Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 июня 2008 г. N 89-О08-37СП Поскольку обвинительный приговор в отношении осужденного, признанного виновным в убийстве из корыстных побуждений, постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, суд отказал в удовлетворении требований об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 июня 2008 г. N 89-О08-37СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного С.Е.А. на приговор суда присяжных Тюменского областного суда от 26 февраля 2008 года, которым

С.Е.А., 22 июня 1982 года рождения, уроженец г.Тюмени, несудимый, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 12 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации "...", выступление осужденного С.Е.А., поддержавшего доводы жалоб, прокурора К.Ю.Н., полагавшего приговор оставить без изменения, жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия установила:

по приговору суда на основании вердикта коллегии присяжных заседателей С.Е.А. признан виновным в убийстве, то есть в умышленном причинении смерти потерпевшему М.С.А. из корыстных побуждений.

Преступление совершено 12 апреля 2007 года в г. Тюмени при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

В кассационной жалобе и в последующих дополнениях С.Е.А. просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания.

Осужденный ссылается на то, что при постановлении приговора были нарушены положения ст.ст.  14, 15, 77, 80, 297, 300, 307, 309, 338, 339, 335, 243, 292, 336, 344, 345, 340, 252, 352, 335 УПК РФ.

С. не согласен с формулировкой первого вопроса в вопросном листе, поскольку указанный вопрос требует от присяжных заседателей собственно юридической оценки, приговор в отношении осужденного основан на предположениях.

Необоснованной осужденный полагает ссылку в приговоре на ст.  61 УК РФ, поскольку в ходе расследования С. опровергал данную им первоначально явку с повинной, а в соответствии со ст. 77 УПК РФ признание вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении вины осужденного совокупностью других доказательств.

Вменяемым С. суд признал только на основании собственных выводов, поскольку психиатрической экспертизы не проводилось.

Ссылаясь на то, что приговор не может быть постановлен на недопустимых доказательствах, осужденный полагает, что подлежали исключению из числа доказательств показания свидетеля Ш.Р.И, поскольку они противоречат показаниям свидетелей К.Д.Н., Я.О.Н., К.В.Т.

С. утверждает, что в ходе рассмотрения дела (лист 48 протокола) прокурор задавал ему вопросы, касающиеся данных о личности, что могло вызвать предубеждение у присяжных заседателей.

В жалобах указывается, что к убийству потерпевшего С. не причастен, обвинение основано на предположениях, фактически М.С.А. сбила машина, что подтверждено свидетелем П.Ю.Г. и другими доказательствами, исследованными в суде.

Осужденный указывает, что М. добровольно занял ему деньги в сумме 44.000 рублей, отношения между ними были дружеские, из-за денег С. совершить преступление не мог.

Он полагает, что в соответствии со ст.ст. 338, 339 УПК РФ председательствующему следовало поставить перед присяжными дополнительные вопросы, чтобы при наличии оснований осужденный мог быть освобожден от уголовной ответственности или признано наличие в его действиях менее тяжкого преступления.

С. считает, что в нарушение ст. 340 УПК РФ в напутственном слове председательствующий подробно изложил доказательства, представленные стороной обвинения, доказательства стороны защиты изложены кратко, чем было нарушено право осужденного на защиту.

В возражениях на кассационные жалобы осужденного государственный обвинитель П.Л.С. просит приговор оставить без изменения, кассационные жалобы С.Е.А. - без удовлетворения.

Прокурор указывает на то, что С. были разъяснены особенности рассмотрения уголовного дела с участием присяжных заседателей. Вместе с тем, несмотря на неоднократные предупреждения председательствующего, осужденный в нарушение положений ст. 335 УПК РФ в присутствии присяжных заседателей поднимал вопросы о допустимости доказательств по делу: его собственных показаний, явки с повинной.

Доводы С. об ограничении его прав являются несостоятельными.

Прокурор полагает, что вопросный лист соответствует требованиям закона, нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, при рассмотрении дела не допущено.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и в возражениях, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Обвинительный приговор в отношении С.Е.А. постановлен в соответствии с требованиями ст.ст. 348, 350, 351 УПК РФ, на основании вердикта коллегии присяжных заседателей.

В соответствии со ст. 348 УПК РФ обвинительный вердикт является обязательным для "председательствующего, который квалифицирует содеянное осужденным в соответствии с обвинительным вердиктом, а также установленными судом обстоятельствами, не подлежащими установлению присяжными заседателями и требующими собственно юридической оценки.

Утверждения С.Е.А. в жалобах о его невиновности, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку по этим основаниям приговор, постановленный с участием присяжных заседателей отменен быть не может (ст. 379 УПК РФ).

Особенности рассмотрения уголовного дела и судебного следствия с участием присяжных заседателей, как усматривается из материалов дела, положения ст. 335 УПК РФ осужденному разъяснялись.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами следствия и судом не допущено.

Адвокатом С.Е.А. был обеспечен, положения ст. 51 Конституции РФ ему разъяснялись, данных о применении недозволенных методов расследования из материалов дела не усматривается, в ходе расследования С. допрашивался с участием адвоката, что исключает оказание какого-либо давления.

Данных, свидетельствующих об исследовании недопустимых доказательств, ошибочного исключения допустимых доказательств, об отказе сторонам в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для постановления обоснованного решения, не имеется.

Из протокола судебного заседания следует, что стороны были согласны закончить судебное следствие и не заявляли каких-либо ходатайств о его дополнении (т. 3 л.д. 116).

Данных о том, что прокурором в ходе рассмотрения дела допускались нарушения положений ч. 8 ст. 335 УПК РФ из материалов дела не усматривается.

Положения ст.ст. 338, 339 УПК РФ при постановке вопросов присяжным заседателям судом соблюдены.

Вопросы перед присяжными заседателями сформулированы в соответствии с требованиями ст. 339 УПК РФ, сторонам была предоставлена возможность высказать свои замечания и предложения.

Председательствующим обоснованно отказано стороне защиты в постановке вопроса, требующего собственно юридической оценки при вынесении вердикта (т. 3 л.д. 129).

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ, судья напомнил об исследованных в суде доказательствах, как уличающих, так и оправдывающих осужденного, не выражая своего отношения к этим доказательствам и не делая каких-либо выводов (т. 3 л.д. 35-40).

Возражений в связи с содержанием напутственного слова по мотивам нарушения председательствующим принципа объективности и беспристрастности сторонами не заявлялось (т. 3 л.д. 130).

Доказательства по делу исследованы всесторонне, полно и объективно.

Данные о личности осужденного в ходе рассмотрения дела судом исследованы с достаточной полнотой (т. 3 л.д. 132), вывод о вменяемости С. является обоснованным.

Действия С.Е.А. по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ квалифицированы правильно, их юридическая оценка в приговоре надлежащим образом мотивирована.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела и данных о его личности.

В качестве смягчающего обстоятельства суд обоснованно учел наличие у С.Е. малолетнего ребенка.

Содеянное С.Е.А. квалифицировано в соответствии с обвинительным вердиктом коллегии присяжных заседателей.

В соответствии со ст. 61 УК РФ в качестве смягчающих обстоятельств судом обоснованно признаны и учтены явка с повинной С. и активное способствование раскрытию преступления. Указанные обстоятельства по смыслу закона подлежат учету независимо от признания вины осужденным в последующем.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор суда присяжных Тюменского областного суда от 26 февраля 2008 года в отношении С.Е.А. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного С.Е.А. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 июня 2008 г. N 89-О08-37СП


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение