Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 ноября 2006 г. N 91-О06-11 Действия осужденных следует квалифицировать как покушение на сбыт наркотических средств, поскольку, если лицо, имея умысел на сбыт наркотиков в крупном или особо крупном размере, реализовало лишь часть имеющихся указанных средств, все содеянное подлежит квалификации как покушение на соответствующее деяние

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 ноября 2006 г. N 91-О06-11


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 27 ноября 2006 г. кассационное представление государственного обвинителя и кассационные жалобы

осужденных С.Р.Г., С.Д.Г., И., Ф., адвоката С.Т.Д. - С. на приговор Псковского областного суда от 5 мая 2006 года, которым

С.Р.Г., 1976 года рождения, судим: 17 мая 2000 года по ст. 228 ч. 3 п. "а, в", 330 ч. 2 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы, 6 ноября 2002 года освобожден условно-досрочно на 2 года 8 месяцев,

осужден: по ст. 228-1 ч. 3 п. "а" УК РФ к 9 годам лишения свободы; по ст. 228-1 ч. 3 п. "а" УК РФ к 9 годам лишения свободы; по ст. 30 ч. 1, 228-1 ч. 3 п. "а" УК РФ к 8 годам лишения свободы, по ст. 30 ч. 1, 228-1 ч. 3 п. "а, г" УК РФ к 8 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений - к 11 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено С.Р. 12 лет лишения свободы с отбыванием первых 5 лет в тюрьме, а остального срока - в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 210 ч. 1 УК РФ С.Р. оправдан "за отсутствием состава преступления".

С.Д.Г., 1980 года рождения, судим: 3 марта 1999 года по ст. 163 ч. 2 п. "а, б, в" УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы; 3 июля 2002 года освобожден условно-досрочно на 10 месяцев,

осужден: по ст. 228-1 ч. 3 п. "а" УК РФ к 9 годам лишения свободы, по ст. 228-1 ч. 3 п. "а" УК РФ к 9 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений - к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 210 ч. 2 и 30 ч. 1, 228-1 ч. 3 п. "а, г" УК РФ С.Д. оправдан.

Ф., 1973 года рождения, судим:

6 февраля 2001 года по ст. 158 ч. 2 п. "б, г" УК РФ, 30 ч. 3, 158 ч. 2 п. "б, в, г", 325 ч. 2, 325 ч. 1 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы; 21 февраля 2003 года освобожден условно-досрочно на 1 год 2 месяца,

осужден: по ст. 228-1 ч. 3 п. "а" УК РФ к 9 годам лишения свободы; по ст. 30 ч. 1, 228-1 ч. 3 п. "а" УК РФ к 8 годам лишения свободы; по ст. 30 ч. 1, 228-1 ч. 3 п. "а" УК РФ - к 8 годам лишения свободы, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений - к 10 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 210 ч. 2 УК РФ Ф. оправдан "за отсутствием состава преступления".

И., 1976 года рождения, осужден по ст. 30 ч. 1, 228-1 ч. 3 п. "а, г" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ - к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 210 ч. 2 УК РФ И. оправдан "за отсутствием состава преступления".

Заслушав доклад судьи П.А.И., объяснения осужденных С.Р., И. и С.Д. в режиме видеоконференцсвязи, адвокатов М.А.И., А., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора М.В.П., поддержавшего доводы кассационного представления, полагавшего приговор в части оправдания осужденных отменить, судебная коллегия, установила:

в кассационном представлении поставлен вопрос об отмене оправдательного приговора в отношении С.Р., С.Д., Ф. и И.

В обоснование указано, что вина участников преступного сообщества подтверждена доказательствами, собранными в ходе предварительного и судебного следствия.

Так, создавая преступное сообщество, С. использовал общее стремление всех членов к незаконному обогащению и доверительные отношения между собой.

Участники применяли сотовую связь с использованием сим-карт, зарегистрированных на "подставных" людей, часто меняли номера сотовых телефонов, в разговорах использовали "закодированные" слова и словосочетания, принимали меры предосторожности и конспирации и эти указанные обстоятельства, по мнению государственного обвинителя - свидетельствуют о высокой организованности преступного сообщества и подтверждены показаниями свидетелей Ч., Ж., Л., К.; заключениями судебно-фоноскопических экспертиз, протоколами осмотра изъятых у С. сотовых телефонов.

В кассационном представлении приводится анализ показаний Ф., И. на предварительном следствии, а также показаний свидетелей М., П., Р., Д., А., И. и указывается, что этими доказательствами полностью доказана вина осужденных в предъявленном обвинении.

В кассационных жалобах:

осужденный И., указывая о несогласии его с приговором, считает, что суд безосновательно не учел его участие в боевых действиях на территории Чеченской Республики, а также то, что он являлся единственным кормильцем в своей семье.

По указанным обстоятельствам просит проявить снисхождение к нему, назначив условное наказание.

Осужденный Ф. указывает, что в организованной группе он не состоял, к сбыту наркотиков непричастен. Его вина не подтверждена доказательствами.

Относительно его показаний на предварительном следствии и показаний жены Ф., осужденный утверждает, что они были даны под физическим и психологическим давлением.

Фактически, как указывает осужденный, таблетки, которые были обнаружены у него дома, без его ведома принес Т.

Обращает внимание на то, что свидетель Д. заявил об оговоре его Ф. "Другие" свидетели, как указывает осужденный также оговорили его.

Считает, что суд безосновательно оставил без удовлетворения ходатайства стороны защиты об исключении недопустимых доказательств: материал закупки у С., заключения экспертиз.

Указывает, что на учете у наркологов он не состоял, наркологическая экспертиза проведена на основании заключения по другому уголовному делу.

Просит учесть, что действия З. носили провокационный характер и принять во внимание показания свидетелей Д. и А. о том, что они первоначальные показания давали под "психологическим" давлением.

По указанным основаниям Ф. просит об отмене приговора и прекращении в отношении него дела за недоказанностью и отсутствием состава преступления.

Осужденный С.Д., считая приговор незаконным и необоснованным, указывает, что выводы суда о вхождении его в организованную группу, а также И. и Ф. не соответствуют действительности.

Факт переговора его по телефону с братом и другими знакомыми не может свидетельствовать о совершении им деятельности в организованной группе.

Свидетели Д. и П. подтвердили лишь то, что они знакомы с ним.

Утверждает, что сбыт наркотических средств 18 февраля 2005 года он не совершал и у него есть алиби.

Показания свидетеля З. осужденный считает неправильными в виду заинтересованности этого свидетеля.

Заключения экспертиз, по мнению осужденного, следует признать недопустимыми доказательствами и на основании изложенного просит "оправдать" его за преступление, совершенное 18 февраля 2005 года по ст. 228-1 ч. 3 п. "а" УК РФ за недоказанностью.

Считая свои действия в приобретении З. 2 таблеток наркотического вещества пособничеством, так как он полагал, что это предназначается для личного потребления З., просит переквалифицировать его действия со ст. 228-1 ч. 3 на ст. 33 ч. 5, 228-1 ч. 1 УК РФ (по эпизоду от 25 февраля 2005 года).

Осужденный С.Р. просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение, обосновывая свои доводы тем, что факт сбыта наркотических средств 18 февраля 2005 года не доказан, так как у С.Д. имелось алиби на указанный период, и телефоном его пользовался знакомый. Ф. отрицали факт продажи наркотиков С.

Свидетель же З. являлась заинтересованным лицом и могла приобрести наркотические таблетки у другого лица.

Как указывает осужденный не доказана его причастность к сбыту и от 25 февраля 2005 года и к хранению таблеток по месту жительства Ф.

Показания свидетеля Д. С.Р. считает недопустимыми.

Свидетели Ф. отказались от своих показаний данных на предварительном следствии.

Как указывает осужденный, суд безосновательно оставила без удовлетворения ходатайства защиты об исключении из числа доказательств ряда доказательств, полученных с нарушением закона: протокол личного досмотра его, С.Р.; доказательства, связанные с прослушиванием телефонных разговоров; а также вещественные доказательства - наркотики, аудио-запись, деньги).

Обращает внимание на то, что версии подсудимых о возможном монтаже видеопленки, не опровергнуты.

Адвокат С. в защиту Ф. ставит вопрос об отмене приговора и прекращении дела в отношении Ф. за недоказанностью его вины.

В обоснование доводов указывает о том, что приговор основан на недопустимых доказательствах, непроверенных доказательствах и доказательствах на предположении.

Считает недопустимыми доказательствами: материалы проверочной закупки у С.Д.; заключения судебно-химических экспертиз; протоколы осмотра вещественных доказательств и вещественные доказательства.

Указывает, что Ф. и его жена отказались от своих доказательств в виду применения к ним незаконных методов ведения следствия.

Указывает, что по данному делу Ф. не проводилась наркологическая экспертиза.

Обращает внимание на то, что суд необоснованно отклонил ходатайство о проверке доводов Ф. о том, что он не обращался в поликлинику.

Ссылаясь на показания Ф., адвокат указывает, что ее подзащитному не было известно о наличии в сумке его жены таблеток.

Показания И. и свидетеля Д., по мнению адвоката, следует считать заинтересованными в исходе дела лицами.

Как считает адвокат в материалах дела отсутствуют доказательства организованной группы.

Материалы проверочной закупки у З., по мнению адвоката, проведены с нарушением закона.

Как считает адвокат возможно имел место монтаж записи разговоров, а поэтому это доказательство и фоноскопическая экспертиза являются недопустимыми доказательствами.

Заключения судебно-химических экспертиз сомнительны.

Проверив материалы дела, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению.

Вина С.Р., С.Д., Ф. и И. в установленных судом преступлениях, подтверждается совокупностью исследованных судом доказательств, анализ и оценка которых приведены в приговоре.

Выводы суда о доказанности вины указанных осужденных являются правильными, соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и исследованным в судебном заседании доказательствам.

Так, свидетель З. подтвердила, что она 18 и 25 февраля 2005 года приняла участие в проверочной закупке наркотиков у С.Д.

Эти показания З. суд обоснованно признал достоверными, поскольку они подтверждены материалами проверочных закупок.

Протоколы и фонограммы переговоров суд также обоснованно признал допустимыми доказательствами, так как они получены в соответствии с требованиями закона "об оперативно-розыскной деятельности" и кроме того, вина осужденных подтверждена показаниями осужденного по данному делу И. и свидетеля Д., а также протоколом изъятия на квартире И. наркотических средств.

Суд полно и всесторонне исследовал собранные по делу доказательства и дал им оценку с точки зрения допустимости и достоверности.

Все ходатайства, заявленные стороной защиты, судом были рассмотрены и по ним приняты мотивированные решения.

Судом проверялись доводы С.Д. об алиби его 18 февраля 2005 года, но они не нашли своего подтверждения и мотивированно опровергнуты в приговоре.

Судом проверялись доводы Ф. и свидетеля Ф. о применении к ним недозволенных методов ведения следствия, в результате чего они оговорили себя, а также доводы осужденных об оговоре их И. и свидетелем Д., и как не нашедшие своего подтверждения, обоснованно признаны судом несостоятельными.

Как видно из материалов дела, Ф. и Ф. допрашивались в присутствии адвокатов. Они и адвокаты подписали протоколы допросов без каких-либо замечаний.

Показания И. и свидетеля Д., обоснованно признанные судом достоверными, подтверждены другими доказательствами.

Доводы кассационных жалоб о возможном монтаже видеопленки на материалах дела не основаны, а являются лишь предположением осужденных.

Доводы кассационных жалоб о том, что материалами дела не доказано наличие организованной группы, судебная коллегия находит несостоятельными, так как они опровергаются показаниями свидетеля Д. и подсудимого И., показаниями свидетеля М.

Суд обоснованно пришел к выводу о том, что осуждение заранее объединились для совершения преступления. С.Р. выступил в роли организатора, между участниками группы были распределены роли, они соблюдали правила конспирации, состав группы был стабильным, группа существовала с сентября 2004 года по 25 февраля 2005 года, когда ее деятельность была пресечена правоохранительными органами.

Таким образом, оснований к отмене приговора по доводам кассационных жалоб, судебная коллегия не находит.

В то же время приговор в отношении С.Д., Ф. и С.Р. подлежит изменению.

Так, действия указанных лиц, связанных со сбытом наркотических средств, были квалифицированы судом по ст. 228-1 ч. 3 п. "а" УК РФ.

Однако, в связи с разъяснениями, содержащими в п. 13 постановления пленума Верховного Суда Российской Федерации N 14 от 15 июня 2006 года "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами" (принятого после постановления приговора) в случае, когда лицо, имея умысел на сбыт наркотических средств в крупном или особо крупном размере, реализована лишь часть имеющихся указанных средств, все содеянное подлежит квалификации по ч. 3 ст. 30 УК РФ и соответствующей части ст. 228-1 УК РФ.

Следовательно действия С.Д. и С.Р. по эпизодам сбыта наркотических средств 18 и 25 февраля 2005 года и действия Ф. по эпизоду сбыта наркотических средств 18 февраля 2005 года следует квалифицировать по ст. 30 ч. 3, 228-1 ч. 3 п. "а" УК РФ.

Что касается доводов И. о смягчении наказания до условного наказания, то они не подлежат удовлетворению.

Как следует из приговора при назначении И. наказания суд учел не только степень общественной опасности содеянного им, но частичное признание вины, способствование раскрытию преступления и изобличение соучастников, раскаяние в содеянном, наличие у него на иждивении двоих малолетних детей, признав указанные обстоятельства исключительными, и назначил ему наказание с учетом условий ст. 64 УК РФ, ниже низшего предела закона, по которому он осужден.

С учетом данных о личности И., состоящего на учете в наркологическом диспансере по поводу алкоголизма, который неоднократно помещался в медвытрезвитель, судебная коллегия не находит оснований для назначения ему условного наказания, как об этом поставлен вопрос в его кассационной жалобе.

Не может судебная коллегия согласиться и с доводами кассационного представления об отмене в отношении осужденных оправдательного приговора по ст. 210 УК РФ.

В судебном заседании были исследованы все доказательства, представленные стороной обвинения в подтверждение вины С.Р. по ст. 210 ч. 1 УК РФ и С.Д., И., Ф. по ст. 210 ч. 2 УК РФ.

Дав надлежащую оценку этим доказательствам, суд обоснованно пришел к выводу о недоказанности вины указанных лиц по ст. 210 УК РФ и правильно постановил в этой части оправдательный приговор.

В кассационном представлении государственный обвинитель приводит свою оценку этим доказательствам, то есть по существу ставит вопрос о переоценке доказательств.

Ставя вопрос об отмене приговора за мягкостью назначенного осужденным наказания, государственный обвинитель данному доводы не привел никаких обоснований в кассационном представлении.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Псковского областного суда от 5 мая 2006 года в отношении С.Р.Г., С.Д.Г. и Ф. изменить:

действия С.Р. по эпизоду от 18 февраля 2005 года переквалифицировать со ст. 228-1 ч. 3 п. "а" УК РФ на ст. 30 ч. 3, 228-1 ч. 3 п. "а" УК РФ, по которой назначить 8 лет 6 месяцев лишения свободы, действия С.Р. по эпизоду от 25 февраля 2005 года переквалифицировать со ст. 228-1 ч. 3 п. "а" УК РФ на ст. 30 ч. 3, 228-1 ч. 3 п. "а" УК РФ, по которой назначить 8 лет 6 месяцев лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 30 ч. 3, 228-1 ч. 3 п. "а"; 30 ч. 3, 228-1 ч. 3 п. "а"; 30 ч. 1, 228-1 ч. 3 п. "а"; 30 ч. 1, 228-1 ч. 3 п.п. "а, г" УК РФ назначить 10 лет 6 месяцев лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию присоединить частично наказание в виде 1 года лишения свободы, не отбытого по приговору от 17 мая 2000 года и окончательно определить 11 лет 6 месяцев лишения свободы.

Действия С.Д. по эпизоду от 18 февраля 2005 года переквалифицировать со ст. 228-1 ч. 3 п. "а" УК РФ на ст. 30 ч. 3, 228-1 ч. 3 п. "а" УК РФ, по которой назначить 8 лет 6 месяцев лишения свободы;

действия С.Д. (по эпизоду от 25 февраля 2005 года) переквалифицировать со ст. 228-1 ч. 3 п. "а" УК РФ на ст. 30 ч. 3, 228-1 ч. 3 п. "а" УК РФ, по которой назначить 8 лет 6 месяцев лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности совершенных преступлений окончательно назначить 9 лет 6 месяцев лишения свободы.

Действия Ф. переквалифицировать со ст. 228-1 ч. 3 п. "а" УК РФ на ст. 30 ч. 3, 228-1 ч. 3 п. "а" УК РФ, по которой назначить 8 лет 6 месяцев лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 30 ч. 3, 228-1 ч. 3 п. "а", 30 ч. 1, 228-1 ч. 3 п. "а", 30 ч. 1, 228-1 ч. 3 п. "а" УК РФ окончательно назначить 10 лет лишения свободы, в остальном приговор о них и также приговор в отношении И. оставить без изменения, а кассационное представление и кассационные жалобы осужденных и адвоката С.Т.Д. - С. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 ноября 2006 г. N 91-О06-11


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)

Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение