Определение Конституционного Суда РФ от 8 апреля 2010 г. N 602-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Новикова Алексея Витальевича на нарушение его конституционных прав рядом положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 8 апреля 2010 г. N 602-О-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Новикова Алексея Витальевича на нарушение его конституционных прав рядом положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, Н.С. Бондаря, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи Н.В. Селезнева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина А.В. Новикова, установил:

1. При рассмотрении судом уголовного дела по обвинению гражданина А.В. Новикова в совершении ряда преступлений лица, дававшие в качестве подозреваемых или обвиняемых показания в отношении А.В. Новикова на предварительном следствии, отказались от этих показаний, пояснив, что были вынуждены оговорить его под давлением сотрудников милиции. В связи с этим государственный обвинитель, указав на существенные противоречия в показаниях, данных этими лицами на предварительном следствии и в суде, обратился к суду с ходатайствами об их оглашении. Сторона защиты выразила несогласие с заявленными ходатайствами, однако суд, руководствуясь статьей 281 УПК Российской Федерации, удовлетворил просьбу государственного обвинителя.

После отмены приговора в части, касающейся обвинения А.В. Новикова по одному из эпизодов, и направления дела в данной части на новое судебное разбирательство указанные лица были вновь допрошены в судебном заседании, однако поскольку их показания противоречили ранее данным ими показаниям, сторона обвинения ходатайствовала об оглашении показаний, данных ими в предыдущем судебном заседании и на предварительном следствии. Суд удовлетворил ходатайство в части оглашения показаний, данных в судебном заседании указанными лицами в качестве свидетелей, и отклонил ходатайство в части оглашения показаний, данных ими на предварительном следствии в качестве подозреваемых, обвиняемых.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации А.В. Новиков просит признать часть третью статьи 281 УПК Российской Федерации во взаимосвязи с частью пятой статьи 355, статьей 373, частью второй статьи 391 и частью первой статьи 392 данного Кодекса противоречащими статьям 15 (часть 3), 17 (части 2 и 3), 18, 19 (часть 1), 21 (часть 1), 24 (часть 2), 29 (части 4 и 5), 45, 46 (части 1 и 2), 49 (часть 1), 50 (часть 2), 51, 52, 55 (часть 2), 105, 120 (часть 1) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, а пункты 6 и 31 статьи 5 и части третью и пятую статьи 37 УПК Российской Федерации - противоречащими статье 129 (части 1 и 5) Конституции Российской Федерации.

Как он утверждает, суд в процессе первого судебного заседания незаконно применил часть третью статьи 281 УПК Российской Федерации: данная статья предусматривает возможность оглашения показаний только потерпевшего и свидетеля, но не подозреваемого и обвиняемого; их статус принципиально отличается от статуса потерпевшего и свидетеля, поскольку они не несут ответственности за дачу заведомо ложных показаний, а показания могут даваться ими исходя из личных интересов и быть ложными; сам факт принятия судьями противоречивых решений по поводу возможности оглашения в судебном заседании их показаний в качестве свидетельских, указывает на неопределенность части третьей статьи 281 УПК Российской Федерации.

Заявитель утверждает также, что часть третья статьи 281 УПК Российской Федерации во взаимосвязи с частью пятой статьи 355 и статьей 373 УПК Российской Федерации не позволили ему незамедлительно обжаловать незаконное, с его точки зрения, решение суда об оглашении соответствующих показаний, поскольку такое решение в силу части второй статьи 391 УПК Российской Федерации вступает в законную силу и обращается к исполнению немедленно; часть первая статьи 392 УПК Российской Федерации, устанавливающая обязательность вступившего в законную силу приговора, определения, постановления суда, нарушает его конституционные права, поскольку распространяется и на приговоры, вынесенные на основе показаний, оглашенных в судебном заседании в нарушение части третьей статьи 281 УПК Российской Федерации.

Кроме того, А.В. Новиков считает, что участие в его деле старшего помощника прокурора в качестве государственного обвинителя противоречит действующему уголовно-процессуальному закону. В частности, согласно части пятой статьи 37 УПК Российской Федерации полномочия прокурора, предусмотренные данной статьей, осуществляются прокурорами района, города, их заместителями, приравненными к ним прокурорами и вышестоящими прокурорами, к числу таких полномочий относится и поддержание государственного обвинения (часть третья указанной статьи). В силу же пунктов 6 и 31 статьи 5 УПК Российской Федерации утвердилась практика, когда государственными обвинителями могут выступать не только собственно прокуроры, но иные должностные лица органов прокуратуры, в том числе помощники прокурора.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные А.В. Новиковым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

2.1. В соответствии со статьей 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Такие доказательства признаются не имеющими юридической силы и не подлежат применению для обоснования обвинения при производстве дознания и предварительного следствия, а также при разбирательстве уголовного дела в суде. Их устранение из уголовного дела в конечном счете обеспечивается судом, на котором лежит обязанность гарантировать участникам процесса защиту их прав и свобод (в том числе нарушенных в связи с использованием не отвечающих требованиям закона средств и методов доказывания) и который должен принимать решения по делу, руководствуясь предписаниями как статьи 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации, так и ее статьи 49 (часть 3), обязывающей толковать неустранимые сомнения в пользу обвиняемого.

В статье 281 УПК Российской Федерации не содержатся какие-либо положения, предусматривающие исключения из этих правил и предполагающие возможность использования при разрешении уголовного дела доказательств, полученных с нарушением закона. Не предусматривает данная статья и каких-либо изъятий из установленного уголовно-процессуальным законом порядка доказывания по уголовным делам, согласно которому, в частности, в основу обвинительного приговора могут быть положены лишь доказательства, не вызывающие сомнения в их достоверности и допустимости.

Таким образом, оспариваемые заявителем положения статьи 281 УПК Российской Федерации сами по себе его конституционные права не нарушают. Проверка же законности и обоснованности правоприменительных действий и решений не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации.

2.2. Не нарушают права заявителя и оспариваемые им положения статей 355, 373, 391 и 392 УПК Российской Федерации в обозначенном им аспекте.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации, отсутствие возможности безотлагательно обжаловать в кассационном порядке вынесенные в ходе судебного разбирательства промежуточные определения и постановления суда первой инстанции и перенос такого обжалования на более поздний срок, а именно одновременно с обжалованием итогового решения, являются допустимыми и не нарушают права граждан, гарантируемые Конституцией Российской Федерации, в том числе ее статьями 45, 46 и 55 (часть 3) (Постановление от 2 июля 1998 года N 20-П, Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 14 октября 2004 года N 336-O, от 25 января 2007 года N 4-О и от 15 ноября 2007 года N 804-О-О). Однако если определения или постановления суда первой инстанции порождают последствия, выходящие за рамки собственно уголовно-процессуальных отношений, существенно ограничивая при этом конституционные права и свободы личности и причиняя им вред, восполнение которого в дальнейшем может оказаться неосуществимым, их судебная проверка по жалобам участников судопроизводства, чьи права и свободы ими затрагиваются, должна обеспечиваться безотлагательно, до постановления приговора (Определения от 15 июля 2008 года N 477-О-О, от 25 декабря 2008 года N 939-О-О и от 28 мая 2009 года N 803-О-О).

Оценка же того, имелись ли основания для безотлагательного обжалования А.В. Новиковым решений суда, не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации.

2.3. Статья 37 УПК Российской Федерации устанавливает статус и полномочия прокурора. Пункты 6 и 31 статьи 5 данного Кодекса, конкретизируя, кто является прокурором и государственным обвинителем, содержат бланкетную норму, отсылая к Федеральному закону от 17 января 1992 года N 2202-I "О прокуратуре Российской Федерации", согласно которому под прокурором, в том числе выступающим в качестве государственного обвинителя, следует понимать Генерального прокурора Российской Федерации, его советников, старших помощников, помощников и помощников по особым поручениям, заместителей Генерального прокурора Российской Федерации, их помощников по особым поручениям, заместителей, старших помощников и помощников Главного военного прокурора, всех нижестоящих прокуроров, их заместителей, помощников прокуроров по особым поручениям, старших помощников и помощников прокуроров, старших прокуроров и прокуроров управлений и отделов, действующих в пределах своей компетенции (статья 54).

Соответственно, нормы уголовно-процессуального закона, действующие в системной взаимосвязи с положениями названного Федерального закона, предполагают, что государственное обвинение может поддерживаться не только собственно прокурорами, но и иными должностными лицами прокуратуры, круг которых определен федеральным законом, и не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Новикова Алексея Витальевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.


Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин


Оспаривался ряд норм УПК РФ, в т. ч. касающихся полномочий прокурора.

По мнению заявителя, нормы неконституционны. Их неопределенность позволила допустить к участию в его деле старшего помощника прокурора в качестве гособвинителя, что противоречит закону.

КС РФ отклонил эти доводы и разъяснил следующее.

УПК РФ устанавливает статус и полномочия прокурора. При этом положения кодекса, не конкретизируя, кто является прокурором и государственным обвинителем, содержат бланкетную норму, отсылающую к Закону о прокуратуре.

Исходя из его норм, под прокурором, выступающим в качестве гособвинителя, следует понимать, в т. ч., прокуроров, их заместителей, помощников по особым поручениям, старших помощников и помощников прокуроров, старших прокуроров и прокуроров управлений и отделов.

Соответственно, нормы УПК РФ действуют в системной взаимосвязи с положениями закона. Они предполагают, что гособвинение может поддерживаться не только собственно прокурорами, но и иными должностными лицами прокуратуры, круг которых определен федеральным законом.



Определение Конституционного Суда РФ от 8 апреля 2010 г. N 602-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Новикова Алексея Витальевича на нарушение его конституционных прав рядом положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"




Текст Определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.