаются совокупностью исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательств, в том числе протоколами осмотра места происшествия и трупов В., заключениями экспертиз о наступлении смерти В. от тупой травмы головы с разрушением лицевого скелета и переломом лобной кости, причиненной не менее чем 2 ударными воздействиями тупого твердого предмета, и В. от сочетанной тупой травмы головы, грудной клетки с множественными переломами ребер и костей мозгового и лицевого скелета, причиненной не менее 6 воздействиями в область головы и не менее 6-8 воздействиями на область грудной клетки.

Отвергая доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции обоснованно положил в основу выводов по делу показания соучастников совершения К. преступлений.

Все допрошенные судом свидетели: Г., Е., М., Г. и Е., - пояснили, что К. избивал женщину (В.), нанося ей множественные удары руками и ногами по голове и телу.

Кроме того, Е. и Г. показали в суде, что К. около 6-7 раз ударил В. металлическим газовым ключом по голове, а Г. показал о не менее 7 ударах кулаком, в т.ч. по лицу В.

Е. и М. пояснили, что осужденный избивал девушку по телу во время и сразу после изнасилования. Кроме того, Г. показал, что К. держал В. за плечи, когда удары ей по голове наносил Г., который в суде фактически подтвердил это.

Судом первой инстанции сделан обоснованный вывод о том, что в совокупности с заключениями экспертиз о механизме образования повлекших смерть телесных повреждений, данные показания подтверждают виновность К. в убийстве В. и В.

В приговоре суд проанализировал приведенные показания и дал им оценку как достоверным. Данный вывод является обоснованным и правильным относительно того, что эти показания не противоречат, а дополняют друг друга, поскольку свидетели не следили постоянно за действиями К., а сами одновременно совершали преступные действия в отношении обеих потерпевших.

Признавая необоснованными доводы кассационной жалобы защитника о незаконном оглашении показаний указанных свидетелей, Судебная коллегия принимает во внимание, что возможность оглашения ранее данных на следствии показаний предусмотрена действующим уголовно-процессуальным законом при наличии существенных противоречий с показаниями, данными в судебном заседании.

Отказ М. от дачи показаний в суде, в соответствии с законом не препятствовал оглашению показаний, полученных в ходе следствия с соблюдением требований уголовно-процессуального закона.

Кроме того, придавая показаниям указанных свидетелей доказательственную силу, суд принял во внимание отсутствие у них оснований для оговора К.

Материалами дела опровергаются доводы защитника о том, что суд не учел пояснения К. об основаниях его оговора свидетелями. Из протокола судебного заседания видно, что К. не смог объяснить почему свидетели говорят о его участии в избиении девочки, - отношения у него с ними нормальные. Других пояснений по этому поводу, в том числе приведенных в кассационной жалобе защитника, К. в судебном заседании не давал. Защитник З., ознакомившись с протоколом судебного заседания, замечаний не имела (т. 2 л.д. 287).

Таким образом, вывод суда о доказанности вины К. в убийстве при отягчающих обстоятельствах, указанных в приговоре, является обоснованным. Показания осужденного о том, что он участия в совершении этого преступления не принимал, опровергнуты с приведением в приговоре суда убедительных мотивов.

Правильность квалификации этих действий по ст. 105 ч. 2 п.п. "а", "ж", "к" УК РФ сомнений не вызывает.

При назначении наказания суд учел смягчающие обстоятельства - несовершеннолетний возраст, частичное признание вины и положительные характеристики К.

Доводы осужденного о том, что соучастники совершения преступлений оказывали на него давление опровергаются материалами дела. Напротив, как следует из установленных приговором обстоятельств, он первым начал избивать В., а в дальнейшем к нему присоединились другие соучастники ее убийства.

В тоже время, Судебная коллегия считает обоснованным довод защитника о смягчающем наказание обстоятельстве - явке с повинной.

Как видно из материалов дела, К., в период приостановления в отношении него уголовного дела и его розыска, добровольно явился в прокуратуру и сообщил о совершении им изнасилования и иных насильственных действий сексуального характера.

Поэтому Судебная коллегия считает необходимым признать явку с повинной К. обстоятельством, смягчающим наказание по ст.ст. 131 ч. 2 п.п. "б", "д", 132 ч. 2 п.п. "б", "д" УК РФ.

Явка с повинной не может быть признана обстоятельством, смягчающим наказание по ст. 105 ч. 2 п.п. "а", "ж", "к" УК РФ, поскольку добровольно явившись в прокуратуру, К. не сообщал о совершении им убийства, а наоборот, отрицал этот факт.

Назначенное осужденному наказание по ст.ст. 131 ч. 2 п.п. "б", "д", 132 ч. 2 п.п. "б", "д" УК РФ не превышает трех четвертей максимального срока наказания, предусмотренного санкциями этих статей, то есть соответствует требованиям ст. 62 УК РФ о назначении наказания при наличии такого смягчающего обстоятельства как явка с повинной при отсутствии отягчающих обстоятельств.

При всех указанных обстоятельствах назначенное осужденному наказание является справедливым, оснований для его смягчения Судебная коллегия не находит.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Кемеровского областного суда от 20.05.2005 в отношении К. изменить, признать явку с повинной К. обстоятельством, смягчающим наказание за совершение преступлений, предусмотренных ст.ст. 131 ч. 2 п.п. "б", "д", 132 ч. 2 п.п. "б", "д" УК РФ, в остальной части этот же приговор оставить без изменения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 ноября 2005 г. N 81-005-78


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.