Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 апреля 2006 г. N 67-о06-7 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденного в убийстве двух лиц на почве личных неприязненных отношений подтверждена совокупностью доказательств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 апреля 2006 г. N 67-о06-7


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 6 апреля 2006 года кассационную жалобу осужденного К. на приговор Новосибирского областного суда от 15 декабря 2005 года, которым

К., родившийся 22 февраля 1978 года в с. Зем-Заимка Чановского района Новосибирской области, с образованием 9 классов, неработавший, ранее не судимый, осужден:

по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ к пятнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

К. признан виновным и осужден за убийство двух человек: Ш., 1963 года рождения, и Ш., 1964 года рождения, на почве личных неприязненных отношений.

Преступление совершено им 28 апреля 2005 года в садоводческом обществе "Медик" п. Юный ленинец Новосибирской области при обстоятельствах, установленных приговором.

Заслушав доклад судьи К., мнение прокурора К., полагавшего приговор в отношении К. оставить без изменения, судебная коллегия установила:

в кассационной жалобе осужденный К. просит изменить приговор и смягчить ему наказание до минимально возможного, считая назначенное ему наказание чрезмерно строгим. Кроме того, как утверждает К., ссору спровоцировали сами Ш. и Ш., угрожали ему физической расправой и ему пришлось защищаться от их "физического воздействия".

В возражениях государственный обвинитель М. указывает, что сам подсудимый К. в судебном заседании заявлял, что со стороны Ш. и Ш. какой-либо угрозы ему не было, он сам совместно с ними распивал спиртное. Считает приговор законным и справедливым и просит оставить его без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, судебная коллегия находит приговор в отношении К. законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Виновность К. в содеянном им подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка. Убийство им Ш. и Ш. в жалобе не оспаривается.

Ссылка в жалобе на то, что Ш. и Ш. угрожали ему физической расправой и ему пришлось защищаться от их "физического воздействия", является несостоятельной.

Как следует из материалов дела, до происшедшего К. (отец осужденного) и Ш., Ш. (убитые) постоянного места жительства не имели, проживали в садовом домике общества "Медик", никому из них не принадлежавшем. 28 апреля 2005 года к ним в садовый домик пришел К. для распития спиртного. Употребив спиртное, приходивший вместе с ним Е. ушел домой, а Л. и его отец К. легли спать. Все это время в домике спали Ш. и Ш. К. сходил и принес еще бутылку спирта. Ко времени его возвращения в садовый домик проснулись и встали Ш. и Ш. К. стал употреблять спирт совместно с Ш. и Ш.

Как пояснял подсудимый К., ранее ему отец жаловался, что Ш. и Ш. оскорбляли его и воровали у него деньги, продукты. В связи с этими жалобами отца он до происшедшего с Ш. и Ш. не разговаривал и за отца не заступался. При совместном употреблении спиртного в садовом домике 28 апреля 2005 года отец ему на Ш. и Ш. не жаловался, При последующем совместном распитии спиртного с Ш. и Ш., когда его отец спал, он вспомнил, что они обижали его отца и из-за этого между ним и Ш., Ш. произошла ссора. Когда при этом он спросил у Ш., зачем он украл цепочку, подаренную им отцу, то Ш. ударил его по подбородку кулаком. Он разозлился на Ш., взял со стола нож и нанес им несколько ударов по шее Ш. После этого он взял топор и обухом топора нанес несколько ударов по голове Ш. Тот упал, у него было кровотечение.

Ш. стала возмущаться. Тогда он взял нож и ударил им по шее Ш. Затем он взял топор и ударил им несколько раз по голове Ш., она упала. Он не помнит, не знает, чтобы Ш. кидалась на него.

Нанося удары Ш. и Ш. ножом и топором, затягивая электрошнур на шее Ш., он тем самым хотел отомстить им за отца, за нанесенные ими ему обиды.

Из приведенных показаний подсудимого К. следует, что инициатором пьяной ссоры был сам К. Удар кулаком при этой ссоре Ш. нанес К., как это следует из его показаний, в ответ на высказанное им обвинение в хищении у его отца цепочки.

Как следует из материалов дела, в нем не имеется доказательств виновности Ш. в хищении у К. цепочки.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы видно, что у К. имелись ссадины на спине и плечах, которые, как сообщал К. эксперту, образовались у него от того, что он в ночь с 28 на 29 апреля 2005 года в ограде дома подрался с братом жены. Никаких других телесных повреждений - в том числе в области лица (подбородка) - у него не имелось, что не соответствует его показаниям о нанесении удара Ш. кулаком по подбородку.

Ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании К. не давал показаний о том, что Ш. и Ш. угрожали ему физической расправой.

При таких данных, с учетом того, что инициатором пьяной ссоры был сам К., что физической расправой К. никто не угрожал, что Ш. никакого вреда здоровью ему не причинял; что при нанесении К. двух ударов Ш. ножом и в дальнейшем, когда К. сменил нож на взятый топор и наносил удары Шевелеву топором (не менее 4-х ударов) в его голову, Ш. на него не нападал, суд правильно не усмотрел в действиях К. признаков состояния необходимой обороны. То, что Ш. стала возмущаться на действия убийцы К. в отношении Ш., нельзя признать ни аморальным, ни противоправным поведением. В ответ на ее возмущение К. убил и ее. В этих его действиях также не имеется признаков необходимой обороны.

Таким образом, доводы жалобы осужденного К. о том, что убивая Ш. и Ш., он защищался от их физического воздействия, являются несостоятельными, противоречащими имеющимся доказательствам.

Из акта комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы следует, что при происшедшем Климов не находился в состоянии аффекта или ином выраженном эмоциональном состоянии, он мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

С учетом нахождения К. в состоянии алкогольного опьянения, того, что инициатором конфликта являлся сам К.; последовательного использования им разных орудий убийства (ножа и топора); его осмысленных, целенаправленных действий; выводов акта психолого-психиатрической экспертизы - суд правильно не усмотрел в действиях К. состояния физиологического аффекта.

Квалификация действий К. по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам является правильной.

Наказание К. назначено судом в соответствии с требованиями закона, с учетом данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Как положительные характеристики, так и наличие малолетнего ребенка, на что К. ссылается в жалобе учтены при назначении ему наказания.

Как Ш., так и Ш. не совершали противоправных, аморальных действий, дававших К. основание для лишения им каждого из них жизни.

Как видно из обвинительного заключения следователь не указывал, что К. активно способствовал ему в раскрытии преступления и не предлагал суду признать это обстоятельство смягчающим наказание.

Как следует из материалов дела, К. изменял показания по обстоятельствам совершения преступления, при допросе в качестве обвиняемого 12 октября 2005 года К. отказался давать показания, сославшись на ст. 51 Конституции Российской Федерации. При таких данных в действиях К. не усматривается активного способствования раскрытию преступления.

Суду было известно, что К. ранее не судим, поскольку его предыдущая судимость по приговору от 3 декабря 2003 года по ч. 3 ст. 158 УК РФ за совершение двух краж (в конце января и 23 февраля 2003 года) - погашена, и об отсутствии у него судимости суд указал во вводной части приговора. Однако данное обстоятельство не установлено ч. 1 ст. 61 УК РФ в качестве смягчающего наказания (поскольку К. совершено особо тяжкое преступление).

Назначенное судом К. за умышленное лишение им жизни двух человек наказания в 15 лет лишения свободы нельзя признать чрезмерно строгим наказанием, несоразмерным содеянному самим им.

К. назначено справедливое наказание и оснований к его смягчению не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Новосибирского областного суда от 15 декабря 2005 года в отношении К. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного К. - оставить без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 апреля 2006 г. N 67-о06-7


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.