Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 23 октября 2007 г. N КАС07-526 Суд признал нормы, оспариваемые заявителем, противоречащими федеральному законодательству, поскольку они ограничивают право на обеспечение жилой площадью, установленное для участников ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, семей, потерявших кормильца из числа указанной категории граждан, семей умерших инвалидов, имевших такое право, а также семей, в том числе на вдов (вдовцов), вставших на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий до 1 января 2005 г.

Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 23 октября 2007 г. N КАС07-526


Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению О. о признании частично недействующими пункта 4 абзаца восьмого раздела II подпрограммы "Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством" федеральной целевой программы "Жилище" на 2002-2010 годы, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2005 года N 865, и подпункта "е" пункта 5 Правил выпуска и реализации подпрограммы "Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством" федеральной целевой программы "Жилище" на 2002-2010 годы, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 года N 153

по кассационной жалобе Правительства Российской Федерации на решение Верховного Суда Российской Федерации от 8 августа 2007 года, которым заявленные требования удовлетворены. Признаны недействующими и не подлежащими применению со дня вступления решения в законную силу пункт 4 абзаца восьмого раздела II подпрограммы "Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством" федеральной целевой программы "Жилище" на 2002-2010 годы, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2005 года N 865, и подпункт "е" пункта 5 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы "Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством" федеральной целевой программы "Жилище" на 2002-2010 годы, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 года N 153, в той мере, в какой они исключают распространение порядка реализации права на обеспечение жилой площадью, установленного для участников ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, на семьи, потерявшие кормильца из числа граждан, погибших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, умерших вследствие лучевой болезни и других заболеваний, возникших в связи с чернобыльской катастрофой, на семьи умерших инвалидов, имевших такое право, а также на семьи, в том числе на вдов (вдовцов) умерших участников ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, вставшие на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий до 1 января 2005 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М.Г.В., объяснения представителей Правительства Российской Федерации Б. и Т., поддержавших доводы кассационной жалобы, представителя О. - К., возражавшего против доводов кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации М.Л.Ф., полагавшей решение суда оставить без изменения, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации установила:

О. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании частично недействующими постановлений Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2005 года N 865 "О дополнительных мерах по реализации федеральной целевой программы "Жилище" на 2002-2010 годы" и от 21 марта 2006 года N 153 "О некоторых вопросах реализации подпрограммы "Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством федеральной целевой программы "Жилище" на 2002-2010 годы".

В подтверждение требований указала, что является вдовой участника ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, членом семьи, потерявшей кормильца, умершего в 1997 году, вследствие заболевания, возникшего в связи с чернобыльской катастрофой, оспариваемые нормативные правовые акты противоречат федеральному законодательству, лишают ее право# на получение жилого помещения.

В последующем О. уточнила свои требования и просила признать недействующими пункт 4 абзаца восьмого раздела II подпрограммы "Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством" федеральной целевой программы "Жилище" на 2002-2010 годы, утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2005 года N 865 и подпункт "е" пункта 5 Правил выпуска и реализации подпрограммы "Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством" федеральной целевой программы "Жилище" на 2002-2010 годы, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 года N 153. По ее мнению, оспариваемые нормы, определяющие категории граждан, имеющих право на участие в названной Подпрограмме, не соответствуют Закону РФ от 15 мая 1991 года N 1244-1 "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", в той мере, в какой они исключают распространение порядка реализации права на обеспечение жилой площадью, устанавливаемого для инвалидов и участников ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, на семьи, потерявшие кормильца из числа граждан, погибших в результата катастрофы на Чернобыльской АЭС, умерших вследствие лучевой болезни и других заболеваний, возникших в связи с чернобыльской катастрофой, на семьи умерших инвалидов, а также на семьи, в том числе вдов (вдовцов) умерших участников ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, вставшие на учет в качестве нуждающихся на улучшение жилищных условий до 1 января 2005 года.

Представляющее интересы Правительства Российской Федерации Министерство регионального развития Российской Федерации с заявленными требованиями не согласилось, указав, что оспариваемые нормы ограничивают перечень категорий граждан, имеющих право на обеспечение жилой площадью в рамках действующей Подпрограммы, но не отменяют установленный постановлением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2004 года N 866 порядок обеспечения жильем остальных граждан, указанных в Законе РФ от 15 мая 1991 года N 1244-1, к которым относится О.

Верховным Судом Российской Федерации постановлено вышеприведенное решение, об отмене которого и направлении дела на новое рассмотрение просит в кассационной жалобе Правительство Российской Федерации. Полагает, что суд не принял во внимание все обстоятельства, имеющие существенное значение для дела. Вывод суда о том, что указанные выше категории граждан после утверждения постановлением Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2005 года N 865 подпрограммы "Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством" федеральной целевой программы "Жилище" на 2002-2010 годы, а также постановлением Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 года N 153 соответствующих Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов, были лишены возможности участвовать в подпрограмме "Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством" не могут быть применены к ситуации исследованной в ходе судебного разбирательства. Постановления Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2005 года N 865 и от 21 марта 2006 года, положения которых оспаривались заявителем, не являются нормативными правовыми актами, устанавливающими новое правовое регулирование обеспечения мерами социальной поддержки граждан, пострадавших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС. В связи с этим необоснованно применение судом в ходе судебного заседания правовых позиций, высказанных в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации от 1 декабря 1997 года N 18-П, от 19 июня 2002 года N 11-П.

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационная жалоба#, не находит оснований к отмене решения суда по следующим основаниям.

В силу части 2 статьи 253 ГПК РФ, установив, что оспариваемый нормативный правовой акт или часть его противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, суд признает нормативный правовой акт недействующим полностью или в части со дня его принятия или иного указанного судом времени.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о противоречии в части оспариваемых положений федеральному законодательству, регулирующему поставленные в заявлении О. вопросы.

Законом Российской Федерации от 15 мая 1991 года N 1244-1 "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" в редакции, действовавшей до вступления в силу Федерального закона от 22 августа 2004 года N 122-ФЗ, гражданам, указанным в пунктах 1 и 2 части первой статьи 13 этого Закона было гарантировано одноразовое бесплатное обеспечение, независимо от времени постоянного проживания в данном населенном пункте, благоустроенной жилой площадью в течение трех месяцев со дня подачи заявления, при условии признания их нуждающимися в улучшении жилищных условий, либо проживания в коммунальных квартирах. Эта гарантия распространялась на семьи, потерявшие кормильца из числа граждан, погибших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, умерших вследствие лучевой болезни и других заболеваний, возникших в связи с чернобыльской катастрофой, а также на семьи умерших инвалидов, на которых распространялась указанная льгота (пункт 3 части первой, часть четвертая статьи 14). Гражданам, указанным в пункте 3 части первой статьи 13, было гарантировано первоочередное разовое бесплатное обеспечение, независимо от времени постоянного проживания в данном населенном пункте, благоустроенной жилой площадью, при условии признания их нуждающимися в улучшении жилищных условий, либо проживания в коммунальных квартирах. Эта гарантия распространялась на семьи, в том числе вдов (вдовцов) умерших участников ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС (пункт 3 части первой, часть вторая статьи 15).

Проанализировав содержание приведенных законоположений, суд сделал правильный вывод о том, что в случае смерти граждан, указанных в пунктах 1, 2 и 3 статьи 13 названного Закона, их семьям гарантировались те же самые льготы по обеспечению жилой площадью, которые ранее имели умершие граждане.

В силу пункта 1 постановления Правительства Российской Федерации от 3 августа 1996 года N 937 "О предоставлении гражданам Российской Федерации, нуждающихся в улучшении жилищных условий, безвозмездной субсидии на строительство или приобретение жилья", пункта 3 Положения, утвержденного этим постановлением порядок реализации жилищных льгот, также был единым для этих граждан и их семей, в том числе при предоставлении безвозмездной субсидии, как основной формы использования бюджетных средств, предназначенных для инвестирования в жилищную сферу.

Разрешая данное дело, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что при переходе с 1 января 2005 года к новому правовому регулированию обеспечения мерами социальной поддержки сохранен достигнутый уровень защиты жилищных прав всех перечисленных категорий граждан по обеспечению жильем, не только граждан, указанных в пунктах 1, 2 и 3 статьи 13 Закона, но и в случае смерти этих граждан - для их семей, поскольку Федеральным законом от 22 августа 2004 года N 122-ФЗ изменены формы реализации предоставленных жилищных гарантий, льготы по обеспечению жилой площадью, установлены для всех вышеуказанных категорий граждан. Закон РФ от 15 мая 1991 года N 1244-1, в редакции, действующей с 1 января 2005 года, гарантирует гражданам, указанным в пунктах 1.2# и 3 части первой статьи 13 этого Закона, обеспечение нуждающихся в улучшении жилищных условий, вставших на учет до 1 января 2005 года, жилой площадью в размерах и порядке, установленных Правительством Российской Федерации, распространяет эту меру социальной поддержки на семьи, потерявшие кормильца из числа граждан, погибших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, умерших вследствие лучевой болезни и других заболеваний, возникших в связи с чернобыльской катастрофой, на семьи умерших инвалидов, на которых распространялась такая мера социальной защиты, а также на семьи, в том числе на вдов (вдовцов) умерших участников ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС (пункт 2 части первой, часть четвертая статьи 14, пункт 1 части 1, часть вторая статьи 15).

В решении суда обоснованно указано, что нормы, оспариваемые заявителем, не конкретизируют состав участников ликвидации последствий чернобыльской катастрофы, имеющих право на получение субсидий и приравненных к ним лиц, вставших на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий до 1 января 2005 года, но по своему содержанию исключают возможность участия в Подпрограмме семей тех умерших граждан, на которых при их жизни распространялось действие этих норм.

Между тем из части четвертой статьи 14, части второй статьи 15 Закона РФ от 15 мая 1991 года N 1244-1 усматривается, что на семьи умерших граждан из числа указанных в пунктах 1, 2 и 3 части первой статьи 13 этого Закона распространена та же мера социальной поддержки по обеспечению жильем, которую имели сами эти граждане, без какой-либо ограничительной оговорки. Лишение семей умерших граждан, признававшихся участниками Подпрограммы возможности участвовать в ней, суд обоснованно признал ограничением их прав по сравнению с тем, как они определены в Законе.

При таком положении суд правильно признал недействующими пункт 4 абзаца восьмого раздела II подпрограммы "Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством" федеральной целевой программы "Жилище" на 2002-2010 годы, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 31 марта 2005 года N 865, и подпункт "е" пункта 5 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы "Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством" федеральной целевой программы "Жилище на 2002-2010 годы, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 года N 153, в той мере, в какой они исключают распространение порядка реализации права на обеспечение жилой площадью, установленного для участников ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, на семьи, потерявшие кормильца из числа граждан, погибших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, умерших вследствие лучевой болезни и других заболеваний, возникших в связи с чернобыльской катастрофой, на семьи умерших инвалидов, имевших такое право, а также на семьи, в том числе на вдов (вдовцов) умерших участников ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, вставшие на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий до 1 января 2005 года.

Довод кассационной жалобы об ошибочности вывода суда о том, что оспариваемыми положениями указанные категории граждан были лишены возможности участвовать в подпрограмме "Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством", поскольку семьи, потерявшие кормильца из числа граждан, граждан,# погибших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, умерших вследствие лучевой болезни и других заболеваний, возникших в связи с чернобыльской катастрофой, семьи умерших инвалидов, имевших право на решение жилищной проблемы, а также семьи, в том числе вдовы (вдовцы) умерших участников ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, не входили в перечень категорий лиц, предусмотренных постановлением Правительства Российской Федерации от 16 октября 2002 года N 760, правового значения не имеет, так как в соответствии с требованиями вышеприведенных положений Закона от 15 мая 1991 года эта категория граждан должна быть предусмотрена в оспариваемых нормативных правовых актах. Кроме того, из содержания названного постановления видно, что и эта категория граждан была предусмотрена в постановлении Правительства от 16 октября 2002 года N 760. Это обстоятельство, также подтверждается сообщением Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий от 27 июля 2007 года N 43-2250-6 (постановлением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2004 года N 866 на него возложены функции, связанные с проведением мероприятий по предоставлению субсидий указанной выше категории граждан) до 1 января 2006 года семьи, потерявшие кормильца из числа граждан, погибших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, семьи умерших вследствие лучевой болезни и других заболеваний, возникших в связи с чернобыльской катастрофой, семьи инвалидов вследствие чернобыльской катастрофы, семьи, в том числе вдовы (вдовцы) умерших участников ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС обеспечивались жильем в рамках Подпрограммы, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 16 октября 2002 года.

Нельзя согласиться с доводом кассационной жалобы о том, что суд неправомерно в обоснование решения об удовлетворении заявленных требований сослался на правовые позиции, сформулированные Конституционным Судом Российской Федерации в постановлениях от 1 декабря 1997 года N 18-П и от 19 июня 2002 года N 11-П, поскольку эти позиции имеют непосредственное отношение к рассматриваемому судом в данном деле вопросу. В этих постановлениях указано, что при переходе с 1 января 2005 года к новому правовому регулированию обеспечения мерами социальной поддержки граждан, пострадавших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, должны быть предусмотрены соответствующие правовые механизмы, позволяющие с учетом специфики правового статуса этих лиц обеспечить сохранение достигнутого уровня защиты их прав и свобод, гарантий их социальной защищенности.

Судом установлено, что оспариваемые положения не обеспечивают сохранение достигнутого уровня защиты прав, свобод, гарантий социальной защищенности семей, потерявших кормильца из числа граждан, погибших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, семей умерших вследствие лучевой болезни и других заболеваний, возникших в связи с чернобыльской катастрофой, семей инвалидов вследствие чернобыльской катастрофы, семей, в том числе, в том числе# вдов (вдовцов) умерших участников ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, а, напротив, существенно снижает ранее достигнутый, уровень защиты.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 360, 361, 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 8 августа 2007 года оставить без изменения, кассационную жалобу Правительства Российской Федерации - без удовлетворения.



Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 23 октября 2007 г. N КАС07-526


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение