Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 октября 2006 г. N 18-О06-40СП Оснований для отмены оправдательного приговора не имеется, поскольку вердикт коллегии присяжных заседателей, которым признаны недоказанными события преступлений, вмененных в вину подсудимым, соответствует требованиям УПК РФ

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 11 октября 2006 г. N 18-О06-40СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 11 октября 2006 г. кассационное представление государственного обвинителя К.Е.Н. на приговор суда присяжных Краснодарского краевого суда от 7 апреля 2006 года, которым

Д.И.Г., 11 февраля 1969 года рождения, уроженец г. Воронежа, несудимый,

Х., 21 октября 1975 года рождения, уроженец г. Ессентуки Ставропольского края, несудимый,

оправданы по ст. 159 ч. 2 и 294 ч. 2 УК РФ на основании ст. 24 ч. 1 п. 1 УПК РФ за отсутствием события преступлений.

П., 21 мая 1963 года рождения, уроженец с. Коноково Успенского района Краснодарского края, несудимый,

оправдан по ст. 312 ч. 1 УК РФ на основании ст. 24 ч. 1 п. 1 УПК РФ за отсутствием события преступления.

Заслушав доклад судьи "Г.З.Ф.", мнение прокурора С., поддержавшего кассационное представление государственного обвинителя и полагавшего приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство, объяснения оправданного Х. и в его защиту адвоката Ш., просивших приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

вердиктом коллегии присяжных заседателей от 4 апреля 2006 г. признано недоказанным события преступлений, вмененных в вину Д.И.Г., Х. и П. при обстоятельствах, изложенных в обвинительном заключении.

В кассационном представлении государственный обвинитель К.Е.Н. просит приговор суда отменить и дело направить на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания. Указывает, что по делу допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые ограничили право стороны обвинения на представление доказательств, нарушен принцип состязательности сторон, допущено незаконное воздействие на коллегию присяжных заседателей. Так, в судебном заседании было установлено, что обвиняемый Д.И.Г., который просил рассмотреть его дело судьей единолично, умер. Поэтому в отношении умершего суд должен был прекратить дело, поскольку по закону производство по делу в отношении умершего с участием коллегии присяжных заседателей было невозможно. В нарушение ч. 1 ст. 331 УПК РФ в совещательную комнату для избрания старшины были удалены и запасные присяжные заседатели. Стороне обвинения было отказано в ходатайстве об исследовании в присутствии коллегии присяжных заседателей ряда доказательств, в частности, в оглашении очных ставок подозреваемого П. со свидетелями К. и Д. Более того, решение по данному вопросу было принято без постановления председательствующего судьи и без указания мотивов принятого решения. Защитники Ш. и Р. в ходе судебного заседания ссылались на обстоятельства, которые не могли обсуждаться в присутствии присяжных заседателей, а также на документы, которые не исследовались в их присутствии. Однако председательствующий судья не всегда объявлял замечания адвокатам и не разъяснял присяжным заседателям, что эти обстоятельства они не должны принимать во внимание. В напутственном слове председательствующий в нарушение ст. 340 УПК РФ использовал юридические термины.

В возражении на кассационное представление адвокат Р. в защиту оправданного Д.И.Г. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и возражений на него, судебная коллегия находит, что вывод суда об оправдании Д.И.Г., Х. и П. основан на вердикте присяжных заседателей за отсутствием события преступления. Поэтому оправдательный приговор, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, обязателен для председательствующего судьи и соответствует требованиям ст.ст. 348 и 350 УПК РФ.

Как видно из материалов дела, нарушений уголовно-процессуального закона в процессе расследования, в стадиях предварительного слушания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии с пунктами 2-4 части 1 ст. 379 УПК РФ отмену приговора суда присяжных, по данному делу не допущено. Доказательства по делу, вопреки утверждениям в кассационном представлении, исследованы полно, всесторонне и объективно.

Доводы представления о том, что обвиняемый Д.И.Г. просил рассмотреть дело судьей единолично, а до начала судебного заседания он умер, поэтому в отношении него дело должно быть прекращено, а для его реабилитации дело не должно быть рассмотрено с участием присяжных заседателей, то они являются несостоятельными, так как обвиняемые Х. и П. заявили ходатайство о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей, поэтому в силу ч. 2 ст. 325 УПК РФ данное уголовное дело было назначено к рассмотрению в данном составе. Тем более, в соответствии со ст. 324 УПК РФ производство в суде с участием присяжных заседателей ведется в общем порядке с учетом особенностей, предусмотренных главой 42 УК РФ.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеется в виду глава 42 УПК РФ


Нельзя признать обоснованными доводы представления о том, что в нарушение ч. 1 ст. 331 УПК РФ в совещательную комнату для избрания старшины были направлены и запасные присяжные заседатели, поскольку из протокола судебного заседания усматривается, что в совещательную комнату удалилась только коллегия присяжных заседателей в количестве 12 человек, а не вместе с запасными присяжными заседателями (л.д. 139-140 т. 3). Более того, государственным обвинителем никаких замечаний на протокол судебного заседания не принесены.

Утверждение в кассационном представлении о том, что судом было ограничено право стороны обвинения представлять доказательства, тем самым был нарушен принцип состязательности сторон, полностью противоречит материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастность, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Все представленные суду доказательства были исследованы, заявленные ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке. Что же касается доводов представления о том, что председательствующим стороне обвинения было отказано в оглашении проведенных в стадии следствия очных ставок между осужденным П. и свидетелями К. и Д., то их нельзя признать убедительными. Все эти лица были непосредственно допрошены в судебном заседании; предусмотренных ст. 281 ч. 3 УПК РФ оснований для оглашения протоколов очных ставок между ними не было. Поэтому судом обоснованно было отказано в удовлетворении этого ходатайства государственного обвинителя, так как он не указал какие противоречия имеются в этих показаниях. Таких противоречий, являющихся основанием для оглашения показаний свидетелей, не приведено и в кассационном представлении. Все участники процесса, в том числе государственный обвинитель, были согласны закончить судебное следствие и не заявили ходатайств о необходимости дополнить судебное следствие.

Ссылка в кассационном представлении на то, что защитники осужденных ссылались на документы, не исследованные перед присяжными заседателями, являются неубедительным, так как документы, на которые ссылается государственный обвинитель, были оглашены и исследованы перед присяжными заседателями по ходатайству самого государственного обвинителя (л.д. 186-187 т. 3).

Доводы жалоб о том, что защитники осужденных в ходе судебного заседании ссылались на обстоятельства, которые не могли обсуждаться перед присяжными заседателями, а председательствующий по делу не объявлял им замечания, полностью противоречат протоколу судебного заседания.

Что же касается доводов представления о том, что в напутственном слове председательствующий судья использовал юридические термины, то их также нельзя признать убедительными, так как напутственное слово, в котором судьей было разъяснено содержание уголовного закона, полностью соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не находит оснований для отмены оправдательного приговора и направления дела на новое судебное разбирательство, как об этом поставлен вопрос в кассационном представлении государственного обвинителя.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Краснодарского краевого суда от 7 апреля 2006 года в отношении Д.И.Г., Х. и П. оставить без изменения, а кассационное представление - без удовлетворения.


Председательствующий



Судьи




Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 октября 2006 г. N 18-О06-40СП


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.