Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 февраля 2009 г. N 25-О09-4 Суд изменил приговор, смягчив осужденным наказание за приготовление к контрабанде, поскольку срок и размер наказания за приготовление к преступлению не могут превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за оконченное преступление

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 февраля 2009 г. N 25-О09-4


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 5 февраля 2009 года кассационное представление государственного обвинителя И.У.К., кассационные жалобы осужденных А., С., У., К.С., К.Я., Б., адвокатов З.А.В., Г.В.М., И.Г.Д., М.Д.А., Т.Н.В., М.О.В. на приговор Астраханского областного суда от 31 октября 2008 года, которым

А., родившийся 11 августа 1961 года в п. Ильич Пахта-Аральского района Чимкентской области, не судимый, осужден к лишению свободы:

- по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 188 УК РФ на 7 лет;

- по ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 188 УК РФ на 7 лет;

- по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 322 УК РФ на 2 года, и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, на 8 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Б., родившийся 25 августа 1988 года в г. Назрани ЧИ АССР, не судимый, осужден к лишению свободы:

- по ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 188 УК РФ на 7 лет;

- по п.п. "а, б" ч. 2 ст. 175 УК РФ на 2 года, и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, на 7 лет 3 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

К.С., родившийся 30 января 1981 года в г. Назрани ЧИ АССР, не судимый, осужден к лишению свободы:

- по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 188 УК РФ на 7 лет;

- по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 322 УК РФ на 2 года;

- по п.п. "а, б" ч. 2 ст. 175 УК РФ на 2 года, и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, на 8 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

К.Я., родившийся 21 февраля 1983 года в с. Будукан Облученского района Хабаровского края, не судимый, осужден к лишению свободы:

- по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 188 УК РФ на 7 лет;

- по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 322 УК РФ на 2 года;

- по п.п. "а, б" ч. 2 ст. 175 УК РФ на 2 года, и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, на 7 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

С., родившийся 17 мая 1949 года в г. Душанбе Таджикской ССР, не судимый, осужден к лишению свободы:

- по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 188 УК РФ на 7 лет 6 месяцев;

- по ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 188 УК РФ на 7 лет 6 месяцев;

- по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 322 УК РФ на 2 года 6 месяцев;

- по п.п. "а, б" ч. 2 ст. 175 УК РФ на 3 года, и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, на 8 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

У., родившийся 10 апреля 1952 года в г. Душанбе Таджикской ССР, не судимый, осужден к лишению свободы:

- по ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 188 УК РФ на 7 лет;

- по п.п. "а, б" ч. 2 ст. 175 УК РФ на 2 года, и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, на 7 лет 3 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи П.Е.В., изложившей обстоятельства дела, доводы кассационных жалоб, объяснения осужденных А., К.С., Б., К.Я., С., У.., адвоката З.А.В. в защиту осужденного У.М.Я., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора С.И.В., поддержавшего кассационное представление, полагавшего наказание, назначенное С., Б., У. и А. по ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 188 УК РФ, смягчить, в остальном приговор оставить без изменения, Судебная коллегия установила:

осужденные С., Б., К.С., К.Я., У. признаны виновными в приобретении имущества - автомобилей, заведомо добытых преступным путем, совершенных группой лиц по предварительному сговору;

осужденные С., А., К.С., К.Я., признаны виновными в покушении на контрабанду, совершенной помимо таможенного контроля, организованной группой, а также в покушении на незаконное пересечение Государственной границы Российской Федерации, совершенном группой лиц по предварительному сговору;

осужденные С., А., Б. и У. признаны виновными в приготовлении к контрабанде, совершенной помимо таможенного контроля, организованной группой.

Преступления совершены в июне 2007 года при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании С., К.С., К.Я., Б. вину в совершении указанных преступлений не признали, А., Усманов вину признали частично.

В кассационном представлении государственного обвинителя И.У.К. указывается, что приговор суда подлежит изменению в связи с неправильным применением уголовного закона при назначении С., У., А. и Б. наказания. Суд в нарушении ст. 66 УК РФ, устанавливающей что срок и размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление, признав С., А., Б., У. виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 188 УК РФ, назначил им наказание в виде 7 лет лишения свободы, а С. - в виде 7 лет 6 месяцев лишения свободы, тогда как максимальный срок, предусмотренный санкцией статьи, составляет 12 лет и размер наказания не может превышать 6 лет лишения свободы. Просит приговор суда изменить, смягчить назначенное наказание С., У., А. и Б. по ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 188 УК РФ до 6 лет лишения свободы. В остальном приговор оставить без изменения.

В кассационных жалобах осужденные А.Ш.Н., С.И.А., У.М.Я., К.С.Д., К.Я.М., Б.А.А., адвокаты З.А.В., Г.В.М., И.Г.Д., М.Д.А., Т.Н.В., М.О.В., выражают несогласие с приговором, указывают, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, приговор постановлен на предположениях и на недопустимых доказательствах, наличие квалифицированного признака "организованная группа" судом не доказано. Указывают на нарушение требований ч. 2 ст. 66 УК РФ при назначении наказания за неоконченное преступление.

Кроме того, в кассационных жалобах (основных и дополнительных):

- осужденный А.Ш.Н., считает неправильной квалификацию его действий по ч. 4 ст. 188 УК РФ, как совершение контрабанды в составе организованной группы и одновременно по ст. 322 УК РФ, как совершение незаконного пересечения государственной границы РФ группой лиц по предварительному сговору. Считает, что состав преступления - контрабанда охватывает незаконное пересечение государственной границы и при этом не образует совокупности. Указывает, что судом были исследованы не все распечатки телефонных переговоров, не был допрошен пограничник по имени "Володя", причастный к преступлениям. Утверждает, что в состав организованной группы он не входил, умысла на совершение контрабанды не имел. Считает, что суд при назначении ему наказания должен был применить положения ст.ст. 61 ч. 1 п. "и", 62, 64 УК РФ. Просит приговор отменить, а дело прекратить. Одновременно просит изменить приговор, исключить квалифицирующий признак "организованная группа" из осуждения по ст. 188 УК РФ и назначить наказание, не связанное с лишением свободы;

- адвокат М.Д.А., в защиту интересов А., считает, что доказательств совершения А. контрабанды в составе организованной группы не добыто. Просит приговор отменить;

- осужденный С.И.А., утверждает, что к инкриминируемым ему преступлениям не причастен, являлся лишь пассажиром перегоняемого автотранспорта. Ссылается на то, что ни на одну из похищенных автомашин доверенность на него оформлена не была, правом собственности на автомашины он не обладал. Был уверен, что знакомый А. пограничник по имени "Володя" обеспечит законное разрешение на пересечение государственной границы. Утверждает, что не знал, что в пропускном пункте могут пересекать границу только лица, живущие в погранзоне. Указывает на показания свидетеля Г. о том, что организатор преступлений оперативной группой установлен не был, а также на запись беседы Г. с А., свидетельствующей о причастности пограничника Володи к совершенным преступлениям. Утверждает, что доказательств его вины в приобретении похищенных автомобилей в материалах дела не имеется. Утверждает, что при задержании к нему применяли физическое воздействие, адвокат предоставлен не был. Утверждает, что все свидетели по делу являлись работниками ФСБ и были заинтересованы в деле, прослушивание телефонных разговоров производилось с нарушением закона, без согласия суда. Указывает на свое плохое состояние здоровья, обусловленное двумя инфарктами, повышенным артериальным давлением. Указывает, что на иждивении имеет пожилую мать-инвалида. Просит приговор отменить, а дело - прекратить;

- адвокат М.О.В., в защиту интересов С., считает, что в действиях его подзащитного отсутствует состав какого-либо преступления. Утверждает, что С. оказался в группе случайно, намеревался воспользоваться предложением земляков бесплатно автотранспортом попасть из Москвы на родину в Таджикистан, таким образом, он являлся лишь попутчиком людей, перегонявших свои автомашины. Никаких прав на автомашины не имел, не обладал правом распоряжения ими. Суд не учел возможное участие в контрабанде автомашин других лиц, а именно: пограничника Володи, Юсупа, Алика и Казбека, которые избежали уголовного преследования. Считает, что по делу была нарушена подследственность и подсудность, поскольку возможное участие в преступлениях военнослужащего Володи требовало расследование дела органами прокуратуры и рассмотрение дела военным судом. Указывает, что в ходе судебного следствия не были исследованы распечатки телефонных соединений. При назначении наказания суд не учел состояние здоровья С., который перенес два инфаркта, а также отсутствие у него судимостей, наличие положительных характеристик и преклонный возраст. Просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение;

- осужденный У.М.Я., считает, что вывод суд о совершении им незаконного приобретения похищенных автомашин и попытки перемещения их в составе организованной группы за пределы Российской Федерации являются неверными. О том, что автомашины являются похищенными, он не знал, в собственность их не приобретал, был нанят лицом по имени "Федя" в качестве водителя для перегона автомобиля из Москвы до Аксарайска, документы на похищенную автомашину на свое имя не оформлял, их передали ему уже в готовом виде. Границу Российской Федерации пересекать не собирался, а должен был поставить автомобиль на обочину и ждать приезда Феди. Утверждает, что с проходящими по делу осужденными он ранее знаком не был, задержали его одного при выезде из стоянки, при этом какого-либо из проходящих по делу лиц с ним не было, по телефону с ними не связывался. Указывает, что показания потерпевших касаются лишь подтверждения фактов хищения автомобилей. Считает, что владельцам не был причинен ущерб, поскольку автомобили им были возвращены. Утверждает, что в ходе предварительного следствия по делу допускались нарушения уголовно-процессуального закона, в частности не были предоставлены для ознакомления протоколы выемок, осмотра предметов, распечаток телефонных соединений. Считает, что было нарушено его право на защиту, поскольку при первоначальном допросе ему не был предоставлен адвокат. Его ходатайство о вызове в судебное заседание свидетеля П. судом не удовлетворено. Считает, что при назначении наказания суд не учел наличие на иждивении детей и престарелого отца, а также то, что он является единственным кормильцем в семье;

- адвокат З.А.В. в защиту интересов У.М.Я., оспаривает квалификацию действий своего подзащитного по п.п. "а, б" ч. 2 ст. 175 УК РФ, утверждает, что его подзащитный не знал, что перегоняемый им автомобиль был ранее похищен, в собственность его не приобретал. Указывает, что передача имущества на время не является приобретением по смыслу ст. 175 УК РФ. Также оспаривает квалификацию по ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 188 УК РФ, указывает, что квалифицированный признак "организованная группа" не подтверждается собранными по делу доказательствами. Результаты оперативно-розыскных мероприятий, положенные в основу приговора, не могут являться доказательствами виновности его подзащитного. Указывает, что Усманову было предъявлено обвинение без участия защитника, после предъявления обвинения в окончательной редакции он допрошен не был. Просит приговор отменить, а дело в отношении У. прекратить;

- осужденный К.С.Д., полагает, что выводы суда содержат существенные противоречия, а приговор основан на предположениях, в основу которого положены недопустимые доказательства. Утверждает, что показания всех свидетелей являются противоречивыми. В преступную группу не входил, в сговор не вступал. Распечатка телефонных разговоров, является недопустимым доказательством. Считает, что суд при назначении наказания не учел смягчающие обстоятельства, предусмотренные ст. 61 ч. 1 УК РФ, положения ст.ст. 62 и 64 УК РФ. Просит приговор отменить, а дело направить на новое рассмотрение;

- адвокат Т.Н.В., в защиту интересов К.С., указывает, что доказательств о заранее не обещанном приобретении К.С. имущества - автомобилей, заведомо добытых преступным путем в материалах дела, не имеется. Передача С. его подзащитному автомобиля для перегона не является приобретением, предусмотренным диспозицией ст. 175 УК РФ. Утверждает, что К.С. не знал и не мог знать о хищении переданного ему для перегона автомобиля, а также не мог распоряжаться этим автомобилем как личной собственностью. К.С. ни в какую преступную группу не входил, никого кроме К.Я. и Б. не знал, с С. познакомился случайно, согласившись на его просьбу за вознаграждение перегнать автомобиль. Государственную границу пересекать не намеревался. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение;

- осужденный К.Я.М., считает, что в материалах дела отсутствуют доказательства его виновности в совершении инкриминируемых ему преступлений. Утверждает, что за рулем автомашины он оказался случайно, поскольку по просьбе его родственника - К.С. он согласился перегнать автомобиль. Утверждается, что не знал, что автомобили являются похищенными, документов на право управления автомашиной у него не было, с осужденными по телефону не связывался. Осужденные У., Б., С. и А. указали, что с ним не были знакомы, по телефону не разговаривали. Утверждает, что когда он подъехал к пропускному пункту, его машина стояла на сцеплении, после того как выбежали люди и стали их задерживать, он растерялся и самопроизвольно отпустил сцепление и машина самопроизвольно пришла в движение, он не предпринимал попытку скрыть от сотрудников пограничной службы. Доказательств его участия в составе организованной группы не имеется. В Астраханской области находился впервые, и не знал расположение границы Российской Федерации с Республикой Казахстан. Полагает, что в приговоре необоснованно указана в числе доказательств его фотография на фоне похищенной автомашины, поскольку сама фотография в судебном заседании исследована не была. Просит приговор отменить, а дело - прекратить;

- адвокат И.Г.Д. в защиту интересов К.Я.,

указывает, что доказательств вины К. в приобретении имущества, добытого заведомо преступным путем, и незаконном переходе государственной границы, совершение контрабанды в составе организованной группы, не добыто. К. управлял автомобилем по просьбе своего родственника - К.С. Сам К. впервые находился в Астраханской области и не знал расположение границы РФ с республикой Казахстан. Ссылается на показания С., У., Б., А., утверждавших, что с К. они незнакомы и по телефону с ним не общались. На просмотренных видеоматериалах К. не фигурирует, записи его голоса в аудиозаписях не имеется. Просит приговор отменить, а дело - прекратить;

- осужденный Б.А.А., утверждает, что доказательства его виновности в совершении инкриминируемых ему преступлений не добыты, полагает, что доказательства, на которые ссылается суд, а именно -распечатки телефонных переговоров и видеозаписи не подтверждают его причастность к совершенным преступления, поскольку он там не фигурирует;

- адвокат Г.В.М. в защиту интересов Б.А.А., указывает, что Б. не был знаком с другими участниками преступной группы, участником организованной группы не был. Считает показания свидетелей Г., С., положенные в основу приговора противоречивыми, опознание Б. проведено с нарушением уголовно-процессуального законодательства. Утверждает, что Б. с К.С. в телефонных разговорах обсуждали вопросы поступления в учебное заведение г. Астрахани. О том, что переданный ему автомобиль "Газель" был похищен, Б. не знал, доверенности на право управления автомобилем у него не было. Передача имущества на время для определенных целей, т.е. для перегона не является приобретением, предусмотренной диспозицией ст. 175 УК РФ. Судом не установлены факты участия Б. в планировании преступления совместно с другими участниками преступной группы. Просит приговор отменить, а дело в отношении Б. - прекратить.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель И.У.К. просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и в возражениях на них, судебная коллегия находит, что вывод суда о доказанности вины осужденных А., Б., С., К.С., К.Я. и У. в совершенных преступлениях основан на собранных по делу доказательствах, непосредственно, полно и объективно исследованных в судебном заседании на основе состязательности сторон.

Доводы жалоб о том, что А., Б., С., К.С., К.Я., У. никаких преступлений не совершали и вина их не доказана, то они судом проверены и обоснованно отвергнуты.

Так, вина всех осужденных в совершенных преступлениях полностью установлена показаниями свидетеля Г. - оперуполномоченного УФСБ России по Астраханской области, согласно которым, по оперативной информации на территории Астраханской области существовал устойчивый контрабандный канал угнанных на территории Московской области автомобилей, проводились оперативно-розыскные мероприятия в отношении С., А., К.С., в ходе которых было установлено, что С. занимается контрабандой автомашин, в июне 2007 года была поставлена партия автомашин для перегона на территорию Республики Казахстан. Принятыми мерами ночью 17 июня 2007 года у пункта упрощенного пропуска "Теплинка" были задержаны С., А., К.С., К.Я. на автомашинах "ДЭУ-Нексия" и "УАЗ-Патриот", при выезде с автостоянки в пос. Молодежный на автомашине "Газель" был задержан У., а 21 июня 2007 года был задержан Б. на автомашине "Газель", который двигался в пограничной зоне в направлении пункта пропуска "Байбек".

Данные показания подтверждаются аналогичными показаниями свидетелей Г., Х. - сотрудниками ПУ ФСБ России по РК и АО, проводивших задержание С., А., К.С., К.Я., а также показаниями свидетелей М., К., Н. - военнослужащих погранотряда, осуществлявших заслон по охране Государственной границы России с Казахстаном в районе пропуска "Теплинка", показаниями свидетелей Д., К., Ч. - оперуполномоченных УФСБ России по Астраханской области, задержавших Усманова, показаниями свидетелей Н., И. - сотрудников ПУ ФСБ России по РК и АО, показаниями свидетелей П. - сторожа автостоянки в пос. Молодежном и С. - сторожа автостоянки в микрорайоне "Бабаевский".

Кроме того, указанные данные согласуются с протоколом осмотра места происшествия - грунтовой дороги, ведущей из с. Байбек Российской Федерации и с. Коптогай Республики Казахстан, где расположен пункт упрощенного пропуска через государственную границу, оборудованный тремя бетонными заграждениями и шлагбаумом, в районе данного пункта находятся направленные в сторону государственной границы три автомашины, в том числе автомашина "ДЭУ-Нексия" с государственным номером Е 793 КЕ 62 и автомашина "УАЗ-Патриот" с государственным номером А 281 ТВ 64, расположенная от бетонного ограждения на расстоянии 26 см, паспорта на имя С., А., К.С., К.Я., доверенности на право управления транспортным средством на имя К.С., А., свидетельства о регистрации транспортных средств, чистые бланки доверенностей на управление транспортным средством; протоколом осмотра места происшествия - участка полевой дороги, ведущей к чабанской точке "Теплинка", и далее - к ереку "Махоморский", по которому проходит линия Государственной границы Российской Федерации с Республикой Казахстан, на котором находится автомашина "Газель" желтого цвета, государственный номер X 145 УЕ 76; протоколом личного досмотра Б., согласно которому, при его задержании изъята доверенность на имя Б. от имени М. на право управления данным транспортным средством, свидетельство о регистрации; протоколом осмотра предметов, из которого следует, что на автомобильной стоянке в пос. Молодежный обнаружены автомашины марки: "Шевроле-Нива" с государственным номером У 445 УХ 34, "УАЗ-патриот" с государственным номером Т 832 ВХ 30, "Газель" с государственным номером Е 412 МУ 40, "Газель" с государственным номером Е 033 HP 29, в кузов которой загружена машина "Ниссан-Микра" с государственным номером О 081 ВН 60, протоколами задержания У. и осмотра автомашины "Газель" с государственным номером Е 412 МУ 40, согласно которым были изъяты документы на указанную автомашину и генеральная доверенность на право управления транспортным средством на У. от имени Л.; протоколом осмотра журнала учета автомобилей; актами судебных экспертиз и другими доказательствами, полно и всесторонне исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре.

Вина осужденных в совершении инкриминируемых им преступлений подтверждается также показаниями осужденного А., частично признавшего вину в совершении преступлений, а также протоколом осмотра и прослушивания фонограммы на компакт-дисках записи беседы между Г. - сотрудником УФСБ и А. Из пояснений А. следует, что он неоднократно возил С. через границу в Республику Казахстан, в июне 2007 года С. предложил ему за вознаграждение найти способ перегона автомобилей в Казахстан помимо пунктов пропуска и организовать их сбыт в Казахстане, что было выполнено А.. С. приобретал в г. Москве похищенные автомобили, которые затем перегонялись на территорию Астраханской области. 16 июня 2007 года С. утром сообщил, что прибыл в Астраханскую область. А. узнал, что на автостоянке в пос. Молодежный стоят автомашины: "УАЗ-Патриот", 2 автомашины "Газель", "Шевроле-Нива" и "Ниссан-Микро", подлежащие перегону в Казахстан в ночное время суток, о чем имелась договоренность с лицом по имени "Казбек", который должен был ждать их со своими водителями на территории Казахстана. А. в течение дня занимался перевозкой водителей для последующего перегона автомобилей в Республику Казахстан. С. сообщил, что в Астрахани есть еще машины, которые необходимо перегнать. Вечером с С. они забрали Султана и Якуба К., которые сели за управление автомашин "УАЗ-Патриот" и "ДЭУ-Нексия", взятых на автостоянке в микрорайоне "Бабаевский" и вчетвером поехали к Государственной границе Российской Федерации, где были задержаны.

В судебном заседании при прослушивании данной аудиозаписи А. признал, что данный разговор действительно имел место между ним и Г.

Кроме того, вина осужденных подтверждается сведениями, содержащимися в протоколе осмотра предметов и прослушивания компакт-дисков с записью телефонных переговоров между С., А., К., неустановленным лицом по имени "Казбек", из которого следует, что разговор идет о перегоне автомашин, при этом называется количество автомашин, их марки, упоминается, что в кузов автомашины "Газель" загружена легковая автомашина, место нахождения называют пос. Молодежный, микрорайон "Бабаевский", определяется время перегона автомашин, при этом все распоряжения отдает С.

Согласно распечатки телефонных переговоров с 01.06.2007 г. по 17.06.2007 г., т.е. в период времени перегона автомашин, между участниками преступной группы имелась активная постоянная связь.

Кроме того, из протокола осмотра и просмотра видеозаписи, следует, что 16 июня 2007 года на автостоянку в пос. Молодежный А. прибыл с У. и другими неустановленными лицам, туда же подъехал С. с другим неустановленным лицом. С., У., А. и другие перемещались по территории автостоянки между автомобилями "Шевроле-Нива", двумя автомашинами "Газель", в одной из которых находился автомобиль "Ниссан-Микра". Из видеозаписи видно, что все присутствующие знакомы между собой и разговаривают друг с другом.

Данные сведения согласуются с протоколом осмотра журнала учета автомобилей за период с 23 мая 2007 года по 17 июня 2007 года, исследованным в судебном заседании, из которого следует, что 16 июня 2007 года с 8 часов 30 минут до 8 часов 40 минут, то есть практически одновременно, были пригнаны и поставлены на автостоянку несколько автомашин, в их числе, похищенные автомашины: "Шевроле-Нива" с государственным номером У 445 УХ 34, "УАЗ-Патриот" с государственным номером Т 832 ВХ 30, "Газель" с государственным номером Е 412 МУ 40, "Газель" с государственным номером Е 033 HP 29, в кузове одной из них находилась автомашина "Ниссан-Микра".

Доводы кассационных жалоб об отсутствии признаков организованной группы в действиях осужденных, направленных на совершение контрабанды, опровергаются доказательствами, признанными судом объективными и достоверными.

Так, согласно выводам суда для реализации преступных намерений, направленных на перемещение восьми автомашин через таможенную границу Российской Федерации помимо таможенного контроля, С. на территории Астраханской области создал и возглавил организованную преступную группу, в которую входили А., К.Я., К.С., Б., У., а также неустановленные следствием лица, в том числе лицо по имени "Казбек".

Каждый из указанных членов организованной группы выполнял свою роль и возложенные на него обязанности в целях обеспечения функционирования преступной группы и решения стоявших перед ней задач, связанных с перемещением автомобилей через таможенную границу Российской Федерации помимо таможенного контроля.

Как установлено судом и подтверждается совокупностью всех исследованных в судебном заседании доказательств, С. осуществлял общее руководство действиями участников организованной группы по подготовке к перемещению автомобилей через государственную границу Российской Федерации, сопровождал эти автомобили по территории Астраханской области до границы с Республикой Казахстан.

А., согласно отведенной С. ему роли, должен был обеспечить скрытное и беспрепятственное перемещение автомобилей через Государственную границу Российской Федерации в Республику Казахстан помимо таможенного и других видов контроля, подыскав наиболее удобное для такого перемещения место на границе Российской Федерации.

К.С., К.Я., У., Б., а также неустановленные следствием лица по указанию С. осуществляли водительские функции, действуя в целях незаконного перемещения автомобилей через таможенную границу Российской Федерации в Республику Казахстан помимо таможенного контроля.

Устойчивость преступной группы характеризуется согласованностью действий всех ее участников, постоянством методов, приемов и способов преступной деятельности.

Так, членами организованной группы использовались поддельные правоустанавливающие и иные необходимые документы, а именно: свидетельства о регистрации транспортных средств, доверенности на право управления автомобилями, оформленные на имя отдельных членов преступной группы, страховые полисы обязательного страхования, использовались подложные регистрационные знаки транспортных средств. Похищенные автомобили с измененными идентификационными номерами, номерами кузовов, двигателей, планировалось переместить через таможенную и Государственную границу Российской Федерации помимо установленных автомобильных пунктов пропуска "Малый Арал" и "Караузек", расположенных в Красноярском районе Астраханской области, в Республику Казахстан.

Количество похищенных автомобилей, подлежащих контрабандному перемещению, четкое планирование преступных действий, заключающееся в том, что автомобили предполагалось переместить после перегона 17 июня 2007 года двух автомашин марки "Дэу-Нексия" с государственным номером Е 793 КЕ 62, "УАЗ-Патриот" с государственным номером А 281 ТВ 64, а также четкое распределение ролей и активное выполнение каждым из участников группы преступного плана по контрабандному перемещению через границу Российской Федерации автотранспортных средств, также свидетельствуют о наличии организованной преступной группы при совершении контрабанды.

Кроме того, исследованная в суде детализация телефонных соединений между С., А., К.С., К.Я., У., Б., неустановленным лицом по имени "Казбек" в период с 1 по 17 июня 2007 года, количество телефонных переговоров между ними, подтверждают тесную связь членов организованной группы.

Доводы осужденного А. относительно оспаривания квалификации его действий как покушение на контрабанду в составе организованной группы и одновременно как покушение на незаконное пересечение Государственной границы РФ группой лиц по предварительному сговору, а также его доводы и доводы осужденного С., адвоката М. относительно того, что суд не учел возможное участие в контрабанде автомашин пограничника по имени "Володя", Юсупа, Алика и Казбека, нельзя признать обоснованными, поскольку, согласно ч. 1 ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемых и лишь по предъявленному им обвинению.

Доводы осужденного С. и адвоката М. о непричастности С. к инкриминируемым преступлениям, о том, что С. оказался в группе случайно, являлся лишь пассажиром перегоняемого автотранспорта, опровергается вышеуказанными доказательствами.

Кроме того, как следует из изученной в судебном заседании аудиозаписи беседы А. с Г., именно С. дал ему поручение организовать перемещение автомобилей помимо пунктов, где разрешалось официальное перемещение через таможенную границу РФ, автомобили перемещались из г. Москвы с участием С., который решал вопросы когда, в каком количестве и под чьим управлением автомобили будут перемещаться через государственную границу.

Выводы суда о роли С. в осуществлении общего руководства по подготовке к перемещению автомобилей через Государственную границу РФ, подтверждаются данными АСУ "Экспресс-3", согласно которым С. пребывал в Москве с 01.05.2007 г. по 09.05.2007 г., с 18.05.2007 г. по 21.05.2007 г., с 24.05.2007 г. по 28.05.2007 г., с 29.0.2007 г. по 31.05.2007 г., то есть именно в те временные периоды, когда были похищены автомобили: "УАЗ-Патриот" с государственный номером А 281 ТВ 64, "Газель" с государственным номером Е 412 МУ40, под управлением которого был задержан Усманов, "Газель" с государственным номером Е 033 HP 29, в кузове которой перевезли автомашину "Ниссан-Микра", а также "Шевроле-Нива" с государственным номером У 445 ЕХ 34.

Доводы осужденного У. и адвоката З.А.В., о том, что У. не знал, что автомашины были похищены, был нанят лицом по имени "Федя" в качестве водителя для перегона автомобиля, документы на похищенную автомашину на свое имя не оформлял, получил их в день перегона, материалами дела не подтверждаются.

Как видно из протокола осмотра места происшествия и протокола осмотра предметов, документов о хищении автомашины "Газель", принадлежащей Д.Е.А., видно, что автомашина "Газель" с государственным номером Е 412 МУ 40, раннее имевшая государственный номер Р 291 PC 177, принадлежала Д.Е.А., была похищена в ночь с 24 мая 2007 года на 25 мая 2007 года. Регистрационный номер Е 412 МУ 40 был похищен 26 мая 2007 года с автомашины "Форд Фьюжен", принадлежащей В. Генеральная доверенность в рукописной форме на имя Усманова, выданная от имени Л.С.Б. на право управления автомашиной "Газель" с государственным номером Е 412 МУ 40, заверена нотариусом Д.Л.В.

Как следует из справки УФМС по Калужской области, Л.С.Б. по указанным в доверенности району и г. Медыни не значится, указанные в доверенности улица и номер дома в г. Медыни, не существуют.

Из показаний свидетеля Д. - нотариуса нотариальной конторы г. Москвы, оглашенных в судебном заседании, следует, что она доверенность на имя У. не заверяла, оттиск печати и подпись на доверенности ей не принадлежат.

Кроме того, согласно актам судебных экспертиз идентификационный номер, номер шасси, номер кузова и номер двигателя указанной автомашины подвергались изменению, бланк свидетельства о регистрации данного транспортного средства на имя Л.С.Б. выполнен на печатающем устройстве - принтере.

Все эти данные свидетельствуют о том, что правоустанавливающие документы на указанную автомашину были изготовлены сразу же после ее угона и похищения регистрационного номера, т.е. задолго до перегона У. автомашины, а замена государственного регистрационного знака, вручение У. поддельных документов на перегоняемую автомашину, подтверждают выводы суда об осведомленности У., что приобретенная и перемещаемая им автомашина является похищенной.

Кроме того, как следует из протокола осмотра и прослушивания фонограмм беседы между А. и Г., А. подтвердил, что лицам, которые должны были встретить их в Республике Казахстан, в том числе лицу по имени "Казбек", о том, что перегоняемые автомашины являются похищенными, не сообщили. Данное обстоятельство также свидетельствует об осведомленности членов преступной группы в том, что автомашины добыты преступным путем.

Из показаний свидетеля Е.Л.И., данных на предварительном следствии и оглашенных в судебном заседании, страховой полис серии AAA N 0426978379, изъятый у У. на автомашину "Газель" с государственным номером Е 412 МУ 40, и страховой полис серии AAA N 0417920115, изъятый при осмотре автомашины "УАЗ-Патриот" с государственным номером Т 832 ВХ 30 на автостоянке в пос. Молодежный, были выданы ей ЗАСО "Конда" как страховому агенту, которые она, в свою очередь, передала по просьбе С., занимавшегося перегоном автомобилей.

Более того, согласно акту судебно-почерковедческой экспертизы, записи в доверенности на автомашину "Газель", выданной от имени Л. на имя У., и в страховом полисе обязательного страхования гражданской ответственности на указанную автомашину "Газель", бланк которого свидетель Е. передала С., вероятно выполнены одним лицом. Этим же лицом выполнены записи в доверенности от 10 мая 2007 года, выданной от имени Е.A.M. на имя Х.Ф.А. на автомашину "Ниссан-Микра", которая находилась в кузове "Газели" с государственным номером Е 033 HP 29.

Данные обстоятельства также подтверждают согласованность действий всех участников преступной группы, в том числе У., направленных на незаконное перемещение автомобилей через таможенную границу Российской Федерации в Республику Казахстан.

Доводы осужденного К.С. относительно того, что он в преступную группу не вступал, в день перегона - 17 июня 2007 года увидел автомашины в первый раз, отношения к ним не имел, опровергаются детализацией телефонных соединений, исследованной в судебном заседании, согласно которой С. активно связывался как с А., так и с К.С., У. и К.Я. Кроме того, у К.С. в свою очередь имелось значительное количество телефонных соединений с Б.

Кроме того, согласно акту судебной экспертизы, рукописный текст в доверенности от 5 июня 2007 года, выданной от имени Ш.Е.Д. на имя К.С. выполнен, вероятно, К.С., а страховой полис обязательного страхования гражданской ответственности на автомашину "УАЗ-Патриот" с государственным номером А 281 ТВ 64, выданной 5 июня 2007 года, под управлением которой был задержан К.С., и текст вышеуказанной доверенности, вероятно, выполнен одним лицом.

Указанные данные свидетельствуют о том, что в период нахождения С. в Москве, и отправки автомашины на территорию Астраханской области доверенность на право управления автомобилем была оформлена на К.С., т.е. задолго до времени перемещения автомашины через таможенную границу.

В ходе осмотра квартиры, которую снимал К.С., был обнаружен билет в Москву на имя К.Я. с датой на 4 июня 2007 года. Данное обстоятельство также подтверждает согласованность действий всех участников преступной группы, направленных на приобретение и перегон похищенных автомашин.

Доводы осужденного К.Я. относительно того, что он за рулем автомашины оказался случайно, по просьбе К.С. согласился перегнать автомобиль, опровергается материалами дела.

Так, согласно протоколу осмотра предметов и документов, акта судебной экспертизы, текст доверенности от имени Т. на имя А.И. на право управления автомобилем "Дэу-Нексия", под управлением которого был задержан К.Я., выполнен вероятно К.Я. В телефонном справочнике сотового телефона, изъятого у Б., отмечено имя А.И.

Кроме того, как следует из протокола осмотра предметов и документов, исследованных в судебном заседании (т. 16 оборот л.д. 41), в системном блоке компьютера, принадлежащего К.С, была обнаружена фотография К.Я., стоящего у автомобиля "УАЗ-Патриот" с государственным номером А 281 ТВ 64, под управлением которого К.С. был задержан 17 июня 2007 года. Файл, содержащий фотографию, был создан 10 июня 2007 года, то есть за неделю до совершения покушения на контрабанду. В этом же системном блоке обнаружены бланки доверенностей на управление транспортным средством. Кроме того, К.Я. в судебном заседании подтвердил, что фотографировался на фоне автомобиля "УАЗ-Патриот" (т. 16, оборот л.д. 48). Таким образом, доводы К.Я. о том, что фотография в судебном заседании не исследовалась, нельзя признать обоснованными.

Доводы Б., указанные в его кассационной жалобе, а также доводы адвоката Г.В.М. относительно отсутствия доказательств, подтверждающих причастность Б. к инкриминируемым преступлениям, опровергаются вышеприведенными доказательствами, а также показаниями свидетеля С. - сторожа автомобильной стоянки в мкр. "Бабаевский", протоколом опознания указанным свидетелем Б., в соответствии с которыми Б. 21 июня 2007 года приезжал на автостоянку, расплатился за услуги по охране и забрал автомашину "Газель" с государственным номером X 145 УЕ. При этом Богатырев прибыл один, с ключами от "Газели", сразу же проследовал к автомашине. В тот же день на указанной автомашине Б. был задержан в пограничной зоне на проселочной дороге, ведущей к Государственной границе между Российской Федерацией и Республикой Казахстан, при подаче ему сигнала об остановке лицами в соответствующей форменной одежде, входящими в пограничный наряд, Б. предпринял попытку избежать задержания.

Согласно протоколу предъявления для опознания С.Ф.Е. уверенно указал на Б. как на лицо, которое 21 июня 2007 года забрал со стоянки, расположенной в мкр. "Бабаевский", автомобиль "Газель" с государственным номером 145. Опознание Б., вопреки доводам адвоката Г., производилось в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, в присутствии понятых, при этом С. указал, что опознает Б. по чертам лица.

Относительно доводов, касающихся показаний свидетеля Г., на которые ссылается адвокат Г., следует отметить, что суд дал оценку показаниям вышеуказанного свидетеля в судебном заседании, как необъективным, продиктованным желанием облегчить участь своих земляков - Б. и К.С.

Кроме того, согласно протоколам личного досмотра Б. и осмотра предметов и документов, при задержании Б. были изъяты: свидетельство о регистрации ТС на имя М.А.В., доверенность на имя Б. на право управления ТС от имени М.А.В., проживающего в г. Ярославле, страховой полис обязательного страхования ТС.

Как следует из сообщения адресного бюро г. Ярославля М.А.В. в г. Ярославле зарегистрированным не значится. Согласно актам судебных экспертиз бланк свидетельства о регистрации ТС на имя М.А.В. выполнен не по технологии Госзнака России, идентификационный номер, номер кузова, номер двигателя указанной автомашины подергались изменению, указанная автомашина принадлежит Г.С.В., а государственный номер X 145 УЕ 76 в ГИБДД Ярославской области зарегистрирован на автомашину "Санг Йонг", собственником которой является О.А.Г.

Доводы адвоката Г. относительно того, что Б. в телефонных разговорах с К.С. обсуждали вопросы поступления в институт г. Астрахани, опровергаются данными о личности Б., согласно которым он имел неоконченное среднее образование, а также показаниями свидетеля Б.Х.А.-А. - дяди осужденного, данными в судебном заседании, относительно того, что Б. после окончания 9 классов нигде не учился. Учитывая данные обстоятельства, Б., не имеющий аттестат о полном среднем образовании, не мог претендовать на поступление в высшее учебное заведение.

Вопреки доводам осужденного У., адвокатов З.А.В., Т.Н.В., Г.В.М. суд правильно пришел к выводу о том, что С., У., Б., К.С. и К.Я., заранее не обещая, приобрели автомобили, получили возможность распоряжаться ими, они достоверно знали, что данные автомобили добыты преступным путем, учитывая данные о принятых мерах по изготовлению правоустанавливающих документов на автомашины, подлежащих перегону, доверенностей на право управления транспортными средствами, страховых полисов обязательного страхования, изменению идентификационных номеров, номеров кузовов, шасси, двигателей, использованию похищенных регистрационных знаков транспортных средств, а также, учитывая совокупность всех доказательств, полно и всесторонне исследованных в судебном заседании.

Осужденные действовали совместно по предварительной договоренности, о чем свидетельствуют данные об их постоянных контактах между собой, сведения об одновременном пребывании С., У., К. в г. Москве, на территории которой похищались автомашины, перемещении похищенных автомобилей в г. Астрахань и Астраханскую область с разницей в незначительный промежуток времени, а также сведения о предназначении данных автомашин для дальнейшего перемещения на территорию Республики Казахстан.

Вопреки доводам кассационных жалоб преступление, предусмотренное статьей 175 УК РФ отнесено к преступлениям в сфере экономической деятельности, посягающим на установленный порядок приобретения или сбыта имущества, поэтому для квалификации действий виновного по данной статье не имеет значение, на какой период приобретается имущество, добытое преступным путем.

Действиям осужденных дана правильная юридическая оценка.

Поскольку судом установлено, что действия всех осужденных были объединены общностью умысла, направленного на осуществление общей цели - контрабандного перемещения через Государственную границу Российской Федерации транспортных средств, содеянное ими правильно расценено, как неоконченная контрабанда, совершенная помимо таможенного контроля, организованной группой. Оснований для переквалификации действий осужденных, на менее тяжкое преступление, не имеется.

Вопреки доводам осужденных квалификация по ст. 188 УК РФ не исключает наличие реальной или идеальной совокупности по ст. 322 УК РФ.

Доводы осужденных относительно того, что они не знали о порядке и режиме функционирования пункта упрощенного пропуска через Государственную границу Российской Федерации с Республикой Казахстан, в районе которого были задержаны осужденные, были предметом рассмотрения в судебном заседании и опровергнуты в приговоре, с приведением убедительных мотивов принятого судом решения.

Доводы адвоката З.А.В. о нарушении права У. на защиту высказаны вопреки материалам уголовного дела, согласно которым 3 апреля 2008 года У. было предъявлено обвинение в окончательной редакции в присутствии адвоката, он был допрошен в качестве обвиняемого, при этом от дачи показаний отказался в силу ст. 51 Конституции РФ (т. 12 л.д. 7-13).

Вопреки доводам жалоб нарушений требований уголовно-процессуального закона, влекущих отмену в кассационном порядке обвинительного приговора суда, по данному делу не допущено. Детализация телефонных соединений была получена по решению суда в рамках оперативно-розыскных мероприятий, проведенных в соответствии с требованиями Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности". С материалами дела после окончания предварительного расследования обвиняемые и их защитники были ознакомлены полностью в соответствии с требованиями закона.

Нарушений подследственности и подсудности при расследовании и рассмотрении данного дела судом не допущено.

Судебное разбирательство проходило в соответствии с принципами уголовного судопроизводства, в том числе на основе состязательности и равноправия сторон перед судом.

Назначая наказание осужденным, суд учел в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, привлечение их к уголовной ответственности впервые, частичное признание А. и У. вины, наличие у У. и К.Я. на иждивении несовершеннолетних детей, наличие у С. серьезного заболевания, способствование А. раскрытию преступления.

Таким образом, доводы осужденного С. и адвоката М. о том, что суд не учел состояние здоровья осужденного С., а также доводы осужденного У. о наличии на иждивении детей, являются необоснованными.

Оснований для применения положений, предусмотренных п. "и" ч. 1 ст. 61, ст. 64 УК РФ, о чем просят в своих кассационных жалобах осужденные А. и К.С., судом не установлено. Судебная коллегия, учитывая обстоятельства дела и роль виновных, также не усматривает оснований для их применения.

Вместе с тем, Судебная коллегия находит приговор в отношении А., С., У. и Б. подлежащим изменению по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 2 ст. 66 УК РФ срок и размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление.

По смыслу закона (ст. 66 УК РФ), если назначенное по правилам, предусмотренным частями второй и третьей статьи 66 УК РФ, наказание является менее строгим, чем нижний предел санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ, то ссылка на статью 64 УК РФ не требуется.

Суд в нарушении ч. 2 ст. 66 УК РФ, признав С., А., Б., У. виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 188 УК РФ, санкция которой в качестве максимального срока наказания предусматривает 12 лет лишения свободы, и назначил им наказание в виде 7 лет лишения свободы, а С. - в виде 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

Таким образом, наказание, назначенное С., А., Б. и У. по ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 188 УК РФ, а также по совокупности преступлений, подлежит смягчению.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Астраханского областного суда от 31 октября 2008 года в отношении А., Б., С., У. изменить, смягчить назначенное им наказание по ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 188 УК РФ до 6 лет лишения свободы каждому.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначить:

- А. по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 188, ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 188, ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 322 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, 7 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

- Б. по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 188, п.п. "а, б" ч. 2 ст. 175 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, 6 лет 9 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

- С. по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 188, ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 188, ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 322, п.п. "а, б" ч. 2 ст. 175 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, 8 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

- У. по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 188, п.п. "а, б" ч. 2 ст. 175 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, 6 лет 9 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор в отношении А., Б., С., У., а также в отношении К.С. и К.Я. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 февраля 2009 г. N 25-О09-4


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.