Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 марта 2006 г. N 72-О05-46 Оснований для отмены или изменения приговора в отношении осужденных за разбой умышленное убийство не имеется, поскольку, назначая наказание, суд учел повышенную общественную опасность совершенного ими преступления, данные, характеризующие личность каждого из них, обстоятельства, как смягчающие, так и отягчающие наказание

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 1 марта 2006 г. N 72-О05-46


Судебная коллегия по головным# делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 1 марта 2006 года дело по кассационным жалобам осужденных Г., С.А.А., В. на приговор Читинского областного суда от 2 марта 2005 года, которым

В. 15 августа 1969 года рождения, уроженец п. Могзон Хилокского района Читинской области, судимый:

21 июня 1993 года по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст.ст. 103, 146 ч. 2, п.п. "б, е" 193, 207, 210 УК РСФСР к 14 годам лишения свободы, был освобожден условно-досрочно на 3 года 11 месяцев 1 день 10 декабря 2002 года;

11 февраля 2005 года по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 158 ч. 2 п. "в", 166 УК РФ к 4 годам лишения свободы, а по совокупности приговоров к 5 годам лишения свободы, наказание не отбыл, -

осужден: по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 12 (двенадцати) годам лишения свободы; по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к 15 (пятнадцати) годам лишения свободы; по совокупности указанных преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний к 18 (восемнадцати) годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ с присоединением частично наказания, назначенного предыдущим приговором к 19 (девятнадцати) годам лишения свободы;

С.А.А. 28 ноября 1975 года рождения, уроженец г. Краснокаменска Читинской области, судимый:

20 февраля 1996 года по ст. 144 ч. 3 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы;

21 июня 1996 года по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, а по совокупности преступлений, на основании ст. 40 ч. 3 УК РФ к 5 годам лишения свободы;

30 августа 1996 года по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 15 и 144 ч. 2 УК РСФСР, ст.ст. 144 ч. 2 и 145 ч. 2 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы, а по совокупности преступлений на основании ст. 40 ч. 3 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы, был освобожден, после отбытия наказания; 8 февраля 2002 года;

3 июля 2002 года по ст. 158 ч. 2 п.п. "б, в, г" УК РФ к 4 годам лишения свободы, был освобожден условно-досрочно на 1 год 9 месяцев 5 дней 21 июля 2004 года,

осужден: по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 12 (двенадцати) годам лишения свободы; по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к 15 (пятнадцати) годам лишения свободы; по совокупности указанных преступлений, путем частичного сложения наказаний к 17 (семнадцати) годам лишения свободы.

Условно-досрочное освобождение С.А.А. от отбывания наказания, назначенного предыдущим приговором, отменено и, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, с частичным присоединением не отбытого наказания по предыдущему приговору, ему назначено 18 (восемнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Г. 20 ноября 1975 года рождения, уроженец п. Ингулец г. Кривой Рог Днепропетровской области, судимый 13 июля 2001 года по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, в, г" УК РФ к 4 годам лишения свободы, был освобожден 28 мая 2003 года условно-досрочно на 1 год 10 месяцев и 5 дней, -

осужден:

по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 12 (двенадцати) годам лишения свободы;

по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к 15 (пятнадцати) годам лишения свободы;

по совокупности указанных преступлений, путем частичного сложения наказаний к 17 (семнадцати) годам лишения свободы.

Условно-досрочное освобождение Г. от наказания, назначенного предыдущим приговором отменено и, на основании ст. 70 УК РФ он осужден к 18 (восемнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Приговором постановлено взыскать в пользу Ф.В.П. солидарно с В., С.А.А. и Г. в счет возмещения материального ущерба 78272 рубля 45 копеек и с каждого из них по 70000 рублей в счет компенсации морального вреда.

В., С.А.А., Г. осуждены за разбойное нападение на Ф.А.С., совершенное по предварительному сговору группой лиц, с применением предметов, использованных в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и за умышленное убийство Ф.А.С., совершенное в процессе разбоя, группой лиц.

Преступление совершено 30 июля 2004 года в гор. Краснокаменске Читинской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ "...", объяснения осужденных С.А.А. и Г. по доводам своих кассационных жалоб, возражения прокурора П. на доводы кассационных жалоб, просившей об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия установила:

В кассационных жалобах.

Осужденный С.А.А. просит об отмене приговора с направлением дела на новое рассмотрение. В жалобе он ссылается на то, что в период расследования дела в отношении него применялись не дозволенные методы. Он был избит и необоснованно обвинен в оказании сопротивления работникам милиции. Поэтому первоначально он был допрошен без участия адвоката, показания давал со слов оперативных работников милиции. Он утверждает, что к смерти потерпевшего он не причастен. Ссылается на то, что, давая показания в период расследования дела он хотел помочь В. избежать уголовной ответственности, поэтому давал ложные показания.

Осужденный Г. выражает свое несогласие с приговором без приведения доводов жалобы, ссылаясь на необходимость ознакомления его с протоколом судебного заседания. Протокол судебного заседания Г., согласно, приобщенной к делу расписки, вручен 24 мая 2005 года. После ознакомления с проколом судебного заседания, согласно Осужденный В. просит об изменении приговора. Он ссылается на то, что вину свою он признал и в совершенном им преступлении раскаялся. Однако считает, что его действия должны быть переквалифицированы на ст. 105 ч. 1 и 166 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ. Он утверждает, что не совершал разбойного нападения, тем более группой лиц. В., признавая, что в период расследования дела он несколько раз менял свои показания, пытаясь избежать уголовной ответственности, ссылается на то, что он оговорил Г. и С.А.А. В. утверждает, что он был очевидцем конфликта, возникшего между Г. и Ф.А.С. Увидев, что Ф.А.С. нанес удар Г., а затем стал замахиваться на него топором, он взял, попавший ему под руку молоток, которым нанес удары потерпевшему. В. ссылается на то, что он наносил удары потерпевшему, защищая Г. и, находясь в состоянии крайнего возбуждения. Согласно утверждению В. совершение им преступления было спровоцировано самим потерпевшим. В жалобе указывается, что машину были вынуждены сжечь с целью сокрытия преступления.

В возражениях на кассационные жалобы Государственный обвинитель М.B.C. и потерпевшая Ф.В.П. просят об оставлении приговора без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не усматривает оснований к их удовлетворению.

Фактические обстоятельства дела органами следствия и судом установлены на основании показаний самих осужденных, данных ими в период расследования дела, когда они, признавая свою вину, давали подробные показания об обстоятельствах совершенного преступления, раскрывая степень участи и роль каждого из них в преступлении. Указанные показания осужденных обоснованно были признаны судом достоверными, поскольку они при проверке были объективно подтверждены другими доказательствами, в том числе, показаниями потерпевшей, свидетелей, выводами судебно-медицинских экспертиз, протоколом осмотра места происшествия, протоколами выемки и осмотра вещественных доказательств.

Так, показания, данные В. в период расследования дела, свидетельствовали о том, что все осужденные действовали согласованно в осуществлении единого умысла, направленного на завладение имуществом, принадлежащим потерпевшему. В осуществлении единого преступного умысла каждый из осужденных выполнял определенную роль. С.А.А. предложил потерпевшему пересесть на заднее сидение, после чего сам сел за управление автомобилем. В пути следования автомобиля Г. и В. завладели деньгами, принадлежащими потерпевшему. После того, как С.А.А. остановил автомобиль, потерпевший попытался убежать, но он, В., и Г., вооруженный топором, стали преследовать потерпевшего. Потерпевшему удалось отобрать у Г. топор, и он нанес Г. удар этим топором по голове. Когда он стал бороться с потерпевшим, к ним подбежал С.А.А. с молотком в руке. Этим молотком С.А.А. нанес потерпевшему несколько ударов. После С.А.А., он и Г. нанесли несколько ударов потерпевшему этим же молотком. Затем, оставив потерпевшего на месте причинения ему телесных повреждений, они завладели автомашиной, приехали на ней в гор. Краснокаменск. Потом поехали в п. Краснокаменск, где машина сломалась. 1 августа 2004 года они отогнали автомашину в степь и там сожгли ее.

Г. в период расследования дела в своих первоначальных показаниях давал аналогичные показания. С.А.А. так же признавал факт нанесения им ударов молотком потерпевшему.

В судебном заседании В. внес существенные изменения в свои показания. Он не оспаривал того, что он вместе с Г. и С.А.А. завладели машиной, принадлежащей потерпевшему Ф.А.С., что он имел при себе и демонстрировал в машине нож, но отрицал наличие сговора между ними на совершение преступления. Он показал, что сначала машиной управлял Г., потом С.А.А. Не отрицал В. и того, что, по просьбе С.А.А., потерпевший передал им около 500 рублей. Далее он пояснил, что после остановки машины, когда он и Г., вместе с водителем вышли из машины, водитель набросился на Г. с топором, ударил его и стал убегать. После этого, сначала Г., а затем и он, стали преследовать водителя. Он бежал за потерпевшим с молотком в руке. В. утверждал, что преследовали потерпевшего, преследуя цель отобрать топор, которым потерпевший неоднократно замахивался на них. После того, как он сбил потерпевшего с ног, между ними возникла борьба, во время которой он нанес потерпевшему несколько ударов молотком по голове и потерпевший перестал подавать признаки жизни. В. утверждал в суде, что в то время когда он наносил удары молотком потерпевшему, Г. рядом с ними не было, он мог видеть только издалека происходившее между ним и потерпевшим.

Поскольку осужденные давали не последовательные и противоречивые показания, суд принял меры к выяснению причин, возникших противоречий в доказательствах. Оценив в совокупности все, исследованные в судебном заседании доказательства, признал достоверными те показания осужденных, которые были объективно подтверждены другими доказательствами.

Суд правильно отметил в приговоре то, что заявления о применении в период расследования дела недозволенных методов проверялись и не нашли своего подтверждения. В этой части суд подробно мотивировал свои выводы в приговоре.

Давая оценку показаниям осужденных, суд правильно указал в приговоре, что показания С.А.А. и Г., в которых они уличали друг друга и В. в преступлении подтверждены показаниями свидетелей Н. и Е., участвовавших в качестве понятых во время допросов осужденных при выходе на место происшествия. Не установлено при проверке дела и обстоятельств, которые свидетельствовали бы о нарушении права на защиту кого-либо из осужденных, на что ссылается в своей жалобе С.А.А.

Обосновывая выводы о доказанности вины осужденных в совершении ими преступлений при изложенных в приговоре обстоятельствах, суд, помимо вышеуказанных доказательств, привел в приговоре показания потерпевших Ф-вых, свидетелей Б., С., И., Т., М.

В соответствии с установленными судом данными о фактически содеянном каждым из осужденных, суд дал правильную юридическую оценку их преступным действиям, и мотивировал свои выводы в приговоре.

Соглашаясь с выводами суда о доказанности вины осужденных и признавая правильной квалификацию их преступных действий, судебная коллегия находит обоснованным приговор и в части назначения наказания осужденным. Обсуждая вопрос о назначении наказания осужденным, суд учел повышенную общественную опасность совершенного ими преступления, данные, характеризующие личность каждого из них, обстоятельства, как смягчающие, так и, отягчающие наказание.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Читинского областного суда от 2 марта 2005 года в отношении В., С.А.А., Г. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 марта 2006 г. N 72-О05-46


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.