Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 мая 2006 г. N 72-О06-16 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в разбойном нападении, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших, а также в убийстве двух лиц, сопряженном с разбоем, подтверждена совокупностью доказательств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 мая 2006 г. N 72-О06-16


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 17 мая 2006 года дело по кассационным жалобам осужденных М. и П. на приговор Читинского областного суда от 9 ноября 2005 года, которым

М. 11 января 1988 года рождения, уроженец г. Краснокаменска Читинской области, не работал, не учился, судимый 30 июня 2005 года Краснокаменским городским судом Читинской области по п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 1 году 6 мес. лишения свободы; 9 сентября 2005 года Краснокаменским городским судом по ч. 1 ст. 111, ч. 5 ст. 69 УК РФ к 3 годам лишения свободы, - осужден с применением ст. 88 УК РФ: по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 6 (шести) годам лишения свободы; по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 7 (семи) годам и 6 (шести) месяцам лишения свободы; по совокупности указанных преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путемчастичного сложения наказаний к 9 (девяти) годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ с присоединением частично к назначенному наказанию не отбытого наказания по предыдущему приговору к 9 (девяти) годам и 6 (шести) месяцам лишения свободы в воспитательной колонии, исчислением срока наказания с 27 апреля 2005 г.

П. 20 февраля 1989 года рождения, уроженец в г. Челябинска, не работал, не учился, судимый 30 июня 2005 года Краснокаменским городским судом по п. "а" ч. 2 ст. 161, п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 2 годам лишения свободы, -

осужден с применением ст. 88 УК РФ по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к б(шести) годам лишения свободы, по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 7 (семи) годам и 6 (шести) месяцам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний к 9 (девяти) годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ с присоединением частично не отбытого наказания по предыдущему к 9 (девяти) годам и 6 (шести) месяцам лишения свободы в воспитательной колонии, с исчислением срока наказания с 27 апреля 2005 года.

М. и П. осуждены за разбойное нападение на К. и К., совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших.

Кроме того, М. признан виновным в совершении убийства К., сопряженного с разбоем, а П. - в совершении убийства К., сопряженного с разбоем.

Преступления совершены 26 апреля 2005 года около 24 часов в г. Краснокаменске Читинской области при обстоятельствах указанных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Верховного суда РФ Л., объяснения осужденного М. по доводам своих кассационных жалоб, возражения на кассационные жалобы осужденных прокурора Х., полагавшей, что приговор подлежит оставлению без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия установила:

в кассационных жалобах:

осужденный М. просит об отмене приговора с направлением дела на новое рассмотрение. Он считает, что собранными по делу доказательствами вина не доказана. В жалобе обращается внимание на показания П. в судебном заседании о том, что он преступление совершил один. По мнению М., указанные показания П. материалами дела не опровергнуты. М. ссылается на то, что в период предварительного следствия он оговорил себя, желая помочь П., что он, не сознавал в достаточной степени тяжести ответственности, которую он брал на себя.

Осужденный П. считает, что судом незаконно был рассмотрен гражданский иск и просит об отмене приговора в этой части

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не усматривает оснований к их удовлетворению.

Вина подтверждена собранными по делу и, исследованными в судебном заседании доказательствами М. и П. подтверждена собранными по делу и, исследованными в судебном заседании доказательствами, получившими правильную оценку в приговоре.

В судебном заседании:

М. не признал своей вины, утверждал, что он вообще в дом потерпевших не заходил. В день происшествия П. ночью его разбудил и сообщил, что убил супругов К. и сказал, что не хочет один отвечать за убийство двух человек. П. передал ему топор, который он потом выбросил. Р. и К. они сказали, что вместе убили супругов К. П. ему рассказал об обстоятельствах преступления. Поэтому на предварительном следствии он оговорил себя. П. тоже сначала его оговорил, и он подтверждал его показания. О том, что он не причастен к преступлению, он никогда никому не рассказывал.

П. признал себя виновным и утверждал, что он совершил преступление один. Он показал, что разбойное нападение на супругов К. и убийство обеих супругов К. он совершил один, М. участия в преступлениях не принимал, он оговорил М. в ходе предварительного следствия. Об обстоятельствах совершенного преступления П. показал, что после распития спиртных напитков на даче, К., Р. и М. легли спать, а он пошел на дачный участок супругов К. К. спали в бане, он увидел у К. на пальце золотое обручальное кольцо, стал снимать со спящего К. кольцо. В это время потерпевший проснулся и стал сопротивляться. У него в руках был топор, который он взял в коридоре дома. Во время драки с К. он нанес потерпевшему удар топором в лицо. В этот момент проснулась К., которой он также нанес удар в правую сторону лица и шеи. Сколько всего нанес ударов К., он не помнит. После этого он снял кольцо с пальца убитого К. Затем он пришел в дачный домик, где спали М., Р. и К. Он разбудил М. и рассказал ему о совершенном им убийстве К. Он в истерике сказал М., что не хочет отвечать один. М. сказал, что он его не бросит, и они вместе будут отвечать за убийство. Потом они разбудили Р. и К. и сказали им о том, что они вместе убили супругов К. Топор он отдал М., куда М. выбросил топор, он не знает. Золотое кольцо он также отдал М.

Он подробно рассказал М. об обстоятельствах убийства К.

Из дела видно, что в период расследования дела и М., и П., будучи допрошенными, неоднократно, в том числе и в присутствии адвокатов, и с участием законных представителей осужденных, и на месте происшествия, и во время проведения между ними очных ставок признавали свою вину и давали показания, уличающие друг друга в совершении преступлении, совершенном при обстоятельствах указанных в приговоре. Эти показания полно приведены в приговоре и правильно оценены судом в совокупности с другими доказательствами по делу.

По существу фактические обстоятельства преступления установлены органами следствия и судом на основании показаний самих осужденных, При проверке показаний осужденных, в которых они признавали свою вину, раскрывая степень участия и роль каждого из них в преступлении, уточняли детали событий преступления, эти показания были объективно подтверждены другими, приведенными в приговоре доказательствами.

Поскольку в период расследования дела показания осужденных содержали некоторые противоречия, отмеченные в приговоре, судом были приняты меры к выяснению причин возникновения указанных противоречий и за основу доказательств вины осужденных были приняты те доказательства, которые нашли свое объективное подтверждение в материалах судебного следствия. Выводы суда в этой части в приговоре мотивированы, и, по мнению судебной коллегии, являются правильными.

В подтверждение вины осужденных суд обоснованно сослался и полно привел в приговоре показания свидетелей Р., К., М., П., Л., потерпевших К. и Т., показания судебно-медицинского эксперта Т. а также показания законных представителей несовершенных осужденных.

Признанные судом достоверными показания осужденных находятся в полном соответствии с данными отраженными в актах судебно-медицинских экспертиз освидетельствования трупов потерпевших, в протоколе осмотра места происшествия, в протоколах следственных экспериментов, в протоколах изъятия и осмотра вещественных доказательств и в акте судебно-биологической экспертизе.

Приведенные осужденными показания в свою защиту, утверждение П. о том, что он один совершил преступление, после чего вступил с М. в сговор о даче показаний о совместном участии в преступлении, являлись предметом тщательного исследования в стадии судебного разбирательства и эти показания обоснованно были признаны судом не состоятельными с приведением в приговоре полного обоснования выводов суда в этой части.

Обоснованно придя к выводу о доказанности вины обоих осужденных, суд дал правильную юридическую оценку преступным действиям каждого из них.

Суд признал установленным совершение разбойного нападения по предварительному сговору группой лиц М. и П. Доказанной признал вину П. в умышленном убийстве потерпевшего К., а М. - в умышленном убийстве потерпевшей К., в процессе совершения ими разбойного нападения. Выводы суда в этой части также полно мотивированы в приговоре и, по мнению судебной коллегии, основаны на материалах судебного следствия.

При решении вопроса о назначении наказания осужденным суд учел характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, данные, характеризующие личность каждого из осужденных, а также обстоятельства смягчающие наказание.

Наказание осужденным назначено по правилам ч. 6-1 ст. 88 УК РФ.

Правильно в соответствии с законом судом разрешен гражданский иск по настоящему уголовному делу.

Из дела видно, что потерпевшей Т. был заявлен гражданский иск о взыскании 10000 рублей с М. и П. в счет компенсации морального вреда, причиненного в результате убийства К.

П. и его законный представитель П. исковые требования не признали. Законный представитель П. исковые требования признал полностью.

Рассмотрев этот иск, суд обоснованно пришел к выводу о необходимости его удовлетворения и взыскания морального вреда с П. Суд правильно указал в приговоре, что требования Т. о взыскании морального вреда причиненного ей смертью сына с подсудимого М. противоречат ст. 151 ГК РФ, согласно которой обязанность денежной компенсации морального вреда может быть возложена только на нарушителя. В судебном заседании было установлено, что смерть подсудимому К. причинил П., который и должен нести ответственность по гражданскому иску о возмещении средств в счет компенсации, причиненного потерпевшей вреда, заявленному в уголовном деле.

При определении размера компенсации морального вреда суд принял во внимание степень вины подсудимого, его материальное положение, а также степень нравственных страданий потерпевшей, удовлетворил исковые требования потерпевшей и постановил в соответствии с ч. 2 ст. 1074 ГК РФ взыскать с П. в счет компенсации морального вреда в пользу Т. 100000 (сто тысяч) рублей. При отсутствии у П. доходов или иного имущества, достаточного для возмещения вреда, взыскание производить с его законных представителей - П. и П. в равных долях. В приговоре суд отметил, что обязанность П. и П. прекращается по достижении П. совершеннолетия, либо в случае, если у него до достижения совершеннолетия появятся доходы или иное имущество, достаточные для возмещения вреда.

С учетом вышеизложенного судебная коллегия находит, что изложенные в кассационных жалобах осужденных доводы противоречат фактическим обстоятельствам дела, установленным в стадии судебного разбирательства и опровергаются, приведенными в приговоре доказательствами.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ судебная коллегия определила:

приговор Читинского областного суда от 9 ноября 2005 года в отношении М. и П. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 мая 2006 г. N 72-О06-16


Текст определение официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.