Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 28 апреля 2009 г. N КАС09-159 Решение Верховного Суда РФ об отказе в признании недействующим абзаца третьего пункта 13.1 Правил рыболовства для Азово-Черноморского рыбохозяйственного бассейна, утв. приказом Федерального агентства по рыболовству от 8 сентября 2008 г. N 149, оставлено без изменения

Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 28 апреля 2009 г. N КАС09-159


Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению К.Г.Н. о признании недействующим абзаца третьего пункта 13.1 Правил рыболовства для Азово-Черноморского рыбохозяйственного бассейна, утвержденных приказом Федерального агентства по рыболовству от 8 сентября 2008 г. N 149,

по кассационной жалобе К.Г.Н. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 11 марта 2009 года, которым в удовлетворении заявленного требования отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ф.А.И., объяснения представителя Федерального агентства по рыболовству В.М.Н., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, выслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации М.Л.Ф., полагавшей кассационную жалобу необоснованной, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации установила:

в соответствии с абзацем третьим пункта 13.1 Правил рыболовства для Азово-Черноморского рыбохозяйственного бассейна пользователи водными биоресурсами не вправе осуществлять добычу (вылов) водных биоресурсов с судов и других плавсредств, не зарегистрированных в установленном порядке и не имеющих четко нанесенных на борту опознавательных знаков установленного образца.

К.Г.Н. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании вышеуказанной правовой нормы недействующей, ссылаясь на ее противоречие действующему законодательству, в частности, ст. 26 Федерального закона "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов", содержащей перечень возможных ограничений в сфере рыболовства.

По мнению заявителя, введение запрета на вылов водных биоресурсов с незарегистрированного в установленном порядке судна или плавсредства нарушает его права, как гражданина, занимающегося любительским рыболовством.

К.Г.Н. указал также, что правилами рыболовства подлежат регулированию отношения в экологической и природоохранной сфере, а не в сфере судоходства и эксплуатации судов. Введя запрет на добычу (вылов) водных биоресурсов с судов и других плавсредств, не зарегистрированных в установленном порядке и не имеющих четко нанесенных на борту опознавательных знаков установленного образца, Росрыболовство превысило свои полномочия.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 11 марта 2009 года в удовлетворении заявления К.Г.Н. отказано.

В кассационной жалобе К.Г.Н. просит решение суда отменить и принять по делу новое решение об удовлетворении требований, ссылаясь на неправильное определение судом обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении, обстоятельствам дела, нарушение и неправильное применение норм материального права.

По мнению К.Г.Н., Росрыболовство не вправе было устанавливать ограничения по использованию незарегистрированных судов и иных плавсредств, поскольку факт наличия или отсутствия регистрации судна не влияет на обеспечение сохранности водных биоресурсов и их рациональное использование.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

Основой осуществления рыболовства и сохранения водных биоресурсов являются правила рыболовства, которые в соответствии со статьей 43.1 Федерального закона "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов" утверждаются федеральным органом исполнительной власти в области рыболовства для каждого рыбохозяйственного бассейна.

Положением о Федеральном агентстве по рыболовству, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 11 июня 2008 г. N 444, предусмотрено, что Федеральное агентство по рыболовству (Росрыболовство), являясь федеральным органом исполнительной власти, самостоятельно принимает правила рыболовства для каждого рыбохозяйственного бассейна (п. 5.3.6).

Реализуя свои полномочия, Федеральное агентство по рыболовству Приказом от 8 сентября 2008 г. N 149 утвердило Правила рыболовства для Азово-Черноморского рыбохозяйственного бассейна.

Данный нормативный правовой акт зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 16 октября 2008 г., регистрационный номер 12469 и опубликован в "Российской газете" N 220, 22.10.2008.

В соответствии со ст.ст. 251, 253 ГПК РФ судом рассматриваются заявления о признании нормативных правовых актов противоречащими полностью или в части Федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции правильно исходил из того, что оспариваемые (в части) Правила рыболовства изданы Федеральным агентством по рыболовству в пределах предоставляемых ему законом полномочий, оспоренные положения федеральному законодательству или другому нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, не противоречат, следовательно, прав заявителя не нарушают.

Правила рыболовства регламентируют деятельность пользователей, осуществляющих рыболовство водных биоресурсов во внутренних водах Российской Федерации. В соответствии с Федеральным законом "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов" в правилах рыболовства устанавливаются:

1) виды разрешенного рыболовства;

2) нормативы, включая нормы выхода продуктов переработки водных биоресурсов, в том числе икры, а также параметры и сроки разрешенного рыболовства;

3) ограничения рыболовства и иной деятельности, связанной с использованием водных биоресурсов, отнесенных к объектам рыболовства;

4) требования к сохранению водных биоресурсов, отнесенных к объектам рыболовства.

Суд первой инстанции тщательно проверил доводы заявителя о незаконности установления абзацем третьим пункта 13.1 Правил запрета пользователям водных биоресурсов осуществлять их добычу (вылов) с судов и других плавсредств, не зарегистрированных в установленном порядке и не имеющих четко нанесенных на борту опознавательных знаков установленного образца, и пришел к правильному выводу о несостоятельности этих доводов.

Перечень ограничений рыболовства, определяемый в ст. 26 Федерального закона "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов", не является исчерпывающим, поскольку пунктом 13 части 1 вышеуказанной статьи предусмотрено, что могут устанавливаться и иные ограничения рыболовства, в соответствии с Федеральными законами.

Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации (статьи 33, 51), Кодекс внутреннего водного транспорта Российской Федерации (статьи 16, 17, 22) устанавливают обязательную регистрацию судов, предусматривая административную ответственность за нарушение правил регистрации судов в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях предусматривает административную ответственность в случае управления судном (в том числе маломерным), не зарегистрированным в установленном порядке, либо не прошедшим технического осмотра (освидетельствования), либо не несущим бортовых номеров или обозначений (статья 11.8).

Положения данной нормы воспроизведены в оспоренных Правилах рыболовства как требование к пользователям водными биоресурсами по ограничению рыболовства, что не может рассматриваться как незаконное ограничение прав граждан на осуществление любительского рыболовства.

Рассматриваемые ограничения рыболовства в виде запрета добычи (вылова) водных биоресурсов с судов и других плавсредств, не зарегистрированных в установленном порядке и не имеющих четко нанесенных на борту опознавательных знаков установленного образца, соответствуют п. 13 ст. 26 Федерального закона "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов".

Довод кассационной жалобы о том, что рассматриваемые ограничения не имеют никакого отношения к сфере рыболовства, несостоятелен.

Как пояснил в суде первой инстанции представитель Росрыболовства К.Е.С. обязательная регистрация всех используемых судов и плавсредств, осуществляющих выход во внутренние воды Российской Федерации, необходима для идентификации судов в целях сохранения водных биоресурсов и усиления контроля и надзора за рациональным использованием водных биоресурсов. На практике большое количество правонарушений совершается с маломерных незарегистрированных судов, и такая норма создает возможность усиления борьбы с браконьерством.

Таким образом, Федеральное агентство по рыболовству, издавшее оспоренный нормативно-правовой акт, выполнило требование статьи 249 ГПК РФ не только в части доказывания законности положений актов, но и в части обстоятельств, послуживших основанием для их принятия.

Суд первой инстанции проверил все доводы заявителя и отверг их по мотивам, изложенным в решении. Установив, что предусмотренных ч. 2 ст. 253 ГПК РФ оснований для признания недействующими в оспариваемой части пункта оспоренных Правил рыболовства не имеется, суд обоснованно отказал в удовлетворении заявленного требования.

Руководствуясь ст.ст. 360, 361 Гражданского процессуального кодекса РФ, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 11 марта 2009 года оставить без изменения, а кассационную жалобу К.Г.Н. - без удовлетворения.


Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 28 апреля 2009 г. N КАС09-159


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.