Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 мая 2008 г. N 57-О08-11СП Приговор оставлен без изменения, поскольку постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности осужденного в совершенных преступлениях и непричастности оправданного к совершенному преступлению, основанным на всестороннем и полном исследовании обстоятельств дела

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 мая 2008 г. N 57-О08-11СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 14 мая 2008 г. кассационные жалобы осужденного Л.А.А. и кассационное представление государственного обвинителя Ш.О.Ю. на приговор суда присяжных Белгородского областного суда от 29 февраля 2008 года, которым

М.А.В., 29 июня 1984 года рождения, уроженец с. Никольское Белгородского района Белгородской области, судимый,

оправдан по ст. 162 ч. 3 УК РФ за непричастностью к совершению преступления.

Л.А.А., 9 июля 1982 года рождения, уроженец г. Фрунзе Киргизской ССР, судимый,

осужден по ст. 139 ч. 1 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства, по ст. 162 ч. 1 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ к 16 годам лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Л.А.А. в пользу потерпевшей О.Н.И. в счет компенсации морального вреда - 150000 рублей, в счет возмещения материального ущерба - 63540 рублей.

Заслушав доклад судьи "...", и мнение прокурора А.В.А., не поддержавшей кассационное представление и полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

Вердиктом коллегии присяжных заседателей Л. признан виновным в незаконном проникновении в жилище, совершенном против воли проживающего в нем лица, в разбое, совершенном с применением насилия, опасного для здоровья, а также в умышленном убийстве О.И.В. с целью скрыть другое преступление.

Органами предварительного расследования М. обвинялся в разбойном нападении на О.И.В. в целях хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в жилище, при обстоятельствах, изложенных в обвинительном заключении.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей признано, что не доказано участие М. в совершении этого преступления, и приговором суда он оправдан за непричастностью к совершению преступления.

В кассационном представлении государственный обвинитель Ш. указывает, что при рассмотрении дела в судебном заседании были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые влекут отмену приговора. В частности, в представлении утверждается, что подсудимый М. неоднократно в присутствии присяжных заседателей говорил о том, что на следствии признавался в совершении разбойного нападения после применения к нему физического насилия со стороны сотрудников милиции. Мать подсудимого М. - М.Т.Т. в присутствии присяжных заседателей заявила, что следователь требовал у нее 30000 рублей. В нарушение ст. 336 ч. 3 УПК РФ защитник М. - адвокат Е.М.В. неоднократно ссылалась на протокол допроса М. от 17.10.2007 г. в той части, которая в судебном заседании не исследовалась.

Присяжные заседатели в нарушение ст. 343 УПК РФ находились в совещательной комнате менее 3-х часов. Просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

В кассационных жалобах (основной и дополнительной) осужденный Л. также просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение без участия присяжных заседателей. Указывает, что к совершенным преступлениям причастен и М., которого присяжные заседатели необоснованно оправдали. На предварительном следствии они содержались в одном изоляторе и договорились, какие именно давать показания в суде, чтобы М. оправдали. В суде не была допрошена свидетель обвинения Б., а ее показания на предварительном следствии необоснованно были оглашены. Потерпевшая О. в прениях оклеветала и оскорбила его. Ему незаконно отказали в проведении повторной судебно-психиатрической экспертизы. Не согласен с тем, что с него взыскали 16500 рублей в пользу защитника М., которая по существу его не защищала.

В возражении на кассационные жалобы осужденного Л. и кассационное представление государственного обвинителя оправданный М.А.В. просит приговор суда оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и жалоб, судебная коллегия находит, что приговор постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Л. в совершенных преступлениях и непричастности М. к совершенному преступлению, основанном на всестороннем и полном исследовании обстоятельств дела.

Как видно из материалов дела, нарушений уголовно-процессуального закона в процессе расследования, в стадиях предварительного слушания и судебного разбирательства, влекущих в соответствии с пунктами 2-4 части 1 ст. 379 УПК РФ отмену приговора суда присяжных, по данному делу не допущено.

Нельзя признать обоснованными доводы жалоб осужденного Л. о неполноте судебного следствия, поскольку они противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастие, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Все представленные суду доказательства были исследованы, заявленные ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке. Вопреки утверждениям в жалобе осужденного Л. показания свидетеля Б. в судебном заседании были оглашены в соответствии с требованиями ст. 281 УПК РФ, при этом ни подсудимые, ни их защитники не возражали против этого. Все участники процесса были согласны закончить судебное следствие и не заявили ходатайств о необходимости дополнить судебное следствие.

В кассационном представлении правильно отмечено, что подсудимый М. в присутствии присяжных заседателей говорил о том, что на следствии признавался в совершении разбойного нападения после применения к нему физического насилия со стороны работников милиции, а его защитник - адвокат Е. в прениях ссылалась на протокол допроса М. на предварительном следствии от 17.10.2007 г. в той части, которая в суде не оглашалась и не исследовалась. В жалобе осужденного Л. также правильно утверждается, что в прениях сторон потерпевшая О. нелестно отозвалась о нем.

Однако эти нарушения не являются основанием для отмены приговора, так как, согласно протоколу судебного заседания, председательствующий судья останавливал подсудимого М., когда он затрагивал такие обстоятельства, которые не подлежали рассмотрению с участием присяжных заседателей, а также сделал замечание защитнику Е. и потерпевшей О. по их высказываниям. Кроме того, председательствующим при произнесении напутственного слова также было обращено внимание присяжных заседателей не принимать во внимание эти высказывания подсудимого М., защитника Е. и потерпевшей О.

Вопреки утверждениям в кассационном представлении требования ст. 343 УПК РФ не нарушены, поскольку из вопросного листа видно, что присяжные заседатели приняли решение без голосования, поэтому они находились в совещательной комнате менее 3-х часов.

Таким образом, судебная коллегия не усматривает нарушений уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей, которые явились бы основанием для отмены приговора.

Оправдательный приговор в отношении М.А.В. постановлен на основании вердикта коллегии присяжных заседателей о невиновности подсудимого, который обязателен для председательствующего судьи и соответствует требованиям ст.ст. 348, 350 УПК РФ. Поэтому судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационного представления об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

В силу ч. 2 ст. 385 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен только по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя. В связи с этим, доводы осужденного Л. о необходимости отмены приговора в отношении оправданного М., который, по его мнению, также участвовал в совершении преступления, полностью противоречат требованиям ст.ст. 379 и 385 УПК РФ.

Правовая оценка действиям осужденного Л. дана правильная в соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными вердиктом присяжных заседателей.

Психическое состояние осужденного Л. проверялось. В ходе предварительного следствия ему была назначена и проведена амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза, заключением которой он признан вменяемым. Это заключение исследовалось в суде, выводы которого не вызвали у суда сомнений, поэтому судом обоснованно было отказано в ходатайстве осужденного Л. о проведении ему повторной судебно-психиатрической экспертизы.

Наказание осужденному Л. назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о его личности и всех обстоятельств по делу. Назначенное ему наказание нельзя признать явно несправедливым вследствие суровости. Поэтому оснований для его смягчения судебная коллегия не находит.

Что же касается доводов жалобы осужденного Л. о том, что с него необоснованно взыскали 16500 рублей за участие защитника в судебном заседании, то их нельзя признать обоснованными, так как такого решения в материалах дела не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Белгородского областного суда от 29 февраля 2008 года в отношении Л.А.А. и М.А.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы и кассационное представление - без удовлетворения.


Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ не нашла оснований для отмены обвинительного приговора, вынесенного при рассмотрении дела с участие присяжных заседателей.

Отклоняя доводы жалобы о том, что присяжные заседатели при вынесении вердикта в нарушение требований ст. 343 УПК РФ находились в совещательной комнате менее 3-х часов, Коллегия указала следующее.

В соответствии ч. 1 ст. 343 УПК РФ присяжные заседатели при обсуждении поставленных перед ними вопросов должны стремиться к принятию единодушных решений. Если присяжным заседателям при обсуждении в течение 3 часов не удалось достигнуть единодушия, то решение принимается голосованием.

В то же время в рассматриваемом случае присяжные заседатели приняли решение без голосования, поэтому они находились в совещательной комнате менее 3-х часов. Следовательно, нарушений уголовно-процессуального закона допущено не было.


Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 мая 2008 г. N 57-О08-11СП


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение