Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 ноября 2002 г. N 5-002-71 Виновность осужденного в получении взятки в крупном размере, совершенном с вымогательством взятки, подтверждается показаниями свидетелей, заключениями экспертиз и другими материалами дела

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 ноября 2002 г. N 5-002-71


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела 19 ноября 2002 года кассационные жалобы осужденного П., адвокатов С. и Р. на приговор Московского городского суда от 6 сентября 2002 года, которым

П.С.А. 4 сентября 1969 года рождения, уроженец гор. Чкаловска, не судимый,

осужден по ст. 290 ч. 4 п.п. "в, г" УК РФ, с применением ст.ст. 47 и 48 УК РФ на 7 лет лишения свободы, с лишением права занимать должности, связанные с организационно-распорядительными функциями в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях сроком на 3 года и лишением его специального звания подполковника таможенной службы.

Заслушав доклад судьи Б.В.П., выслушав осужденного П., адвокатов Р., С. просивших приговор отменить, мнение прокурора Б.A.M., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

П. признан виновным в получении взятки в виде денег в крупном размере, совершенном с вымогательством взятки за действия в пользу взяткодателя, которые входят в служебные полномочия должностного лица или оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям.

Преступление совершено 7 августа 2001 года в городе Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании П. свою вину не признал.

В кассационных жалобах (основных и дополнительных):

осужденный П. указывает о своем не согласии с приговором. Утверждает, что в его служебные обязанности не входила выдача бланков паспортов транспортных средств (ПТС). Что он не мог высказывать угрозу совершения действий, которые могли причинить ущерб интересам Д., поскольку на таможенном посту "Лианозовский" вообще не должны были выдаваться ПТС на автотранспортные средства производства республики Беларусь. Полагает, что суд вышел за пределы обвинения, указав, что взятка передавалась за совершение действий не только в пользу взяткодателя, но и других лиц. Считает, что осмотр места происшествия необходимо исключить из числа доказательств, поскольку он произведен до возбуждения дела и не надлежащим лицом. Полагает, что свидетель Д. давал противоречивые показания в ходе предварительного следствия и эти показания необходимо исключить из числа доказательств. Утверждает, что представленная видеозапись передачи взятки не подтверждает его вину. Просит приговор отменить, а дело прекратить;

адвокат С. считает показания свидетеля Д. непоследовательными и противоречивыми, что видеозапись передачи взятки Д. от 7 августа 2001 года не может являться доказательством по делу, поскольку не видно, где в это время находился П. О том, что П. видел, как Д. положил деньги, достоверно утверждать нельзя. Полагает, что суд вышел за пределы обвинения, указав, что П. требовал деньги за каждый выданный бланк ПТС не только Д., но и другим лицам. Полагает, что проведение оперативного эксперимента проводилось не тем органом, что осмотр места происшествия проводился без возбуждения уголовного дела и не надлежащим лицом. Считает, что суд не обоснованно отверг показания свидетелей К. и Т., что неправильно указал в приговоре, что действия инкриминируемые П. входили в его служебные полномочия. По этим основаниям просит приговор отменить, а дело производством прекратить;

адвокат Р. считает приговор не законным, полагает, что объективная сторона вмененного П. преступления не входила в круг его обязанностей. Утверждает, что показания свидетеля Д. имеют существенные противоречия и им нельзя доверять, в частности вначале следствия он утверждал, что требование П. платить деньги, относилось только к нему, а затем стал говорить, что это относилось и к другим. Высказывает мнение, что в действиях П. не было вымогательства. Просит приговор отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство, меру пресечения осужденному изменить на подписку о невыезде.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия находит, что вина П. в совершенном преступлении подтверждается показаниями свидетелей, заключениями экспертиз и другими материалами дела.

Так, из показаний свидетеля Д. видно, что он работал в должности менеджера, представлял на таможенном посту "Лианозовский" ООО "Беловеж" и другие организации, торгующие автотехникой, поступающей из республики Беларусь, оформляя и получая паспорта технических средств (ПТС) на эту технику. При этом он, как и другие участники внешнеэкономической деятельности, оплачивал за каждый оформленный бланк ПТС в кассу таможни 3 рубля 61 копейку. В июне 2001 года его вызвал к себе в кабинет начальник таможенного поста "Лианозовский" П. В ходе разговора поставил условие выплаты ему лично с июля 2001 года за оформление бланков ПТС им и другими участниками внешнеэкономической деятельности с каждой автомашины по 10 долларов США. В случае отказа П. угрожал создать сложности в его работе, либо искать другой таможенный пост. Посчитав действия П. незаконными, он сначала обратился к председателю ГТК РФ, а затем к начальнику РОРБ по ЦАО г. Москвы с заявлением о вымогательстве взятки П.

2 августа 2001 года он в кабинете П. провел переговоры о снижении требуемой суммы до 8 долларов за оформление ПТС на каждую автомашину. Учитывая, что им и другим участникам внешнеэкономической деятельности на таможенном посту в июле 2001 года были оформлены 649 бланков ПТС, чтобы избежать убытков, он собрал для выплаты в качестве взятки осужденному 5 200 долларов США и 7 августа 2001 года принес деньги в кабинет П., и передал их ему. Вначале он положил пачку долларов на служебный стол, а затем, по указанию П., переместил деньги в тумбочку у входа в кабинет. При этом он зафиксировал разговор в процессе передачи взятки на аудиозапись и факт передачи денег осужденному на видеокамеру.

Из показаний свидетеля К. усматривается, что он работает начальником 2 отдела УСБ ГТК России, его отдел проверял заявление Д. о вымогательстве у него взятки начальником таможенного поста "Лианозовский" П. В рамках закона "Об оперативно-розыскной деятельности" и вынесенного постановления об оперативном эксперименте была проведена проверка заявления Д. 7 августа 2001 года Д. был снабжен микрофоном, видеокамерой и деньгами, после чего под контролем работников его отдела и отдела РОРБ по ЦАО г. Москвы, Д. понес в качестве взятки эти деньги П. в кабинет. Состоявшийся разговор в процессе передачи взятки П. он и оперативные работники слышали по радиосвязи с Д. Когда Д. вышел, он, К., используя технические возможности видеокамеры, просмотрел процесс передачи взятки, убедившись в совершении П. преступления, принял решение о его задержании.

Из показаний свидетеля К. видно, что он участвовал в проверке заявления Д. о вымогательстве у него взятки. Был в составе группы оперативных работников при осмотре места происшествия в кабинете П. в присутствии понятых в тумбочке у входа были обнаружены 5 200 долларов США.

Из показаний свидетеля М. усматривается, что после того как П. переместил к себе в кабинет бланки ПТС, стали возникать сложности в оформлении документов, поскольку нередко приходилось ждать П., когда он даст распоряжение о предоставлении бланков ПТС. После задержания П., со слов Д., ему, М., стало известно, что П. вымогал у него взятку из расчета 8 долларов США за оформление одного бланка ПТС.

Суд первой инстанции тщательно проверил данные показания и дал им надлежащую оценку.

Судебная коллегия такую оценку, данную судом этим показаниям, находит правильной, поскольку они последовательны и согласуются с другими имеющимися в материалах дела доказательствами, в том числе:

с протоколом осмотра места происшествия;

с протоколом осмотра и выдачи Д. видеозаписывающей аппаратуры;

с актом криминалистической экспертизы о том, что на представленной Д. видеозаписи признаков нарушения непрерывности записи и монтажа не выявлено;

Доводы П., а также адвокатов С. и Р. о том, что объективная сторона вмененного П. преступления не входила в его служебные обязанности и, что в его действиях нет вымогательства, являются несостоятельными, поскольку, как установил суд, работая начальником таможенного поста "Лианозовский", обладая организационно-распорядительными функциями, которыми наделены должностные лица, П., распорядился о перемещении бланков паспортов транспортных средств вместе с журналом их учета и регистрации для хранения в сейф своего служебного кабинета. После чего, используя это обстоятельство, под угрозой создания препятствий при таможенном оформлении автомашин стал требовать у Д. деньги, поставив его в такие условия, при которых, чтобы избежать убытков, он вынужден был согласиться на передачу взятки.

Что касается доводов жалоб о том, что суд вышел за пределы предъявленного П. обвинения, то они являются не убедительными, так как обстоятельства установленные судом подтверждаются материалами дела и не выходят за пределы предъявленного ему обвинения.

Утверждения осужденного П. и адвоката С. о нарушениях закона при производстве осмотра места происшествия, выразившихся в производстве осмотра без возбуждения уголовного дела и не надлежащим лицом, является необоснованным, поскольку осмотр места происшествия производился в соответствии с требованиями ст.ст. 178 и 179 УПК РСФСР, сотрудниками УСБ ГТК РФ совместно с сотрудниками отдела РОРБ по ЦАО г. Москвы, которые действовали в рамках закона "Об оперативно-розыскной деятельности в РФ".

Доводы П. и его защиты о том, что деньги ему были подброшены Д., судом проверялись и обоснованно отвергнуты. При этом суд указал в приговоре, что смысловой анализ обозреваемой видеозаписи и фонограммы разговора, сопровождаемой ее, свидетельствует, что деньги принесенные в качестве взятки Д. были в поле зрения П., последний знал, что они ему принесены, принял их в качестве взятки, показал, куда их необходимо положить.

Материалы дела исследованы с достаточной полнотой, в том числе дана оценка и показаниям свидетелей К. и Т., существенных нарушений норм УПК РСФСР по делу не выявлено, поэтому судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно пришел к выводу о виновности П. в инкриминируемом ему преступлении.

Действия П. квалифицированы правильно.

При назначении П. наказания суд учел общественную опасность содеянного, обстоятельства дела, а также данные, характеризующие его личность.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Московского городского суда от 6 сентября 2002 года в отношении П. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 ноября 2002 г. N 5-002-71


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.