Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 ноября 2004 г. N 4-О04-136 Основания для изменения приговора отсутствуют, поскольку виновность осужденных в преступлениях, перечисленных в приговоре, подтверждена совокупностью представленных в деле доказательств, а мера наказания назначена соразмерно содеянному и оснований для ее смягчения нет

Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 10 ноября 2004 г. N 4-О04-136


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрела в судебном заседании от 10 ноября 2004 года кассационные жалобы осужденных Б., Ш. на приговор Московского областного суда от 23 августа 2004 года, которым

Б., 22 июля 1975 года рождения, уроженец г. Рыбинска Ярославской области, житель с. Щениково Ильинского района Ивановской области, ранее судимый:

-  31 марта 2000 года по ст.ст. 166 ч. 2 п. "б", 112 ч. 2 п. "г" УК РФ к 5 годам лишения свободы, освобожден 16 января 2003 года условно-досрочно;

-  26 сентября 2003 года по ст. 158 ч. 3 УК РФ и по совокупности приговоров к 4 годам 6 месяцам лишения свободы, -

осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. 167 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 111 ч. 4 УК РФ к 12 годам лишения свободы, по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 22 годам лишения свободы. В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний по приговору от 26 сентября 2003 года и по настоящему приговору по совокупности преступлений к отбыванию определено 25 лет лишения свободы с отбыванием первых пяти лет в тюрьме и последующих 20 (двадцати) лет в исправительной колонии особого режима;

Ш., 4 мая 1972 года рождения, уроженец и житель с. Верхняя Катуховка Панинского района Воронежской области, ранее судимый:

- 11 июля 1996 года по ст. 117 ч. 4 УК РФ к 9 годам лишения свободы, освобожден условно-досрочно 27 марта 2004 года, -

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеется в виду ст. 117 ч. 4 УК РСФСР


осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ к 12 годам лишения свободы, по ст. 167 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 15 годам лишения свободы. На основании п. 7 ст. 79 УК РФ отменено условно-досрочное освобождение от наказания по приговору от 11 июня 1996 года и по совокупности приговоров к отбыванию определено семнадцать лет лишения свободы, с отбыванием первых пяти лет в тюрьме и последующих двенадцати лет в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Б. в пользу З. в счет компенсации морального вреда 50000 рублей, с Б. и Ш. в пользу Л. в счет компенсации морального вреда 50000 рублей в равных долях.

За Л. признано право на удовлетворение гражданского иска о возмещении материального ущерба в порядке гражданского судопроизводства.

Заслушав доклад судьи К., объяснение Б. и Ш. по доводам кассационных жалоб, мнение прокурора Н.Е.М. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия установила:

по приговору суда Б. осужден за причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, за убийство; умышленное уничтожение чужого имущества путем поджога, совершенное вместе со Ш., а также за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего, совершенное также вместе со Ш.

Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В кассационных жалобах Б. отрицает вину в поджоге дома, во всех других преступлениях вину признает, указывает, что суд учел лишь те его показания на предварительном следствии, которые отягчают вину. На следствии Ш. его оговорил. Свидетель О. оговорила его и Ш., пытаясь "оправдать" Ник. Свидетель П. давал в суде противоречивые показания, обвинял то его, то Ш. Предварительное следствие по делу проведено с нарушением уголовно-процессуального закона. Впервые он был допрошен в г. Иваново, а в протоколе допроса значится, что в г. Клину, этот протокол допроса является недопустимым доказательством. Наказание является чрезмерно суровым и несправедливым. В его действиях нет особо опасного рецидива. Просит приговор отменить.

В кассационных жалобах осужденный Ш. приводит доводы в том, что судебное разбирательство проведено с обвинительным уклоном. Он частично признает вину в причинении тяжкого вреда здоровью и не признает вину в поджоге. Явку с повинной написал под давлением сотрудников милиции. Показания О., которая уличала его в этом, противоречивы. Ей доверять нельзя, поскольку она ведет аморальный образ жизни, "выгораживает" Ник. Показания свидетеля П. также противоречивы и им верить нельзя. Приговор основан на предположениях, является незаконным. Просит отменить приговор по ст. 167 ч. 2 УК РФ, исключить из приговора особо опасный рецидив и наказание определить с применением ст. 62 УК РФ.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб осужденных, судебная коллегия не нашла оснований к отмене или изменению приговора по доводам кассационных жалоб Б. и Ш.

Из вина в совершенных преступлениях подтверждена рассмотренными в суде доказательствами, а действиям дана правильная юридическая оценка.

С доводами кассационных жалоб осужденных Б. и Ш. о непричастности их к поджогу дома, принадлежавшего З., согласиться нельзя.

Эти их доводы были предметом рассмотрения в суде и суд обоснованно с ними не согласился.

Так из показаний свидетеля О., очевидца преступления, видно, что в тот момент, когда она и Ник. скрылись в лесопосадках, загорелся дом З., в котором остались Б. и Ш. Через некоторое время Б. и Ш. присоединились к ним с Ник. и заявили, что "все готово, следов не будет".

Сопоставив показания О. с содержанием "явки с повинной" Ш., суд обоснованно признал, что они совпадают по фактическим обстоятельствам. Ш. не отрицал, что он предложил сжечь дом с целью уничтожить следы убийства.

Эти показания совпадают с обстоятельствами, изложенными Ш. при допросе в качестве подозреваемого, с содержанием "явки с повинной" Б. и протоколом его допроса в качестве подозреваемого.

Таким образом, у суда не было никаких оснований отвергать показания О.

Что касается заявлений Ш. и Б. о недозволенных методах ведения следствия, принуждения их к признанию вины в поджоге дома З., то суд проверил эти заявления и признал несостоятельными.

Мотивы принятого решения со ссылкой на доказательства и соответствующие обстоятельства дела подробно изложены в приговоре.

Принятое решение является правильным.

У суда не было оснований ставить под сомнение показания очевидца преступления свидетеля П. о том, что он видел, как Б. избивал Л., а Ш. пытался завести автомашину потерпевшего, но ему не удалось, и он палкой стал бить Л. по голове.

Фактически эти обстоятельства в суде признал осужденный Ш., который пояснил, что Л. бил сначала Б., а затем он.

Доказательства в суде исследованы достаточно полно и объективно, им дана правильная оценка, выводы суда подробно изложены в приговоре.

Мера наказания виновным назначена соразмерно содеянному и оснований для ее смягчения нет.

В действиях Б. и Ш. присутствует особо опасный рецидив преступлений, вследствие чего суд не усмотрел оснований для применения правил ст. 62 УК РФ.

Такое решение является правильным.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Московского областного суда от 23 августа 2004 года в отношении Б. и Ш. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.



Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 ноября 2004 г. N 4-О04-136


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.