Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 августа 2010 г. N 9-О10-40 Приговор в части привлечения к ответственности осужденных за вандализм подлежит отмене ввиду отсутствия в их действиях состава данного преступления, так как в приговоре не приведены доводы, на основании которых суд сделал вывод о том, что нанесенная осужденным надпись привела к обезображиванию здания

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 августа 2010 г. N 9-О10-40


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Журавлева В.А.,

судей Колышницына А.С., Талдыкиной Т.Т.,

при секретаре Андреевой Н.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Коробкина Д.А., адвокатов Ефремова А.В., Тарасовой Л.Ю., Колесниковой Е.Н., кассационное представление государственного обвинителя Моисеева К.А. на приговор Нижегородского областного суда от 28 апреля 2010 года, по которому

Коробкин Д.А. осужден к лишению свободы по ст.ст. 167 ч. 1 УК РФ на 1 год; по ст. 282-1 ч. 1 УК РФ на 3 года; по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, л" УК РФ на 15 лет; по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. "а, ж, л" УК РФ на 10 лет; по ст.ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ (27 апреля 2009 года) потерпевший П. на 1 год 6 месяцев; по ст.ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ (28 апреля 2009 года) потерпевший П. на 2 года; по ст.ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ (5 мая 2009 год ... УВД) на 2 года 6 месяцев; по ст. 213 ч. 2 УК РФ на 3 года; по ст. 214 ч. 2 УК РФ на 1 год; по ст. 223 ч. 3 УК РФ на 5 лет; по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет; по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 1 год.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Кукин А.В. осужден к лишению свободы по ст. 282-1 ч. 2 УК РФ на 2 года; по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, л" УК РФ на 14 лет; по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. "а, ж, л" УК РФ на 9 лет; по ст.ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ (27 апреля 2009 года) потерпевший П. на 1 год 6 месяцев; по ст.ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ (28 апреля 2009 года) потерпевший П. на 2 года; по ст.ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ (5 мая 2009 года ... УВД) на 2 года 6 месяцев; по ст. 213 ч. 2 УК РФ на 2 года; по ст. 214 ч. 2 УК РФ на 1 год; по ст. 223 ч. 3 УК РФ на 5 лет; по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Воронин Е.И. осужден к лишению свободы по ст. 282-1 ч. 2 УК РФ на 2 года; ст.ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ (28 апреля 2009 года) потерпевший П. на 2 года; по ст.ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ (5 мая 2009 года ... УВД) на 2 года 6 месяцев; по ст. 213 ч. 2 УК РФ на 2 года; по ст. 214 ч. 2 УК РФ на 1 год; по ст. 223 ч. 3 УК РФ на 5 лет; по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 6 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Колышницына А.С., объяснения осужденного Коробкина Д.А., адвокатов Карпухина С.В., Поддубного С.В., Вишняковой Н.В., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Кравца Ю.Н., полагавшего внести в приговор изменения, указанные в представлении, Судебная коллегия установила:

Коробкин осужден за создание экстремистского сообщества и руководство им; Кукин и Воронов за участие в экстремистском сообществе; Коробкин и Кукин признаны виновными в убийстве потерпевшего А., покушении на убийство потерпевших А., Г., М. организованной группой, по мотивам национальной ненависти; покушении на умышленное уничтожение путем поджога имущества потерпевшего П. (27 и 28 апреля 2009 года), здания ... УВД; хулиганстве, вандализме, по мотивам ненависти в отношении социальной группы; незаконном изготовлении, хранении и ношении взрывного устройства организованной группой;

Коробкин также признан виновным в умышленном уничтожении имущества потерпевшего И. и незаконном хранении взрывчатого вещества;

Воронов осужден также за покушение на умышленное уничтожении путем поджога имущества потерпевшего П. (28 апреля 2009 года), здания ... УВД; хулиганстве, вандализме по мотивам ненависти в отношении социальной группы; незаконном изготовлении, хранении и ношении взрывного устройства организованной группой.

Преступления совершенны в период с 12 ноября 2008 года по 10 мая 2009 года ...

В судебном заседании Коробкин, Кукин, Воронов вину признали частично.

В кассационных жалобах:

осужденный Коробкин указывает, что приговор является необоснованным и несправедливым; в ходе расследования допущены нарушения уголовно-процессуального закона. В частности, его не уведомляли о продлении срока следствия, не разъяснили права при назначении судебно-психиатрической экспертизы в отношении него; некоторые показания на следствии даны им в результате заблуждения, в которое его ввел следователь; умысла на убийство потерпевших он не имел; экстремистское сообщество он не создавал, его лидером не был, отсутствуют признаки организованной группы; суд не учел его положительные характеристики, активную помощь следствию. Просит снизить наказание;

адвокат Ефремов просит применить закон о менее тяжком преступлении и снизить Коробкину наказание, ссылаясь на то, что отсутствуют доказательства, подтверждающие вывод суда о том, что осужденный разделял идеи "Скинхедов", обладал организаторскими способностями, создал организованную группу, использовал для вооружения группы нож, принимал меры конспирации, т.е. нет доказательств создания Коробкиным организованной группы; отсутствуют также доказательства прямого умысла у осужденного на убийство потерпевших А., Г., М. и его действия по фактам преступлений в отношении данных лиц следует квалифицировать по последствиям; суд не учел при назначении наказания, что Коробкин намеревался заключить досудебное соглашение;

адвокат Колесникова отмечает, что приговор несправедливый, необоснованный, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; отсутствуют доказательства, подтверждающие вывод суда о создании организованной группы; не доказан хулиганский мотив действий Воронина 5 мая 2009 года; не установлено, что означает надпись, сделанная осужденным на стене здания, её содержание, каким образом она нарушила нормы общественного порядка, причинила крупный ущерб; нет доказательств причастности Воронина к изготовлению и хранению взрывного устройства; не учтены показания осужденного, что он разочаровался в идеях "Скинхедов". Просит по ст.ст. 223 ч. 3, 222 ч. 3, 213 ч. 2 УК РФ приговор отменить дело производством прекратить и снизить наказание;

адвокат Тарасова считает приговор незаконным и необоснованным; отсутствуют доказательства участия Кукина в организованной группе, наличия у него оружия; он не имел умысел на убийство А., Г., М. и не совершал насильственных действий в отношении них; бросая бутылки с горючей жидкостью, он не имел умысла на уничтожении имущества; нет доказательств причастности его вандализму, а также к изготовлению и хранению взрывного устройства; суд не учел, что действиями осужденного не причинен значительный ущерб. Просит приговор отменить дело производством прекратить.

В кассационном представлении государственный обвинитель Моисеев просит квалифицировать факты покушения на уничтожения имущества П. одной статьей, поскольку преступление является продолжаемым; исключить указание об участии Коробкина в экстремистском сообществе, т.к. частью 1 статьи 282-1 УК РФ данное обстоятельство не предусмотрено; считает, что показания Коробкина на следствии по факту создания и функционирования преступного сообщества способствовали раскрытию преступления и считает возможным считать их как смягчающее наказание обстоятельство; суд необоснованно учел при назначении наказания Кукину нахождение его на учете в несовершеннолетнем возрасте.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Моисеев просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и представления, судебная коллегия пришла к следующему выводу.

Вина Коробкина, Кукина Воронина подтверждается показаниями осужденных, потерпевших, свидетелей, актами судебно-медицинских, пожарно-технических экспертиз и другими доказательствами, анализ которым дан в приговоре.

По факту поджога имущества потерпевшего И.

Осужденный Коробкин показал, что он приготовил 2 бутылки с горючей жидкостью, которые 12 октября 2008 года с целью поджога бросил в окно кафе, принадлежавшего лицу не славянской национальности. Сделал он это потому, что испытывал неприязнь к лицам других национальностей.

Потерпевший И. подтвердил факт поджога кафе, принадлежащего ему. Причиненный ущерб для него является значительным.

Согласно акту пожарно-технической экспертизы наиболее вероятной причиной возникновения пожара в кафе потерпевшего явился источник открытого огня.

По факту покушения на убийство потерпевшего А.

Осужденные Коробкин и Кукин показали, что 11 марта 2009 года они встретили потерпевшего. Коробкин предложил совершить на него нападение, причиной которого послужило их негативное отношение к лицам неславянской национальности.

В безлюдном месте они по команде Коробкина напали на потерпевшего. При этом Коробкин нанес несколько ударов А. ножом, а Кукин нанес удар ногой. Поскольку потерпевший стал звать на помощь, они испугались и убежали.

В ходе расследования осужденные показали, что Кукину было известно о намерении Коробкина применить нож при нападении.

Потерпевший А. показал, что на него напали двое. Один из них сбил его с ног, а второй нанес несколько ударов ножом. Он видел нож и у второго нападавшего.

По заключению судебно-медицинского эксперта у А. имелось проникающее колото-резаное ранение грудной клетки, а также колото-резаные ранения плеча и спины.

По факту убийства потерпевшего А.

Из показаний осужденных Коробкина и Кукина усматривается, что 13 марта 2009 года они встретились и стали прогуливаться, имею намерение напасть на лицо неславянской национальности. Встретив потерпевшего, они по команде Коробкина напали на него. Коробкин нанес несколько ударов ножом А., а Кукин нанес удары ногой.

В ходе расследования осужденные показывали, что они знали о наличии у каждого из них оружия, которое они были намерены применить.

Свидетель Ф. показала, что видела, как потерпевшего избивали двое молодых парней.

По заключению судебно-медицинского эксперта смерть А. наступила от острой кровопотери, вызванной колото-резаными ранами шеи и грудной клетки.

По факту покушения на убийство Г.

Осужденные Кукин и Коробкин показали, что они по договоренности напали на потерпевшего, поскольку он был не славянин. Коробкин несколько раз ударил ножом потерпевшего в спину, Г. вырвался и с криками о помощи убежал.

В ходе расследования Кукин показал, что знал о наличии ножа у Коробкина.

Потерпевший Г. показал, что на него напали двое парней. При этом один из них несколько раз ударил его ножом, а второй вырвал у него из рук пакеты с продуктами.

Опасаясь за свою жизнь, он оттолкнул нападавших и убежал.

Согласно акту судебно-медицинской экспертизы у Г. имелись колото-резаные ранения грудной клетки с обеих сторон, правого плеча и предплечья.

По факту покушения на убийство потерпевшего М.

Осужденные Коробкин и Кукин показали, что они по предварительному сговору напали на потерпевшего, как они определили, ... Коробкин несколько раз ударил М. ножом, а Кукин несколько раз ударил его ногами. Поскольку потерпевший стал звать на помощь, они убежали.

В ходе расследования Кукин подтвердил, что знал перед нападением о наличии ножа у Коробкина.

Потерпевший М. показал, что на него напали два парня. Один из них нанес несколько ударов в спину. Он стал звать на помощь и парни убежали.

По заключению судебно-медицинского эксперта у потерпевшего имелись две раны в области задней поверхности грудной клетки, повлекшие тяжкий вред здоровью.

По факту покушения на умышленное уничтожение имущества П. 27 апреля 2009 года.

Осужденные Коробкин и Кукин показали, что они решили поджечь дом, в котором проживала нерусская семья. Изготовили горючую жидкость, разлили её в бутылки.

Поздно вечером 27 апреля 2009 года они бросили приготовленные бутылки в дом потерпевшего.

Потерпевший Т. показал, что увидел горящую оконную раму. Вместе с сыном они погасили пламя.

Из акта пожарно-технической экспертизы усматривается, что непосредственной причиной возникновения пожара в доме потерпевшего явился источник открытого огня.

По факту покушения на умышленное уничтожение имущества П. 28 апреля 2009 года.

Осужденные Коробкин, Кукин, Воронов показали, что они по предварительной договоренности с целью повреждения имущества бросили каждый по бутылке с горючей жидкостью в дом П.

Потерпевший П. показал, что 28 апреля 2009 года кто-то бросил бутылку с горючей жидкостью в окно кухни.

По факту преступлений 5 мая 2009 года.

Осужденные Коробкин, Кукин, Воронов показали, что в конце апреля 2009 года они прочитали в интернете сообщение, что 5 мая 2009 года правые радикалы готовят акцию мести. Призывалось уничтожать здания милиции, совершать нападения на сотрудников милиции.

Они решили принять участие в этой акции и поджечь здание ... УВД, а также сделать надписи на здании милиции оскорбительного содержания.

Готовясь к акции, они приготовили бутылки с горючей жидкостью, купили баллончик с краской, а также химикаты, из которых Коробкин изготовил взрывное устройство.

5 мая 2009 года они, распределив роли, пришли к зданию ... УВД, где Коробкин бросил под автомашину взрывное устройство, а Кукин и Воронов бутылки с горючей жидкостью в здания милиции. Воронов также сделал на стене здания надпись оскорбительного содержания.

Свидетели У., К., К. показали, что они услышали хлопок, похожий на взрыв и увидели пожар в зданиях УВД. Принятыми мерами пожар был ликвидирован.

Согласно акту пожарно-технической экспертизы причиной возникновения пожара в зданиях ... УВД явился внешний источник открытого огня.

По фактам изготовления, хранения и ношения взрывных устройств.

Осужденный Коробкин показал, что изготовил два взрывных устройства при подготовке к акции 5 мая 2009 года. Данные устройства хранились на даче Кукина. Одно было использовано 5 мая 2009 года. Второе находилось в рюкзаке Воронова при задержании последнего.

Осужденный Кукин показал, что знал об изготовлении Коробкиным взрывного устройства, которое хранилось у него на даче.

В ходе расследования осужденный Воронин показал, что ему было известно о взрывном устройстве, находящемся в его рюкзаке.

Из акта взрыво-технической экспертизы усматривается, что предмет, обнаруженный в рюкзаке Воронина, является взрывным устройством.

Таким образом, судом установлено, что Кукин и Воронин, являясь участниками организованной группы, знали об изготовлении Коробкиным взрывных устройств, которые незаконно хранились и носились ими.

По факту незаконного хранения Коробкиным взрывчатого вещества.

Осужденный Коробкин показал, что обнаруженный у него порох он специально не хранил. Данный порох высыпался из строительных патронов.

В ходе расследования во время обыска у осужденного обнаружен сверток с порошкообразной смесью, которая по заключению эксперта является порохом, относящимся к взрывчатым веществам.

Показания Коробкина на предварительном следствии, на которые ссылается суд в приговоре, получены в присутствии адвоката и понятых, что исключает возможность оказания на осужденного какого-либо воздействия, после разъяснения ему его процессуальных прав и положения ст. 51 Конституции РФ, и являются допустимыми доказательствами.

Суд всесторонне, полно, объективно исследовал все обстоятельства дела, обоснованно признал Коробкина виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 167 ч. 1, 105 ч. 2 п.п. "ж, л", 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. "а, ж, л", 30 ч. 3 и 167 ч. 2 (преступление от 5 мая 2009 года), 223 ч. 3, 222 ч. 3, 213 ч. 2 УК РФ; Кукина - 105 ч. 2 п.п. "ж, л", 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. "а, ж, л", 30 ч. 3 и 167 ч. 2 (преступление от 5 мая 2009 года), 223 ч. 3, 222 ч. 3, 213 ч. 2 УК РФ; Воронина - ст.ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 (преступление от 28 апреля 2009 года), 30 ч. 3 и 167 ч. 2 (преступление от 5 мая 2009 года), 223 ч. 3, 222 ч. 3, 213 ч. 2 УК РФ.

Доводы кассационных жалоб об отсутствии у осужденных Коробкина и Кукина прямого умысла на убийство потерпевших А., Г., М. нельзя признать состоятельными.

Установлено, что осужденные Коробкин и Кукин, являясь членами организованной группы, по предварительному сговору нападали на потерпевших. При этом, как обоснованно признал вывод суд, они имели договоренность о применении ножа. В ходе нападений Коробкиным были нанесены потерпевшим неоднократные удары ножом в места расположения жизненно важных органов. В результате А. был убит, а потерпевшим А., Г., М. причинены телесные повреждения различной тяжести. И только активное противодействие потерпевших, не позволило осужденным довести до конца преступления в отношении А., Г., М.

Необоснованными также являются доводы жалоб о том, что осужденные не имели намерения уничтожить имущество П. и ... УВД.

Судом установлено, что осужденные изготовили зажигательную смесь, обладающую свойством быстрого воспламенения и способную создавать высокотемпературный очаг с длительным горением. Бутылки с данной смесью осужденные в ночное время пытались забросить в помещения через оконные проемы, и только активные действия, находящихся в помещениях людей, которые смогли затушить пламя, не позволили довести преступные намерения осужденных до конца.

Вместе с тем, доводы кассационных жалоб и представления о неправильной квалификации некоторых действий осужденный, являются обоснованными.

Так, статья 282-1 УК РФ предусматривает ответственность за создание экстремистского сообщества или участие в нем.

Признаками экстремистского сообщества являются его организованность, включающая в себя совокупность таких элементов, как наличие устава, руководителя, наличие определенной структуры, символики, дисциплины, системы мер воздействия на её нарушителей.

Как видно из материалов уголовного дела, созданная Коробкиным группа, хотя и объединяла лиц, разделяющих идеи неформального движения "Скинхеды", признаками экстремистского сообщества не обладала.

При таких обстоятельствах приговор в части осуждения Коробкина по ст. 282-1 ч. 1 УК РФ, Кукина и Воронина по ст. 282-1 ч. 2 УК РФ подлежит отмене, а дело прекращению производством за отсутствием в их действиях состава данных преступлений.

Вместе с тем, созданная Коробкиным группа характеризуется устойчивостью. В неё объединились лица для совершения преступлений. Участники группы планировали и готовили преступления, имело место распределение ролей, наличествовали элементы конспирации.

Все это свидетельствует о том, что Коробкин создал организованную группу, а Кукин и Воронин являлись её участниками.

Из приговора суда усматривается, что Коробкин и Кукин, руководствуясь мотивом национальной ненависти, совершили 27 и 28 апреля 2009 года два покушения на уничтожение имущества потерпевших П., М., Н. Действия осужденных по каждому из фактов преступлений квалифицированы по ст.ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ.

Однако, принимая во внимание, что осужденные, совершая поджоги 27 и 28 апреля 2009 года, преследовали единую цель, уничтожение имущества потерпевших, следует согласиться с доводами кассационного представления о том, что имело место продолжаемое преступление, и действия осужденных по фактам этих поджогов следует квалифицировать по ст.ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ.

Как следует из приговора, у осужденных в конце апреля 2009 года по мотивам ненависти в отношении социальной группы - сотрудников милиции, возник умысел на уничтожение путем поджога двух зданий УВД ... а также умысел на совершение хулиганских действий и акта вандализма.

Около 2 часов 30 минут 5 мая 2009 года у здания УВД Коробкин бросил под автомашину взрывное устройство, а Кукин и Воронин бросили бутылки с зажигательной жидкостью в здания УВД. Кроме этого Воронин на участке стены здания УВД, оскверняя его, сделал надпись ...

По смыслу ст. 214 УК РФ осквернение выражается действиями, приводящими к обезображиванию пользующихся общественным вниманием зданий и сооружений.

Суд сделал вывод, что Воронин, нанеся на участке стены здания УВД надпись, осквернил его.

Вместе с тем в приговоре не приведены доводы, на основании которых суд сделал вывод о том, что нанесенная осужденным надпись привела к обезображиванию здания.

При таких обстоятельствах приговор в части осуждения Коробкина, Кукина, Воронина по ст. 214 ч. 2 УК РФ подлежит отмене, а дело прекращению производством в виду отсутствия в их действиях состава данного преступления.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется.

Доводы жалобы Коробкина о нарушении уголовно-процессуального закона при расследовании уголовного дела, несостоятельны.

Как следует из протокола ознакомления обвиняемого с постановлением о назначении судебно-психиатрической экспертизы, Коробкину были разъяснены права, предусмотренные частью первой статьи 198 УПК РФ. Каких-либо заявлений от осужденного не поступило.

Из материалов уголовного дела усматривается, что следователь каждый раз в письменной форме уведомлял Коробкина о продлении срока расследования.

При назначении наказания Коробкину, Кукину, Воронину Судебная коллегия, в соответствии с требованиями закона, учитывает содеянное, данные о личности осужденных и все обстоятельства дела.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Нижегородского областного суда от 28 апреля 2010 года в части осуждения Коробкина Д.А. по ст.ст. 282-1 ч. 1, 214 ч. 2 УК РФ; Кукина Л.В., Воронина Е.И. по ст.ст. 282-1 ч. 2, 214 ч. 2 УК РФ отменить и дело производством прекратить в связи с отсутствием в их действиях составов этих преступлений.

Действия Коробкина А.Д., Кукина А.В. по фактам покушения на умышленное уничтожение имущества потерпевших П., М., Н. (27 и 28 апреля 2009 года), квалифицированные по ст.ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ, ст.ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ, квалифицировать ст.ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ, по которой назначить по 2 (два) года лишения свободы каждому.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ Коробкину Д.А. по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 167 ч. 1, 105 ч. 2 п.п. "ж, л", 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. "а, ж, л", 30 ч. 3 и 167 ч. 2 (преступление от 27 и 28 апреля 2009 года), 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ (преступление от 5 мая 2009 года), 223 ч. 3, 222 ч. 3, 222 ч. 1, 213 ч. 2 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить 19 (девятнадцать) лет лишения свободы; Кукину А.В. по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, л", 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. "а, ж, л", 30 ч. 3 и 167 ч. 2 (преступление от 27 и 28 апреля 2009 года), 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ (преступление от 5 мая 2009 года), 223 ч. 3, 222 ч. 3, 213 ч. 2 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить 17 (семнадцать) лет лишения свободы; Воронину Е.И. по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 (преступление от 28 апреля 2009 года), 30 ч. 3 и 167 ч. 2 (преступление от 5 мая 2009 года), 223 ч. 3, 222 ч. 3, 213 ч. 2 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить 5 (пять) лет 1 месяц лишения свободы.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы и кассационное представление - без удовлетворения.


Председательствующий

Журавлев В.А.


Судьи

Колышницын А.С.



Талдыкина Т.Т.


СК по уголовным делам ВС РФ не согласилась с выводами нижестоящего суда о том, что деяния осужденных должны квалифицироваться, в т. ч., как вандализм и организация экстремистского сообщества.

При этом Коллегия пояснила следующее.

УК РФ предусматривает ответственность за создание экстремистского сообщества или участие в нем.

Признаком такого сообщества является его организованность. Она включает в себя совокупность таких элементов, как наличие устава, руководителя, определенной структуры, символики, дисциплины, системы мер воздействия на ее нарушителей.

В рассматриваемом случае созданная группа хотя и объединяла лиц, разделяющих идеи неформального движения "Скинхеды", перечисленными признаками не обладала.

Кроме того, по материалам дела один из осужденных нанес надпись на стену здания УВД (содержание которой не было установлено).

Нижестоящий суд пришел к выводу, что данное деяние должно квалифицироваться как вандализм (осквернение зданий или иных сооружений, порча имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах).

Между тем, как указала Коллегия, по смыслу УК РФ осквернение выражается действиями, приводящими к обезображиванию пользующихся общественным вниманием зданий и сооружений.

В данном деле нижестоящий суд не обосновал свой вывод о том, что спорная надпись привела к обезображиванию указанного здания.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 августа 2010 г. N 9-О10-40


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение