Определение Конституционного Суда РФ от 16 июля 2009 г. N 983-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ерастова Алексея Анатольевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 153, 220, 236, 237 и 252 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 16 июля 2009 г. N 983-О-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ерастова Алексея Анатольевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 153, 220, 236, 237 и 252 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина А.А. Ерастова вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В Конституционный Суд Российской Федерации обратился гражданин А.А. Ерастов, который был подвергнут уголовному преследованию и в отношении которого были постановлены приговоры.

Заявитель просит Конституционный Суд Российской Федерации признать не соответствующей статьям 45 (часть 2), 46 и 47 (часть 1) Конституции Российской Федерации часть третью статьи 236 УПК Российской Федерации, поскольку она, по его мнению, позволила суду не рассматривать его жалобы, поданные на стадии предварительного слушания.

Также А.А. Ерастов оспаривает конституционность пункта 1 части первой статьи 237 УПК Российской Федерации, поскольку, руководствуясь данной нормой, суд в ходе предварительного слушания отказал заявителю в его ходатайстве о возвращении уголовного дела прокурору в связи с имевшимся, по мнению заявителя, нарушением сроков производства предварительного расследования и иными нарушениями, допущенными при составлении обвинительного заключения. А.А. Ерастов утверждает, что часть первая статьи 252 УПК Российской Федерации, устанавливающая пределы судебного разбирательства, не позволила вернуться к разрешению вопроса об этих нарушениях на более поздней стадии судебного разбирательства. Таким образом, как полагает заявитель, пункт 1 части первой статьи 237 и часть первая статьи 252 указанного Кодекса позволяют начать судебное следствие независимо от степени нарушений, допущенных при производстве предварительного расследования.

Заявитель настаивает на признании не соответствующей Конституции Российской Федерации части первой статьи 153 УПК Российской Федерации в ее взаимосвязи с пунктом 4 части первой статьи 237 этого Кодекса. Данные нормы, по мнению заявителя, позволили суду не соединять в одном производстве два уголовных дела, по которым он являлся обвиняемым, а вынести два приговора: оправдательный и обвинительный, - это привело к его повторному осуждению за преступления, совпадающие в значительной части признаков, чем были нарушены его права, гарантируемые статьями 18, 49 и 50 Конституции Российской Федерации.

Кроме того, А.А. Ерастов полагает, что применение статьи 220 УПК Российской Федерации в его деле нарушило его конституционные права, поскольку эта норма позволяет указывать в обвинительном заключении тот факт, что в отношении обвиняемого осуществляется уголовное преследование по другому делу, и именовать суд в качестве органа, осуществляющего уголовное преследование. Тем самым, по мнению заявителя, нарушается принцип презумпции невиновности, а суд включается в состав стороны обвинения.

Заявитель считает, что в результате применения в его деле оспариваемых положений закона были нарушены его права, предусмотренные статьями 18, 49, 50, 120 (часть 1) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Вопреки утверждению заявителя, часть третья статьи 236 УПК Российской Федерации устанавливает обязанность суда отразить результаты рассмотрения поданных жалоб в постановлении, принятом по результатам предварительного слушания. Эта норма не регламентирует вопрос о том, какие жалобы подлежат рассмотрению в данной стадии судебного разбирательства, и сама по себе не может рассматриваться как ограничивающая доступ заявителя к судебной защите его прав и свобод.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Постановлении от 8 декабря 2003 года N 18-П, по смыслу пункта 1 части первой статьи 237 во взаимосвязи с пунктами 2-5 части первой той же статьи, а также со статьями 215, 220, 221, 225 и 226 УПК Российской Федерации, возвращение дела прокурору в случае нарушения требований данного Кодекса при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта может иметь место по ходатайству стороны или инициативе самого суда, если это необходимо для защиты прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, при подтверждении сделанного в судебном заседании заявления обвиняемого или потерпевшего, а также их представителей о допущенных на досудебных стадиях нарушениях, которые невозможно устранить в ходе судебного разбирательства; при этом основанием для возвращения дела прокурору во всяком случае являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, совершенные дознавателем, следователем или прокурором, в силу которых исключается возможность постановления судом приговора или иного решения; подобные нарушения в досудебном производстве требований Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, которые не могут быть устранены в судебном заседании и исключают принятие по делу судебного решения, отвечающего требованиям справедливости, всегда свидетельствуют в том числе о несоответствии обвинительного заключения или обвинительного акта требованиям этого Кодекса. Разрешение же вопросов о том, были ли при производстве предварительного расследования по делу А.А. Ерастова допущены нарушения уголовно-процессуального закона, являлись ли они существенными и исключающими принятие по делу судебного решения, а также имелись ли у суда основания для возвращения данного уголовного дела прокурору по ходатайству заявителя, не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации.

Оспариваемая заявителем часть первая статьи 252 УПК Российской Федерации посвящена регулированию вопроса о пределах судебного разбирательства, не содержит положений, устанавливающих основания и порядок рассмотрения жалоб на действия и решения органов предварительного расследования и суда, и не регламентирует вопросы контроля за соблюдением сроков производства предварительного расследования. При этом данная норма не ограничивает право обвиняемого обжаловать действия и решения органов предварительного расследования и суда, нарушающие его права.

Относительно затронутого в обращении А.А. Ерастова вопроса о соединении уголовных дел в одном производстве следует отметить, что Конституция Российской Федерации, закрепляя общие принципы установления и применения ответственности за преступления, такие как справедливость, соразмерность, недопустимость повторного осуждения за одно и то же преступление, обеспечение права на защиту, состязательность судопроизводства (преамбула; статья 45; статья 46, части 1 и 2; статья 50, часть 2; статья 55, часть 3; статья 123, часть 3), не содержит конкретных предписаний, из которых следует обязанность федерального законодателя каким-либо определенным образом урегулировать пределы производства по уголовному делу, включая порядок соединения уголовных дел, и связанные с этим полномочия тех или иных органов и должностных лиц. Закрепляя в уголовно-процессуальном законе соответствующие правила соединения уголовных дел, федеральный законодатель не вышел за рамки своих дискреционных полномочий, вытекающих из статьи 71 (пункт "о") Конституции Российской Федерации (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 16 марта 2006 года N 61-О).

Согласно части первой статьи 153 УПК Российской Федерации в одном производстве могут быть соединены уголовные дела в отношении нескольких лиц, совершивших одно либо несколько преступлений в соучастии, одного лица, совершившего несколько преступлений, лица, обвиняемого в заранее не обещанном укрывательстве преступлений, расследуемых по этим уголовным делам; а пункт 4 части первой статьи 237 названного Кодекса устанавливает, что при наличии предусмотренных его статьей 153 оснований для соединения уголовных дел судья возвращает уголовное дело прокурору.

Положения пункта 4 части первой статьи 237 и части первой статьи 153 УПК Российской Федерации сами по себе не затрагивают право заявителя не быть повторно судимым за одно и то же преступление. Что же касается утверждения А.А. Ерастова о том, что раздельное рассмотрение судом уголовных дел с его участием, т.е. неприменение института соединения уголовных дел, привело к повторному уголовному преследованию за одно и то же преступление, то определение наличия оснований и предпосылок для соединения уголовных дел в одном производстве и возвращения в связи с этим уголовного дела прокурору относится к ведению суда общей юрисдикции, решающего данный вопрос с учетом всех обстоятельств, включая доводы, приводимые сторонами. Проверка законности и обоснованности принятого судом решения не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, который в силу статьи 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов.

Статья 220 УПК Российской Федерации устанавливает общие требования к содержанию обвинительного заключения, не затрагивает, вопреки доводам заявителя, его право считаться невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда, и не предполагает возможность выступления суда на стороне обвинения.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктами 2 и 3 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ерастова Алексея Анатольевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой, и поскольку по предмету обращения Конституционным Судом Российской Федерации ранее было вынесено Постановление, сохраняющее свою силу.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.


Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин



Определение Конституционного Суда РФ от 16 июля 2009 г. N 983-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ерастова Алексея Анатольевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 153, 220, 236, 237 и 252 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"


Текст Определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение