Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2000 г. N 169пв-2000 "Удовлетворение ходатайства об отмене арбитражного решения признано неправильным"

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2000 г. N 169пв-2000
"Удовлетворение ходатайства об отмене арбитражного решения признано неправильным"


Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего - Радченко В.И.

Членов Президиума - Петухова Н.А., Сергеева Н.Ю., Смакова Р.М., Свиридова Ю.А., Меркушова А.Е., Вячеславова В.Н.,

с участием заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И.,

рассмотрел по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Жуйкова В.М. гражданское дело по ходатайству ОАО "Виконт" об отмене арбитражного решения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуцола Ю.А., выступление представителя фирмы "German Ordnance Wiegand" Зорина О.В. (доверенность в деле), заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И., полагавшего протест удовлетворить, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

15 октября 1998 г. Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации постановил решение, по делу N 419/1997, которым удовлетворил исковые требования фирмы "German Ordnance Wiegand" (ФРГ) (Истец) и взыскал с ОАО "Виконт" (Россия) 385770 немецких мерок с начислением 5% годовых с 1 января 1994 года по момент фактической уплаты, а также возмещение расходов по уплате арбитражного сбора в сумме 9415 долларов США.

ОАО "Виконт" (Ответчик) в декабре 1998 г. обратилось в Московский городской суд с ходатайством об отмене арбитражного решения, ссылаясь на отсутствие у Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ компетенции рассматривать возникший спор.

Определением Московского городского суда от 11 июня 1999 г. в удовлетворении ходатайства об отмене решение МКАС от 15 октября 1998 г. было отказано.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 30 июля 1999 г. определение суда от 11 июня 1999 г. было отменено.

При новом рассмотрении дела Московский городской суд определением от 7 декабря 1999 г. ходатайство ОАО "Виконт" (Ответчик) об отмене решения МКАС от 15 октября 1998 г. удовлетворил.

Это определение было оставлено без изменения определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 8 февраля 2000 г.

В протесте заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации поставлен вопрос об отмене судебных определений от 7 декабря 1999 г. и от 8 февраля 2000 г. и направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Президиум находит протест обоснованным.

Обе судебные инстанции сделали вывод о том, что Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП РФ (МКАС) был некомпетентен рассматривать возникший между сторонами спор и что в соответствии с подп. 1 п. 2 ст. 34 Закона Российской Федерации от 7 июля 1993 г. "О международном коммерческом арбитраже" арбитражное решение может быть отменено судом в случае, если решение вынесено по спору, не предусмотренному арбитражным соглашением.

Заключенный между сторонами контракт N 59-92 от 10 декабря 1992 г. содержал арбитражную оговорку о рассмотрении спора Арбитражем торгово-промышленных палат в г.Москве в соответствии с правилами и процедурами этого Арбитража (л.д.18).

Но так как дело в арбитражном суде было рассмотрено в отсутствие представителя Ответчика, у последнего, по мнению судебных инстанций, не было возможности представить дополнительные документы в судебное заседание - Приложение к контракту N 59-92 от 16.12.92 г., содержащее в себе новую арбитражную оговорку (все споры рассматриваются в Арбитражном суде г.Санкт-Петербурга), а также своевременно заявить об отсутствии компетенции у МКАС на рассмотрение спора между сторонами.

Доводы судебных инстанций не основаны на нормах Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" и материалах дела.

Из материалов дела видно, что 26 марта 1998 г. МКАС предложил Ответчику согласно п. 1 ст. 23 названного Закона заявить в течение 30 дней свои возражения по иску, а также представить документы, относящиеся к делу. Однако никаких возражений против иска, в том числе основанных на имеющемся у него Приложении с измененной арбитражной оговоркой, Ответчиком представлено не было. 15 мая 1998 г. Ответчик известил МКАС о своем выборе арбитров (л.д.30). 30 июля 1998 г. он был извещен о месте и времени проведения заседания МКАС, однако в заседание 15 октября 1998 г. не явился без указания причин, что, по мнению арбитражного суда, не могло являться препятствием к рассмотрению дела в отсутствии ответчика в соответствии с п. 2 § 28 Регламента МКАС и ст. 25 указанного Закона.

Согласно ст. 4 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" если сторона, которая знает о том, что какое-либо требование, предусмотренное арбитражным соглашением, не было соблюдено, и тем не менее продолжает участвовать в арбитражном разбирательстве, не заявив возражение против такого несоблюдения без неоправданной задержки, а если для этой цели предусмотрен какой-либо срок, то в течение такого срока она считается отказавшейся от своего права на возражение.

Таким образом, если Ответчик считал, что Истцом нарушены требования арбитражной оговорки по Приложению, но не уведомил МКАС об этом в установленные ст. 23 названного Закона сроки, он считается отказавшимся от права на возражение.

В соответствии с действующим законодательством оценка доводов стороны, заявляющей ходатайство, может быть сделана только судом, которому такое ходатайство заявлено, т.е. в данном случае МКАС. Поэтому, начав судебное разбирательство без Ответчика, который не воспользовался своими процессуальными правами, МКАС вынес решение на основании действующего законодательства.

Судебными инстанциями не учтено, что в соответствии со ст. 16 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" третейский суд может сам вынести постановление о своей компетенции, в том числе по любым возражениям относительно наличия или действительности арбитражного соглашения. Т.е. вопрос о действительности арбитражного соглашения от 16 декабря 1992 г. мог быть решен МКАС. При этом заявление об отсутствии у третейского суда компетенции могло быть согласно ст.16 сделано не позднее представления возражений по иску. Как указывалось выше, Ответчик в порядке ст. 4 названного Закона считался отказавшимся от своего права на возражение, так как не заявил возражений в установленный срок. В противном случае МКАС мог вынести до рассмотрения дела по существу предварительное постановление о своей компетенции. Однако у МКАС объективно не было такой возможности, так как указание о Приложении, изменяющем арбитражную оговорку, впервые появилось в деле только в апреле 1999 г., т.е. через 6 месяцев после вынесения решения арбитражным судом.

Делая выводы о том, что проверка подлинности Приложения находилась в компетенции МКАС, ни суд первой инстанции, ни суд второй инстанции не учли фактических обстоятельств и не предоставили Истцу возможности воспользоваться п. 4 ст. 34 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже".

В соответствии с данной нормой суд, в который подано ходатайство об отмене арбитражного решения, может, если сочтет это надлежащим и если об этом просит одна из сторон, приостановить на установленный срок производство по этому вопросу, с тем чтобы предоставить третейскому суду возможность возобновить арбитражное разбирательство или предпринять иные действия, которые, по мнению третейского суда, позволят устранить основание для отмены арбитражного решения.

Судебные инстанции не приняли во внимание наличие такой возможности и просьбу Истца, хотя для приостановления производства об отмене решения МКАС имелись все основания, так как при наличии спора по вопросу арбитражной оговорки и ее действительности только МКАС мог дать оценку вовремя не представленному в суд Приложению.

При этом суд первой инстанции, несмотря на оспаривание подлинности Приложения со стороны Истца, принял это Приложение в качестве неоспоримого доказательства и отклонил просьбу Истца о проведении экспертизы данного документа, посчитав ее нецелесообразной ввиду того, что это входило в задачу МКАС. С таким подходом согласилась и кассационная инстанция.

При указанных обстоятельствах судебные постановления подлежат отмене в надзорном порядке в соответствии со статьей 330 ГПК РСФСР ввиду неправильного применения судебными инстанциями норм материального права.

Руководствуясь п. 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

отменить определение Московского городского суда от 7 декабря 1999 г. и определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 8 февраля 2000 г. Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2000 г. N 169пв-2000 "Удовлетворение ходатайства об отмене арбитражного решения признано неправильным"


Текст постановления опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, 2001 г., N 4


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.