Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2007 г. N 482-п07пр Поскольку коллегия судей, сделав вывод об отсутствии в действиях депутата признаков уголовного преступления, вышла за пределы, предоставленной ей компетенции и предрешила результаты предварительного расследования, заключение данной коллегии отменено, а дело направлено на новое рассмотрение

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2007 г. N 482-п07пр


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации З. на заключение коллегии судей суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 30 мая 2007 г., которым оставлено без удовлетворения представление прокурора Ямало-Ненецкого автономного округа и дано заключение об отсутствии в действиях депутата Государственной Думы Ямало-Ненецкого автономного округа С. признаков преступления, предусмотренного п. "б" ч. 2 ст. 171 УК РФ.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 21 августа 2007 г. заключение оставлено без изменения.

В надзорном представлении поставлен вопрос об отмене судебных решений и передаче дела на новое судебное рассмотрение.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Х., изложившего обстоятельства дела, содержание заключения и кассационного определения, мотивы надзорного представления и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступления заместителя Генерального прокурора Российской Федерации М., а также С. и адвоката К., Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

прокурор Ямало-Ненецкого автономного округа в представлении просил суд Ямало-Ненецкого автономного округа дать заключение о наличии в действиях депутата Государственной Думы Ямало-Ненецкого автономного округа С. признаков преступления, предусмотренного п. "б" ч. 2 ст. 171 УК РФ.

Согласно представлению, С. в период с 5 декабря 2000 г. по 30 марта 2004 г. и с 20 декабря 2004 г. по 10 ноября 2005 г., являясь генеральным директором ОАО "Сибнефть-Ноябрьскнефтегаз" (ОАО "Сибнефть-ННГ"), в соответствии с уставом Общества - ответственным за руководство текущей деятельностью, осуществлял предпринимательскую деятельность, сопряженную с извлечением дохода в особо крупном размере, без специального разрешения и с нарушением лицензионных требований при следующих обстоятельствах.

ОАО "Сибнефть-ННГ" в соответствии со свидетельством о внесении записи в Единый государственный реестр юридических лиц (серия 99 N 0009729) и Уставом открытого акционерного общества "Сибнефть-ННГ" является самостоятельным юридическим лицом, созданным в соответствии со ст. 2 ГК РФ для осуществления деятельности, направленной на систематическое получение прибыли, в том числе от разведки и разработки нефтяных и газовых месторождений, а также добычи, транспортировки, подготовки, переработки, хранения и реализации углеводородного сырья и продуктов его переработки.

В силу ст. 49 ГК РФ ОАО "Сибнефть-ННГ" вправе осуществлять любые виды деятельности, не запрещенные законодательством Российской Федерации. Отдельными видами деятельности, перечень которых определяется федеральным законодательством, вправе заниматься только после получения соответствующего специального разрешения и с соблюдением соответствующих условий.

Деятельность по разработке месторождений, а также добыче углеводородного сырья в соответствии со ст.ст. 9, 11 закона Российской Федерации "О недрах" может осуществляться коммерческой организацией только на основании специального разрешения - лицензии, удостоверяющей право ее владельца на пользование участком недр в определенных границах и в соответствии с указанными в ней целями в течение установленного срока при соблюдении заранее оговоренных условий, а также право проведения работ по геологическому изучению недр и разработке месторождений полезных ископаемых. Для этих целей на основании ст.ст. 7, 12 Закона Российской Федерации "О недрах" недропользователю предоставляется участок недр в виде горного отвода - геометрического блока недр. Уточненные границы горного отвода включаются в лицензию в качестве неотъемлемой составной части и предоставляют пользователю недр, получившему горный отвод, исключительное право осуществлять в его границах пользование недрами в соответствии с лицензией.

Согласно п. 1.3 Инструкции о порядке предоставления горных отводов для разработки газовых и нефтяных месторождений, утвержденной постановлением Госгортехнадзора Российской Федерации от 11 сентября 1996 г. N 35, разработка месторождений нефти и газа до получения соответствующих документов, удостоверяющих границы горного отвода, запрещается.

Однако С., заведомо зная об истечении у ОАО "Сибнефть-ННГ" сроков действия актов, удостоверяющих горный отвод, которые являются неотъемлемой составной частью лицензии на недропользование и разрешением, предоставляющим исключительное право пользования недрами в установленных границах, преследуя цель извлечения прибыли от реализации незаконно добытого углеводородного сырья, умышленно организовал работу ОАО "Сибнефть-ННГ" по незаконной добыче углеводородного сырья и последующей его реализации, в результате чего в период времени с 1 января 2001 г. по 31 декабря 2004 г. ОАО "Сибнефть-ННГ" под руководством С. осуществлялась добыча углеводородного сырья (нефти) на Муравленковском месторождении, расположенном на территории Пуровского района Ямало-Ненецкого автономного округа на расстоянии 20 км севернее г. Муравленко, при отсутствии действующих документов, удостоверяющих границы горного отвода, где ОАО "Сибнефть-ННГ" за указанный период было добыто 7853106 т нефти.

Объем реализованной нефти составил в 2001 г. 2137314 т на сумму 2174353715,71 руб., в 2002 г. - 2060492 т на сумму 2388583930,18 руб., в 2003 г. - 1891092 т на сумму 2773607241,88 руб., в 2004 г. - 1696417 т на сумму 3808727591,72 руб. Всего от реализации нефти за указанный период получен доход в сумме 11145272479,49 руб., что образует особо крупный размер.

В период с 1 января 2004 г. по 31 декабря 2004 г. ОАО "Сибнефть-ННГ" под руководством С. осуществлялась добыча углеводородного сырья (нефти) на Карамовском месторождении, расположенном на территории Пуровского района Ямало-Ненецкого автономного округа на расстоянии 50 км от г. Ноябрьска на запад, также при отсутствии действующих документов, удостоверяющих границы горного отвода, в результате чего ОАО "Сибнефть-ННГ" было добыто 904300 т нефти. Объем реализованной нефти составил 898693 т, от реализации которой получен доход в сумме 2017709575,88 руб., что также образует особо крупный размер.

Таким образом, ОАО "Сибнефть-ННГ" за период с 1 января 2001 г. по 31 декабря 2004 г. с нарушением закона при отсутствии документов, удостоверяющих горный отвод, получен доход 13162982055,37 руб., т.е. в особо крупном размере.

В действиях С., по мнению прокурора, усматриваются признаки преступления, предусмотренного п. "б" ч. 2 ст. 171 УК РФ, - осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения и с нарушением лицензионных требований, сопряженной с извлечением дохода в особо крупном размере.

Коллегия судей суда Ямало-Ненецкого автономного округа, оставляя указанное представление прокурора без удовлетворения, сослалась в заключении на то, что разработка и эксплуатация ОАО "Сибнефть-ННГ" Муравленковского и Карамовского месторождений проводилась на основании лицензий, а также актов, удостоверяющих горные отводы, сроки действия которых своевременно не продлевались из-за длительного их оформления и возвращения на доработку.

Процесс разработки и эксплуатации месторождений по добыче углеводородного сырья, как указано в заключении, имеет непрерывный характер и его приостановка либо консервация может привести к колоссальным убыткам и причинению ущерба охране недр. Кроме того, приостановка либо консервация месторождений занимает длительный период времени и требует предварительной разработки проектными институтами необходимой документации.

С учетом изложенного коллегия судей сделала вывод о том, что действия С. по разработке и эксплуатации Карамовского и Муравленковского месторождений без своевременного продления сроков актов горных отводов являются в соответствии с положениями ст. 41 УК РФ обоснованным риском.

Данное заключение коллегии судей суда Ямало-Ненецкого автономного округа об отсутствии в действиях С. признаков преступления, предусмотренного п. "б" ч. 2 ст. 171 УК РФ, по результатам кассационного рассмотрения дела оставлено без изменения, а кассационное представление прокурора, в котором ставился вопрос об его отмене, - без удовлетворения.

В надзорном представлении указано, что коллегия судей фактически признала наличие в действиях С. признаков незаконного предпринимательства, согласившись с тем, что под его руководством ОАО "Сибнефть-ННГ" в течение четырех лет вело добычу углеводородного сырья без специального разрешения и с нарушением лицензионных требований, с извлечением дохода в особо крупном размере. В то же время коллегия судей сделала вывод об отсутствии в его действиях признаков преступления. При этом превысила свои полномочия и предрешила результаты расследования, т.к. указанные в заключении выводы, в частности о том, что С. действовал при обоснованном риске, могут содержаться лишь в итоговом решении по делу.

С. представил возражения на надзорное представление, указывая, что утверждения прокурора об отсутствии у недропользователя горноотводных актов для разработки Карамовского и Муравленковского месторождений не соответствуют действительности, сам по себе длительный срок переоформления горноотводных актов не является нарушением лицензионных условий пользования участком недр, влекущим наступление уголовной ответственности. Кроме того, горноотводные акты, по мнению С., не являются составными частями лицензий, срок пользования недрами устанавливается в лицензии на право пользования недрами и никакие другие документы, к числу которых относится и горноотводный акт, не могут его изменять.

Вопрос о необходимости остановки или прекращения добычи нефти ввиду несвоевременного переоформления горноотводных актов органами госгортехнадзора, осуществляющими государственный контроль и горный надзор за разработкой месторождений, никогда не ставился, соответствующих предписаний о приостановлении работ на месторождениях недропользователь не получал.

Адвокат К. в возражениях на представление указывает, что коллегией судей при даче заключения соблюдены требования ст. 448 УПК РФ и не допущено других нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену судебных решений. Представленные прокурором данные не подтверждают наличие в действиях С. признаков преступления. К моменту возбуждения уголовного дела срок действия горноотводных актов был продлен.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит надзорное представление подлежащим удовлетворению, а судебные решения - отмене по следующим основаниям.

Согласно ст. 448 УПК РФ, решение о возбуждении уголовного дела в отношении лица, указанного в части первой ст. 447 УПК РФ, либо о привлечении его в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, принимается в отношении депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации на основании заключения коллегии, состоящей из трех судей суда субъекта Российской Федерации.

По смыслу закона такой порядок, исходя из контрольной функции суда на данной стадии уголовного судопроизводства, означает - с учетом требований ч. 2 ст. 140, ч. 4 ст. 146, ст.ст. 147 и 148 УПК РФ - проверку достаточности представленных прокурором данных, необходимых для возбуждения уголовного дела (привлечения лица в качестве обвиняемого), и правомерности выводов о наличии соответствующих оснований. При этом суд не вправе делать выводы (в том числе о виновности) и предрешать вопросы, которые могут стать предметом оценки последующих решений органов предварительного расследования либо предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела.

Однако коллегия судей, как обоснованно утверждается в представлении, проверила не только достаточность представленных прокурором данных, указывающих на признаки преступления, но и в нарушение уголовно-процессуального закона сделала выводы, которые могут содержаться в итоговом решении по делу.

В заключении в обоснование вывода об отсутствии в действиях С. признаков преступления указано, что его действия по разработке и эксплуатации Карамовского и Муравленковского месторождений без своевременного продления сроков актов горных отводов являются обоснованным риском (ст. 41 УК РФ).

Между тем вопрос о том, могут ли действия С. рассматриваться как обоснованный риск, для признания которого необходимо установить наличие ряда условий, в частности, достижение общественно полезной цели в результате деятельности, связанной с риском причинения вреда, является предметом исследования и доказывания на последующих стадиях уголовного судопроизводства.

Коллегия судей, сделав указанный вывод, в нарушение требований ст. 448 УПК РФ вышла за пределы предоставленной ей компетенции на данной стадии уголовного процесса и предрешила результаты предварительного расследования.

С учетом изложенного кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, которым данное заключение оставлено без изменения, также нельзя признать законным и обоснованным.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407, п. 3 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации З. удовлетворить.

2. Заключение коллегии судей суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 30 мая 2007 г. и кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 21 августа 2007 г. в отношении С. отменить и дело передать на новое судебное рассмотрение в тот же суд, но иным составом коллегии судей.


Президиум Верховного Суда РФ согласился с доводами прокурора о том, что коллегия судей превысила свои полномочия при вынесении заключения о наличии признаков преступления в действиях депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ.

В соответствии с УПК РФ решение о возбуждении уголовного дела в отношении, в том числе, депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ принимается на основании заключения коллегии, состоящей из трех судей соответствующего суда (верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа).

По смыслу закона, такой порядок, исходя из контрольной функции суда на данной стадии уголовного судопроизводства, означает проверку достаточности представленных данных, необходимых для возбуждения уголовного дела (привлечения лица в качестве обвиняемого), и правомерности выводов о наличии соответствующих оснований. При этом суд не вправе делать выводы (в том числе о виновности) и предрешать вопросы, которые могут стать предметом оценки последующих решений органов предварительного расследования либо предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела.

Однако, в рассматриваемом случае, коллегия судей проверила не только достаточность представленных данных, указывающих на признаки преступления, но и, в нарушение уголовно-процессуального закона, сделала выводы, которые могут содержаться в итоговом решении по делу. Коллегия судей, сделав указанные выводы, в нарушение требований УПК РФ вышла за пределы предоставленной ей компетенции на данной стадии уголовного процесса и предрешила результаты предварительного расследования.


Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2007 г. N 482-п07пр


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.