Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 4 октября 2004 г. N 9-О04-45 Суд изменил приговор и смягчил наказание, переквалифицировав действия осужденного на ст. 119 УК РФ - "угроза убийством", поскольку это подтверждено доказательствами по делу, в остальной части приговор оставлен без изменения

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 4 октября 2004 г. N 9-О04-45


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу осужденного Ш. на приговор Нижегородского областного суда от 27 мая 2004 года, по которому

Ш., родившийся 30 марта 1966 года в г. Горьком, судимый:

1. 16 августа 1988 года по ст. 191-1 ч. 1, ст. 206 ч. 2 УК РСФСР на три года лишения свободы условно с обязательным привлечением к труду;

2. 12 марта 1990 года по ст. 146 ч. 2 п. "а, в", ст. 117 ч. 3, ст. 102 п.п. "а, е", ст. 41 УК РСФСР на пятнадцать лет лишения свободы;

3. 18 июля 1991 года по ст. 15, ст. 188 ч. 1, ст. 41 УК РСФСР на пятнадцать лет лишения свободы; освобожден 4 мая 2001 года условно-досрочно на четыре года шесть месяцев семь дней,

осужден к лишению свободы по:

ст. 222 ч. 1 УК РФ на четыре года:

ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на пятнадцать лет;

ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на двадцать лет;

ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п.п. "а, з" УК РФ на пятнадцать лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено двадцать пять лет лишения свободы.

На основании ст. 79 ч. 7 п. "в" УК РФ отменено условно-досрочное освобождение от наказания по предыдущему приговору.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначено двадцать девять лет шесть месяцев 7 дней лишения свободы, с отбыванием первых пяти лет в тюрьме, остальной части в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации К., объяснение осужденного Ш., поддержавшего доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Г. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия установила:

Ш. осужден за незаконное приобретение, ношение и хранение огнестрельного оружия и боеприпасов; разбойное нападение с причинением тяжкого вреда здоровью М.Г.А. и Л.; убийство М.Г.А. и покушение на убийство Л. и М.А.С., сопряженное с разбоем.

Преступления совершены им с 2001 года по 26 октября 2003 года в г. Н. Новгороде при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В суде Ш. вину не признал.

В кассационной жалобе осужденный просит разобраться в деле, указывая, что преступлений не совершал. Считает, что материалы дела сфальсифицированы органами следствия, а потерпевшие и свидетели его оговорили и скрывают истинного исполнителя. Отмечает, что зашел в помещение бани, чтобы в кафе выпить кофе, но неизвестный ему мужчина нанес удар по лицу, отчего он упал и потерял сознание, которое вернулось лишь на следующий день, когда он находился в камере следственного изолятора.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель В. просит приговор оставить без изменения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Как установлено судом, освободившись из мест лишения свободы 4 мая 2001 года, Ш. в г. Н.Новгороде у неустановленного лица приобрел огнестрельное оружие - пистолет конструкции Макарова (ПМ) N ГИ 4133 1954 года выпуска, прибор для снижения звука выстрела (глушитель), не менее 6-ти боевых патронов к пистолету конструкции Макарова, которые незаконно хранил в квартирах по месту своего проживания, расположенным по адресу: г. Н.Новгород, Ленинский район, ул. Дружбы, д. 19, кв. 17; пос. Буревестник Богородского района Нижегородской области, ул. Полевая, д. 4, кв. 79, а также носил при себе.

26 октября 2003 года около 15 часов Ш. в состоянии алкогольного опьянения, имея умысел на завладение чужими денежными средствами путем совершения разбойного нападения и убийства, подыскивая объект для нападения, пришел в фойе бани "Этна", расположенной по адресу: г. Н.Новгород, ул. Волочильная, д. 2"а", где, сообщив кассиру М.Г.А. и банщице Л. о том, что желает заказать номер в бане на 18 часов, осмотрел окружающую обстановку.

В тот же день, около 18 часов Ш. в состоянии алкогольного опьянения, вооружившись имеющимся у него пистолетом конструкции Макарова (ПМ) N 4133, 1954 года выпуска, заряженным боевыми патронами и снаряженным для бесшумной стрельбы прибором для снижения выстрела (глушитель), с целью совершения разбойного нападения и убийства вновь пришел в фойе бани "Этна". Осуществляя свой преступный умысел, подошел к стойке бара, за которой находилась кассир М.Г.А. и банщица Л., достал из-под куртки пистолет с глушителем и, направив его на М.Г.А., потребовал выдать деньги.

После этого Ш., действуя умышленно с целью убийства, произвел не менее трех выстрелов из пистолета в голову М.Г.А., причинив ей тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни в виде огнестрельного, пулевого, проникающего, сквозного ранения шеи с повреждением мягких тканей, сосудов, позвоночника и спинного мозга, от которых М.Г.А. скончалась на месте происшествия.

Продолжая преступные действия, Ш. умышленно с целью убийства произвел не менее трех выстрелов из пистолета в Л., причинив ей в комплексе тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни в виде огнестрельного ранения передней брюшной стенки, проникающего в брюшную полость с повреждением нисходящей части поперечно-ободочной кишки, забрюшинной гематомы, слепого огнестрельного ранения ягодичной области слева, осложнившиеся ретикулопатией 4-5 поясничных позвонков.

На звуки выстрелов и крики о помощи Л. в фойе бани вбежал охранник М.А.С. Продолжая свои преступные действия, Ш. с целью совершения убийства направил пистолет в сторону М.А.С., однако выстрелы произвести не успел, так как М.А.С. выбил пистолет из его рук и с помощью подоспевших П. и Ж. задержал его до приезда работников милиции. В связи с этим Ш. убийство Л. и М.А.С. не довел до конца по независящим от него обстоятельствам.

Доводы осужденного о том, что преступлений он не совершал, а его вина не доказана, нельзя признать состоятельными.

Вина осужденного в содеянном подтверждается совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании и подробно изложенных в приговоре.

Так потерпевшая Л., опознавшая Ш. как мужчину, стрелявшего в М.Г.А. и ее, подтвердила обстоятельства совершенных им преступлений, как они установлены судом. При этом потерпевшая также пояснила, что Ш. заходил и в дневное время в помещение бани, заказав на 18 часов один из номеров.

Обстоятельства задержания Ш. на месте преступления подтвердил не только потерпевший М.А.С., но и свидетели П. и Ж. Свидетель П. при этом пояснил, что пока М.А.С. и Ж. удерживали Ш. до прибытия работников милиции, он подобрал с пола выпавший из рук Ш. пистолет и спрятал его в туалете одного из номеров.

В указанном им месте, действительно был обнаружен пистолет с глушителем.

Каких-либо оснований считать, что потерпевшие и свидетели - непосредственные очевидцы совершенных Ш. преступлений, оговорили осужденного, судебная коллегия не усматривает.

По заключению баллистической экспертизы обнаруженный пистолет относится к категории огнестрельного оружия, а именно является пистолетом конструкции Макарова калибра 9 мм с прибором для снижения звука выстрела ("глушителем") и пригоден для стрельбы. Обнаруженные в фойе бара и коридоре бани три стреляные пули и шесть стреляных гильз являются частями 9 мм пистолетных патронов к пистолетам конструкции ПМ и выстреляны из обнаруженного пистолета.

Согласно заключению эксперта на одежде Ш.: на поверхности всех карманов куртки имеются гомогенные отложения железа различной интенсивности. Наиболее интенсивное отложение железа - на внешнем верхнем левом прорезном кармане с застежкой молния. Отложение железа имеет продолговатую форму длиной 100 мм, шириной 5-10 мм. данные отложения железа образовались от контакта с предметом, изготовленным из сплава на основе железа, которым мог быть как пистолет ПМ, так и любой другой предмет, изготовленный из сплава на основе железа.

В соответствии с заключениями судебно-медицинской экспертиз смерть М.Г.А. наступила от огнестрельного пулевого проникающего сквозного ранения шеи, а Л. причинены огнестрельное ранение передней брюшной стенки, проникающее в брюшную полость и слепое ранение ягодичной области слева, которые в комплексе причинили тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

При таких обстоятельствах Ш. обоснованно признан виновным в содеянном.

Вместе с тем, судебная коллегия считает, что суд необоснованно квалифицировал действия осужденного в отношении потерпевшего М.А.С. как покушение на убийство.

По смыслу закона покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий, предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по независящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательство других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.).

В данном случае смерть потерпевшей Л. не наступила в связи с оказанием ей своевременной медицинской помощи, поэтому действия осужденного в отношении ее правильно квалифицированы по ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п.п. "а, з" УК РФ.

В то же время, установив, что после того как Ш. направил пистолет в сторону потерпевшего М.А.С., но выстрелы произвести не успел, так как потерпевший выбил из его рук пистолет, суд не учел того, что у осужденного закончились патроны, в силу чего он не мог причинить огнестрельные ранения потерпевшему.

Суждений о том, что Ш. не знал о том, что у него закончились патроны, и в связи с этим пытался произвести выстрел из пистолета в М.А.С., в приговоре не имеется.

Поэтому в данном случае действия осужденного, после убийства М.Г.А. и ранения из оружия Л. направившего пистолет в сторону М.А.С., воспринятые потерпевшим как реальная угроза для его жизни, подлежат переквалификации со ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п.п. "а, з" УК РФ на ст. 119 УК РФ как угроза убийством.

В связи с изменением приговора назначенное осужденному наказание подлежит снижению.

Каких-либо нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо другие изменения приговора, в ходе предварительного следствия и судебного заседания не установлено.

Доводы Ш. об имевших место, по его мнению, процессуальных нарушениях обсуждались в судебном заседании и обоснованно признаны не состоятельными с приведением мотивов принятого решения.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Нижегородского областного суда от 27 мая 2004 года в отношении Ш. изменить.

Переквалифицировать его действия со ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п.п. "а, з" УК РФ на ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п.п. "а, з" УК РФ, по которой назначить четырнадцать лет шесть месяцев лишения свободы, и ст. 119 УК РФ, по которой назначить два года лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить ему двадцать четыре года шесть месяцев лишения свободы.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначить ему двадцать девять лет лишения свободы.

В остальной части приговор оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 4 октября 2004 г. N 9-О04-45


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.