Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 сентября 2008 г. N 53-О08-42 Суд, оставляя приговор без изменения, а жалобу осужденного без удовлетворения, указал, что вина осужденного в разбойном нападении в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, и предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью, а также в убийстве, сопряженном с разбоем, доказана, наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом тяжести содеянного и данных о его личности

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 сентября 2008 г. N 53-О08-42


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационной жалобе осужденного К. на приговор Красноярского краевого суда от 7 мая 2008 года, которым К., родившийся 4 августа 1980 года в г. Ильичевске Одесской области Украинской ССР, гражданина Республики Беларусь, со средним образованием, ранее не судимый,

осужден по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы, по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ - к 10 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 16 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Г.Л.И., выступление осужденного К., не отрицавшего обоснованности осуждения за убийство, вместе с тем, просившего отменить приговор в части осуждения за разбойное нападение, возражения прокурора М.А.А., просившей приговор оставить без изменения, судебная коллегия, установила:

К. осужден за разбойное нападение в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, и предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, а также за убийство Ш., 08.10.1925 года рождения, сопряженное с разбоем.

Как установлено судом, преступления совершены в ночь с 7 на 8 мая 2007 года в г. Красноярске при указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании К. свою вину признал полностью.

В кассационной жалобе, не оспаривая содеянного и правильности квалификации своих действий, просит об отмене приговора.

Основанием к этому указывает, что он слабо владеет русским языком, однако, ни следствие, ни суд не предоставили ему переводчика, и он "плохо понимал, что происходит в суде".

Кроме того, ссылается, что трижды лечился в психиатрической больнице и не "все воспринимает и осознает с психической стороны".

Считает, что нарушено его право на защиту, закрепленное нормами уголовно-процессуального закона и Конституцией РФ.

Государственный обвинитель Х.С.П., ознакомившись с кассационной жалобой К., подал свои возражения, в которых указывает, что права осужденного органами следствия и судом были соблюдены, у него неоднократно выяснялся вопрос о необходимости участия переводчика, однако, он заявлял, что русским языком владеет хорошо и в услугах переводчика не нуждается. Просит жалобу К. оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усматривает.

Вина К. в убийстве потерпевшей при разбойном нападении доказана и подтверждается доказательствами, исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре.

Сам он не отрицает, что, согласившись с предложением Е., пришли в квартиру потерпевшей, убили ее и забрали деньги, золотые серьги и другое имущество, которым распорядились по своему усмотрению.

Из показаний свидетеля Е. установлено, что потерпевшую он знал, так как она проживала в одном подъезде с его бабушкой. Испытывая материальные затруднения, он предложил К. убить ее, полагая, что у нее имеются деньги. Убив потерпевшую, они забрали деньги и вещи. После убийства они прожили в квартире потерпевшей еще несколько дней.

При осмотре места происшествия труп Ш. с признаками насильственной смерти был обнаружен в одной из комнат. Общий порядок в квартире был нарушен. С места происшествия изъяты следы пальцев рук, окурки сигарет, жевательная резинка.

Согласно выводам судебно-медицинского эксперта смерть потерпевшей наступила от обильной кровопотери, развившейся вследствие причиненных колото-резаных ранений живота и грудной клетки с повреждением внутренних органов. Кроме того, на трупе обнаружены пять ушибленных ран в области головы, возникшие от воздействия твердого тупого предмета, имеющего грань.

Рассказывая об обстоятельствах убийства, К. пояснил, что сначала он нанес потерпевшей несколько ударов отрезком трубы по голове, а затем ударил ножом.

Потерпевшая И. пояснила, что после случившегося в квартире матери она наводила порядок и нашла металлическую трубу, которую выбросила.

Согласно выводам судебно-биологической экспертизы на окурках сигарет, изъятых из квартиры потерпевшей, обнаружена слюна человека, происхождение которой от К. не исключается.

Из заключения дактилоскопической экспертизы следует, что следы пальцев рук, изъятых с различных предметов из квартиры Ш., поставлены К. и Е.

В местах, указанных К. и Е., обнаружены и изъяты холодильник, телевизор, золотые серьги, телефонный аппарат, похищенные из квартиры потерпевшей.

Совокупность указанных доказательств позволила суду первой инстанции прийти к выводу, что она является достаточной для правильного разрешения дела, подтверждает вину К. в совершении инкриминируемых ему деяний.

Этот вывод суда в приговоре мотивирован и, по мнению судебной коллегии, является правильным.

Соглашаясь с выводом суда о доказанности вины К. в убийстве Ш. при разбойном нападении, правильности квалификации его действий, судебная коллегия считает и назначенное наказание соразмерным характеру и степени общественной опасности содеянного и данным о личности осужденного.

Оснований к его смягчению судебная коллегия не усматривает.

Заявление К. в той части, что следствием и судом было нарушено его право на защиту, выразившееся в том, что ему не был предоставлен переводчик, судебная коллегия считает несостоятельным.

Как видно из материалов дела, К. 12 мая 2007 года явился с повинной и заявил, что совершил преступление, указав мотив и обстоятельства его совершения. Заявление о преступлении он написал на русском языке (т. 1 л.д. 48).

В этот же день он был задержан в качестве подозреваемого, ему было разъяснено право давать показания на родном языке или языке, которым он владеет. Ходатайств о предоставлении ему переводчика он не заявил.

Впоследствии на протяжении предварительного следствия и в судебном заседании у него неоднократно выяснялся вопрос, владеет ли он русским языком и не нуждается ли в услугах переводчика? На что он однозначно отвечал, что русским языком владеет свободно, в услугах переводчика не нуждается.

Более того, в судебном заседании 23 апреля 2008 года на этот же вопрос ответил, что владеет лишь русским языком (т. 2 л.д. 217).

При таких обстоятельствах полагать, что нарушено право осужденного на защиту, судопроизводство велось на языке, которым он не владеет, оснований не имеется.

Вопрос о психическом состоянии осужденного судом также выяснялся. Данных, свидетельствующих о наличии у него психического заболевания или временного расстройства психической деятельности, которые не позволяли ему руководить своими действиями и давать отчет им, не установлено. У него обнаружен синдром зависимости от алкоголя, который не сопровождался выраженными психическими нарушениями и расстройством критических способностей. За содеянное он признан вменяемым. При проведении судебно-психиатрического обследования экспертам со слов К. было известно о наличии у него травм головы.

Оснований не доверять выводам экспертов в этой части судебная коллегия не находит.

При кассационном рассмотрении дела К. заявил, что за разбойное нападение осужден необоснованно.

Данное заявление судебная коллегия находит несостоятельным, поскольку исследованными в судебном заседании доказательствами установлено, что мотивом убийства явилось желание осужденного завладеть деньгами и имуществом потерпевшей. После убийства они забрали деньги и имущество, которым распорядились по своему усмотрению.

Этих обстоятельств К. в период расследования дела и рассмотрения в суде не оспаривал.

С учетом изложенного его действия по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ квалифицированы правильно.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия, определила:

приговор Красноярского краевого суда от 7 мая 2008 года в отношении К. оставить без изменения, а его кассационную жалобу - без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 сентября 2008 г. N 53-О08-42


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.