Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 июля 2009 г. N 93-О09-10СП Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в хулиганстве, совершённом с применением предмета, используемого в качестве оружия, в нанесении побоев и в самоуправстве подтверждена совокупностью доказательств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 23 июля 2009 г. N 93-О09-10СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 23 июля 2009 года кассационное представление государственного обвинителя С.Т.А. и кассационные жалобы осуждённого Г.М.В., адвоката А.Р.А. на приговор Магаданского областного суда с участием присяжных заседателей от 19 марта 2009 года, по которому

Г.М.В., 28 января 1969 года рождения, уроженец п. Нексикан Сусуманского района Магаданской области; ранее не судим

осуждён по ч. 2 ст. 213 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) к четырём годам восьми месяцам лишения свободы;

по ст. 116 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года) к двум месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства;

по ч. 2 ст. 330 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года) к трём годам четырём месяцам лишения свободы.

На основании п.п. "а, б" ч. 1 ст. 78 УК РФ и ч. 8 ст. 302 УПК РФ Г.М.В. от назначенного по ст. 116; ч. 2 ст. 330 УК РФ наказания освободить за истечением сроков давности.

По ч. 1 ст. 209; п.п. "а, б" ч. 3 ст. 162; п.п. "б, в" ч. 2 ст. 191; п. "а" ч. 3 ст. 163; ч. 3 ст. 222 УК РФ Г.М.В. оправдан на основании вердикта коллегии присяжных заседателей в виду не установления события преступления (ч. 2 ст. 302 УПК РФ).

С.В.А., 7 мая 1970 года рождения, уроженец пос. Усть-Омчуг Тенькинского района Магаднской области, ранее судим:

15 июня 2001 года по ч. 3 ст. 206; ч. 1 ст. 108 УК РСФСР к четырём годам лишения свободы условно с испытательным сроком три года

осуждён по ч. 2 ст. 330 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года) к двум годам десяти месяцам лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение, назначенное приговором Ягоднинского районного суда от 15 июня 2001 года и в силу ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно С.В.А. назначено четыре года пять месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

На основании п. "б" ч. 1 ст. 78 УК РФ и ч. 8 ст. 302 УПК РФ от назначенного по ч. 2 ст. 330 УК РФ наказания С.В.А. освобождён за истечением сроков давности.

По ч. 1 ст. 209; п.п. "а, б" ч. 3 ст. 162; п.п. "б, в" ч. 2 ст. 191; ч. 3 ст. 222 УК РФ С.В.А. оправдан в виду не установления события преступления на основании вердикта коллегии присяжных заседателей.

П.В.Н., 10 февраля 1956 года рождения, уроженец г. Краснотурьинска Свердловской области, ранее не судим

оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 209; п.п. "а, б" ч. 3 ст. 162; п.п. "б, в" ч. 2 ст. 191; ч. 3 ст. 222 УК РФ на основании вердикта коллегии присяжных заседателей в виду не установления события преступления (ч. 2 ст. 302 УПК РФ)

по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 3 ст. 162; ч. 3 ст. 222 УК РФ оправдан за отсутствием состава преступлениями (ч. 2 ст. 302 УПК РФ) на основании вердикта коллегии присяжных заседателей.

С.А.С., 1 марта 1968 года рождения, уроженец г. Херсона Украинской ССР, ранее судим:

13 апреля 2001 года по п. "б" ч. 3 ст. 158 УК РФ к пяти годам лишения свободы условно с испытательным сроком три года

оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209; п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ на основании вердикта коллегии присяжных заседателей за отсутствием состава преступлениями (ч. 2 ст. 302 УПК РФ).

По ч. 1 ст. 222 УК РФ оправдан в связи с не установление события преступлениями (ч. 2 ст. 302 УПК РФ) на основании вердикта коллегии присяжных заседателей.

На основании вердикта присяжных заседателей признаны виновными и осуждены:

Г.М.В. - за хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершённое 17 апреля 2001 года с применением предмета, используемого в качестве оружия, связанное с сопротивлением лиц, пресекающему нарушение общественного порядка; за нанесение побоев Г.Е.М.; за самоуправство в отношении супругов Ф., совершённое 23 сентября 2002 года.

Г.М.В. и С.В.А. - за самоуправство в отношении Б.Я.А, совершённое 11 октября 2001 года.

Также при изложенных в обвинении обстоятельствах, обвинялись: Г.М.В., С.В.А. и П.В.Н. в создании устойчивой вооружённой группы (банды), участии со С.А.С. в составе банды в совершаемых ею нападениях на граждан; в разбойном нападении на Б.В.П., совершённое в октябре 2001 года; в незаконном хранении, перевозке драгоценных металлов(золота и серебра), совершённые в крупном размере, организованной группой; Г.М.В. и С.В.А. - в вымогательстве, то есть требование передачи права на имущество под угрозой применения насилия, совершённое организованной группой; П.В.Н. и С.А.С. - в разбойном нападении на супругов Ф.; Г.М.В., С.В.А., П.В.Н. - в незаконном приобретении, хранении, передаче, перевозке и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, совершённом организованной группой; С.А.С. - в незаконном приобретении, хранении, перевозке и ношении боеприпасов.

По данному обвинению в отношении Г.М.В., С.В.А., П.В.Н. и С.А.С. постановлен оправдательный приговор.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Р.В.В., мнение прокурора Е.И.И, поддержавшего кассационное представление, по основаниям в нём изложенным, полагавшего судебное решение в отношении Г.М.В., С.В.А., П.В.Н. и С.А.С. отменить, судебная коллегия установила:

в кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство по тем основаниям, что в ходе судебного разбирательства осуждённые и их защитники доводили до сведения присяжных заседателей информацию, которая находится за пределами их компетенции; ставили под сомнение доказательства, признанные судом допустимыми; делали ссылки на доказательства, не исследованные в судебном заседании; по мнению государственного обвинителя, стороной защиты нарушались требования уголовно-процессуального законодательства, что выразилось в комментировании оглашённых доказательств, в исследовании обстоятельств, не имеющих отношения к делу; заявление Г.М.В., что за совершение этих преступлений он не выйдет из тюрьмы, является не чем иным как незаконное воздействие на присяжных заседателей; адвокаты неоднократно в присутствии присяжных заседателей делали попытки дать субъективную оценку доказательствам.

В кассационных жалобах:

осуждённый Г.М.В. просит приговор изменить, оспаривая обоснованность осуждения по ч. 2 ст. 213 УК РФ;

считает, что ему необоснованно было отказано в прекращении дела по ч. 2 ст. 330 УК РФ в связи с примирением с потерпевшими, о чём в материалах дела имеются соответствующие заявления;

по мнению осуждённого Г.М.В., суд необоснованно не признал за ним право на реабилитацию по тем эпизодам обвинения, по которым он был оправдан и необоснованно взыскал судебные издержки в размере более трёхсот тысяч рублей в доход государства;

адвокат А.Р.А. в интересах осуждённого Г.М.В. просит об изменении приговора - переквалификации действий осуждённого по эпизоду Синегорьевской больницы в отношении потерпевшего К.А.В. с ч. 2 ст. 213 УК ФР на ст. 115 УК РФ с освобождением от наказания за истечением сроков давности;

по эпизоду хулиганских действий, по мнению адвоката, следует переквалифицировать на ч. 1 ст. 116 УК РФ.

В возражениях на кассационное представление, осуждённый С.А.С., адвокаты П.В.Г., А.Р.А. просят представление государственного обвинителя оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

В соответствии с ч. 2 ст. 385 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменён по кассационному представлению прокурора (государственного обвинителя) лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Таких нарушений уголовно-процессуального закона по данному делу в материалах не содержится.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационного представления и жалобах о нарушении уголовно-процессуального закона в процессе судебного следствия. Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено с учётом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей. Представленные сторонами доказательства были исследованы, заявленные сторонами ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке. При окончании судебного следствия каких-либо ходатайств от участников процесса не поступило (т. 50 л.д. 158). Данных о том, что на суде с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства или сторонам было отказано в исследовании допустимых доказательств, не установлено.

Кроме этого, из протокола судебного заседания следует, что председательствующий неоднократно останавливал подсудимых и адвокатов указывая на недопустимость высказываний, относительно процессуальных вопросов, обращаясь к присяжным заседателям с просьбой не принимать данные обстоятельства при вынесении вердикта (т. 49, л.д. 3, 13).

Доводы кассационного представления о том, что в ходе судебного следствия подсудимые и адвокаты, вопреки требованиям закона акцентированы внимание присяжных заседателей на якобы имевшее место применение незаконных методов ведения следствия, вызывая сомнения в законности получения представленных обвинением доказательств, по мнению судебной коллегии, являются несостоятельными. Как следует из протокола судебного заседания, председательствующий немедленно реагировал на все попытки нарушения порядка при рассмотрении дела с участием присяжных заседателей. Каждый раз он снимал вопросы (не только стороны защиты, но и стороны обвинения), которые выходили за рамки предмета исследования присяжных и разъяснял коллегии присяжных заседателей, что эти высказывания они не должны принимать во внимание. Нарушителю порядка делалось замечание и данное лицо предупреждалось о недопустимости такого поведения, а в отношении подсудимого Г.М.В. суд принял решение об удалении из зала судебного заседания в соответствии с ч. 3 ст. 258 УПК РФ (т. 46 л.д. 45).

Доводы кассационных жалоб о нарушении прав при постановке вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, являются несостоятельными, так как эти доводы не основаны на законе и противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, все вопросы, подлежащие разрешению, и на которое имеются ссылки в жалобах, сформулированы в соответствии с требованиями ст. 252, 338, 339 УПК РФ. Замечания и предложения сторон по сформулированным вопросам председательствующим были рассмотрены, после чего все вопросы были сформулированы в окончательном варианте в отношении каждого из подсудимых, в соответствии с предъявленным каждому из них обвинением с учётом результатов судебного следствия и прений сторон.

Вопросный лист оглашён в присутствии присяжных заседателей и передан их старшине. Данных о том, что в вопросы не были включены какие-либо действия, что суд вышел за пределы предъявленного обвинения нет. Время и место в вопросах указаны в соответствии с предъявленным обвинением, нет также данных о том, что вопросы были громоздкими и сложными для присяжных заседателей.

В соответствии с действующим законодательством сторонам запрещается ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями, такого основания для отмены приговора суда присяжных ст. 379 УПК РФ не предусмотрено, в связи с чем доводы кассационных жалоб адвоката А.Р.А. и осуждённого Г.М.В. о вынесении вердикта на основании предположений, о неправильной оценке доказательств, о невиновности осуждённых (Г.М.В., С.В.А.) не могут быть признаны состоятельными.

Вердиктом присяжных заседателей установлено, что 17 апреля 2001 года Г.М.В., находясь в состоянии алкогольного опьянения, ворвался в помещение ординаторской хирургического отделения Муниципального учреждения здравоохранения - Синегрорьевская городская больница", расположенной в посёлке Синегорье Ягоднинского района Магаданской области, где стал кричать и требовать от санитарки Полянской срочно вызвать на рабочее место хирурга Л.К.А. Прибывший на шум медицинский брат больницы К.А.В. потребовал от Г.М.В. прекратить эти действия и покинуть помещение медучреждения. Однако, Г.М.В. стал наносить К.А.В. удары кулаками по различным частям тела, а затем нанёс потерпевшему несколько ударов рукоятью пистолета и произвёл выстрел с целью устрашения.

В июле 2001 года Г.М.В. в вечернее время суток, находясь в гараже, расположенном в гаражном кооперативе "Пионерный" п. Синегорье Ягоднинского района Магаданской области, принадлежащем Г.Е.М., устроил ссору с последним, в ходе которой бросил чашку в лицо Г.Е.М. после чего нанёс несколько ударов кулаками по лицу, причинив физическую боль и страдания.

11 октября 2001 года Г.М.В. и С.В.А., находясь в посёлке Синегорье Ягоднинского района Магаданской области потребовали у Б.Я.А. возврата денежного долга в сумме 100000 рублей, когда Б.Я.А. отказался вернуть деньги, то Г.М.В. стал того избивать, нанося удары кулаками по лицу и телу, а С.В.А. избил знакомого Б.Я.А. К.С.В., после чего Б.Я.А. и К.С.В. были посажены в автомобиль и доставлены N 18 по улице Когодовского, где в квартире N 23 по месту жительства Б.Я.А, Г.М.В. изъял у того деньги в сумме 247000 рублей. С.В.А. в это время был в машине с К.С.В., чтобы пресечь попытки последнего вызвать работников милиции.

23 сентября 2002 года в районе 555 км автомобильной дороги "Колыма" у посёлка Бурхала Ягоднинского района Магаданской области после происшедшего там столкновения автомобиля "Ниссан-Сафари" под управлением Г.М.В. с автомобилем "Тойота-Королла", в котором находились супруги Ф.А.С. и Ф.Т.Г., Г.М.В., имея цель понудить супругов Ф. возместить ущерб, нанёс несколько ударов кулаком и имевшимся при нём пистолетом по различным частям тела С.Т.Г., высказывая при этом угрозы убийством и причинением телесных повреждений, в результате чего Ф.Т.Г. были причинены поверхностная рана волосистой части головы в теменной области, кольцевидная ссадина лобной области, травма зубов нижней челюсти и сотрясение головного мозга. Кроме того, Г.М.В. нанёс множественные удары кулаком, пистолетом и ногами по различным частям тела Ф.А.С., причинив тому семь ушибленных ран волосистой части головы и лица, обширный кровоподтёк на правой щеке, сотрясение головного мозга, а также кровоподтёк левой поясничной области, после чего дважды выстрелил из пистолета в воздух и один раз в землю. После этого, Г.М.В. с целью подавления воли к сопротивлению, поместил Ф.А.С. и Ф.Т.Г. в задний отсек автомобиля, где продержал их запертыми в течение 30 минут, а затем потребовал от потерпевших 3000 долларов США, угрожая расправой, получив от Ф.Т.Г. деньги в сумме 7000 рублей и 100 долларов США.

К обстоятельствам дела, как они были установлены вердиктом коллегии присяжных заседателей, уголовный закон в отношении Г.М.В. применён правильно и действия Г.М.В. верно квалифицированы по ч. 2 ст. 213; ст. 116; ч. 2 ст. 330 УК РФ по указанным в приговоре признакам. В соответствии с ч. 2 и ч. 3 ст. 348 УПК РФ вердикт коллегии присяжных заседателей является обязательным для председательствующего, и он квалифицирует действия осужденного в соответствии с обвинительным вердиктом.

Доводы кассационного представления о том, что в присутствии присяжных заседателей исследовались данные о личности подсудимых, не могут быть признаны состоятельными, поскольку в соответствии с требованиями ч. 8 ст. 335 УПК РФ данные о личности подсудимых исследуются с участием присяжных заседателей лишь в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого они обвиняются. Учитывая то обстоятельство, что по данному делу Г.М.В., С.В.А. и П.В.Н. было предъявлено обвинение в создании банды, а подсудимому С.А.С. - в участии в банде, то выяснение вопросов в ходе судебного следствия о том, где и когда познакомились подсудимые, какие отношения между ними сложились - не противоречило требованиям закона.

Действующим законодательством на судью не возлагается обязанность ставить вопросы в формулировках, предложенной стороной защиты. Прекращение уголовного дела за истечением сроков давности уголовного преследования не равнозначно невиновности лица в этой части и не препятствовало постановке вопросов по другим деяниям, связанных с теми, в отношении которых дело прекращено за истечением сроков давности.

Напутственное слово председательствующего, приобщённое к протоколу судебного заседания, соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ (т. 50 л.д. л.д. 73-92).

Доводы кассационного представления и кассационных жалоб о необъективности председательствующего в напутственном слове, по мнению судебной коллегии, являются несостоятельными, поскольку противоречат материалам ела и не основаны на законе. Так, доводы адвоката А.Р.А. о том, что председательствующий не полно привёл ряд указанных в жалобах доказательств, противоречат требованиям п. 3 ч. 3 ст. 340 УПК РФ о том, что председательствующий лишь напоминает об исследованных в суде доказательствах. Данных о том, что председательствующий не напомнил о каком-либо исследованном в суде доказательстве, в материалах дела нет. Вопреки доводам кассационных жалоб из текста напутственного слова следует, что председательствующий правильно разъяснил присяжным заседателям сущность принципа презумпции невиновности, определённого ст. 14 УПК РФ, в том числе о порядке толкования сомнений в виновности обвиняемого в его пользу (т. 50 л.д. 89).

Наказание назначено Г.М.В. в соответствии с требованиями закона, с учётом целей наказания, установленных ч. 2 ст. 43 УК РФ, данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела. Назначенное ему наказание, по мнению судебной коллегии, является справедливым, соразмерным содеянному самим им и оснований к его смягчению не имеется. Совершение Г.М.В. преступлений впервые, согласно п. "а" ч. 1 ст. 61 УК РФ не является обстоятельством, смягчающим его наказание, поскольку им совершены преступления, не относящиеся к преступлениям небольшой тяжести и совершены они не вследствие случайного стечения обстоятельств. Другие обстоятельства, на которые ссылается Г.М.В. в жалобе, учтены судом при назначении ему наказания.

Взыскание с Г.М.В. судебных издержек, связанных с выплатой сумм адвокату А.Р.А. соответствует требованиям ст.ст. 131, 132 УПК РФ, при этом сумма судебных издержек с Г.М.В. судом была уменьшена с учётом нахождения на иждивении у Г.М.В. малолетнего ребёнка, поэтому оснований к отмене либо изменению судебного решения в этой части, как об этом содержится просьба в кассационной жалобе адвоката А.Р.А., судебная коллегия не усматривает.

Что касается доводов кассационной жалобы осуждённого Г.М.В. о его праве на реабилитацию, то вопросы реабилитации граждан, привлечённых к уголовной ответственности, разрешаются в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством.

В силу ч. 1 ст. 134 УПК РФ право на реабилитацию за оправданным либо лицом, в отношении которого прекращено уголовное преследование, признают: суд - в приговоре, определении, постановлении, а прокурор, следователь, дознаватель - в постановлении. В соответствии с ч. 5 ст. 135 УПК РФ требование о возмещении имущественного вреда разрешается судьей в порядке, установленном ст. 399 УПК РФ для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора.

Таким образом решение вопросов реабилитации лиц, подвергшихся уголовному преследованию законом предусмотрен специальный порядок и находится в компетенции суда, постановившим оправдательный приговор.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора суда с участием присяжных заседателей в кассационном порядке не имеется.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Магаданского областного суда с участием присяжных заседателей от 19 марта 2009 года в отношении Г.М.В., С.В.А., П.В.Н., С.А.С. оставить без изменения, кассационное представление государственного обвинителя С.Т.А., кассационные жалобы осуждённого Г.М.В., адвоката А.Р.А. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 июля 2009 г. N 93-О09-10СП


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.