Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2005 г. N 832-П05ПР Суд изменил приговор, указав, что убийство с целью завладения имуществом потерпевшего подлежит квалификации как совершенное из корыстных побуждений, а не с целью облегчить совершение другого преступления, а также что денежная сумма, похищенная осужденными посредством разбойного нападения, не образует крупного размера

Постановление Президиума Верховного Суда РФ
от 21 декабря 2005 г. N 832-П05ПР


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К. о пересмотре приговора Приморского краевого суда от 31 июля 2000 года, которым

Ц., родившийся 7 июля 1974 года в г. Большой Камень Приморского края, несудимый,

оправдан по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР;

осужден по ст. 102 п.п. "а, е" УК РСФСР к 14 годам лишения свободы, по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 325 ч 2 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием 20% заработной платы в доход государства и на основании ст. 78 УК РФ освобожден от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности.

На основании ст. 40 ч.ч. 1, 2 УК РСФСР путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно определено 14 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Х., родившийся 21 марта 1961 года в г. Кировобаде Азербайджанской ССР, несудимый,

оправдан по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР;

осужден по ст.ст. 17, 102 п.п. "а, е" УК РСФСР к 9 годам лишения свободы, по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 325 ч. 2 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием 20% заработной платы в доход государства и на основании ст. 78 УК РФ освобожден от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности.

На основании ст. 40 ч.ч. 1, 2 УК РСФСР путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно определено 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Д., родившийся 17 мая 1966 года в г. Нафталане Азербайджанской ССР, несудимый,

оправдан по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР;

осужден по ст.ст. 17, 102 п.п. "а, е" УК РСФСР к 9 годам лишения свободы, по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР к 8 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ст. 325 ч. 2 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием 20% заработной платы в доход государства и на основании ст. 78 УК РФ освобожден от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности.

На основании ст. 40 УК РСФСР путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно определено 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 апреля 2001 года приговор в отношении Ц., Х. и Д. оставлен без изменения.

По данному делу также осужден Е., надзорное производство в отношении которого не возбуждалось в связи с несоблюдением положений ст. 403 УПК РФ.

В надзорном представлении поставлен вопрос о пересмотре состоявшихся по делу судебных решений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорного представления и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К., полагавшего представление удовлетворить, Президиум Верховного Суда Российской Федерации, установил:

Ц., Х., Д. осуждены за разбой, совершенный по предварительному сговору группой лиц, с причинением тяжких телесных повреждений, с целью завладения имуществом в крупных размерах.

Кроме того, Ц. осужден за убийство М., совершенное из корыстных побуждений, с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, Д. и Х. - за соучастие в совершении этого преступления, а Д. - за незаконные приобретение, хранение, ношение взрывчатого вещества и взрывного устройства.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах.

28 сентября 1994 года Ц., Х., Д. и Е., действуя совместно и согласованно, привезли М. к устью реки Петровка Шкотовского района Приморского края, где, угрожая применением насилия, опасного для жизни и здоровья, и применяя такое насилие, потребовали у него 50 000 000 неденоминированных рублей, а затем похитили деньги, паспорт и другое имущество. Продолжая угрожать расправой М., Ц. накинул на его шею ремень и стал душить, а другие удерживали потерпевшего. М. потерял сознание, а когда очнулся, Ц. переданным Д. ножом нанес 3 удара в шею потерпевшего. Х. при этом сказал, чтобы Ц. "помазался в крови".

От полученных телесных повреждений наступила смерть М.

Затем все поехали в принадлежащий М. гараж с целью поиска денег. Не обнаружив денег, Ц. сжег документы М.

7 марта 1999 года Д. у не установленного следствием лица незаконно приобрел, перенес и хранил по месту жительства в квартире 19 дома 13 по ул. Аллея Труда взрывчатое вещество, являющееся взрывным устройством малой мощности, содержащим заряд дымного пороха 50 гр., которое было изъято сотрудниками милиции в ходе проведения обыска.

В надзорном представлении заместитель Генерального прокурора Российской Федерации просит исключить из осуждения Ц., Х. и Д. указания о совершении убийства и пособничества убийству "с целью скрыть другое преступление". В обоснование указывает на то, что указанное преступление совершено из корыстных побуждений, а не с целью скрыть другое преступление, и поэтому дополнительной квалификации по этому признаку не требуется. Кроме того, ставит вопрос о приведении судебных решений в соответствие с изменениями, внесенными в УК Федеральным Законом от 8 декабря 2003 года.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит надзорное представление подлежащим частичному удовлетворению по следующим основаниям.

По смыслу закона умышленное причинение смерти другому человеку надлежит квалифицировать по п. "е" ст. 102 УК РСФСР в случаях, когда квалифицирующий признак убийства - "с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение" - является основным мотивом убийства.

Судом установлено, что Ц. совершил убийство М., а Х. и Д. пособничество совершению этого преступления с целью завладения имуществом потерпевшего, то есть из корыстных побуждений.

Поэтому осуждение Ц. по п. "е" ст. 102 УК РСФСР, а Х и Д. по ст.ст. 17 и 102 п. "е" УК РСФСР подлежит исключению из судебных решений.

С учетом примечания к ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона N 162-ФЗ от 08.12.2003 г.) крупным размером признается стоимость имущества, превышающая 250 тысяч рублей.

Как видно из материалов дела, сумма похищенного осужденными при совершении разбойного нападения на М. составляла 50 000 000 неденоминированных рублей (50 тысяч рублей), поэтому не образует крупного размера, в связи с чем действия Ц., Х., Д следует квалифицировать по ст. 146 ч. 2 п.п. "а, в" УК РСФСР как разбой, совершенный по предварительному сговору группой лиц, с причинением тяжких телесных повреждений.

Поскольку новый уголовный закон признал утратившим силу п. "ж" ст. 44 УК РФ, предусматривавший в качестве вида наказания конфискацию имущества, в силу положений ст. 10 УК РФ этот вид дополнительного наказания следует исключить из судебных решений.

Вместе с тем вносимые в судебные решения изменения не являются достаточным основанием для смягчения назначенного осужденным наказания.

Доводы представления о внесении Президиумом Верховного Суда Российской Федерации изменений в приговор в отношении Е. не подлежат удовлетворению, поскольку в соответствии с положениями ст. 403 УПК РФ приговор Приморского краевого суда от 31 июля 2000 года в отношении Е. может быть обжалован в порядке надзора в Судебную коллегию Верховного Суда РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407 и 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорное представление заместителя Генерального прокурора РФ К. удовлетворить частично.

2. Приговор Приморского краевого суда от 31 июля 2000 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 апреля 2001 года изменить: исключить в отношении Ц. его осуждение по п. "е" ст. 102 УК РСФСР, а в отношении Х., Д. - по ст.ст. 17 и 102 п. "е" УК РСФСР;

переквалифицировать их действия со ст. 146 ч. 3 УК РСФСР на ст. 146 ч. 2 п.п. "а, в" УК РСФСР, назначив каждому 7 лет лишения свободы;

исключить дополнительное наказание в виде конфискации имущества;

на основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 102 п. "а", 146 ч. 2 п.п. "а, в" УК РСФСР, определить Ц. наказание в виде 14 лет лишения свободы;

на основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 17, 102 п. "а", 146 ч.2 п.п. "а, в" УК РСФСР, определить Х. наказание в виде 9 лет лишения свободы;

на основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 17, 102 п. "а", 146 ч. 2 п.п. "а, в" УК РСФСР, ст. 222 ч. 1 УК РФ, определить Д наказание в виде 9 лет лишения свободы.

В остальной части состоявшиеся судебные решения оставить без изменения.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2005 г. N 832-П05ПР


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.