Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 4 сентября 2008 г. N 41-О08-60СП Уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение с момента, следующего за провозглашением вердикта присяжных заседателей, поскольку председательствующий судья не отразил в приговоре ряд обстоятельств, установленных вердиктом присяжных заседателей при ответах на вопросы, сформулированных по позиции стороны защиты, и не дал им какой-либо юридической оценки

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 4 сентября 2008 г. N 41-О08-60СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 4 сентября 2008 года дело по кассационным жалобам адвокатов Д.А.Г., К.В.Д. на приговор Ростовского областного суда с участием присяжных заседателей от 19 июня 2008 года, которым Ман., 7 января 1956 года рождения, уроженец города Джалал-Абад, Ошской области, Киргизской ССР, несудимый,

осужден к лишению свободы по: ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ на 15 лет; ст. 222 ч. 1 УК РФ на 3 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 17 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи, выступление прокурора С.Г.П., полагавшего приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия установила:

судом с участием присяжных заседателей при обстоятельствах, изложенных в приговоре, Ман. признан виновным в совершении при отягчающих обстоятельствах убийства потерпевших М.В.Р. и Х. 28 марта 2007 года, в период времени с 22 часов 30 минут до 23 часов в 3-х километрах от хутора Новоукраинский, Егорлыкского района, Ростовской области, а также незаконного приобретения, хранения, ношения, перевозки огнестрельного оружия - обреза двуствольного охотничьего ружья.

В кассационных жалобах и дополнениях:

адвокат Д.А.Г. в защиту Ман. просит приговор суда отменить, дело направить на новое рассмотрение со стадии обсуждений последствий вердикта коллегии присяжных заседателей, которому приговор не соответствует. Указывает, что на вопрос N 2 по обстоятельствам, изложенным в обвинительном заключении о доказанности участия Ман. в умышленном лишении жизни М.В.Р. и Х. присяжные заседатели дали отрицательный ответ, а на вопросы N 8 и N 14 о доказанности участия Ман. в лишении жизни соответственно М.В.Р. и Х., сформулированные по позиции стороны защиты, дали утвердительные ответы. В связи с таким вердиктом присяжных заседателей действия Ман. в отношении М.В.Р. должны быть квалифицированы председательствующим по ст. 109 ч. 1 УК РФ, как причинение смерти по неосторожности, а в отношении Х. по ст. 108 ч. 1 УК РФ, как убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны. О такой же квалификации говорил сам председательствующий в напутственном слове, однако в приговоре ошибочно квалифицировал действия осужденного по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ, указав, что Ман. совершил убийство потерпевшего М.В.Р. с косвенным, а потерпевшего Х. с прямым умыслом;

адвокат К.В.Д. просит приговор суда изменить, переквалифицировать действия осужденного по эпизоду убийства И.В.Р. на ст. 109 ч. 1 УК РФ, как причинение смерти по неосторожности, а по эпизоду убийства Х. на ст. 108 ч. 1 УК РФ, как убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, наказание назначить в пределах санкции указанных законов. Указывает, что присяжные заседатели дали отрицательный ответ на вопрос N 2, сформулированный по позиции стороны обвинения, признали недоказанным факт умышленного лишения жизни Ман. обоих потерпевших, а на вопросы N 8 и N 14 о доказанности участия Ман. в лишении жизни соответственно М.В.Р. и Х., сформулированные по позиции стороны защиты, дали утвердительные ответы. Председательствующий неправильно квалифицировал действия Ман. по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ, как убийство двух лиц, при этом потерпевшего М.В.Р. с косвенным, а потерпевшего Х. с прямым умыслом, обосновав свой вывод произвольно, на предположениях, а не на обстоятельствах, установленных вердиктом присяжных заседателей.

В возражении на кассационные жалобы представитель потерпевших Ч.Н.Г., государственный обвинитель П.М.П. указывают о своем несогласии с ними.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, возражений, судебная коллегия находит, что приговор суда подлежит отмене, а уголовное дело направлению на новое судебное рассмотрение с момента, следующего за провозглашением вердикта присяжных заседателей по следующим основаниям.

Согласно ч. 3 ст. 348 УПК РФ об обязательности вердикта, председательствующий квалифицирует содеянное подсудимым в соответствии с обвинительным вердиктом, и в соответствии с п. 3 ст. 351 УПК РФ, определяющей особенности постановления приговора в суде с участием присяжных заседателей, в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора должны содержаться описание преступного деяния, в совершении которого подсудимый признан виновным, квалификация содеянного.

По смыслу данного уголовно-процессуального закона в приговоре суда должны быть отражены все фактические обстоятельства совершения подсудимым преступления, установленные присяжными заседателями, в совершении которых они признали подсудимого виновным, а также юридическая квалификация таких обстоятельств в их совокупности.

Эти требования уголовно-процессуального закона по данному уголовному делу председательствующим выполнены не в полной мере.

Из приговора суда следует, что председательствующий сделал вывод о том, что осужденный Ман. совершил убийство потерпевшего М.В.Р. с косвенным умыслом, поскольку умышленно производя выстрел из обреза охотничьего ружья патроном, снаряженного дробью, то есть не единым снарядом с одним направлением движения, а множеством поражающих многовекторных элементов, осознавал общественную опасность своих действий, предвидел наступление общественно опасных последствий, и хотя не желал, но безразлично относился к причинению смерти потерпевшему.

Однако, делая такой вывод, председательствующий не сослался на вердикт присяжных заседателей, не указал, на какой из вопросов присяжные заседатели дали ответ о данных обстоятельствах.

Вместе с тем, в своей жалобе адвокат К.В.Д. указывает, что на вопрос N 1 присяжные заседатели дали утвердительный ответ о том, что согласно заключению судебно-медицинского эксперта потерпевшему было причинено дробовое ранение головы, отмечает, что каких-либо других ранений экспертом не установлено, что при выстреле патроном, снаряженным дробью любого размера, первые 2 метра дробовой снаряд летит совокупно.

Также из приговора следует, что председательствующий вообще не отразил в приговоре ряд обстоятельств, установленных вердиктом присяжных заседателей при ответах на вопросы N 8 и N 14, сформулированных по позиции стороны защиты, и не дал им какой-либо юридической оценки.

Так, не отражены и оставлены без юридической оценки обстоятельства, установленные присяжными заседателями при ответе на вопрос N 8, в частности, о том, что Ман. сел в автомашину под управлением потерпевшего Х. желая с ним поговорить по поводу совершения с применением насилия полового сношения с дочерью подсудимого несовершеннолетней М.В.А. и прекращения ее преследования с угрозами повторного совершения таких действий, для обороны от возможного нападения со стороны Х. имел при себе обрез. В автомашину на переднее пассажирское сиденье сел также знакомый Х. потерпевший М.В.Р., в пути следования Х. неожиданно остановил автомашину, схватил Ман. за воротник, высказывал в его адрес угрозы, а также пытался нанести Ман. удары руками, его поддержал М.В.Р. После крика Х. "Мочи его сзади", Ман., желая предупредить выход из автомобиля М.В.Р., не желая причинить ему каких-либо повреждений произвел выстрел из указанного обреза в сторону окна передней двери.

В отношении потерпевшего Х., как следует из приговора, председательствующий сделал вывод о том, что осужденный Ман. совершил убийство с прямым умыслом, поскольку Ман. бежал за Х. на протяжении 379 метров, в безлюдном месте, нанес удар обрезом по голове обезоруженному потерпевшему.

Однако, председательствующий также не сделал ссылки на вердикт присяжных заседателей, не указал, на какой из вопросов они дали ответ о данных обстоятельствах, в частности, о том, что все происходило в безлюдном месте, что именно эти обстоятельства учитывались потерпевшим, который отобрал у осужденного обрез, выстрелил ему в стопу, то есть не в жизненно-важный орган.

Не отражены и оставлены без юридической оценки обстоятельства, установленные присяжными заседателями при ответе на вопрос N 14, в частности, о том, что Ман. бежал за Х. желая вернуть его в автомобиль, чтобы поехать с ним в п. Целину, затем остановился, а Х. подошел к нему, а также о том, что при ответе на вопрос N 2 присяжные заседатели признали недоказанным, что Ман. настиг Х. и с целью лишения жизни нанес обрезом удары по голове.

При новом рассмотрении дела суду следует выполнить требования ч. 3 ст. 348 УПК РФ и п. 3 ст. 351 УПК РФ.

Меру пресечения Ман. судебная коллегия находит необходимым оставить содержание под стражей.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Ростовского областного суда с участием присяжных заседателей от 19 июня 2008 года в отношении Ман. отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение с момента, следующего за провозглашением вердикта присяжных заседателей.

Меру пресечения Ман. оставить прежнюю - содержание под стражей.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 4 сентября 2008 г. N 41-О08-60СП


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.