Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 апреля 2005 г. N 67-О05-1 Приговор оставлен без изменения, поскольку вина осужденного за разбой, совершенный с причинением тяжкого вреда потерпевшему, и за убийство, сопряженное с разбоем, подтверждена совокупностью представленных доказательств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 21 апреля 2005 г. N 67-О05-1


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ рассмотрела в судебном заседании от 21 апреля 2005 года кассационные жалобы осужденного Ф. и адвоката К.Ю.П. на приговор Новосибирского областного суда от 25 октября 2004 года, которым

Ф., родившийся 3 сентября 1981 года в с. Верх-Каргат Каргатского района Новосибирской области, с начальным образованием, не работавший и не обучавшийся, ранее не судимый, -

осужден:

по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ - к двенадцати годам лишения свободы;

по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к семнадцати годам лишения свободы;

по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к восемнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Ф. в пользу Н.:

-  в возмещение материального ущерба - 15410 руб.;

-  в счет компенсации морального вреда - 50000 руб.

Ф. признан виновным и осужден:

- за разбойное нападение на С., совершенное с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью;

- за убийство С., 1965 года рождения, сопряженное с разбоем.

Преступления совершены им 15 декабря 2003 года в г. Новосибирске при обстоятельствах, установленных приговором.

Заслушав доклад судьи "...", объяснения осужденного Ф., поддержавшего свою жалобу по изложенным в ней основаниям, мнение прокурора К.В.В., полагавшего приговор в отношении Ф. оставить без изменения, судебная коллегия установила:

В кассационных жалобах:

- осужденный Ф. просит отменить приговор, ссылаясь на несовершение им преступлений, оговор себя в ходе предварительного следствия из-за применения незаконных методов расследования, на неправильную оценку доказательств. Считает, что приговор является незаконным и необоснованным, полагает, что судом неправильно разрешены ходатайства;

адвокат К.Ю.П. в защиту интересов осужденного Ф. просит отменить приговор и прекратить уголовное дело, ссылаясь на те же доводы, что и осужденный Ф. в своей жалобе и, кроме того, считает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам.

В возражениях государственный обвинитель П. считает доводы жалоб несостоятельными.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит приговор в отношении Ф. законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Виновность Ф. в содеянном им подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Судом проверялись доводы Ф. о применении к нему незаконных методов расследования, однако они оказались несостоятельными и правильно отвергнуты судом, с приведением в приговоре мотивов принятого решения.

Из протокола, именуемого "явкой с повинной" Ф., следует, что он около 21 часа 15 декабря 2003 года, находясь в состоянии алкогольного опьянения, в целях завладения деньгами в районе гаражей по ул. Зыряновской нанес несколько ударов ножом мужчине по имени "Володя", обшарил его карманы и похитил обнаруженные деньги.

Ссылка на то, что указанный текст протокола, именуемого "явкой с повинной", Ф. писал собственноручно, но в отсутствие адвоката, не влияет на оценку его как допустимого источника доказательств, поскольку закон не предусматривает обязательного участия адвоката при явке лица с повинной либо при написании лицом своих заявлений, независимо от того, как он их именует (в том числе - явкой с повинной, чистосердечным признанием и т.п.). Ссылка на ч. 2 ст. 75 УПК РФ несостоятельна, поскольку в данном случае ни допроса Ф. в качестве подозреваемого (ст. 76 УПК РФ), ни его допроса в качестве обвиняемого (ст. 77 УПК РФ) не проводилось.

Указание в приговоре, что данное заявление Ф., именуемое "явкой с повинной", написано им добровольно, без какого-либо принуждения, не свидетельствует о противоречиях в приговоре в той части, что он не сам добровольно явился в правоохранительные органы, а был приглашен сотрудниками милиции в отделение милиции в связи с имевшимися подозрениями о совершении им преступлений, где при беседе признался в их совершении, после чего и написал указанное заявление. Таким образом, добровольность отнесена к написанию заявления, именуемого "явкой с повинной", но не отнесена к явке в правоохранительные органы по своей инициативе.

Аналогичные указанным в протоколе, именуемом "явкой с повинной", обстоятельства происшедшего Ф. приводил и при его допросе в качестве подозреваемого 28 февраля 2004 года с участием адвоката К.Ю.П. и при проверке его показаний на месте, проведенной также с участием адвоката К.Ю.П. При этом Ф. конкретизировал, что пострадавшего он встретил у киоска магазина "Омега", тот по его просьбе дал ему 10 рублей денег, которые, как он увидел, доставал из портмоне, в котором находились и другие деньги. Затем они вдвоем (он и пострадавший) пошли к магазину "Крепость". После нанесения ударов ножом он из одного из карманов пострадавшего достал портмоне, взял из него имевшиеся там деньги (2500-3000 рублей), впоследствии портмоне - выбросил.

Суд правильно признал достоверными показания Ф., данные им в ходе предварительного следствия, в части, соответствующей другим доказательствам, и дал надлежащую оценку изменению им показаний в судебном заседании.

Из показаний свидетеля А. следует, что 15 декабря 2003 года он работал продавцом в торговом киоске. Около 21 часа к киоску подошел, как он впоследствии узнал, С. и купил сигареты, при этом доставал кошелек. К С. подошел Ф., которого он ранее неоднократно видел, и, как он понял, Ф. просил у С. дать ему 10 рублей. Затем С. и Ф. отошли от киоска и вместе пошли, по его мнению, в направлении гаражных боксов и магазина "Крепость".

Через несколько дней к нему приходил Ф. и требовал, чтобы он никому не говорил, что видел его вечером 15 декабря 2003 года вместе с С.

Как видно из протоколов осмотра места происшествия и трупа С., у ног трупа С. находились пачка сигарет и зажигалка, кошелька (портмоне) не имелось.

Ссылка в жалобе на противоречия в показаниях свидетеля А. о росте Ф. и С. - несущественна, поскольку, как видно из материалов дела, А. не принимал специальных мер по фиксации их роста, наблюдал их из киоска, находясь на его полу, и в отношении их роста он давал ориентировочные показания ("роста они примерно одинакового... я не измерял их взглядом, С. сантиметров на десять, наверное, выше был").

Ссылка на то, что в ходе предварительного следствия были переданы Н. обнаруженные в одежде трупа С. 3000 рублей денег, а согласно приговора Ф. признан виновным в том, что после совершенного нападения он похитил из кармана верхней одежды С. деньги в сумме 3000 рублей - не свидетельствует о неверности выводов суда. Из справки (т. 2 л.д. 169) следует, что 15 декабря 2003 года С. получил в ООО "СибИнСервис" 11600 рублей. После нападения на С. его кошелек (портмоне) с деньгами не обнаружен. Имевшиеся в различных карманах одежды трупа С. денежные купюры - переданы Н.

При таких данных похищение денег из кошелька (портмоне) С. не дает оснований для вывода о том, что в его одежде не было других денег. То, что после нанесения ударов ножом Ф. обыскивал С., не вменялось ему ни по обвинительному заключению, ни по постановлению о привлечении в качестве обвиняемого, не признано это установленным и приговором суда.

Как следует из показаний свидетеля К., сожительницы Ф., вернувшись 18 декабря 2003 года со стационарного лечения, она обнаружила испачканное кровью полотенце, с одной его стороны - был отпечаток ладони кровяной, а с другой стороны - размазано. Это полотенце она затем стирала. Ф., при знакомстве и сожительстве представлявшийся ей Е., говорил, что он в декабре 2003 года у торгового киоска познакомился с мужчиной, с которым произошла ссора и "произошла резня".

Свидетель Лев., сокамерник Ф. по ИВС, пояснял, что ему Ф. сообщал, что он задержан за убийство мужчины, с которым познакомился у торгового киоска, и при этом Ф. говорил, что он задержан обоснованно и мужчину убил он.

Заключением судебно-биологической экспертизы подтверждается, что на куртке Ф. имелась кровь, происхождение которой возможно от С.

Ссылка в жалобе на то, что клинком ножа, изъятого в квартире по месту жительства Ф., который он опознал как орудие убийства, не могли быть нанесены ранения С., не свидетельствует о невиновности Ф. Из показаний свидетеля К., сожительницы Ф., видно, что у них в квартире были три столовых ножа, изъят был один нож. 19 декабря 2003 года следователем было дано поручение о принятии мер по обнаружению орудия преступления. Из справки следует, что Ф. указал, что нож, которым он совершил убийство, он бросил в сторону автостоянки. Принятыми мерами розыска нож, которым совершено убийство, обнаружен не был.

Свидетель Лук., заместитель начальника уголовного розыска РУВД, пояснял, что при осмотре квартиры по месту жительства Ф. был обнаружен лишь один нож, который и был изъят. После опознания этого ножа Ф. тот при беседе заявил, что он ввел следствие в заблуждение и на самом деле опознал не тот нож, которым он совершил убийство, а другой (т. 2 л.д. 65; т. 3 л.д. 67-68).

Как пояснял свидетель И.В.А., содержавшийся вместе с Ф. в ИВС, тот сообщал ему, что он опознал нож. Но на самом деле это не тот нож, которым он совершил убийство Владимира, а другой. Опознал он его специально, чтобы потом заявить об этом на суде и, когда установят, что это не тот нож, то по мнению Ф., это поможет ему избежать уголовной ответственности за совершенное им преступление (т. 2 л.д. 71).

Приговором суда не признано установленным, что убийство Ф. совершил ножом, впоследствии изъятым из квартиры, в которой он проживал, и который он опознал в ходе предварительного следствия.

При таких данных указанная ссылка в жалобе не дает оснований для признания выводов суда, изложенных в приговоре, не соответствующими доказательствам.

Рассмотрение дела в отсутствие допроса в судебном заседании свидетеля И.Е.В. не свидетельствует о нарушении закона. Как следует из материалов дела, судом принимались предусмотренные законом меры по обеспечению ее явки в суд, однако с учетом ее образа жизни место ее нахождения установлено не было. При таких данных и с учетом ходатайств сторон (государственного обвинителя П. и подсудимого Ф.) суд обоснованно огласил показания свидетеля И.Е.В., данные ею в ходе предварительного следствия, и правильно дал оценку ее показаниям в приговоре.

Свидетель И.Е.В. при ее допросе 17 декабря 2003 года поясняла, что около 21 часа 15 декабря 2003 года она находилась у киоска. Там же находился ранее ей знакомый "Владимир". К ним подошел ранее незнакомый ей парень лет 30 ростом около 170 см и сказал "Владимиру", чтобы тот дал ему 10 рублей. "Владимир" позвал парня в магазин за хорошей водкой и они втроем пошли в сторону магазина "Крепость", В районе гаражей этот парень пнул "Владимира" ногой и тот упал, а она - убежала и что было дальше - не видела.

Подозреваемый Ф. не отрицал, что у киоска к ним подходила ранее ему знакомая Лена. "Владимир" предлагал ему пойти в магазин "Крепость" и купить хорошей водки. Сначала Лена пошла с ними, но потом он сказал ей идти обратно и она вернулась к киоску, а он напал на "Владимира".

При последующем допросе 19 декабря 2003 года свидетель И.Е.В. показания изменила и заявила, что в ее присутствии нанес удар ногой "Владимиру" - И.А.И., знакомый ее сестры И.И.В.

Эти измененные показания свидетеля И.Е.В. проверялись. Из показаний свидетелей И.И.В. (жены И.А.И.) и И.А.И. (мужа И.И.В.) следует, что они находились вместе примерно с 19 до 24-ого часа 15 декабря 2003 года в своей квартире, отмечали день рождения И.А.И. (т. 1 л.д. 84-87, 90-93; т. 3 л.д. 86-91).

И.А.И. ранее был знаком с сестрой И.Е.В., но в последнее время отношений с ней не поддерживал.

Из копии паспорта И.А.И. видно, что он родился 15 декабря 1968 года и 14 июля 1990 года зарегистрировал брак с И.И.В. (т. 1 л.д. 88).

При таких данных с учетом всех доказательств по делу, суд пришел к обоснованному выводу о недостоверности измененных показаний И.Е.В. в отношении знакомого ее сестры - И.А.И.

(Вызов в судебное заседание при кассационном рассмотрении дела свидетеля И.Е.В. и ее допрос судом второй инстанции в компетенцию суда кассационной инстанции не входит).

Как пояснял подозреваемый Ф., из квартиры З.С. со своей семьей (женой и дочерью) ушли провожать Д.Ю. около половины девятого вечера 15 декабря 2003 года, а он ушел из квартиры, взяв с собой кухонный нож, минут через пять после их ухода (т. 2 л.д. 21). В судебном заседании он не отрицал, что З-вы уходили из квартиры провожать Д.Ю.

Свидетель К., сожительница Ф., поясняла в судебном заседании, что как ей рассказывали З-вы, день рождения З.И.В. 16 декабря и они отмечали ее день рождения именно 16 декабря 2003 года, "день в день" (т. 3 л.д. 95-96). З.С. осудили и он находится в местах лишения свободы, а его жена и дочь уехали из г. Новосибирска (т. 3 л.д. 99).

Из протокола судебного заседания следует, что подсудимым Ф. ходатайств о допросе каких-либо свидетелей не заявлялось, в связи с чем ссылка в его жалобе на отказ суда в удовлетворении ходатайства о вызове и допросе в качестве новых свидетелей З.С., З.А. и Д.Ю. - не соответствует материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что адвокатом К.Ю.П. заявлялось ходатайство о вызове и допросе в качестве дополнительного свидетеля З.А. С учетом выезда ее из г. Новосибирска и неизвестности ее места нахождения (объявление и проведение розыска свидетеля действующим уголовно-процессуальным законодательством не предусмотрено) суд правильно разрешил заявленное ходатайство.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все предоставленные сторонами доказательства, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Ф. в содеянном им и верно квалифицировал его действия по п. "в" ч. 4 ст. 162 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Наказание Ф. назначено судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному им, с учетом данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Назначенное Ф. наказание является справедливым, соразмерным содеянному самим им и оснований к его смягчению не имеется.

Гражданские иски разрешены судом в соответствии с действующим законодательством.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом, и надлежащим образом обоснованны, мотивированны.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Новосибирского областного суда от 25 октября 2004 года в отношении Ф. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Ф. М.Р. и адвоката К.Ю.П. - оставить без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 апреля 2005 г. N 67-О05-1


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение