Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 сентября 2006 г. N 9-О06-56 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность в совершении разбойного нападения и убийстве подтверждена совокупностью доказательств по делу (извлечение)

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 сентября 2006 г. N 9-О06-56
(извлечение)


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела дело по кассационным жалобам осужденных Л. и Е., адвоката Г. на приговор Нижегородского областного суда от 8 июня 2006 года, которым Л., 15 декабря 1985 года рождения, уроженец г. Дзержинска Горьковской области,, несудимый, осужден к лишению свободы по:

ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ на четырнадцать лет;

ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на девять лет.

По совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ Л. назначено семнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Е., 5 августа 1987 года рождения, уроженец г. Дзержинска Горьковской области, несудимый, осужден к лишению свободы по:

ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ на четырнадцать лет;

ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на девять лет шесть месяцев.

По совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ Л. назначено семнадцать лет шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Л. и Е. в пользу М. солидарно 15902 рубля в счет возмещения материального ущерба, и по 150000 рублей с каждого в счет компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ч., осужденных Л. и Е., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Х. об оставлении приговора без изменения и потерпевшего М., просившего кассационные жалобы отклонить, судебная коллегия установила:

Л. и Е. признаны виновными в совершении группой лиц по предварительному сговору: разбойного нападения на К. с причинением тяжкого вреда здоровью, а также в ее убийстве, сопряженном с разбоем. Преступления совершены в ночь на 20 января 2006 года в г. Дзержинске Нижегородской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные Л. и Е. виновными себя признали частично.

В кассационных жалобах:

осужденный Л. просит приговор изменить, переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ на ст. 111 ч. 4 УК РФ и снизить наказание, указывая на то, что предварительного сговора на разбойное нападение и убийство потерпевшей у него с Е. не было. Умысел на разбой у них возник тогда, когда они увидели у потерпевшей деньги. Убивать потерпевшую они не хотели, когда уходили с места происшествия, она была жива. Просит учесть его явку с повинной, отсутствие судимостей, менее активную роль в совершении преступления, положительные характеристики с мест работы и жительства, то обстоятельство, что имеет мать-одиночку, воспитывающую двух детей. При назначении наказания суд необоснованно учел факт совершения преступлений в состоянии алкогольного опьянения;

адвокат Г. просит приговор изменить, переквалифицировать действия Л. со ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ на ст. 111 ч. 4 УК РФ, а из его осуждения по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ исключить признак совершения разбоя группой лиц по предварительному сговору и снизить наказание, ссылаясь на те же обстоятельства, что и сам осужденный. Утверждает, что осужденные пришли в квартиру потерпевшей для того, чтобы продать ей сахарный песок, умысла на совершения разбоя и убийство у них не было. Л. нанес потерпевшей только несколько ударов по голове;

осужденный Е. обращается с аналогичной просьбой, ссылаясь на те же обстоятельства. Просит учесть его явку с повинной, активное способствование раскрытию преступления, отсутствие судимостей, положительные характеристики с мест работы и жительства, то обстоятельство, что имеет мать-одиночку, воспитывающую двух детей.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель И. и потерпевший Л. просят оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Виновность Л. и Е. в совершении преступлений, за которые они осуждены, подтверждена доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Факты умышленного причинения потерпевшей телесных повреждений, от которых наступила ее смерть, а также завладения ее имуществом, подтверждены материалами дела, и в кассационных жалобах не оспариваются.

Так, при допросе в качестве обвиняемого Л. показал, что 19 января 2006 года вечером, он распивал спиртные напитки с Е.. Когда у них кончились деньги, он предложил сходить в цех, в котором он работал, за сахарным песком, чтобы продать его. В цехе, в счет его заработной платы, они взяли 20 килограммов сахарного песка, и пошли продать его потерпевшей, чтобы потом купить спиртное. За сахарный песок потерпевшая передала ему 300 рублей. Когда К. повернулась к ним спиной, Е., посмотрев на него (Л.), толкнул К. руками в спину, та упала. Е. достал у К. из одежды кошелек и вытащил из него 350 рублей. Они стали требовать у К. деньги, но она сказала, что денег у нее нет. После этого Е. нанес К. около 4-5 ударов ногами по голове. Они обыскали дом, но денег не нашли, оба нанесли К. еще около 3-5 ударов ногами по голове и телу, требовали деньги. Е. нанес потерпевшей около 3 ударов ножом в спину. После этого они связали потерпевшей веревкой ноги и заткнули тряпкой рот, забрали телевизор, 80 рублей мелочью, сахарный песок, который принесли для продажи, и ушли (т.1, л.д. 130-131).

При допросе в качестве обвиняемого 26 января 2006 года Л. пояснял, что, когда потерпевшая повернулась к ним спиной, они переглянулись, так как поняли, что обмануть К. не удастся, а им нужны деньги. Тогда Е. толкнул потерпевшую в спину, после чего они стали наносить ей удары, требуя деньги (т.1 л.д. 116-121).

При допросе в качестве подозреваемого Л., кроме того, показывал, что по пути за сахаром Е. предложил, продав сахар, забрать у потерпевшей и остальные деньги. Он (Л.) согласился (т. 1 л.д. 97-100).

В судебном заседании Л. эти показания подтвердил, отрицая предварительный сговор на разбой и убийство, а также пояснил, что он нанес К. 5-6 ударов ногами по голове, о последствиях не задумывался. Допускает, что черепно-мозговая травма, повлекшая смерть потерпевшей, могла быть причинена как от его действий, так и от действий Е.

Е. в судебном заседании в целом дал аналогичные показания, пояснил, что в тот момент, когда он увидел в руках у потерпевшей деньги, у него возник умысел похитить их. Кто из них первым ударил потерпевшую, чтобы забрать деньги, не помнит. Не отрицал, что прижимал грудь потерпевшей ногой, руками нанес 5-6 ударов по голове и 2-3 удара ножом в спину. Допускает, что черепно-мозговая травма потерпевшей, от которой она скончалась, была причинена как от его действий, так и от действий Л., о последствиях своих действий не задумывался.

В ходе предварительного следствия Е., кроме того, показывал, что, когда они шли за сахаром, Л. предложил у бабушки, которой они будут продавать сахар, отнять все деньги, в процессе нападения он нанес потерпевшей удар шваброй по голове (т. 1 л.д. 72-77, 86-87)

Из показаний свидетеля Е., данных им в ходе предварительного следствия, следует, что около 2 часов ночи 20 января 2006 года Л. и Е. оделись и ушли из дома. Утром Л. сообщил, что минувшей ночью они при продаже сахарного песка решили совершить ограбление старушки, когда увидели у нее деньги. Л. сказал, что бабку они избивали кулаками, а Е. один раз ударил ее шваброй. Затем они ее связали, по всей видимости, они ее убили (т. 1 л.д. 186-187)

Мать Е. - свидетель Б. в судебном заседании показала, что поздно вечером Е. и Л. куда-то уходили, вернулись около 4-5 часов утра. Она подтвердила также свои показания о том, что слышала, как, выходя из дома, Л. говорил Е.: "Сейчас все будет, не бойся. Там делать нечего, два раза пнешь, и все готово". Она просила их остаться дома, но они убежали. Вернулись они около 5-6 часов утра. Е. лег спать, а Л. попросил тряпку, стал вытирать свою дубленку и ботинки от крови и сахарного песка (т. 1 л.д. 189-191).

Виновность осужденных также подтверждается протоколами осмотра места происшествия (т. 1 л.д. 16-45); протоколом обыска, в ходе которого в квартире Е. был изъят пульт дистанционного управления от похищенного телевизора (т. 2 л.д. 2-3); протоколом выемки у К. похищенного телевизора (т. 2 л.д. 9-10); заключениями криминалистических и биологических экспертиз.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы N 84 следует, что смерть К. наступила от закрытой тупой травмы головы в виде кровоизлияний под твердую и мягкие мозговые оболочки, в желудочки головного мозга, его отека и сдавления. Кроме того, у К. была обнаружена закрытая тупая травма грудной клетки в виде перелома грудины, множественных переломов ребер, 7 колото-резаных ранений мягких тканей задней поверхности шеи и задней поверхности грудной клетки.

Тупая травма головы могла образоваться от ударов кулаками, ногами, какими-либо твердыми тупыми предметами. Тупая травма грудной клетки характерна при сдавлении грудной клетки в передне-заднем направлении.

Колото-резаные ранения и резаная рана правой кисти причинены колюще-режущим предметом, которым мог быть нож (т. 2 л.д. 60-65)

Эксперт Д. в судебном заседании подтвердил свои выводы, уточнив, что смерть потерпевшей могла наступить не ранее, чем через 30 минут с момента получения черепно-мозговой травмы. Повреждения в области головы потерпевшей были причинены не менее чем от восьми травматических воздействий.

Изложенные в кассационных жалобах доводы об отсутствия у осужденных предварительного сговора на совершение преступлений и умысла на убийство потерпевшей, опровергаются доказательствами, исследованными в судебном заседании.

О предварительном сговоре на совершение хищения и причинения смерти К. свидетельствует согласованный характер действий Л. и Е. на месте происшествия, направленный на хищение и причинение смертельных повреждений потерпевшей.

Из показаний, данных обоими осужденными на предварительном следствии, следует, что еще по пути за сахаром они договорились при его продаже забрать у потерпевшей все имеющиеся у нее деньги.

Из показаний свидетеля Б. следует, что, уходя из дома вместе с Е., Л. говорил: "Сейчас все будет, не бойся. Там делать нечего, два раза пнешь, и все готово", после чего подсудимые убежали.

Таким образом, между осужденными состоялся предварительный сговор на завладение имуществом потерпевшей путем применения к ней насилия, а продажу ей сахара они использовали в качестве предлога для проникновения в квартиру.

О наличии у Л. и Е. умысла на причинение смерти потерпевшей свидетельствует согласованный и целенаправленный характер их действий, нанесение множественных ударов в область расположения жизненно важных органов человека, применение при этом Е. в качестве орудий преступлений швабры и ножа, а также факт наступления смерти потерпевшей от причиненных осужденными повреждений. Об этом же свидетельствуют их действия, направленные на сокрытие следов преступления и части похищенного имущества.

То обстоятельство, что потерпевшая в момент ухода осужденных с места происшествия подавала признаки жизни, также не свидетельствует об отсутствии у них умысла на убийство.

Уходя, они связали потерпевшую, завязали ей рот. При этом, зная, что потерпевшая проживает одна, является престарелой, а, следовательно, физически беспомощной, Е. и Л. оставили ее с множественными телесными повреждениями в доме в ночное время одну. При этом лишили ее возможности самостоятельно передвигаться, оказать себе помощь, либо получить помощь от иных лиц.

Из показаний свидетеля Г. следует, что Е. сообщил ему, что потерпевшую они, по всей видимости, убили. Из этого также видно, что для осужденных были очевидны последствия их насильственных действий, связанные с последующим наступлением смерти потерпевшей.

Судом дана надлежащая оценка совокупности имеющихся по делу доказательств, сделан обоснованный вывод о виновности Л. и Е., и их действия квалифицированы правильно.

В соответствии с законом разрешен и гражданский иск потерпевшего.

Наказание Л. и Е. за каждое из преступлений назначено в соответствии с законом, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных, характеризующих личность каждого из осужденных, всех обстоятельствах дела, в том числе и тех, на которые имеются ссылки в кассационных жалобах.

В то же время при назначении наказания осужденным суд необоснованно учел факт совершения ими преступлений в состоянии алкогольного опьянения.

Указание об этом подлежит исключению из приговора, в связи с чем следует снизить окончательное наказание, назначенное Л. и Е. по совокупности преступлений.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определение:

приговор Нижегородского областного суда от 8 июня 2006 года в отношении Л. и Е. изменить, исключить из него указание на учет при назначении наказания совершение преступлений в состоянии алкогольного опьянения.

Снизить назначенное на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений наказание:

Л. - до шестнадцати лет шести месяцев лишения свободы;

Е. - до семнадцати лет лишения свободы.

В остальной части приговор оставить без изменения, а их и адвоката Г. кассационные жалобы - без удовлетворения.


Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 сентября 2006 г. N 9-О06-56


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.